Сара Блэдэль.

Забытые



скачать книгу бесплатно

Она могла бы поклясться, что кабак с облезлой рекламой «Карлсберга» в окне уже много лет как закрылся, но тут в дверях показалась приземистая и плотная мадам с чёрными, как уголь, буклями, которая принялась возиться с двумя навесными замками, пытаясь открыть ржавую решётку.

– Извините, – попытала счастья Луиза, когда даме удалось их снять. – Не подскажете, в дом шестьдесят семь вход не со двора?

Мадам отбуксировала решётку внутрь помещения, и, поскольку грузчики уже начали затаскивать внутрь ящики с пивом, отступила в сторону.

– Это и есть дом шестьдесят семь, – ответила она, и из-за её спины повеяло печальным ароматом сигаретного дыма и пивных опивков.

– Мне нужно забрать Эйка Нордстрёма, он дома у Уллы. Вы её не знаете? – продолжила расспросы следователь.

Пожилая брюнетка присмотрелась к Луизе повнимательнее, а потом кивком указала на помещение позади себя.

– Я и есть Улла. «Дом Уллы» – это мой паб, и ваш Эйк там, в зале.

Грузчики уже забирали пустые бочонки из-под пива, когда хозяйка паба проводила сотрудницу в глубину зала, где у стены стояли два игровых автомата.

Палас на полу так и лип к подошвам, и повсюду стояли полные окурков пепельницы. Улла занялась уборкой после задержавшихся вчера допоздна посетителей.


Он лежал на четырёх поставленных в ряд у стенки стульях, и сверху его кто-то накрыл куцым флисовым пледиком. Спал с открытым ртом, слегка похрапывая, и его отросшие сальные волосы закрывали ему лоб и даже спадали на нос.

– Эй, приятель, за тобой пришли! – окликнула его Улла и, ухватившись за полу чёрной кожаной косухи полицейского, принялась его тормошить.

Проклиная Рёнхольта, Луиза сделала пару шагов к двери.

– Ладно, забудем, – сказала она и развернулась к выходу, но тут хозяйка паба остановила её:

– Дай ему пару минут, он быстро соберётся.

Рик с нетерпением стала наблюдать, как Улла зашла за барную стойку и достала стопку и бутылку водки «Гаммель Данск», после чего, вернувшись оттуда, поставила стопку с бутылкой на стол и снова попробовала растормошить спящего.

В конце концов он с видимым усилием сумел принять сидячее положение, взял из рук Уллы стопку и громко откашлялся. Потом мужчина закрыл глаза, запрокинул голову назад, залпом осушил стопку и с той же скоростью отправил следом за ней вторую.

Затем ему удалось сфокусировать взгляд на Луизе, и он стал очень внимательно её разглядывать.

– А ты-то кто такая? – спросил полицейский голосом, звучавшим так, словно его тянули из заржавевшей железной трубы.

– Рёнхольт просил меня заехать за тобой, – ответила Рик. – Отпуск закончился.

– Да пошёл бы он! – пробурчал мужчина, прикурив сигарету из валявшейся на столе смятой пачки.


Луиза молча разглядывала его несколько минут, а потом развернулась и двинулась к выходу. На улице грузчики, уже подняв задний борт, задраивали кузов грузовичка, а Улла занялась установкой решётки на прежнее место.

– Постой! – прозвучал из глубин кабака хриплый окрик.

Эйк выбрался на улицу, щурясь на солнце и пытаясь пригладить руками давно не стриженные волосы.

Какое-то мгновение казалось, что он вот-вот потеряет равновесие, но он удержался на ногах и двинулся вслед за Луизой к автомобилю.

– Мы знакомы? – спросил он, раздавив ногой окурок о камень поребрика.

Рик покачала головой и представилась.

– Ты три часа назад должен был явиться в Институт судебной медицины, но вместо тебя ехать туда пришлось мне, – добавила женщина, после чего открыла дверцу машины и кое-как затолкала Нордстрёма на сиденье. Она едва успела обойти машину кругом и сесть за руль, как он откинулся на подголовник и снова уснул.

Весь путь до Отдела расследований прошёл под аккомпанемент похрапывания, но Луиза постаралась отключиться от мыслей о пассажире и вместо этого сосредоточиться на проблеме так и не опознанной женщины, которую снова отправили в подвал Института судебной медицины. Что-то такое ранимое, чуть ли не детское читалось в той части её лица, которая не была обезображена шрамом. Должно быть, когда-то она была красавицей. Оставалось только узнать, как давно было это «когда-то».


Луиза оставила Эйка Нордстрёма на парковке. Он так и остался сидеть с закрытыми глазами, когда она захлопнула за собой дверцу машины. Позже, шагая по коридору к своему кабинету, Рик не поднимала глаз от покрытого серым в разводах линолеумом пола, чтобы никто не заметил, до чего же она зла – от ярости она даже дышала иначе, делая резкие короткие вдохи.

Плюхнув сумку на пол, Луиза закрыла дверь. На стенах так ничего и не появилось, но она обнаружила, что, пока её не было, кто-то поднял жалюзи.

Солнце шпарило прямо в помещение, и Рик подошла к окну, чтобы поправить жалюзи, а потом села за свой стол, включила компьютер и достала пластиковую папку с распечатанными резюме тех трёх человек, которые, как она считала, сумеют вместе с ней сделать работу отдела высокоэффективной, собственными пометками, касающимися этих людей. Теперь Луиза взвешивала все «за» и «против» привлечения к работе Хенни Хейльманн.

За плечами её бывшей руководительницы группы, которую после реформы полиции перевели в Службу мобильной радиосвязи, была долгая карьера в Отделе расследования убийств. Она была одним из самых опытных следователей, знакомых Луизе, но, возможно, думала теперь Рик, у цирковой лошадки нет уже сил вернуться на манеж. Было ясно, что невозможно предсказать, как Хейльманн поведёт себя. Может, она окажется такой же эффективной суперэнтузиасткой, что и в прежние дни, а может, расшевелить её будет очень трудно.

В дверь не столько постучали, сколько грохнули чем-то тяжёлым, а затем она распахнулась, и на пороге показался Эйк Нордстрём, толкавший перед собой ногой конторское кресло, на котором громоздилась пара картонных коробок.

– Вот так! Кресло уже есть, – констатировал он, приостановившись в дверях.

– Что происходит? – воскликнула Луиза, торопливо собирая в кучку свои записи. Она успела заметить, что её новый знакомый смочил волосы и зачесал их назад ото лба. Наверное, подумала Рик, у него хранилась здесь чистая футболка, и он на скорую руку ополоснулся в раздевалке.

– Перебираюсь к тебе, – сказал Эйк, кивнув на незанятое место по другую сторону от окна. – Мне всегда хотелось получить женщину в напарники.

Луиза ошарашенно поднялась с места.

– Ну, собственно, мы двое ведь не должны всё время работать вместе, – поспешно парировала она. – Отдельная Служба розыска пропавших работает скорее параллельно с вами.

– Ага, – согласно кивнул Нордстрём, сгружая коробки на письменный стол. – И мы двое как раз и будем этой службой. Мне только что велели собрать вещи и перебазироваться к тебе.

– Это какое-то недоразумение, – перебила его Рик. – Кто тебя сюда направил?

Эйк скинул кожаную косуху на пол и принялся распаковывать свои коробки.

– Рёнхольт. Он ввёл меня в курс дела насчёт женщины, найденной в лесу.

Луиза посмотрела на нового напарника с недоверием.

– Но ведь тебе совершенно необязательно сидеть здесь, чтобы работать над этим делом, – попробовала она возразить.

– Ну что ты, конечно, обязательно, иначе как же вместе работать? – отозвался Нордстрём, откашлявшись, словно его лёгкие не вполне ещё вошли в нормальный дневной ритм.

Рик немного помолчала, осмысливая его слова, а потом схватила свою папку с бумагами и протиснулась мимо него, не дожидаясь, пока он выставит назад в коридор оказавшееся ненужным конторское кресло.


– Рёнхольт на месте? – спросила Луиза, подойдя к секретарше своего нового шефа. Ханне Мунк тоже пришла работать в Отдел расследования убийств несколько лет тому назад, но задержалась там недолго. Её пышные рыжие волосы, цветастые одежды и склонность к умничанью не нашли отклика у комиссара уголовной полиции Виллумсена, так что ему потребовалось совсем немного месяцев, чтобы от неё избавиться.

– К нему нельзя! – запротестовала она. – Рагнер готовится к аудиенции у начальника государственной полиции.

– Мне необходимо поговорить с ним. Это займёт две минуты, – настаивала Рик, продолжая идти к двери босса.

Ханне заслонила дверь собой, не дав Луизе постучаться в неё, хотя та уже занесла для этого руку.

– Вы не можете так вот запросто к нему врываться и отвлекать его от работы. – Мунк замерла у двери, мешая Луизе пройти, и с возмущением уставилась на неё. – Сегодня он уже больше ничего не успеет. Но, разумеется, вы можете записаться к нему на приём в другой день на этой неделе.

– А ну прекратите! – возмутилась Рик. Она не отступила ни на шаг под натиском Ханне и вовсе не собиралась сдаваться.

В этот момент дверь распахнулась, и Рагнер Рёнхольт чуть было не налетел на свою секретаршу, которая продолжала закрывать собой вход в его кабинет.

– Опаньки! – воскликнул он, ухватившись за плечи Мунк, чтобы удержать равновесие, и улыбаясь Луизе. – Хорошо, что ты растолкала Эйка. Он хороший мужик, надо только дать ему прийти в себя после отпуска.

– Да уж, вот об этом и поговорим, – поспешила ответить Рик и проскользнула мимо Ханне, затянув с собой Рёнхольта назад в кабинет и закрыв дверь. – У нас же была чёткая договорённость о том, что я сама подберу себе в напарники человека для работы в новом отделе! – Она протянула начальнику собранные резюме. – Вот поименный список тех, кого я считаю подходящими для этой работы.

Бумаги в пластиковой папке уже перекочевали было к Рагнеру, как вдруг Луиза вспомнила о своих пометках на них, не предназначенных для чужих глаз, и поскорее отвела руку с папкой в сторону.

– И речи не было о том, чтобы спихнуть на меня какого-нибудь пропойцу, – добавила она.

– Да никто никого на тебя и не спихивает, – принялся оправдываться Рёнхольт, наморщив лоб. – Эйк лучший из тех, кто у меня есть, и я уверен в том, что вы двое составили бы комбинацию мирового класса.

– Мирового класса? – Луиза потеряла дар речи – и из-за выбора слов, и из-за того, с какой лёгкостью босс пытался сплавить ей коллегу. – Да он в кабаке отсыпался с перепоя! А когда его удалось растормошить, пришлось ещё влить в него пару порций «Гаммель Данск», чтобы он смог держаться на ногах. Ничего себе мировой класс! Даже и не думайте. Я хочу, чтобы сюда перевели Ларса Йоргенсена. Я думаю, это можно быстро провернуть.

Рёнхольт вернулся на своё место за столом. Теперь он смотрел прямо в лицо новой подчинённой.

– Ты права в том, что Эйк обуреваем демонами, которые временами берут над ним верх, но бывает, что слабые стороны человека оборачиваются и его сильными сторонами, – сказал он. – Ларс Йоргенсен – определённо неплохая кандидатура. Но дай же и Эйку шанс. Я предлагаю вам с ним первым делом установить личность женщины, выяснить, есть ли у неё близкие, которых необходимо известить, и мы это дело закроем.

Рагнер посмотрел на часы и снял с вешалки пиджак:

– Я и так уже подзадержался. Вечером мы играем в бридж, и я должен подготовить угощение, так что после собрания я сюда уже не вернусь.

Луиза двинулась за шефом, но остановилась в дверях. В приёмной стоял Эйк Нордстрём – он любезничал с Ханне, а та кивала и улыбалась в ответ на каждое его слово.

– Наверное, пора попробовать выяснить, как звали нашу неизвестную женщину? – поинтересовалась у него Рик. – Если, конечно, у тебя найдётся время?

Сама сознавая, какой брюзгой она предстаёт, Луиза продефилировала к выходу. Прежде чем Эйк нагнал её в коридоре, оторвавшись от Ханне, Рик успела услышать, как он шепнул секретарше на ухо что-то, что её страшно рассмешило.

– Не хочешь чашечку кофе? – спросил он, сворачивая в сторону кухни.

– Нет, спасибо, я пью чай, – произнесла Луиза, изумлённо застыв на пороге «Крысиного гнезда». Кабинет совершенно преобразился. Теперь уже он походил на обжитую комнату. Пожалуй, плакаты с музыкантами в дешёвых рамках были не совсем в её вкусе, но, во всяком случае, помещение стало обитаемым на вид.

– Ну и дела! – воскликнула Рик.

– Если тебе это мешает, я могу оттащить всё туда, где взял, – раздалось у неё за спиной. Эйк разглядывал её, держа в руках чашку кофе и два бутерброда с сыром.

– Да нет, всё нормально, – поторопилась заверить его новая напарница. На самом деле она была совсем не против того, чтобы обустройством кабинета занимались другие. Самой Луизе было вполне достаточно того, чтобы в комнате имелось всё самое необходимое, но вот возиться со всякими там мелкими перестановками ей было совсем не интересно.

Достав из шкафа кипятильник, она подошла к письменному столу и разыскала в сумке пакетик с чаем.


– Я присвоила делу метку «чёрный файл», так что теперь в базе данных Интерпола наша женщина числится мёртвой, – подвела итог Луиза и взглянула на Эйка, который как раз принялся за последний бутерброд. – Может, прежде чем выдать фото погибшей в СМИ, стоит разослать его по полицейским участкам и передать в Интерпол?

Она немного помолчала, ожидая ответа, поскольку пока ещё не совсем разобралась в том, какова в таких случаях обычная процедура. Дело было передано в Отдел расследований, когда полиции Хольбека стало ясно, что самим им с установлением личности погибшей быстро не справиться.

– Хотя вряд ли в других округах что-то сумеют нарыть, когда мы даже и имени-то её не знаем, – добавила Рик после некоторого размышления.

Продолжая энергично жевать, Эйк покачал головой:

– Мы только потеряем время, если будем дожидаться, пока кто-нибудь случайно не узнает её. При обнаружении неопознанных тел прежде всего надо досконально исследовать всё возможное в том месте, где они обнаружены, и сконцентрировать усилия именно в этом районе.

– Ну ладно, – кивнула Луиза. – Её нашёл лесоруб в первой половине четверга возле озера Авнсё в Центральной Зеландии. Тебе это о чём-нибудь говорит или нет?

Нордстрём покачал головой, и его коллега перечислила несколько названий близлежащих посёлков:

– Вальсё, Сков-Хаструп, Сэрлёсе, Ню-Тольструп. И там ещё где-то рядом Центр размещения беженцев.

– Это где-то возле Кёге? – спросил Эйк, стряхивая крошки со своей чёрной футболки.

– Нет, от Кёге это далековато, – вздохнула Рик. – Это скорее между Роскилле и Хольбеком. Лесоруб занимался расчисткой леса вдоль берега озера, вот и увидел её. Он с покойной не знаком, никогда не видел её раньше и даже не знал, что там, в лесу, кто-то обосновался.

Луиза пересказывала главное, что удалось установить в результате вскрытия, но замолчала, когда напарник сделал ей рукой знак немного подождать:

– Я сейчас, пойду только ещё кофе себе налью.

И он вышёл, прихватив с собой чашку.

– А что мы знаем о результатах осмотра местными полицейскими участка местности вокруг того утёса, с которого она упала? – спросил Эйк, вернувшись.

– В отчёте, присланном из полиции Хольбека, говорится, что на влажной земле на вершине утёса были ясно видны следы ног, – отозвалась Луиза. – Ночью накрапывал дождь, но никаких других следов, кроме её собственных, не обнаружили.

– Может, она в лесу жила, – предположил Нордстрём. – По описанию похоже, что она жила затворницей. Бездомная?

Значит, он всё же слушал и запоминал, что говорит Рик. Да уж, эта женщина вполне могла быть и затворницей, и бездомной.

Но тут в дверь постучали, и Луиза отложила краткий отчёт из Хольбека в сторону. В комнату заглянула Ханне, причём уголки её губ были опущены вниз. Она напомнила Рик о том, что та до сих пор не приклеила листочек со своим именем на полку, куда кладутся входящие документы.

– Неудивительно, что все они оказываются у меня. Всё время же что-нибудь шлют, а я разбирайся – бумаги-то скапливаются! – пожаловалась секретарша.

– Что, что-нибудь новое? – нетерпеливо поинтересовалась Луиза. К Мунк могла прийти почта, пересланная из Отдела расследования убийств. Правда, Рик заранее договорилась с начальником переговорной группы о том, чтобы ей не поступало никаких заданий, пока новый отдел не станет на ноги, и она надеялась, что он не будет дёргать её по пустякам.

– Там тебя ждут приглашение на летний праздник и ещё список телефонов, который я для тебя распечатала, – сообщила Ханне.

– А ты не могла занести их мне, раз уж всё равно шла мимо?

– Не могу же я всем в отделе разносить корреспонденцию по кабинетам! – огрызнулась Мунк.

– Да ну, а обычно ты ничего против этого не имела, – вставил Эйк, подмигнув ей.

– Ну, ты совсем другое дело, – проворковала Ханне.

Луиза ещё пару секунд смотрела на дверь, после того как она закрылась за секретаршей, а потом покачала головой.

– Она не привыкла к конкуренции, – сказал Нордстрём, откинувшись на спинку кресла, чтобы исхитриться вытащить из кармана брюк сплющенную пачку сигарет. – Ведь Ханне – королева нашего отдела, мы тут все за ней приударяем.

Он извлёк из пачки мятую сигаретку и сунул её в рот, озираясь в поисках огонька.

– Здесь нельзя курить, – осадила его Луиза, когда он достал из ящика письменного стола зажигалку и собрался щёлкнуть ею.

Приподняв бровь, напарник внимательно посмотрел на неё и отодвинул зажигалку в сторону.

Рик положила отчёт местной полиции на стол.

– Что касается списков лиц, объявленных в розыск, – продолжила она, – то я сначала посмотрела, кто там числится за последний месяц. Их только двое: женщина с севера Зеландии и молодой парень из Нестведа. Тогда я взяла списки за целый год, но за это время ни одну женщину в нужной возрастной группе в розыск не объявляли. Так что пришлось пересмотреть все списки за пять последних лет.

Списки объявленных полицией в розыск стопкой лежали на столе перед Луизой.

– По описанию никто не подходит, – добавила она. – Большой шрам наверняка был бы указан как особая примета. Значит, в розыск её не объявляли.

Эйк так и сидел с незажжённой сигаретой во рту, беспокойно ёрзая на стуле.

– Дай-ка мне эти списки, я посмотрю, – сказал он, уже стоя в дверях с зажигалкой в руке.

– Да иди ты уже, бога ради, кури свою сигаретку, если ты без этого не можешь! Я подожду. А потом будем думать дальше, – раздражённо бросила Рик.


– А дай-ка я ещё посмотрю на тот снимок, где эту женщину видно в лицо, – попросил Нордстрём, вернувшись в кабинет минут семь спустя. – Если она датчанка, должен же кто-нибудь её узнать, – заключил он, внимательно изучив фотографию. – Этот её шрам такой заметный – трудно забыть, если раньше уже её видел.

Луиза кивнула.

– Давай я составлю описание, и отправим фото в СМИ? – предложил Эйк, добавив, что у него сохранился список электронных адресов тех людей, которым они обычно в таких случаях рассылали информацию о разыскиваемых.

– Валяй, посылай, – согласилась Рик, очень довольная тем, что сумела добиться от напарника хоть какого-то толку. Она посмотрела на часы. – Я договорилась встретиться кое с кем в Роскилле, так что я сегодня уйду пораньше.

Она всё никак не могла привыкнуть к тому, что её подруга Камилла Линд переехала жить в принадлежащее родителям её будущего мужа большое поместье в Босерупе, под Роскилле. Жених Камиллы, Фредерик, после смерти старшего брата, когда их сестра отказалась занять должность директора в семейном предприятии «Термо-Люкс», решил уехать из США домой, в Данию, и возглавить фирму.

Что Камилла окажется хозяйкой поместья, Луиза и помыслить не могла. Она знала, что квартирка подруги, расположенная рядом с бассейном копенгагенского района Фредериксберг, выставлена на продажу и что месяц назад Маркус перешёл в другую школу, потому что Фредерик Сакс-Смит записал его в какое-то частное учебное заведение в Роскилле. Всё как-то так быстро закрутилось, и теперь дело шло к свадьбе. Рик успела заскочить в магазин «Пандуро-Хобби» и купить там бусины для украшения приглашений. Линд обязательно хотела сделать эти приглашения своими руками, и её подруга обещала после работы завезти бусины к ним домой.

Одна мысль об этом заставила Луизу вздохнуть. Она чувствовала себя уставшей уже только оттого, что её вовлекли в приготовления к свадьбе. Похоже, её подруге всерьёз вскружила голову вся эта романтическая чепуха.


– Ну вот, готово! – воскликнул Эйк Нордстрём, нарушив установившуюся в кабинете тишину. – Описание женщины и её фото разосланы вместе с обращением к публике с просьбой связаться со Службой розыска пропавших, если кто узнает её или имеет какие-нибудь сведения о том, кто она такая.

Мужчина выжидательно посмотрел на Луизу.

– Отлично, – похвалила она его и спросила, видел ли он снимки, сделанные в том месте, где обнаружили тело.

Нордстрём покачал головой.

Рик нашла их у себя в компьютере и переслала ему.

Её коллега склонился к экрану и принялся сосредоточенно рассматривать их, наморщив лоб.

– Моя мать носила такие цветастые халаты. Они ещё застёгиваются спереди на крючки, несколько крючков вертикально в ряд, – сказал он. – Но это же в шестидесятые годы было, тогда застёжку-«молнию» ещё не придумали, кажется. Я даже и не знал, что такие халаты ещё шьют.

Луиза кивнула, не отрывая взгляд от экрана. Если судить по ткани, время для этой женщины как будто остановилось.

– Давай-ка съездим туда и сами поговорим с тем человеком, который её нашёл, – продолжил Эйк. – Мы больше узнаем, если сами приедем к нему, а не его сюда вызовем.

– Я думала сделать это завтра с утра, – сказала Луиза. Ей же ещё надо бы успеть завезти Камилле эти дурацкие бусины. И она снова призадумалась о том, собирается ли её временный напарник сам завтра явиться на службу или ей опять придётся ехать приводить его в чувство.

– Поезжай себе в Роскилле, – предложил Нордстрём, захлопнув крышку своего компьютера и показывая этим, что уже готов выехать. – Я вполне могу сам с ним поговорить. Мне же всё равно пока больше нечем заняться.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6