Сара Маас.

Королевство пепла. Союзники и противники. Боги и Врата



скачать книгу бесплатно

Эдион что-то буркнул в ответ. Естественно, в шатер вошел не Дарро, а высокий, темноволосый и сероглазый человек без доспехов. Явно не воин, хотя под забрызганной одеждой угадывалось сильное, гибкое тело. Гонец подошел к столу и, поклонившись Эдиону, вручил ему письмо.

Эдион взял письмо. Его имя было написано рукой Дарро.

– Господин Дарро велит вам прибыть к нему завтра, – сообщил гонец, указывая на запечатанное письмо. – Вам и всей армии.

– Какой смысл в письме, если ты уже сообщил Эдиону его содержание? – пробормотал Равэн.

Гонец с любопытством посмотрел на него:

– Я задал такой же вопрос.

– Тогда странно, что он не прогнал тебя взашей со службы, – сказал Эдион.

– Я не нахожусь на службе, – пояснил гонец. – Просто… помогаю.

Эдион вскрыл письмо. Гонец не соврал: Дарро приказывал ему и армии завтра явиться в лагерь.

– Быстро же ты добрался, – сказал гонцу Эдион. – Будто на крыльях летел. Впрочем, сдается мне, письмо было написано раньше, чем началось сражение. Возможно, вчера.

– Мне вручили два письма, – усмехнулся гонец. – Одно на случай победы, другое – если бы армия потерпела поражение.

Смельчак, однако. Этот гонец держался не только смело, но и с нагловатой уверенностью. Таких Дарро возле себя не терпит.

– Как тебя зовут?

– Нокс Оэн. – Гонец отвесил глубокий поклон. – Из Перранта.

– Слыхал о тебе, – проговорил Рен, снова вглядываясь в Нокса. – Вор, если не ошибаюсь.

– Бывший вор, – поправил Ручейника Нокс и озорно подмигнул. – Нынче – повстанец и самый надежный гонец господина Дарро.

Что ж, опытному вору было нетрудно превратиться в расторопного гонца. Видно, ему здорово пригодилось умение незаметно появляться и столь же незаметно исчезать.

Но Эдиона не интересовали прежние занятия Нокса.

– Думаю, сегодня ты уже никуда не поедешь.

Нокс покачал головой. Эдион вздохнул:

– А понимает ли Дарро, что солдаты крайне устали? Пусть мы и победили, победа далась нам нелегко. Это он способен понять?

– Уверен, что способен, – ответил Нокс, выгибая темные брови, словно удивляясь столь очевидным вещам.

– Тогда передай Дарро, что он сам может к нам приехать, – вмешался в разговор Равэн. – Незачем гнать армию ради встречи с ним.

– Совещание не более чем предлог, – тихо сказал Соэл.

Эдион кивнул. Слова старшего брата не убедили Равэна. Видя его наморщенный лоб, Соэл пояснил:

– Дарро хочет убедиться, что мы не…

Соэл оборвал фразу, сообразив, что бывший перрантский вор по-прежнему находится в шатре и все слышит. Нокс лишь улыбнулся. Похоже, он и так догадался.

Дарро требовалось убедиться, что отсюда Эдион не двинется на юг. Старый лис заранее перекрыл им дорогу своим приказом.

Равэн сердито заворчал. Смысл слов брата наконец дошел и до него.

Эдион и Рен переглянулись. Ручейник-младший хмуро кивнул.

– А ты, Нокс Оэн, выбирай себе место у костра и отдыхай, – сказал гонцу Эдион. – Завтра на рассвете мы отправимся выполнять приказ Дарро.


Эдион вышел.

Нужно было разыскать Киллиана и передать ему приказ. Беспорядочно разбросанные шатры были набиты усталыми солдатами. Там же находились и раненые. Многие стонали.

Эдион пожимал им руки, похлопывал по плечу, произносил ободряющие слова. Кто-то из раненых переживет эту ночь. Увы, тех, кто не увидит рассвета, было больше.

Останавливался он и у костров. Хвалил солдат за мужество и умение, не разбирая, где свои, а где воины Вендалина и Западного края. С несколькими он даже пригубил эля и разделил трапезу.

Когда-то Роэс научил его искусству так располагать к себе солдат, чтобы те пошли за ним куда угодно, чтобы были готовы умереть за него. Отец Аэлины учил Эдиона видеть в солдатах не безропотных подчиненных, а людей, у которых тоже есть родные и друзья и кто не меньше, чем он, рискует на поле сражения. Преодолевая усталость, он ходил между кострами, не уставая благодарить победителей, – этой обязанностью Эдион никогда не тяготился.

Но времени на это он потратил достаточно. Когда Эдион подходил к шатру Киллиана, солнце успело зайти и на грязный, перемешанный с землей снег легли густые тени.

По пути его успел заметить и похлопать по плечу Эльгар – один из командиров легиона Беспощадных.

– Ну что, щенок, для первого дня недурно, – заявил Эльгар с мрачноватой улыбкой на сером от грязи лице.

Щенком он прозвал Эдиона с первых дней, едва тот появился в легионе Беспощадных. Эдион тогда чувствовал себя принцем, лишившимся королевства. Эльгар сразу отнесся к нему по-иному: как к воину, защищающему это королевство. Многим из своего боевого опыта Эдион был обязан Эльгару. И не только опытом. Не счесть моментов, когда смекалка и быстрый меч Эльгара спасали жизнь Эдиону Ашериру.

– Для деда ты сражался отлично, – улыбнулся пожилому воину Эдион.

В начале года дочь Эльгара родила сына.

– Хотел бы я посмотреть, парень, как ты будешь махать мечом, когда достигнешь моего возраста.

Сказав это, Эльгар направился к костру, где собрались такие же бывалые командиры. Заметив, что Эдион смотрит на них, они помахали кружками.

Надо бы к ним подойти, однако Эдиона подпирало время. Он ограничился приветственным кивком и пошел дальше.

– Эдион, постой!

Этот голос он расслышал бы среди любого гула.

Из-за шатра вышла Лисандра. Как и все, она была в забрызганной грязью одежде, но успела вымыть лицо.

Эдион остановился, представив, как выглядит сам:

– Чего тебе?

– Я могу слетать к Дарро, – предложила Лисандра, не обращая внимания на его угрюмый тон. – Передам ему твое послание.

– Дарро требует вернуть армию в его лагерь, а затем двигаться к Оринфу. Завтра же, – нехотя бросил ей Эдион, продолжая идти к шатру Киллиана.

Лисандра пошла рядом.

– Говорю тебе, я могу отправиться к Дарро. Расскажу ему, каким тяжелым было сражение. Объясню, что армия нуждается в отдыхе.

– Пытаешься вернуть мое расположение?

Эдион слишком устал, просто дико устал, чтобы облекать правду в более учтивые фразы.

Холод в изумрудных глазах Лисандры был под стать зимнему вечеру.

– Меня не заботит твое расположение. Меня заботит состояние армии, которая еще сильнее устанет от этого бессмысленного перехода.

– Откуда тебе вообще известно, о чем говорилось в штабном шатре?

Мог бы и не спрашивать. Эдион сам догадался: обернулась мышью или другой мелкой зверюшкой и незаметно пробралась в шатер. Потому-то оборотней выслеживали и убивали почти во всех королевствах. Из оборотней получались непревзойденные шпионы и ассасины.

– Если хочешь, чтобы меня не было на твоих военных советах, так и скажи.

Лицо Лисандры было усталым, как и походка. Золотистая кожа побледнела. Глаза смотрели не на него, а мимо. Эдион не знал, какое место ей отвели в лагере и есть ли у нее отдельный шатер.

На мгновение ему стало совестно.

– Когда именно наша королева должна вернуться в Оринф?

Губы Лисандры были плотно сжаты. Эдион ждал ответа.

– Нынче вечером, если ты считаешь это разумным.

– Пропустить сражение и появиться лишь затем, чтобы погреться в лучах победы? Такое поведение едва ли воодушевит войска.

– Тогда скажи – где и когда, и я это устрою.

– Никак ты готова столь же слепо повиноваться мне, как повиновалась нашей королеве?

– Я не повинуюсь никому из мужчин, – прорычала Лисандра. – Но я не настолько глупа, чтобы думать, будто знаю о войне и солдатах больше, чем ты. Мою гордость не так-то легко задеть.

– А мою, значит, легко? – спросил Эдион, намереваясь идти дальше.

– Все, что я делала, делалось для Аэлины и Террасена. Посмотри на своих солдат и командиров, на союзников, примкнувших к нам, и скажи: если бы они знали правду, они сражались бы с тем же рвением?

– Легион Беспощадных сражался, даже когда мы считали Аэлину погибшей. Едва ли что-нибудь изменилось бы.

– Это для воинов легиона. А для наших союзников? Для жителей Террасена? Давай, наказывай меня до конца своей жизни. Тысячу лет подряд, если сумеешь пройти Преображение.

Учитывая, что его отцом был Гарель, Преображение выглядело вполне реальным. Но Эдион старался не думать об этом. С фэйской знатью и фэйскими солдатами он общался лишь по необходимости. Да и они не искали его общества. Он знал: фэйцы презирают полукровок. Но на него никто не смотрел с презрением. Похоже, союзников не волновало, какая кровь течет в его жилах, пока его стараниями они сами были живы.

– Нам и так хватает врагов, – продолжала Лисандра. – Но если ты всерьез решил добавить к их числу и меня, изволь. Я не жалею и никогда не буду жалеть о том, что сделала.

– Отлично, – буркнул Эдион, не придумав другого ответа.

Лисандра смерила его цепким взглядом, словно оценивая мужчину внутри созданного им панциря.

– Эдион, это было настоящим, – сказала она. – Всё. Меня не волнует, веришь ты мне или нет. Но для меня это было настоящим.

Эдион стало невмоготу слушать ее слова.

– Меня ждет совещание, – соврал он, обходя ее. – Сделай одолжение: не пробирайся в этот шатер.

В глазах Лисандры всего на мгновение мелькнула боль, которую она тут же спрятала. Редкостный придурок, какие не встречались ей даже среди рафтхольской знати.

Эдион, не оглядываясь, направился к шатру Киллиана. Лисандра не пошла за ним.


Какая же она дура!

Надо быть конченой дурой, чтобы вообще затеять с ним этот разговор, а затем остаться с болью и пустотой внутри.

Ей хватило достоинства не просить. Не смотреть, как Эдион войдет в шатер Киллиана, и не гадать, надо ли ему действительно посовещаться или просто напомнить себе, что и после сегодняшней бойни жизнь продолжается. Возможно, он просто убежал от ее пылающих глаз.

Лисандра побрела к прекрасному шатру, который ей великодушно предложил Соэл из Сурии. Шатер стоял рядом с его собственным. Добрый, на редкость умный мужчина, которого не интересовали женщины. А вот его младший брат Равэн смотрел на нее во все глаза. Многие мужчины смотрели на нее так. Но и он держался на почтительном расстоянии и, говоря с нею, смотрел в лицо, а не на грудь. Поэтому Равэн ей тоже понравился, и она не возражала соседствовать с братьями.

Ее уважали. Когда-то ей приходилось заползать в постели аристократов, с улыбкой выполнять их прихоти. Теперь она сражалась бок о бок с террасенской знатью. Она стала одной из них. Ровней Рену Ручейнику и братьям из Сурии. А Дарро может плеваться на нее сколько угодно.

В иное время эти мысли обрадовали бы Лисандру, согрели бы ей душу. Но сегодня она чудовищно устала, и путь до своего шатра казался бесконечным. Да и Эдион, чего греха таить, умел погладить против шерсти.

Каждый шаг давался ей с трудом. Под сапогами хлюпала взбаламученная глина.

Лисандра свернула в подобие переулка, по обе стороны которого стояли шатры. Над ними развевались знамена. Белый олень на изумрудном фоне – символ легиона Беспощадных. Две серебристые рыбы над бирюзовыми волнами принадлежали Сурианскому герцогству. Протопать еще с полсотни локтей – и она плюхнется на койку. Солдаты знали, кто она такая и на что способна. Многие, завидев ее, отводили взгляд. Иные провожали ее глазами. Но никто не смел окликнуть ее так, как те мужчины в Рафтхоле.

Лисандра ввалилась в шатер, облегченно вздохнула и задернула полог. Последние шаги до койки она шла с закрытыми глазами.

Она провалилась в холодный, пустой сон, даже не вспомнив, что нужно снять сапоги.

Глава 11

Сердце Шаола колотилось. Он оперся о стол в корабельной каюте, все эти недели служившей домом ему и Ириане. На столе лежала карта, принесенная Сартаком и Несариной.

– Вы уверены? – спросил он обоих.

– Допрошенные солдаты выдали нам место встречи, – ответил Сартак, стоявший по другую сторону стола. Он по-прежнему был в доспехах руккина. – Они сильно отстали от других, и потому им было сообщено, куда двигаться.

Шаол поскреб подбородок.

– Вы сумели прикинуть численность этой армии?

– Где-то тысяч десять, – ответила стоявшая у стены Несарина. – И никаких признаков Железнозубых ведьм. Только пехотинцы и примерно тысяча конников.

– Вы оценивали их с воздуха, – возразила принцесса Хасара, теребя конец своей длинной черной косы. – Попробуй узнай, кто еще прячется среди пехотинцев?

Она имела в виду валгских демонов. Из всех детей хагана на Хасару особенно сильно подействовало то, что валгский демон завладел телом ее сестры Дувы и убил другую сестру – юную Тумелуну. Принцесса отправилась к берегам Эрилеи, намереваясь лично отомстить за сестер и сделать так, чтобы этот кошмар не повторился. Шаол был бы не прочь взглянуть, как Хасара разрывает в клочья валгских принцев и принцесс. Если, конечно, они доживут до этого зрелища.

– Никаких других сведений вытрясти из солдат мы не могли, – признался Сартак. – Только направление.

Ириана, стоявшая возле Шаола, взяла его за руку. Их пальцы переплелись, и только сейчас, почувствовав тепло руки Ирианы, он понял, насколько холодна его собственная. У него дрожали пальцы, потому что…

Потому что вражеская армия двигалась сейчас на северо-запад, а это означало… Аньель.

– Твой отец не склонился перед Моратом, – сказала Хасара, перекидывая тяжелую косу через плечо. – Должно быть, это сильно обозлило Эравана, раз он решил послать туда целую армию.

Шаол сглотнул пересохшим горлом.

– Ничего не понимаю, – пробормотал он. – Эраван уже дотла разрушил Рафтхол. – Палец Шаола уткнулся в кружок, обозначавший адарланскую столицу, и двинулся вдоль реки Авери. – Моратские силы завладели большей частью реки. Почему бы не отправить в Аньель легион ведьм? Почему бы не послать корабли вверх по Авери? Зачем гнать туда армию, которую потом придется возвращать на побережье?

– Чтобы расчистить путь остальным его силам, – ответила Ириана. – И посеять как можно больше ужаса.

– Особенно в Террасене, – выдохнул Шаол. – Эравану важно, чтобы в Террасене знали о его продвижении. Захват Аньеля – еще и послание: смотрите, сколько у меня войск, если я свободно могу отправить десять тысяч на расправу с одним только городом.

– У Аньеля есть своя армия? – спросил Сартак, продолжая рассматривать карту.

Шаол выпрямился. Пальцы сжались в кулак, словно это могло побороть ужас, грызущий его изнутри. Спешить. Им нужно спешить.

– Есть, но с десятью тысячами вражеских солдат ей не справиться. Крепость способна какое-то время выдерживать осаду, однако все население укрыться там не сможет.

Только те немногие, кого пустит его отец.

В каюте стало тихо. Шаол знал: соратники ждут, когда он вслух произнесет вопрос, вертевшийся на языке у всех.

– Стоит ли нашим войскам высаживаться здесь и идти на спасение Аньеля? – спросил он, ненавидя себя за это.

Путь по Авери для них недосягаем, ибо Рафтхол находится почти у самого устья. Это вынуждало искать обходной путь по суше. Пересекать равнины, переправляться через реку Акант, углубляться в дебри Задубелого леса, а оттуда двигаться к отрогам Белоклычьих гор. Если ехать туда верхом, потратишь много дней. У пехотинцев дорога отнимет еще больше времени.

– Возможно, когда мы туда доберемся, спасать уже будет нечего и некого, – сказала Хасара.

Чувствовалось, эта принцесса с суровым лицом тщательно подбирала слова. В Антике она обычно рубила сплеча. Но какими словами это ни выскажи, смысл не изменится: над Аньелем нависла смертельная угроза. Шаол едва удержался, чтобы не сказать: «Потому и нужно выступать немедленно».

– Если в южной части Адарлана нам не высадиться, надо сделать это вблизи Мэа. – Хасара указала на портовый городок в северной части королевства. – Двигаться вдоль границы на перехват этой армии.

– Тогда уж лучше плыть прямо в Террасен и подняться по Флурину до самого Оринфа, – высказал свою мысль Сартак.

– Мы даже не знаем, в чьих руках сейчас Оринф, – возразила Несарина.

Ее голос звучал спокойно, даже отстраненно. В чем-то она осталась прежней Несариной, что несколько месяцев назад приплыла с Шаолом на Южный континент, а в чем-то разительно изменилась.

– Не исключено, что Мэа тоже захвачен моратскими войсками, а Террасен осажден. Отправить туда наших воздушных разведчиков? Опять-таки мы впустую потратим драгоценные дни… если разведчики вообще вернутся.

Шаол вдохнул поглубже, приказав себе успокоиться. Где сейчас может находиться Дорин? Отправился ли король вместе с Аэлиной в Террасен? Этого солдаты, допрошенные Несариной и Сартаком, не знали. Что выбрал бы сам король, друг его детства? Шаол почти слышал, как Дорин распекает его за промедление и приказывает прекратить бесплодные вопросы о местонахождении адарланского короля и спешно двигаться на Аньель.

– Аньель находится неподалеку от Ферианской впадины, – напомнила Хасара. – Ущелье вовсю охраняется Моратом. Это гнездо Железнозубых ведьм и их жутких драконов. Забравшись вглубь континента, мы рискуем столкнуться не только с моратской армией, идущей к Аньелю, но еще и с выводком ведьм.

Хасара выдержала пристальный взгляд Шаола и, уже не подбирая слов, спросила:

– Спасение Аньеля даст нам какие-то преимущества в борьбе с Эраваном?

– Это родной город Шаола, – тихо, но твердо сказала Ириана, не испытывая прежней робости в присутствии старшей дочери хагана. – По-моему, достаточное основание, чтобы отправиться на выручку Аньелю.

Шаол молча сжал ей руку, благодаря за поддержку. Дорин сказал бы то же самое.

Сартак опять уткнулся в карту.

– Интересная река эта Авери, – сказал он, водя пальцем по пергаменту. – У нее два рукава. Первый вытекает из Серебряного озера. А вот второй течет с севера. Мимо Ферианской впадины, вдоль Руннских гор. Исток второго рукава находится почти у самой границы с Террасеном.

– Я тоже умею читать карту, братец, – прорычала Хасара.

Сартак пропустил ее колкость мимо ушей. Он смотрел сейчас на Шаола, в чьих глазах мелькнула искорка надежды.

– До Аньеля мы будем держаться подальше от берегов Авери и двигаться вглубь суши. А когда отстоим город, двинемся к месту слияния и оттуда на север.

Несарина, до сих пор подпиравшая стену, подошла к принцу:

– Предлагаешь навестить Ферианскую впадину? Тогда нам не избежать встречи с ведьмами.

– У них – драконы, у нас – рукки, – улыбнулся Сартак.

Хасара склонилась над картой.

– Если мы выбьем всю нечисть из Ферианской впадины, можно будет двигаться по суше к Террасену… А наша армада? – спохватилась она.

– Корабли будут дожидаться подхода флота Кашана, – сказал Сартак. – Мы возьмем пехотинцев, дарганских конников и руккинов. Те, кто останется на кораблях, встретят вторую часть нашей армии и сообщат, где нас искать.

Шаолу немного полегчало. Надежда появилась не только в глазах, но и в сердце.

– Даже если высадиться сегодня, мы отстанем от вражеской армии на неделю, если не больше, – сказала Несарина.

Она была права. Им не опередить сил Мората, движущихся на Аньель. А любая задержка могла стоить потерянных жизней.

– Нужно предупредить Аньель, – сказал Шаол. – Они и не подозревают, что на них идет десятитысячная армия. Предупредить и дать время подготовиться.

Сартак кивнул.

– Я долечу туда за несколько дней.

– Нет, – возразил Шаол, насторожив Ириану. – Дай мне рукка и всадника, и я полечу сам. А вы готовьте руккинов к вылету. Желательно завтра. Самое крайнее – послезавтра.

Он повернулся к Хасаре:

– Пусть корабли причаливают к здешнему берегу и войска незамедлительно готовятся к походу на Аньель. Чем быстрее они выступят, тем лучше.

Ириана не скрывала своих опасений. Она представляла, какой прием ждал Шаола в Аньеле. Возвращение в родной город вообще не входило в его замыслы, особенно при таких обстоятельствах.

– Я полечу с тобой, – заявила она мужу.

Шаол вновь стиснул ее руку, словно говоря: «Я ничуть не удивлен твоим решением».

Ириана ответила тем же. Сартак и Хасара одобрительно кивнули. Несарина вроде собралась возразить, но затем и она кивнула.

Они вылетят этим вечером, под покровом темноты. С поисками Дорина вновь придется обождать. Ириана жевала губу, раздумывая, что необходимо взять с собой и как объяснить целительницам необходимость ее спешного отлета.

Шаол молил богов, чтобы они с Ирианой долетели как можно быстрее и чтобы у него нашлись слова для отца, отношения с которым он, по сути, разорвал вместе с клятвой. А что он скажет матери и младшему брату, успевшему вырасти? Как объяснит, почему тогда отринул наследное право, выбрав Дорина?

И еще один момент: выйдя за него, Ириана стала госпожой Эстфол не только по имени, но и по принадлежности к знати. Ее полный титул был «госпожа управительница». Выдержит ли он сам, если к нему будут обращаться «господин управитель»? Шаол мысленно усмехнулся: о каких пустяках он думает, когда Аньелю грозит такая беда!

Как будто титулы и родословные могли спасти город!

Сартак опустил руку на эфес меча.

– Постарайся продержаться, господин Эстфол. Руккины явятся в Аньель через день-другой после тебя, а пехотинцы – через неделю.

– Спасибо, – ответил Шаол, пожимая руки Сартаку и Хасаре.

– Благодарить будешь, если мы спасем твой город, – съязвила Хасара.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20