Сара Маас.

Королевство пепла. Союзники и противники. Боги и Врата



скачать книгу бесплатно

Подобно многим ее обещаниям, слова Маэвы были фальшивкой. Когда-то она вот так же наобещала Террасену немыслимые блага. А чем это кончилось?

Аэлина попыталась шевельнуться, невзирая на цепи, покалеченные руки и странное давление изнутри. Что-то давило ей на кожу, кости и голову, понемногу нарастая с каждым днем.

– Огненосица, я знаю твои мысли обо мне, – вздохнула Маэва. – И твои домыслы. Но есть сведения… правдивые сведения, которыми нельзя поделиться. Даже в обмен на Ключи.

«Что же давит изнутри?» – недоумевала Аэлина. Странное давление притупляло боль. Не обернется ли это чем-то худшим, нежели боль?

Маэва дотронулась до щеки Аэлины, скрытой под маской:

– Обетованная королева… Я хочу избавить тебя от этой жертвы, принесенной упрямой девчонкой. – Она усмехнулась. – Я бы даже позволила Ровану быть с тобой. Вы бы жили вместе, а мы с тобой занимались бы спасением этого мира.

Все слова Маэвы были ложью. Аэлина это знала, хотя не могла вспомнить, где кончалась правда и начиналась ложь. Вроде бы Рован прежде считал истинной парой другую женщину, которую потом у него отняли. Или так было не в действительности, а в кошмарном сне?

Боги, что же так давит изнутри? Нарастающее давление ощущала и ее кровь.

«Ты не поддашься».

– Даже сейчас тело подает тебе сигналы, – продолжала Маэва. – Тело требует, чтобы ты сказала «да».

Аэлина открыла глаза, и Маэва явно увидела в них замешательство, поскольку улыбнулась:

– Известно ли тебе, до чего тягостно находиться в железном ящике тем, кто обладает магической силой? Это ощущается не сразу, но через какое-то время магическая сила начинает требовать выхода. Ты уже почувствовала давление, причину которого не можешь понять. Оно и есть крик твоей магии. Твоя магия хочет, чтобы ты поскорее освободилась от цепей и сняла напряжение. Даже кровь убеждает тебя прислушаться к моим словам.

Так оно и есть. Подчинение унизительно, но возрастающее давление окажется хуже любой боли от измождения. Однажды она это прочувствовала, когда слишком глубоко погрузилась в недра своей магической силы.

Состояние, которое она ни за что не хотела бы пережить снова.

– Через несколько дней я уезжаю, – сообщила Маэва.

Аэлина замерла.

Маэва покачала головой, изображая разочарованность:

– Увы, Аэлина, я рассчитывала, что ты окажешься сговорчивее. Но у меня нет времени ждать. – Фенрис возле двери предостерегающе зарычал. Маэва даже не взглянула на него. – Мне сообщили, что наши общие враги вновь пожаловали к вендалинским берегам. Одного из них – валгского принца – удалось схватить. Нынче он содержится в нескольких днях пути отсюда, близ южной границы. При нем было несколько каменных ошейников, которые он явно намеревался надеть на моих подданных. Возможно, даже на меня.

«Нет! – мысленно выкрикнула Аэлина. – Нет…»

Маэва дотронулась до ее шеи, отмечая место, которое займет ошейник.

– Я отправлюсь за ошейником, а заодно послушаю, чт? этот прислужник Эравана расскажет о себе.

В первой войне я просто убивала валгских принцев везде, где они мне попадались, – тихо сказала она. – Нынче мне представляется более разумным подчинить их моей воле. Начну с одного, вырвав его из-под власти Эравана. Когда ошейник защелкнется на твоей шее, сделать это будет совсем несложно.

«Нет!»

Ее «нет» превратилось в заклинание, в нарастающий внутренний крик.

– Странно, как мне это раньше не пришло в голову, – задумчиво произнесла Маэва.

«Нет!»

Маэва нажала на ее искалеченную руку. Аэлина стиснула зубы, чтобы не закричать.

– Подумай об этом. А когда я вернусь, мы еще раз обсудим мое предложение. Напряжение внутри тебя будет только возрастать. Может, оно доходчивее объяснит тебе то, чего не удалось объяснить мне.

Ошейник. Маэва отправлялась за ошейником, сделанным из Камня Вэрда.

Королева повернулась, прошелестев складками черного платья, и вышла за порог. Сова, дремавшая на верхнем торце открытой двери, перелетела на плечо хозяйки.

– Пока я отсутствую, Кэрн не даст тебе скучать. Сама знаешь, придумывать развлечения он умеет.


Аэлина не знала, сколько еще пролежала на алтаре после ухода целителей. Они наполнили помещение сладковатым дурманящим дымом и вновь надели на нее железные рукавицы.

Магическая сила требовала выхода, с каждым часом все настойчивее заявляя о себе. Аэлина это чувствовала даже в своем отягощенном дурманом сне. Казалось, пока она не знала причины, можно было не обращать внимания, что тебя распирает изнутри, или попытаться как-то уменьшить давление. Теперь уже не получится.

Если Маэва наденет на нее каменный ошейник, эта забота перейдет в разряд мелочей.

Фенрис, как всегда, сидел у стены. В его глазах светилась тревога. «С тобой все в порядке?» – моргнул он.

«Нет», – дважды моргнув, ответила Аэлина.

Ее состояние было очень далеко от благополучного. Маэва дожидалась, когда давление заявит о себе и станет хуже любых издевательств Кэрна. А с ошейником, за которым Маэва отправилась сама…

Аэлина запрещала себе даже думать об этом. Рабство, откуда не вырваться, рабство, исключающее сопротивление. Зачем Маэве ломать Огненосицу, если ее можно попросту стереть? Отнять все, чем она является, вырвать силу и знания. Запереть внутри: пусть слушает собственный голос, услужливо рассказывающий о местонахождении Ключей Вэрда. Тот же голос произнесет Маэве слова клятвы на крови и заявит о полном подчинении.

Фенрис четырежды моргнул. «Я здесь, я с тобой».

«Я здесь, я с тобой», – ответила ему Аэлина.

Ее магия бурлила, рвалась наружу, давила на легкие и кости. Аэлина не могла собрать магическую силу в какое-то одно место или успокоить.

«Ты не поддашься». Аэлина сосредоточилась на этих словах. На голосе матери.

Быть может, еще до возвращения Маэвы магия поглотит ее изнутри. Но Аэлина не знала, долго ли продержится. Какие там несколько дней, если даже час казался ей немыслимо долгим? Хотя бы чуточку ослабить напряжение…

Аэлина прогнала мысли, заползавшие в мозг. Ее не заботило, чьи они: ее собственные или Маэвы.

Фенрис неутомимо моргал, снова и снова передавая: «Я здесь, я с тобой».

Аэлина закрыла глаза, мечтая провалиться в забытье.


– Поднимайся.

Те же слова она когда-то слышала из других уст, и звучали они совсем по-другому.

Над ней стоял Кэрн, и его поганое лицо кривилось в ухмылке. Глаза дико сверкали…

Он начал отстегивать цепи. Аэлина лежала не шевелясь.

В помещение ввалились караульные. Фенрис зарычал.

У нее распирало все тело. В голове безжалостно стучал молот. Все это было хуже костоломных орудий, прицепленных к поясу Кэрна.

– Маэва приказала переправить тебя кое-куда, – объявил он, и неистовый блеск в его глазах сделался еще ярче.

Подняв Аэлину, Кэрн понес ее к ящику, но не опустил, а бросил, отчего цепи лязгнули, больно врезавшись в тело и затылок. Из глаз брызнули слезы. Аэлина собралась ударить его, но крышка шумно захлопнулась.

Аэлину окружила темнота: жаркая, тесная. Внешнее давление было сродни тому, что терзало ее изнутри.

– Морат вновь ползет к нашим берегам, а потому дожидаться возвращения Маэвы ты будешь в более надежном месте, – с издевкой объявил Кэрн.

Караульные подняли ящик, кряхтя под его тяжестью. Аэлина дернулась, закусила губу.

– Мне, конечно, ровным счетом плевать на то, что тебя ждет, когда Маэва вернется с новым ожерельем для твоей шейки. А пока… Она велела не давать тебе скучать. Я не подведу свою королеву. Как-никак это наши последние денечки приятных развлечений, пока внутри тебя не появится новый дружок.

От ужаса у Аэлины свело живот, и это немного ослабило давление.

Когда-то она учила молодую целительницу обороняться, втолковывая той главное правило: не допускать, чтобы тебя силой или хитростью увлекли в другое место. В обычных схватках это означало, что нападавшие решили тебя убить и нужно дать им последний бой.

Но тогда речь шла всего лишь о пьяных наемниках. А тут, когда для тебя везут каменный ошейник и с каждым днем он все ближе и ближе к твоей шее…

Одно было ей понятно: Кэрн ее не убьет, поскольку Маэве она нужна живой.

Аэлина сосредоточилась на дыхании. Вдох-выдох, вдох-выдох… Однако страх не проходил; липкий и одновременно острый. И дрожь дыхание не унимало.

– Фенрис, ты отправишься с нами, – со смехом объявил Кэрн.

Аэлину качало в ящике. Караульные несли ее вверх по лестнице.

– С моей стороны было бы несправедливо лишать тебя такого удовольствия, – тем же тоном добавил палач.

Глава 21

Королевство, о красоте которого ходили легенды, и величественный город назывались одинаково – Доранелла. Туда вело множество дорог, проторенных и тайных, больше похожих на тропы. Рован знал их все.

Гарель с Лорканом их тоже знали. Накануне они продали лошадей. Правильнее сказать, обменяли на более нужные вещи, поручив это дело Элиде. Дальше передвигаться верхом становилось опасно. Фэйские воины были слишком заметны; их выдавали если не лица, то ореол магической силы. Окружающие сразу бы поняли, кто они такие.

В отличие от северной границы с Вендалином, южные дороги в королевство не охранялись дикими волками. Однако Рован и его спутники предпочитали не рисковать и старались двигаться полузабытыми тропами, ведущими на север.

Когда до внешних границ города оставалось несколько дней пути, они устроили западню для Маэвы. Выбрали приманку, за которой королева явится сама: каменные ошейники.

Аэлина продолжала сопротивляться. Рован это знал и чувствовал. Скорее всего, упрямство Аэлины бесило Маэву. А потому королева поддастся искушению завладеть ошейниками и надеть один на пленницу. Маэва самонадеянно полагала, что сумеет управлять демоном, обитавшим в ошейнике, и выведет его из-под власти Эравана… Приманка была слишком соблазнительной, она непременно клюнет.

Начали со слухов, которые Элида умело распространяла в тавернах, на рынках и во всех прочих местах, где, по мнению Рована, шпионы Маэвы точно их услышат. Некий фэйский гарнизон якобы захватил валгского принца. При нем нашли странные обручи из черного камня, чем-то похожие на ожерелья. Где гарнизон находится? Называлось местечко далеко от столицы. Взять их мог любой, кто туда доберется.

Рован не стал тревожить богов и молить, чтобы Маэва клюнула на приманку и отправилась сама, а не послала бы своих шпионов забрать «ожерелья» или подтвердить их существование. Затея эта могла провалиться, но ничего другого Рован придумать не мог.

И когда наконец они поднялись на крутые южные холмы, откуда открывался вид на город, окутанный ночным туманом, сердце Рована громко забилось. Маскироваться так, как Маэва, ни он, ни его соратники не умели, однако у них было преимущество: разрыв кровной клятвы. Это позволит им оставаться незамеченными. Только не стоит забывать: у королевы глаза и уши повсюду, а сетью доносчиков опутан весь континент.

Подъем на вершину утомил всех. Последнюю часть одолевали чуть ли не ползком. В столицу вели и другие дороги, но лишь отсюда город и окрестности были видны как на ладони. Рован не отважился обернуться ястребом и разведать обстановку с воздуха. Бдительные караульные сразу бы заметили белохвостую птицу и догадались, кто перед ними.

До вершины оставалось не более тридцати локтей. Рован карабкался первым.

Она была здесь. Все это время Аэлина находилась здесь. Если бы они сразу отправились прямо в Доранеллу… Рован запретил себе подобные мысли, особенно на вершине.

Здания Доранеллы были выстроены преимущественно из серого камня, однако свет лунного серпа делал их белыми, а реки и водопады набрасывали туманный покров. Зрелище восхитило тяжело дышащую Элиду.

– Я думала, этот город вроде Мората, – призналась она.

Величественный город, безмятежно раскинувшийся среди больших и малых рек. Невзирая на поздний час, на его улицах светились фонари, а кое-где на площадях еще играла музыка. Рован знал, что так будет. В Доранелле ничего не менялось.

Родной город. Или был таковым до недавнего времени. Но остались ли жители Доранеллы согражданами Рована после его женитьбы на чужеземной королеве? В сражении близ эйлуэйских берегов от его рук и магии погибло столько их родных и друзей. Он знал: в городе слишком много окон, с чьих подоконников свисают траурные флаги, и потому старался не всматриваться в знакомые улицы.

И Лоркан с Гарелем тоже не всматривались и не пересчитывали траурные полотнища. Кого-то из погибших они знали не один век, жили рядом. Называли своими друзьями.

А известно ли жителям Доранеллы, кого Маэва вот уже который месяц держит в плену? Им слышны крики Аэлины?

– Дворец вон там, – пояснил Элиде Гарель.

Его рука указывала на восточную часть города, где с громадным водопадом соседствовали красивые здания, увенчанные куполами.

Дворцом Маэвы было центральное здание с колоннами вдоль фасада. Фэйцы узнавали окна личных покоев королевы и их собственных, теперь уже бывших. В той части не светилось ни одно окно.

– Темные окна еще не подтверждение, – сказал Лоркан. – Мы не знаем, покинула ли Маэва дворец и там ли находится Аэлина.

Рован вслушивался в ветер, ловил приносимые запахи, однако ничего не чувствовал.

– Единственный способ убедиться – войти в город.

– А попасть туда можно только по мостам? – спросила Элида, поглядывая на одинаковые мосты в северной и южной частях Доранеллы, видимые издалека.

– Да, – сдержанно ответил Лоркан.

Эту реку не переплывешь – слишком она широкая и бурная. Ни о каких других путях Рован не знал.

– Нужно искать не только в городе, но и вокруг, – высказал свое мнение Лоркан.

Город находился в самом сердце равнины. К северу тянулась цепь лесистых холмов, сменяющихся высокой стеной Камбрианских гор. Земли к западу занимали поля, деревни, хутора, а если двигаться дальше, окажешься на морском берегу. На восток, за водопадом, после лугов начинались древние леса и тоже горы.

Его, Рована, горы. И то место было когда-то для него родным. Там стоял их дом… пока не сгорел. Там он похоронил Лирию и думал, что когда-нибудь и сам ляжет в ту землю.

– Нам нужно продумать путь возвращения, – сказал Рован, хотя уже думал об этом.

Надо заранее решить, куда бежать потом. Маэва отправит в погоню свои лучшие силы.

Когда-то в число лучших сил королевы входил и он. Его отправляли на поиски и уничтожение фэйцев, жестокость которых становилась невыносимой даже для Маэвы. Он искал беглецов и бродяг, не желавших подчиняться никаким законам. Маэва отправит в погоню тех, кого Рован сам когда-то обучал, рассказывая о тайных тропах и местах, где чаще всего прячутся беглецы.

Он и представить не мог, что однажды все это обернется против него.

– Нам понадобится день на разведку, – снова нарушил молчание Лоркан.

– День – это слишком много, – возразил Рован, холодно поглядев на него.

Аэлина находилась где-то здесь, в пределах Доранеллы. Рован это знал. Чувствовал. Два дня подряд он погружался в свою магическую силу, готовясь к освобождению Аэлины, расправе над Маэвой и последующему бегству. И держать силу, готовую сорваться с поводка, в холодных тисках воли было не так-то просто.

– Действуя очертя голову, мы Аэлину не спасем. А вот за поспешность заплатим дорого. И она, кстати, тоже.

Как и у Рована, у его бывшего командира самообладание находилось на грани. Даже спокойный и невозмутимый Гарель ходил взад-вперед. Запасы магической силы у всех троих были изрядно вычерпаны. Того и гляди уткнешься в дно.

Однако Лоркан был прав. Поменяйся они местами, Рован сказал бы те же слова.

На склоне, спускавшемся в сторону города, Гарель заприметил каменистую площадку.

– Глядите, какое удобное местечко, – сказал он спутникам. – Будто специально для нас. Нависающая скала защитит от посторонних глаз. Устроим привал, отдохнем, а завтра спокойно все обдумаем.

Замысел показался Ровану отвратительным. Ложиться спать, когда Аэлина совсем рядом. Его слух напрягся, будто среди шума ветра ему удавалось различить ее крики. Однако спорить он не стал, коротко бросив:

– Согласен.

Рован обошелся без предупреждения, что костер разводить опасно. Воздух был прохладным, но не холодным. За ночь они не окоченеют.

Рован шагнул вниз и протянул руку Элиде, помогая обогнуть опасное место. Она протянула свою. Пальцы у нее дрожали. Но стойкости этой хромой девчонке было не занимать. За все дни она ни разу не пожаловалась и ни от чего не отказалась.

Рован спустился еще немного и снова повернулся к ней:

– Тебе необязательно идти в город. Мы наметим путь отхода, и ты нас там встретишь.

Элида не отвечала. Рован поднял глаза. Она смотрела не на него. На город. Элиде было страшно, о чем красноречиво говорил ее запах.

К ней подскочил Лоркан, положил руку на плечо, спросил:

– Ты чего?

Рован обернулся в сторону города и понял. Склон холма был границей.

Не границей города. Границей иллюзии, что завтра они незаметно обследуют подступы к Доранелле. Казалось, туман намеренно поредел, позволив увидеть то, что скрывал от них на вершине холма. Со всех сторон, даже с востока город окружала…

Армия. Подступы к городу превратились в сплошной военный лагерь.

– Маэва стянула сюда почти всю свою армию, – выдохнул Гарель, отводя с лица волосы, которыми играл ветер.

Рован стал считать солдатские костры. В темноте их скопище напоминало небо в звездах. Он не помнил, чтобы Маэва собирала столь многочисленную армию. Самые тяжелые войны он и его соратники вели куда меньшими силами.

Аэлина могла сейчас находиться где угодно – в гуще лагерей или в городе.

Нужно действовать умно и смекалисто. И если Маэва не заглотнула их приманку…

– Она собрала армию, чтобы мы не проникли в город? – спросила Элида.

Лоркан посмотрел на Рована. В его темных глазах застыло предостережение.

– Или чтобы удержать Аэлину в плену.

Рован приглядывался к цепи лагерей. Интересно, какие мысли бродят в головах жителей Доранеллы при виде такой громады? Они привыкли видеть городскую стражу. Армейских казарм в городе не было, и военных парадов Маэва не устраивала.

– В городе у нас есть союзники, – напомнил Гарель. – Попробуем связаться с ними и узнать, где сейчас Маэва и зачем она собрала под стены Доранеллы такую армию. Может, что-то и про Аэлину узнаем.

Эллис – дядя Рована и глава клана Боярышника – не поплыл с армадой Маэвы, а остался в городе. Характер у него тяжелый, зато он умен и верен. Когда-то он лепил из Энды копию себя, превращая того в сообразительного придворного. Но Эллис обучал и Рована, давал ему первые уроки владения мечом. Он вырос в дядином доме и не знал другого, пока у них с Лирией не появился свой, в горах. Вот только кому верен Эллис сейчас: Маэве или своему клану, учитывая, что Дом боярышника запятнал себя предательством во время сражения близ Эйлуэ?

Не исключено, что дядя мертв. Маэва могла наказать Эллиса за всю родню, которую Ровану удалось склонить на свою сторону. Возможно и другое. Стремясь вернуть благосклонность Маэвы после кланового предательства, он продаст Рована и остальных раньше, чем они отыщут Аэлину.

Остальных союзников можно было пересчитать по пальцам…

– Маэва способна проникать в чужой разум, – сказал Рован. – Возможно, она разузнала, кто у нас в союзниках. Появись мы там, ей сразу станет об этом известно. – Он сжал эфес Златинца. Теплый металл действовал успокаивающе. – Нельзя рисковать самим и ставить под удар союзников.

Лоркан что-то пробурчал, соглашаясь с Рованом.

– Зато Маэва не знает меня, – сказала Элида. – Или почти не знает. Про остальных там и говорить нечего, особенно если я изменю внешность. Как было, когда я разносила слухи про валгского принца. Завтра я попытаюсь войти в город и что-нибудь разузнать.

– Нет.

Ответ Лоркана был как удар ножа в темноте. Только Элида ничуть не смутилась и холодно напомнила ему:

– Ты мне не командир и не входишь в число придворных моей королевы.

Она повернулась к Ровану, имевшему самое прямое отношение ко двору Аэлины. Рован едва не вздрогнул, хотя его положение при дворе было гораздо выше, чем у Элиды. В отсутствие Аэлины все решения принимал он. Он добровольно взвалил на себя эту ношу.

– Элида ничего не знает в этом городе, – прошипел Лоркан. – И с караульными говорить не умеет.

– Тогда мы ее поучим, – вмешался Гарель. – Время еще есть. Научим всему, что знаем сами.

– Если Маэва осталась в Доранелле, она сразу учует Элиду, – оскалился Лоркан.

– Не учует, – возразила Элида.

– Нашла же она тебя на берегу.

– Завтра я иду в город, – вскинув голову, упрямо заявила Элида.

– И с чего ты там начнешь? Будешь спрашивать, не встречалась ли кому Аэлина Галатиния гуляющей по городу? Или спросишь, нельзя ли заглянуть к Маэве на ужин?

Колкости так и сыпались из уст Лоркана. И вновь Элида не смутилась:

– Я спрошу про Кэрна.

Фэйцы умолкли. Рован сомневался, не послышалось ли ему. Элида спокойно отнеслась к их недоумению.

– Думаю, в здешних краях молодая смертная женщина может расспрашивать о фэйском мужчине, который ее обманул и бросил.

Лицо Лоркана стало того же цвета, что и серп луны.

– Мы проведем разведку. Найдем другие способы…

– Стоит найти Кэрна – и мы найдем Аэлину, а заодно узнаем, в городе ли Маэва, – сказала Элида, обращаясь только к Ровану.

В ее глазах больше не было страха. И в запахе – ни капли.

Рован молча кивнул. Лоркан сжался, процедив сквозь зубы:

– Удачной охоты, госпожа Лошэн.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20