Сара Маас.

Королевство пепла. Союзники и противники. Боги и Врата



скачать книгу бесплатно

– Что за птицы? – спросил Рован, прислоняясь к высоченной сосне.

– В основном хищные, – ответил Гарель. Стало быть, опытные, хорошо обученные солдаты. Они всегда были непревзойденными дозорными. – Из твоего клана никого не заметил.

Одно из двух: или все воины его клана отправились с армадой и теперь находились в Террасене, либо Маэва расправилась с ними.

Рован почесал подбородок.

– Западная часть лагерного кольца тоже тщательно охраняется, – сказал он. – Как-никак равнины. Северная охраняется меньше, что вполне понятно. Волки стерегут проходы, а это, считай, половина дела.

Все трое, не сговариваясь, не стали обсуждать, зачем вокруг Доранеллы собрана столь внушительная армия и куда она может отправиться. Если поражение Маэвы у эйлуэйских берегов толкнуло ее к союзу с Моратом и армия собрана для окончательного разгрома Террасена… Нет, об этом лучше сейчас не думать.

Лоркан не сводил глаз с лесистого склона холма, вслушиваясь в шелест листьев и хруст веток.

Полчаса. Он подождет еще полчаса, а затем спустится вниз.

Он заставлял себя слушать разговор Рована и Гареля, обсуждавших наилучшие места для проникновения и отхода применительно к разным участкам лагеря. Пытался участвовать в их спорах. Лоркан даже заговорил о безопасных местах входа и выхода в город, о том, как лучше прошмыгнуть под самым носом у армии. Даже не верилось, что когда-то они командовали здешней армией, обучали солдат. Об этом тоже молчали, хотя Гарель поглядывал на свои руки, покрытые узорами татуировки. Сколько еще жизней лягут вязью имен, прежде чем они осуществят задуманное? Кто падет не от вражеских ударов, а от меча своего бывшего командира?

Солнце все дальше сползало за горизонт. Лоркан вскочил на ноги и стал мерить шагами неширокую площадку.

Ожидание затягивалось. Слишком затягивалось.

Спутники Лоркана тоже умолкли. Они смотрели вниз, в сторону подножия. Ждали.

У него появилась легкая дрожь в пальцах. Лоркан сжал кулаки. Еще пять минут. Через пять минут он отправится искать Элиду… черт бы побрал эту Аэлину Галатинию и их замыслы по ее спасению.

Аэлину учили переносить пытки. А Элида… Он видел шрамы, оставшиеся от кандалов. Видел ее искалеченную ногу. Она и так достаточно настрадалась и навидалась разных ужасов. Он не позволит, чтобы кто-то…

Невдалеке хрустнули ветки под чьими-то шагами. Лоркан порывисто встал и потянулся к мечу.

Рован подхватил одной рукой топор. В другой появился кинжал. Гарель уже стоял с мечом наготове.

Но затем раздался условный свист. У Лоркана подкосились ноги. Боясь упасть, он плюхнулся на валун.

Гарель просвистел в ответ. Лоркан мысленно поблагодарил соратника. Сам он сейчас едва ли мог свистеть.

Подъем на склон дался Элиде нелегко. Она дышала ртом. Воздух успел стать прохладным, но ее щеки жарко пылали.

– Что случилось? – отрывисто спросил Рован.

Лоркан всмотрелся в лицо Элиды. Окинул взглядом ее фигуру. Она вернулась целой и невредимой, не притащив за собой вражеский хвост.

Вот только в ее глазах была тревога и неуверенность.

– Я там кое-кого встретила.


Элида думала, что сейчас распрощается с жизнью. Если ее не убьют на месте, то выдадут Маэве. Такие мысли промелькнули в ее голове при виде темноволосой красавицы.

Она мысленно пообещала, что постарается выдержать пытки и не выдаст места, где остались ее спутники, даже если ее разорвут на куски. Но если она попадет к Кэрну…

Фэйка взмахнула рукой:

– Не бойся. Я всего лишь хочу поговорить. Наедине.

Она указала на дверь под металлическим навесом. Навес был достаточно глубоким, позволяющим укрыться от посторонних глаз на земле и в небе.

Элида молча пошла за фэйкой, незаметно сунув руку в карман, где у нее был припрятан нож. Темноволосая красавица явилась безоружной (или умело прятала оружие). Шла она неторопливо и уверенно.

Когда они оказались под навесом, женщина опять вскинула руку. Между пальцами плясало золотистое пламя. Элида отпрянула, но огонь исчез так же быстро, как и появился.

– Мое имя Эссара, – почти шепотом сообщила фэйская красавица. – Я – друг твоих друзей. Во всяком случае, я так думаю.

Элида молчала.

– Кэрн – чудовище, – сказала Эссара, встав рядом с Элидой. – Держись от него подальше.

– Мне нужно его найти.

– Ты неплохо сыграла роль его покинутой любовницы. Получается, ты кое-что знаешь о нем и о том, чем он занимается.

– Если ты знаешь, где он, пожалуйста, скажи! – Просьба Элиды прозвучала почти как мольба.

Эссара окинула ее цепким взглядом:

– Вплоть до вчерашнего дня он был в городе. Потом отправился в восточный лагерь. – Она махнула за спину. – И сейчас он там.

– Откуда ты знаешь?

– Оттуда, что его не видели ни в одном из лучших заведений города, где он имеет привычку проматывать денежки и издеваться над посетителями. А денег у него предостаточно. Маэва щедро заплатила ему за принесение кровной клятвы.

Элида растерянно моргнула. После битвы у берегов Эйлуэ она надеялась, что и в королевстве Маэвы не все фэйцы обожают свою королеву, но с такой откровенной неприязнью сталкивалась впервые…

– Видела женщину в доспехах? Это моя сестра. Она служит в армии. Не далее как сегодня утром она видела Кэрна в лагере. Ухмылялся, словно кот, стянувший мясо.

– А почему я должна тебе верить? – спросила Элида, удивляясь своей смелости.

– Потому что ты явилась сюда в рубашке Лоркана и плаще Рована Боярышника. Не веришь мне, скажи им, от кого ты это узнала. Они поверят. – Увидев недоверчиво наклоненную голову Элиды, Эссара добавила: – Когда-то мы с Лорканом были близки.

На Эрилее бушевала война. Элида и ее спутники проехали сотни лиг, разыскивая Аэлину. Она столько всего повидала, но от слов Эссары у нее вдруг свело живот. Возлюбленная Лоркана. Эта красавица с томным, вкрадчивым голосом когда-то была близка с Лорканом.

– Мне пора, а то меня хватятся. Расскажи своим обо мне, передай мои слова. Если они ищут Кэрна, им нужен восточный лагерь. В какой он части, не знаю.

Эссара попятилась, собираясь уйти.

– Мой тебе совет: больше не ходи по тавернам и не расспрашивай о Кэрне. Его здесь не жалуют. Даже солдаты. Есть у него и приспешники… Думаю, их внимание тебе ни к чему.

Эссара успела сделать всего шаг, как ее настиг новый вопрос Элиды:

– Куда отправилась Маэва?

Фэйка обернулась через плечо. Еще раз внимательно посмотрела на странную хромоножку. Ее глаза округлились.

– Она держит в плену Аэлину, прозванную Неистовым Огнем, – добавила Элида.

Сказав это, она замолчала. И тогда Эссара шепотом продолжила:

– Мы… словом, мы почувствовали магическую силу. – Она вернулась и схватила Элиду за руки. – Маэва уехала несколько дней назад. Куда – не знаю. Как ты понимаешь, о своих поездках она не докладывает. Поехала одна. Я часто прислуживаю ей… когда позовут. Сейчас это значения не имеет. Главное – Маэвы в городе нет. И о дне возвращения ничего не знаю.

Облегчение, испытанное Элидой, вновь обернулось слабостью в ногах. Она схватилась за стену. Значит, боги еще не отвернулись от них.

Но если Маэва увезла Аэлину с собой на сторожевой пост, где якобы находится плененный валгский принц…

Теперь уже Элида схватила Эссару за руки. Они были теплые и сухие.

– Твоя сестра знает, в какой части лагеря стоит шатер Кэрна?

Забыв, что ее ждут, Эссара передумала уходить. Они проговорили еще час, потом Эссара отлучилась и привела свою сестру Дресенду. В том же переулке наметили план действий.

Все это Элида пересказала спутникам. Выслушав ее, они погрузились в напряженное молчание.

– Ближе к рассвету, – повторила Элида. – Дресенда говорила: в это время караул там самый малочисленный. Она обещала чем-нибудь отвлечь караульных. Дресенда предупредила: не сумеем втиснуться в эту щель, другой не будет.

Рован смотрел в темноту. Восточный лагерь. Самый труднодоступный. Рассказ Гареля не мог заменить осмотра собственными глазами. А ведь нужно не только попасть в лагерь, но и обдумать, как потом оттуда выбраться.

– Дресенда не говорила, что Кэрн держит Аэлину в своем шатре, – напомнил Гарель. – Маэва вполне могла увезти Аэлину с собой.

– Мы рискуем, – сказал Рован.

И пока есть время, нужно этот риск всесторонне обдумать.

Элида покосилась на Лоркана. До сих пор он не проронил ни слова. А ведь это его бывшая возлюбленная помогала им сейчас. Возможно, Эссару направляла сама Аннеит. Или… острое фэйское обоняние учуяло запах на одежде Элиды.

– Как по-твоему, ей можно доверять? – спросила Элида, хотя знала ответ.

– Да, – мигом отозвался Лоркан. – Только непонятно, с чего она вдруг взялась нам помогать.

– С того, что Эссара – хорошая женщина, – ответил Рован и, поймав удивленный взгляд Элиды, пояснил: – Весной Эссара приезжала в Крепость Тумана. Познакомилась с Аэлиной. – Он выразительно посмотрел на Лоркана и добавил: – А тебе просила передать от нее привет.

Элида не заметила на лице Эссары ни малейших следов тоски по Лоркану. Но боги ей свидетели, эта фэйка была красивой, умной и доброй. Странно, что Лоркан не удержал такую женщину.

– Если мы собрались проникнуть в восточный лагерь, нужно спешно обдумывать наши действия и двигаться в путь, – вмешался Гарель. – Идти туда далеко.

Рован повернулся в сторону лагеря.

– Ты никак собрался лететь туда один? – насторожился Лоркан. – Тогда сполна пожнешь плоды своей дурости. – Рован сердито сверкнул зубами. На Лоркана это не подействовало. – Туда мы пойдем все вместе. И все вместе вернемся.

Элида моментально согласилась и кивнула, изрядно ошеломив Лоркана.

Рован пришел к такому же мнению. Он присел на корточки, воткнув кинжал в мшистую землю.

– Вот шатер Кэрна, – пояснил он и потянулся за шишкой. – А это южный вход в лагерь.

Подготовка началась.


Час назад Рован отделился от спутников, отправив их занимать позиции. Войдут они не все вместе. Все вместе они будут уходить.

Восточный лагерь имел несколько входов. Рован проникнет туда первым через южный вход. Гарель с Лорканом будут ждать его сигнала, прячась в лесу возле восточного входа. Лес подступает к самому лагерю, что очень кстати. Спускаться с холмов было бы труднее. Магия Рована послужит отвлекающим маневром, направив караульных к восточному входу. А уж там Гарель и Лоркан устроят им ад кромешный, целиком стянув внимание на себя. Тем временем Рован поспешит к Аэлине.

Элида будет ждать их в глубине леса. Если события примут скверный оборот – спасаться бегством.

Она возражала, но даже терпеливый Гарель напомнил ей, что она – смертная женщина, не подготовленная к сражениям. Она и так сегодня сделала… Ровану не хватало слов, чтобы поблагодарить Элиду за сведения и неожиданную союзницу.

Рован доверял Эссаре. Она никогда не любила Маэву, служа королеве по принуждению и без малейшей гордости. Но за несколько часов, остававшихся до рассвета, неожиданные случайности могли расстроить их замыслы.

Маэвы не было ни в городе, ни в лагере. Хотя бы это облегчало им задачу.

Рован прятался среди деревьев, на самой вершине крутого холма возле южного входа в лагерь. Караульные его не видели. Ветер, подчиняясь магии Рована, дул со стороны лагеря, скрывая его запах.

Лагерь находился внизу, на равнинных лугах. И там держали его Аэлину.

А если нет? Если тревога или неясное предчувствие заставили Маэву забрать Аэлину с собой и увезти в дальний гарнизон?..

Усилием воли Рован подавил нарастающую тяжесть в груди. Связующая нить молчала. Обращаясь к ней, Рован всякий раз натыкался на сумрачную дрему. Ничто не указывало на то, что Аэлина где-то поблизости.

Эссара даже не подозревала, что Аэлина у Маэвы. Об этом она узнала от Элиды. И не только она. Насколько умело Маэва спрятала пленницу?

Если Аэлины в лагере не окажется, они хотя бы найдут Кэрна и получат ответы. И предложат ему на собственной шкуре испытать вкус его зверств…

Рован отогнал эти мысли. Сейчас не время думать о расправе над Кэрном. Вот когда они встретятся, это исчадие мерзости заплатит за каждое мгновение боли, причиненной Аэлине.

Над головой ярко сияли крупные звезды. Мэла появилась только однажды, на заре. Возможно, она никакая не богиня, а всего лишь могущественное существо из иного мира. Однако Рован вознес ей молитву.

Это было на подступах к Доранелле. Тогда Рован просил Мэлу защитить Аэлину от Маэвы, дать его истинной паре силы и помощь, а главное – вывести из этого ада живой. Он просил Мэлу позволить ему остаться с Аэлиной – с единственной настоящей любовью его жизни. Богиня ответила ему лучиком восходящего солнца, но Рован почувствовал: Мэла ему улыбнулась.

Этой ночью, под холодным светом звезд, он снова обратился к богине с мольбой. Порыв ветра понес его молитву к звездам и растущей луне, освещавшей лагерь, реку и горы.

Ровану казалось, что он не просто шел по жизни, а прорубал себе путь мечом. Он уже не помнил, на скольких войнах побывал и со скольких вернулся. И невзирая на все это, вопреки гневу, отчаянию и ледяному панцирю, сковавшим его сердце, он нашел Аэлину. В каком бы направлении он ни посмотрел за столько веков, прожитых без отдыха и желания отдохнуть… все горы и моря, виденные и пройденные им… все бескрайние пространства… это была она. Аэлина. Молчаливый зов связующей нити вел его дальше, даже когда он не ощущал присутствия Аэлины.

Они прошли такой длинный путь из тьмы к свету. Он не позволит, чтобы в этом месте их дорога оборвалась.

Глава 24

Крошанки старались не замечать ни ее, ни ведьм отряда Тринадцати. Иногда шипели им вслед что-то оскорбительное, но одного взгляда Маноны и двенадцати ее соратниц хватало, чтобы обидчицы застывали со сжатыми кулаками.

Крошанки провели в лагере еще неделю, дожидаясь, пока окрепнут раненые. Столько же пробыли там и Манона с ее ведьмами, окруженные ненавистью и безразличием.

– Что это за место? – спросила Манона у Гленнис.

Старуху она нашла возле огня. Та начищала черенок метлы с позолоченными прутьями. Еще две метлы дожидались своей очереди, разложенные на плаще. Манону до сих пор удивляло, как ведьма, возглавляющая лагерь, не чурается повседневной работы.

– Это давний лагерь. Пожалуй, один из древнейших наших лагерей, – ответила старуха. Ее скрюченные пальцы летали по черенку метлы. – Здесь есть место для костра у каждого из семи Больших очагов. И не только у них.

Костровых ям было гораздо больше семи.

– Сюда мы слетелись после войны. С тех пор это место стало для наших юных ведьм местом обретения зрелости, вхождения во взрослую жизнь. Постепенно у нас сложился ритуал. Мы на несколько недель отправляем молодняк в глушь – охотиться и выживать. С собой у них только метла и нож. Пока они проходят ритуал, мы ждем их здесь.

– А тебе известен наш ритуал вхождения во взрослую жизнь? – тихо спросила Манона.

– Известен, – ответила Гленнис, лицо которой сразу изменилось. – Мы все его знаем.

Интересно, к какому очагу принадлежала крошанка, убитая Маноной в шестнадцать лет? Что сделала бабушка с сердцем, преподнесенным ей в шкатулке? Тогда Манона привезла в крепость Черноклювых не только шкатулку с сердцем. Ее трофеем стал и плащ жертвы, который она с гордостью носила.

– Когда вы отправляетесь в Эйлуэ? – спросила Манона.

– Завтра. Часть раненых вполне окрепла для дороги. Остальных придется оставить здесь.

Внутри у Маноны все сжалось, но она волевым усилием прогнала расхолаживающие мысли о сожалении и раскаянии.

– Вы полетите с нами? – спросила старуха и протянула Маноне метлу.

Прутья этой метлы были оправлены в обычное железо. Манона взяла метлу. Провела по ней пальцами. Черенок издал высокий свистящий звук. Над двумя соседними вершинами несся быстрый колючий ветер, нашептывая ей о каких-то ужасах.

Решение примкнуть к крошанкам отряд Тринадцати принял еще несколько дней назад. Раз их бывшие противницы отправляются на юг, туда же полетят и Железнозубые, даже если каждый день приближал погибель сражавшихся на севере.

– Мы полетим с вами, – сказала Манона.

Гленнис кивнула.

– Хозяйку этой метлы зовут Карсина. – Старуха указала в сторону шатров за спиной Маноны. – Она сейчас несет караул возле ваших драконов.


Дорин решил, что не нуждается в уединенном месте для упражнений. Разумное решение, если учесть полное отсутствие уединенных мест в крошанском лагере. Их не было не только внутри, но и за пределами лагеря. Там за ним в любое время дня и ночи наблюдали бы острые глаза крошанских дозорных.

И потому сейчас Дорин сидел рядом с Вастой у очага Гленнис. Рыжая ведьма почти засыпала от скуки.

– Учишься магии оборотней? – отчаянно зевая, спросила Васта. – Более пустой траты времени я не видела. – Белоснежная рука ведьмы указала на площадку для состязаний. Там ее соратницы упражняли мышцы и оттачивали навыки. – Чем здесь торчать, устроил бы поединок с Линной.

– Несколько минут назад Линна едва не выбила Эмогии зубы. Видел собственными глазами. Не знаю, вырастают ли у ведьм новые взамен выбитых. Знаешь, у меня что-то нет желания попадаться Линне под руку.

– Какой же ты после этого мужчина? – выгнула рыжую бровь Васта.

– Пока что мне мои зубы не в тягость. – Дорин вздохнул. – Я пытаюсь сосредоточиться.

Никто из ведьм, в том числе и Манона, не расспрашивал, зачем он упражняется. Около недели назад Дорин заявил, что паучиха натолкнула его на мысль. Если она на крупицах чужой магии овладела искусством оборотня, возможно, при его магических способностях, он тоже научится. Ведьмы на это лишь пожали плечами. Их больше заботило путешествие в Эйлуэ вместе с крошанками, которое могло начаться в любой день.

Дорин ничего не слышал о собирающихся в Эйлуэ военных отрядах. Как бы ни был силен Морат, воевать на два фронта всегда трудно. Если это хотя бы ненадолго отвлечет Эравана, когда Дорин будет находиться в твердыне валгского короля… Он безропотно согласился отправиться в Эйлуэ.

Дорин рассказал Маноне и Гленнис все, что знал об этом королевстве и его правителях. После падения Адарланской империи власть в Эйлуэ вернулась к родителям принцессы Нехемии и двум ее младшим братьям. Прежняя эйлуэйская армия была почти целиком уничтожена в годы адарланского владычества. Надеяться на крепкий фронт бессмысленно. Но если бы удалось собрать хоть несколько тысяч солдат и отправить на север… Его друзья получили бы пусть и скромное, но подкрепление.

Это потом. А для начала нужно уцелеть самим.

Дорин закрыл глаза. Васта умолкла. Несколько дней подряд все свободное время она просиживала рядом с королем, выискивая малейшие изменения в его внешности. Дорин пытался менять себе цвет волос, глаз и кожи.

Никаких успехов.

Его магия прикоснулась к похищенной паучихой магии оборотня. Прежде чем убить паучиху, Дорин узнал достаточно много. Теперь требовалось убедить его магию уподобиться магии оборотня. Годилась ли для этого магия стихий, которой он владел, Дорин не знал.

«Будь тем, кем пожелаешь», – говорила ему Кирена.

Получалось, он желал быть… никем.

Но Дорин не оставлял усилий. Продолжал заглядывать вглубь себя, во все укромные уголки. Нужно побольше упражняться, тогда он овладеет искусством превращения, проникнет в Морат и найдет третий Ключ. А затем принесет всего себя в жертву Замку и Вратам.

И тогда эта кровавая история окончится. Для Эравана и для него самого тоже.

Трон унаследует его младший брат Холлин. Однако и тот был зачат отцом, находившимся под властью валгского демона. Что перешло брату от этой твари? Дорин помнил брата капризным, грубым мальчишкой. Но был ли Холлин до конца человеком?

Дорину вспомнились детские выходки брата. Следом вспомнилось и другое. Это ведь не Холлин убил их отца, разгромил замок, допустил гибель Сорши.

Вопрошать Дамарис он не осмелился. Сомневался, что выдержит, если меч обнажит его глубинную суть. Вместо этого Дорин вглядывался в свою магию, способную творить пламя, воду, лед и ветер.

Однако, как бы он ни старался, как бы ни представлял себя с каштановыми волосами и бледноватой веснушчатой кожей, в его облике ничего не менялось.


Она – не посыльная, но у Маноны хватило ума понять намек и исполнить просьбу Гленнис: отнести три метлы их хозяйкам, находившимся в разных частях лагеря. Конечно, этого недостаточно, чтобы лететь с ними в Эйлуэ. Ей нужно получше узнать характер каждой крошанской ведьмы.

Астерина, все это время сидевшая по другую сторону костра, молча встала и пошла следом. В руках у нее было две метлы.

– Я и забыла, что черенки они делают из красного дерева, – сказала заместительница Маноны, разглядывая метлы. – Его резать намного легче, чем железное дерево.

Манона и сейчас чувствовала боль в руках, стоило ей вспомнить, как она выстругивала свою первую метлу из толстой ветви железного дерева, найденного в чащобе Задубелого леса. Два черенка оказались хлипкими и сломались. Третий она решила делать основательнее, с полным сознанием, что ей потом летать на этой метле. Три попытки; каждая соответствовала ипостаси Трехликой богини.

Ей тогда было тринадцать. Со дня первых месячных прошли считаные недели. В ней проснулась ведьмина сила, способная поднимать метлы в воздух и нести по небесным просторам. Этой силой было наполнено каждое движение резца, каждый удар молотка. От ведьмы требовалось не просто изготовить черенок, а вдохнуть в него свою силу.

– Где осталась твоя метла? – спросила Манона.

– Где-то в крепости Черноклювых, – пожала плечами Астерина.

Манона кивнула. Ее собственная осталась там же, поставленная в дальний угол шкафа. После исчезновения магии даже самая лучшая ведьмина метла годилась лишь для подметания полов.

– Думаю, мы не помчимся в крепость за нашими метлами, – сказала Астерина.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20