Сара Маас.

Королевство пепла. Союзники и противники. Боги и Врата



скачать книгу бесплатно

– Лучше бы ты вместо него встретилась с моей матерью, – тихо сказал жене Шаол.

Неистовый блеск в глазах Ирианы стал мягче.

– Я тоже жалею, – призналась она. – Честно говоря, я была удивлена, что твой отец все же позаботился о жене и младшем сыне и при первых признаках угрозы отправил их в безопасное место.

– Только не считай это заботой. Они для него – такое же имущество. Не удивлюсь, если вместе с матерью и Террином он отослал и значительную часть своих сокровищ.

Услышав про сокровища, Ириана недоверчиво оглядела убогую комнату.

– Крепость крепостью, а Аньель считается одним из богатейших мест Адарлана. – Шаол поцеловал пальцы Ирианы, затем кольцо. – Катакомбы забиты ценностями – золото, драгоценные камни, доспехи. Ходят легенды, что там спрятано достояние целого королевства.

Ириана удивленно хмыкнула, однако тут же заговорила о своем:

– Надо было попросить Сартака и Несарину привезти сюда не пятьдесят целительниц, а больше.

Перед отлетом решили, что Хазифа останется с пехотинцами и конниками, а ее заместительница Эреция полетит сюда, взяв под свое командование полсотни целительниц, в число которых входила и Ириана.

– Будем довольствоваться тем, что есть. Сомневаюсь, что в Аньеле найдется хотя бы одна целительница, обладающая магическими способностями.

У Ирианы дрогнуло горло.

– Продержится ли эта крепость до подхода нашей армии? Посмотришь – она и натиска зимы не выдержит, не то что вражескую осаду.

– Враги, когда увидят ее, тоже решат, что она вот-вот обвалится. Но крепость стоит более тысячи лет. Она выдержала натиск второй армии Эравана, хотя от Аньеля тогда остались сплошные развалины. Выдержит и третью войну с ним.

– А куда переместят людей? В горах полным-полно снега.

– Там есть перевалы. Небезопасные, конечно. Но через них можно выбраться в Западный край. Это при условии, что беженцы будут держаться вместе и возьмут достаточно припасов.

Шаол мысленно перебрал другие варианты. Идти на север от Аньеля означало угодить в смертельную ловушку, поскольку в Ферианской впадине хозяйничали ведьмы. Путь на юг привел бы беженцев прямиком в Морат, а идя на восток, они столкнулись бы с той самой армией, от которой пытались спастись.

– Можно бы укрыться в Задубелом лесу, на границе с Белоклычьими горами, – сказал Шаол и тут же покачал головой. – В такое время года все направления по-своему опасны.

– Многие не выдержат дороги, – вздохнула Ириана.

– Но уж лучше брести по горным перевалам, чем остаться здесь.

Пусть Шаол не был правителем Аньеля, грядущая участь горожан тревожила и его. Вроде бы чужие люди, но они не раз оказывались гораздо добрее родного отца.

– Я позабочусь, чтобы вместе с беженцами отец отправил солдат, которые уже староваты для сражений, зато помнят пути через горы.

– Пусть я всего лишь простолюдинка… – начала Ириана; Шаол невольно усмехнулся. – Но меня заботит судьба тех, кто решил остаться в крепости.

Пока мы ждем подхода наших сил, я могла бы проследить за их размещением. Сделать так, чтобы никто не голодал. Возможно, среди них найдутся целители. Нам бы очень пригодились травы и иные снадобья, которые у них есть. Мы бы заранее приготовили бинты.

Шаол кивнул. Грудь до боли распирала гордость за жену. Настоящая аристократка, если не по происхождению, то по благородству характера. Его жена была в большей степени знатной дамой, чем все, кто встречался ему в стеклянном замке и иных местах.

– Тогда, дорогой муж, начнем готовиться к войне, – сказала Ириана.

Она больше не улыбалась. Глаза наполнились печалью. Была там и крупица страха. Не за себя, а за то, что им предстоит увидеть и пережить в ближайшие дни. Чувствуя ее состояние, Шаол подхватил Ириану и уложил на кровать.

– Война подождет до утра, – сказал он, прижимаясь губами к ее губам.


Рукки добрались до Аньеля рано утром. Казалось, они выпархивали прямо из неяркого солнца, наполняя небеса громким хлопаньем крыльев и шелестом перьев. Их появление не осталось незамеченным, и люди возбужденно кричали, впервые увидев таких громадных птиц. Как-то они закричат, когда к городу подойдет вражеская армия?

Рукки опускались на равнину между южной стеной крепости и озером. Равнина изобиловала горячими источниками и ежегодно страдала от наводнений. Там никто не жил, за исключением нескольких упрямцев, пытавшихся что-то выращивать на каменистой почве.

В очень давние времена равнина была частью озерного дна, но потом на пути Западного водопада, низвергающегося с Белоклычьих гор, возвели плотину. Ревущая вода превратилась в журчащую, продолжая питать озеро. Веками предки Шаола спорили: а не сломать ли им плотину и не пустить ли неистовую реку по прежнему руслу? Древних кузниц давно уже не было, а сменившие их водяные мельницы можно спокойно перенести на другое место.

Сломать – дело нехитрое. Только кто потом обуздает разлившуюся реку? Последствия оказались бы чудовищными: равнину затопило бы в считаные минуты, а с нею под воду ушла бы и часть города. Мощная волна хлынула бы с гор и понеслась к Задубелому лесу, сметая все на своем пути. Затопленными оказались бы и нижние этажи Эстфольской крепости.

Поспорив в очередной раз, предки соглашались: плотину ломать нельзя. И потому она продолжала стоять, уберегая травянистую равнину от затопления.

Рукки опускались аккуратными рядами. Шаол и Ириана наблюдали за ними с парапета. Караульные, покинув посты, тоже глазели на диковинных птиц. Руккины тут же принялись сооружать лагерь из своей походной поклажи. Позже они переместят в крепость прилетевших целительниц, хотя часть останется в лагере до подхода моратского легиона.

Над парапетами крепости появились два темных птичьих силуэта. Караульные поспешили вернуться на свои места. Несарина и Сартак сошли на край стены. Вместе с их рукками опустился небольшой сокол. Вернее, Фалкан Эннар в обличье сокола.

Несарина легко выпрыгнула из седла. Лицо ее было мрачным, как владения Хелласа.

– Моратская армия в трех днях пути отсюда, – выдохнула она. – Самое большее – в четырех.

Подошел Сартак. Крылатых коней, в отличие от их четвероногих собратьев, не требовалось привязывать.

– Мы летели на большой высоте, но Фалкан опускался ниже.

Оборотень жался к Сальхи, не торопясь превращаться в человека.

– Что вы видели? – спросила Ириана.

Несарина лишь покачала головой. Ее смуглое, с золотистым отливом лицо было совсем бледным.

– В основном валгов и людей. Но зрелище все равно жуткое.

Шаол удержался, чтобы не поморщиться:

– А ведьмы?

– Никого похожего, – ответил Сартак, приглаживая растрепавшиеся волосы. – Возможно, ведьмы сидят в Ферианской впадине и дожидаются подхода армии.

– Будем молить богов, чтобы это было не так, – сказала Ириана, глядя на равнину, где расположились рукки.

Тысяча рукков. Настоящий подарок богов. Но сейчас, когда эти могучие птицы собрались на равнине…

Вихрь сражения может смести даже их.

Глава 20

– А знаешь ли ты историю о королеве, которая путешествовала между мирами?

Аэлина покачала головой. Она сидела в древней долине, на ковре из пушистого мха, поглаживая стебли мелких белых цветов, что росли вокруг. Кроны высоких дубов сплетались в зеленую решетку, сквозь которую подмигивали звездочки, словно запутавшиеся в ветвях. Полная луна ярко освещала долину и окрестный лес. В теплом летнем воздухе слышалось негромкое, удивительно мелодичное пение.

– Это печальная история, – сказала ее тетка, чуть приподняв уголок рта. Губы тетка красила в ярко-красный цвет. Сейчас она откинулась на спинку каменного кресла, вырезанного в толще гранитного валуна. Обычное место, где у них проходили уроки, больше похожие на долгие мирные беседы. Эти беседы затягивались далеко за полночь, благо здешние края не знали ночного холода. – Печальная и старая, – добавила тетка.

– Не кажется ли тебе, что я уже достаточно взрослая для таких сказок? – спросила Аэлина.

Всего три дня назад ей исполнилось двадцать. День рождения праздновали в другом месте, неподалеку отсюда. Казалось, половина Доранеллы собралась на торжество. И все же тот, кого она называла своей истинной парой, сумел похитить ее с праздника. Они отправились вглубь леса, к уединенному пруду. Щеки Аэлины и сейчас краснели при воспоминании о том плавании под луной и ощущениях, которые дарил ей Рован. А каким удивительным было его поклонение, происходившее прямо в воде, хранившей тепло солнца.

Истинная пара. Эти слова до сих пор удивляли Аэлину. Появившись здесь в конце весны и увидев его возле теткиного трона, она вдруг поняла: он – ее истинная пара. А потом несколько месяцев подряд их отношения стремительно развивались… Вспоминая, Аэлина снова покраснела. Случившееся в лесном пруду стало завершением тех месяцев. Высвобождением страсти, накопившейся в них обоих. Отметины на ее шее и шее Рована подтверждали их союз. Осенью она вернется в Террасен уже не одна.

– Это не сказки, а фэйские истории. Их полезно слушать в любом возрасте. – Тетка слегка улыбнулась. – А поскольку ты и сама отчасти фэйка, думаю, они тебя заинтересуют.

– Твоя правда, тетушка. – Аэлина тоже улыбнулась, склонив голову.

Такое обращение было не совсем точным, если учесть, что их разделяли тысячи лет и множество поколений. Но королева сама предложила так ее называть, и Аэлина не возражала.

Маэва поудобнее устроилась в каменном кресле и начала рассказывать:

– В незапамятные времена, когда мир только-только появился и в нем еще не было ни человеческих королевств, ни отвратительных войн, родилась юная королева.

Аэлина поджала ноги под себя и опустила лицо.

– Она даже не знала, что является королевой. В ее народе власть не передавалась по наследству, а просто рождалась внутри. Королева росла, и вместе с нею росла ее сила. Вскоре она обнаружила, что местность, где она жила с рождения, слишком мала для такой силы. Слишком там было темно, холодно и уныло. Королева обладала магическими способностями, как и многие, кто там жил. Однако ее способности проявлялись сильнее, ярче и острее. В них было гораздо больше оттенков. Королева поняла: это ее оружие. И еще она поняла, что отличается от соплеменников. Они видели ее силу и добровольно подчинялись королеве, признавая ее своей правительницей. – Маэва подняла голову к звездному небу и продолжала: – Весть о дарованиях королевы разнеслась повсюду. К ней явились три короля, дабы просить ее руки и заключить союз между их троном и тем, что она выстроила для себя, хотя он и был совсем небольшим. Новизна предложения на какое-то время захватила королеву. Ей показалось, что это и есть желанная перемена. Короли были братьями, и могущество каждого имело свои особенности. Власть их распространялась далеко и наводила ужас на врагов. Королева выбрала старшего, прельстившего ее не красотой и не доблестью, а великим множеством библиотек. У королевы дух захватывало при мысли, сколько всего она сможет узнать, попав в эти библиотеки, в том числе и о дальнейшем развитии своих дарований… Знания – вот чего жаждала королева. Сам король не вызывал у нее никакого интереса.

«Какая странная история», – подумала Аэлина. Меж тем тетка продолжала:

– Когда они поженились, королева покинула свое захолустье и перебралась в замок мужа. Поначалу ее все устраивало: и муж, и знания. Речь не о его ласках. Он и его братья были завоевателями и б?льшую часть времени проводили вдали от дома, завоевывая и присоединяя новые земли. Королева ничуть не тяготилась отсутствием мужа, ведь это давало ей свободу постоянно получать новые знания. Надо сказать, в библиотеках мужа были собраны такие книги, о которых она даже не подозревала. Сказания и мудрость миров, давно превратившихся в прах. Королева узнала о существовании иных миров, отличающихся от темного, пустынного мира, в котором жила она и трое королей. Оказывается, миры громоздились один на другой, а их обитатели и не догадывались об этом. Королева читала о мирах, где солнце было не пыльно-серой струйкой света, пробивающейся через такие же серые облака, а золотым шаром, шлющим свет и тепло. Где существовал цвет, называемый зеленым. Королева и представить не могла, как он выглядит. Или синий. Книги рассказывали ей, что где-то небеса имеют синий цвет. Сколько она ни пыталась, ей было не вообразить краски тех миров.

– Надо же, в каком жалком мире жила эта королева! – воскликнула Аэлина.

– Ты права. В жалком, – мрачно кивнула тетка. – И чем больше она читала рассказы давно умерших путешественников, побывавших в тех мирах, тем сильнее ей хотелось очутиться там самой. Почувствовать поцелуй солнца на лице. Услышать утреннее чириканье воробьев и крик чаек над морем. В ее мире морей не было. Королева с трудом представляла себе безбрежный водный простор, где на поверхности бушуют бури, а в бездонных глубинах царит вечный покой. Это не шло ни в какое сравнение с мелкими мутными озерами и наполовину пересохшими речками ее мира. И пока муж и его братья вели очередную войну, королева всерьез задумалась: как же ей попасть в один из красочных миров? Как сбежать отсюда?

– Неужто такое было возможно? – спросила Аэлина.

У нее возникло смутное ощущение, что история эта вполне правдивая. Но может, ей только показалось? Может, нечто подобное в детстве рассказывала ей мать или Маурина?

– Возможно, – кивнула Маэва, отвечая на ее вопрос. – Если произнести нужные слова на первозданном языке, называемом языком существования, приоткроются двери между мирами. Но это было строжайше запрещено еще задолго до рождения мужа королевы и его братьев. За попытки проникнуть в другой мир сурово наказывали. Тех, кто путешествовал в другие миры, давно не было в живых. Их кости успели рассыпаться в прах. Врата, через которые они проходили, накрепко запечатали, а тайны пересечения границы миров они унесли с собой. Во всяком случае, так было принято считать. Однако королева не оставляла поисков, и однажды ей удалось найти древние заклинания. Королева начала с малого. Сначала открыла дверь в мир умерших, намереваясь встретить там кого-то из путешественников и узнать, как надо действовать. – Маэва хитро улыбнулась. – Путешественника она нашла, но раскрыть ей тайну он наотрез отказался. И тогда королева стала учиться на собственном опыте. Открывала давно забытые и запечатанные двери. Пристально всматривалась в работу мироздания. А мир, в котором она жила, превратился для нее в клетку. Она устала от нескончаемых военных походов мужа, от всплесков его жестокости. И когда он отправился на очередное завоевание, королева собрала самых верных своих служанок, открыла дверь в новый мир и покинула тот, где родилась.

– Она сбежала? – вырвалось у Аэлины. – Покинула родной мир? Навсегда?

– Она никогда не ощущала тот мир родным. Она знала, что судьбою ей предназначено править другими мирами.

– И куда отправилась эта королева?

Улыбка Маэвы стала чуть шире.

– Она отправилась в прекрасный, удивительный мир, где не было ни войн, ни тьмы. Как же разительно отличался он от блеклого мира, в котором она родилась и выросла! Она и там стала королевой, спрятавшись внутри нового тела, чтобы никто, в том числе и муж, никогда не увидел ее настоящего облика.

– Муж сумел ее отыскать?

– Нет, хотя и пытался. Он обнаружил манускрипты, служившие его жене учебниками, сам овладел древними знаниями и научил братьев. Много миров перетряхнули они, но так и не нашли королеву. Когда же они появились в том мире, куда она сбежала, они ее не узнали. И даже когда они затеяли войну с ее новым королевством, она не раскрыла тайны. Война кончилась ее победой. Ее муж и его средний брат были изгнаны в свой мир. Младший оказался в ловушке и почти лишился магической силы. Пока он корчился в глубоком подземелье, королева веками готовила свой народ к его возвращению, ибо знала: однажды он выберется на поверхность. Оказывается, трое королей проникли в тот мир совсем не так, как королева. Они нашли способ держать Врата между мирами постоянно открытыми, для чего изготовили три Ключа. Обладание Ключами означало власть над всеми мирами – власть вечности. Естественно, королева жаждала найти эти Ключи. Они требовались ей прежде всего, чтобы избавить полюбившийся мир от врагов и отправить младшего мужниного брата туда, откуда он явился. Королева стремилась защитить свой прекрасный новый мир. Ей всегда хотелось жить спокойно, чтобы ее не подстерегала тень прошлого.

Откуда-то из глубин Аэлининой памяти всплыло неясное воспоминание. Что-то стучалось в ее разум, как будто она забыла погасить свечу у себя в комнате.

– Удалось ли королеве найти Ключи?

Улыбка Маэвы сделалась печальной.

– А как ты сама думаешь, Аэлина? Удалось?

Аэлина задумалась. Ее беседы с Маэвой редко бывали праздными. Помимо уроков, в них содержались загадки и вопросы, которые ей предстояло тщательно обдумать. Зато ответы помогут ей в дальнейшем, когда она воссядет на троне, а Рована сделает главным советником.

Словно почувствовав, что его зовут, Рован появился на поляне. Воздух наполнился запахом сосен и снега. Зашелестели крылья, и он в обличье ястреба опустился на верхушку высокого дуба. Ее принц-воин. Ее истинная пара.

Аэлина улыбнулась ему, как улыбалась на протяжении всех недель, когда он провожал ее в речной дворец, где ей отвели покои. За время этих прогулок она узнала и полюбила Рована. Никого прежде она не любила так, как его.

Тетка ждала ответа. Аэлина повернулась к ней:

– Та королева была умной и честолюбивой. Думаю, ей все было по силам. Даже поиск Ключей.

– Казалось бы, да. Однако Ключи не давались ей в руки.

– Куда же они исчезли?

Маэва вперилась взглядом в Аэлину:

– Ты-то сама что думаешь на этот счет?

– Я думаю… – произнесла Аэлина и замолчала.

На лице Маэвы вновь появилась нежная, добрая улыбка. Ведь тетка с первого дня отнеслась к Аэлине по-доброму.

– Где, по-твоему, находятся Ключи?

Аэлина еще раз открыла рот. И опять замерла. Казалось, ее дернули за невидимую цепь, велев молчать.

Цепь… цепь. Аэлина взглянула на руки, словно ожидая увидеть их скованными.

Ее руки и ноги никогда не знали кандалов. Но почему-то она смотрела на запястье, где вроде бы должен быть шрам. Но никакого шрама не было, только гладкая загорелая кожа.

– Если бы этот мир оказался под угрозой, если бы трое ужасных королей грозили ему уничтожением, куда бы отправилась ты на поиски Ключей?

Аэлина подняла глаза на тетку. Где-то существовал другой мир. Существовал как отрывок сна, и в том мире у нее был шрам на запястье. Не только на запястье. Много шрамов по всему телу.

А у ее истинной пары, замершей на вершине дуба… В том мире у него была татуировка, покрывавшая лицо, шею и руку. Не для красоты. Узоры рассказывали жуткую и очень грустную историю об утрате, произошедшей по вине темной королевы.

– Аэлина, где спрятаны Ключи?

На лице Маэвы была все та же безмятежная, исполненная любви улыбка. Однако…

Однако…

– Нет, – прошептала Аэлина.

– К чему относится твое «нет»? – спросила тетка, и в ее взгляде что-то промелькнуло.

Это не было ее настоящей жизнью. Ни место, ни эти благословенные месяцы учебы в Доранелле, ни даже встреча с ее истинной парой…

Кровь… песок… бушующие волны…

– Нет!

Ее голос прогремел на всю притихшую долину.

Аэлина оскалила зубы. Пальцы, застывшие на мшистом ковре, сжались в кулаки.

Маэва негромко засмеялась. Рован вспорхнул с ветвей и опустился на ее поднятую руку.

Он даже не сопротивлялся, когда тонкие белые пальцы королевы свернули ему шею.

Аэлина закричала. Она кричала, хватаясь за грудь и пытаясь удержать рвущуюся нить, что связывала ее с Рованом.


Аэлина извивалась на каменном алтаре. Все истерзанные, изломанные части тела кричали вместе с ней.

Над ней нависла улыбающаяся Маэва:

– Красивая картинка, правда? Тебе понравилось?

Аэлина попыталась шевельнуть рукой, и сейчас же ее ударило обжигающей молнией. Она снова закричала.

Из горла вырвался лишь жалкий хрип. Звук был под стать ее руке, сломанной в нескольких местах, откуда торчали белые обломки кости. Вокруг них – рваная окровавленная кожа и…

Ни одного шрама от кандалов. Даже при таком издевательстве. Значит, и в этом мире, в этом месте у нее не было шрамов.

Очередная иллюзия, сотворенная Маэвой.

Аэлина опять закричала, соединив в крике чувство ко всему этому: изуродованной руке, обманчиво гладкой коже и отголоскам разорванной связующей нити.

– Знаешь, Аэлина, что огорчает меня сильнее всего? – Голос Маэвы сделался необычайно нежным, будто она говорила с возлюбленным. – Ты почему-то считаешь меня злодейкой.

Аэлина беззвучно плакала, безуспешно пытаясь пошевелить сначала одной, затем другой рукой. Потом оглядела не совсем реальное помещение, в котором находилась.

Прислужники Маэвы починили крышку железного гроба, приделав туда новую полосу металла. Такие же полосы появились снаружи стенок и днища. Приток воздуха внутрь уменьшился. Дни напролет Аэлина страдала от удушливой жары. Даже каменный алтарь был лучше тесного ящика.

Где стоял этот алтарь, она не знала. Может, и все происходящее сейчас тоже было иллюзией.

– У меня нет и тени сомнения, что Рован, Элиана или даже сам Брэннон наполнили твою голову лживыми измышлениями о том, зачем мне понадобились Ключи.

Маэва провела рукой по каменной поверхности алтаря, забрызганной кровью Аэлины и усеянной осколками костей ее раздробленной руки.

– Меж тем я сказала тебе чистую правду. Я люблю этот мир и не собираюсь его уничтожать. Наоборот, я хочу сделать его еще лучше. Представь мир, в котором нет голода и боли. Не за такой ли мир сражаешься ты и твои сподвижники? За более совершенный мир.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20