Сара Андерсон.

Уик-энд феерической страсти



скачать книгу бесплатно

Pride and Pregnancy © 2017 by Sarah M. Anderson «Уик-энд феерической страсти»

© «Центрполиграф», 2018

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2018

Глава 1

– Судья Дженнингс?

Кэролайн подняла глаза, но вместо своей секретарши Андреа она увидела огромный букет цветов.

– О боже, – сказала Кэролайн, пытаясь как-то перехватить букет.

Это был самый большой букет цветов, который она когда-либо видела. Андреа держала его обеими руками.

– Откуда это?

Кэролайн не представляла, кто мог послать ей цветы. Уже два месяца она работала судьей в восьмом окружном суде в Пьерре, Южная Дакота. Она подружилась с персоналом: грубоватым судебным приставом Леландом, высокомерной секретаршей Андреа и неулыбчивой стенографисткой Шерил. У Кэролайн были нормальные отношения с соседями по дому, однако у нее не было знакомых, которые могли прислать ей букет.

У нее нет парня в Миннеаполисе, который скучает по ней. У нее нет серьезных отношений.

На мгновение ей захотелось, чтобы цветы прислал ее любовник. Но любовник отвлекал бы ее от работы, а она еще не заработала себе достойную деловую репутацию.

– Его принесли двое мужчин, – сказала Андреа. Ее голос заглушали цветы. – Можно его поставить?

– Ой! Конечно, – произнесла Кэролайн, освобождая место на своем письменном столе.

Она никогда не получала подобного букета. Такое количество цветов она видела только на похоронах своих родителей.

Наконец она поинтересовалась:

– В букете есть карточка?

Андреа принесла карточку из приемной.

– Букет отправлен вам, – сказала она, явно не веря, что Кэролайн может получать цветы.

Кэролайн была слишком ошеломлена, чтобы обидеться.

– Вы уверены? Должно быть, это ошибка. – Какое другое объяснение она могла дать?

Она взяла карточку у Андреа. Цветы были заказаны в интернет-магазине. На карточке значилось:

«Судья Дженнингс, я с нетерпением жду совместной работы с вами. Ваш поклонник».

Кэролайн уставилась на сообщение. Она испугалась. Внезапный подарок от тайного поклонника показался ей достаточно жутким. Но она понимала, что бояться не должна.

Кэролайн серьезно относилась к своей работе судьи. По крайней мере, она редко ошибалась. Будучи перфекционисткой, она стала прекрасным адвокатом, а теперь хорошим судьей. У нее был отличный послужной список, поэтому она без труда стала прокурором.

Тот, кто потратил столько денег, чтобы отправить ей букет цветов, был не просто ее поклонником. Вполне вероятно, что ей пытается отомстить тот, кто недоволен ее вердиктом. Прочитав о том, что в Чикаго убили судью и членов ее семьи, Кэролайн решила позаботиться о личной безопасности. Она дважды проверяла замки на дверях и окнах своего дома, носила с собой перцовый аэрозоль и брала уроки самообороны.

Но Кэролайн не думала, что букет прислал ее преследователь.

Когда она согласилась на эту должность, с ней связался юрист отдела юстиции по имени Джеймс Карлсен. Она знала, кто он такой: прокурор по особо важным делам, который расследовал коррупцию в судебной системе на всей территории Великих Равнин. Он посадил трех судей в тюрьму и уволил еще несколько с должностей после расследования.

Карлсен не вдавался в детали, но он предупредил ее, что ей могут предлагать взятки за закрытие дела.

И еще он предупредил ее, что произойдет, если она возьмет взятку.

«Я серьезно отношусь к проблемам судебной коррупции, – писал Карлсен в электронном письме. – Моя жена в молодости пострадала от коррумпированного судьи, и я не потерплю никого, кто ставит личную выгоду выше справедливости».

Кэролайн вспомнила его слова сейчас, продолжая смотреть на цветы и на неподписанную карточку.

Конечно, она знала, что люди в Южной Дакоте будут не менее коррумпированными, чем в Миннесоте. Люди везде одинаковые. Но, несмотря на предупреждение Карлсена, она надеялась, что он ошибается. В своем письме он подчеркнул, что не знает, кто подкупает судей. Люди, которых он преследовал, отказались выдавать своих благодетелей. По его словам, они либо не знали, кто им платит, либо боялись назвать их имена.

Кэролайн очень не хотелось иметь с этим дело. Неизвестные люди, ставящие под угрозу целостность судебной системы, – не что иное, как головная боль. В лучшем случае. Кэролайн хотела верить в независимый суд и беспристрастность закона. Короче говоря, она не собиралась влезать в грязное, затяжное расследование. Она могла наделать слишком много ошибок. И была слишком большая вероятность, что ее ошибки вернутся и будут преследовать ее.

Кэролайн разволновалась. Она обошла свой стол, чтобы посмотреть на цветы под другим углом. Если есть исполнители и жертвы, значит, есть мотив преступления. Необходимо, чтобы правосудие восторжествовало. Разве она здесь не для этого?

– Когда следующее заседание? – спросила она, возвращаясь за свой стол и открывая почту.

У нее нет доказательств того, что куча цветов как-то связана с делом о коррупции, которое ведет Карлсен. Но у нее была догадка, а иногда догадка – это все, что необходимо женщине.

– Через двадцать минут, – ответила Андреа.

Кэролайн взглянула на пожилую женщину. Андреа с завистью смотрела на букет.

– Я не смогу оставить все цветы у себя, – сказала она, отыскивая электронное письмо от Карлсена. – Возьмите часть из них себе домой или усыпьте лепестками дорогу до вашей машины.

Обе рассмеялись.

– Я так и сделаю, – сказала секретарша, выходя из офиса, чтобы найти подходящую вазу.

Кэролайн просмотрела электронные письма, которыми она обменивалась с Джеймсом Карлсеном. Открыв одно из его писем, она нажала кнопку «Ответить» и начала печатать текст. Одно ясно наверняка: если какая-то гнусная организация добралась до нее, ей следует об этом сообщить.


Том Желтая Птица подумал, что иногда Вселенная любит шутить.

Как еще объяснить тот факт, что в то самое утро, когда он должен был давать показания в суде под председательством достопочтенной Кэролайн Дженнингс, ему пришло письмо от старинного друга, Джеймса Карлсена. В нем Джеймс сообщил ему, что новый судья, достопочтенная Кэролайн Дженнингс, получила подозрительный букет цветов и обеспокоена, не связано ли это с продолжающимся расследованием судебной коррупции в Пьерре, Южная Дакота.

Было бы забавно, если бы ситуация не была такой серьезной. Том уселся на заднем ряду в зале суда. Сегодня слушалось дело об ограблении банка. Том, как агент ФБР, выследил преступника и арестовал его. Грабитель был задержан с помеченными денежными купюрами.

– Встать, суд идет! – сказал судебный пристав, когда дверь в зале открылась. – Начинается заседание суда восьмого судебного округа, председательствует судья Кэролайн Дженнингс.

Том слышал все это и раньше, сотни раз. Он поднялся и сосредоточился на женщине, одетой в черное. Еще одно слушание. Новый судья. Остается надеяться, что ее нелегко подкупить.

– Садитесь, – произнесла судья Дженнингс.

Зал суда был полон. Том впервые внимательно посмотрел на нее.

Ого! Он моргнул. Потом еще раз. Он не мог отвести от нее взгляда.

Она села и посмотрела ему в глаза. Ему показалось, что время остановилось. Он никогда не видел ее раньше, иначе бы непременно запомнил. Его сразу потянуло к ней. Даже с такого расстояния ему показалось, что он видит на ее щеках легкий румянец.

Судья выгнула бровь, явно не понимая, что происходит. Том по-прежнему стоял, выглядя как идиот. Его все ждали. Леланд широко улыбался, стенографистка казалась раздраженной. Остальные присутствующие в зале суда поворачивали головы в его сторону, желая узнать, почему не начинается слушание.

Том сел и попытался собраться с мыслями. Кэролайн Дженнингс – судья по этому делу, и о ней ему сообщил Карлсен. Больше ничего. Любое влечение, которое он к ней испытывает, не имеет значения. Ему следует давать свидетельские показания и заниматься делом о коррупции.

Письмо Карлсена пришло поздним утром, поэтому Том не успел провести собственное исследование. Это была единственная причина, по которой судья Дженнингс застала его врасплох.

Она оказалась лет на двадцать моложе, чем он ожидал. Все остальные судьи были белыми мужчинами в возрасте за пятьдесят. Может быть, поэтому она казалась такой молодой. Вероятно, ей лет тридцать, подумал Том. У нее были светло-каштановые волосы, стянутые в хвост у основания шеи. В ее ушах были простые серьги-гвоздики – бриллиантовые или с более дешевыми камнями. Ее макияж был сдержанным. Поверх черной мантии вокруг ее шеи лежал кружевной воротник.

Красавица.

Том всегда замечал физическую красоту мужчин или женщин. За прошедшие десять лет он разглядывал любого привлекательного человека как предмет изобразительного искусства. Даже если женщина не вызывала у него желания, Том все равно оценивал ее красоту.

Но его острая реакция на женщину в бесформенной мантии не была обычным наблюдением за традиционной красотой. Он не помнил, когда в последний раз ощущал такое желание.

Ну, вообще-то он знал, когда именно это было, но он не собирался позволять мыслям о Стефани отвлекать его от дел. Откинувшись на спинку сиденья, Том сосредоточился. Судья Кэролайн Дженнингс профессионально вела слушание. Когда адвокат Лески начал говорить, она прервала его, но при этом не казалась ни агрессивной, ни растерянной.

Ожидая, когда его вызовут, Том вспомнил электронное письмо от Карлсена. Кэролайн Дженнингс была аутсайдером, ее назначили судьей после того, как Том арестовал предыдущего судью, замешанного в коррупции.

Она из Миннеаполиса – это чертовски далеко от Южной Дакоты. Теоретически у нее не может быть связей с местными политиками или лоббистами. Но это не значит, что она кристально чиста. Тот, кто управляет штатом, будет стремиться подружиться с новым судьей.

Однако Тома воодушевил тот факт, что она уже связалась с Карлсеном из-за букета цветов. Если судья готова идентифицировать такие подарки как взятку, возможно, она честный человек.

Но Том больше не был таким наивным, как прежде. Он не знал, кто подкупает судей, но у него были предположения. Так или иначе, он не может доказать свои подозрения. Но он понимал, что всякая группа или группы, которые влияют на решения суда в своем штате, – серьезные противники.

– Обвинение вызывает спецпредставителя ФБР, Томаса Желтая Птица.

Том встал и поправил галстук. Он должен уделять больше внимания слушанию, а не размышлять о новом судье. Прокурор предупредил его, что Кэролайн Дженнингс любит ставить на место сотрудников правоохранительных органов.

Идя по проходу, Том почувствовал на себе взгляд судьи Дженнингс. Он не позволил себе оглянуться. Он мрачно смотрел на подсудимого, на то, как преступник старается спрятаться за своего адвоката.

Но Тому ужасно хотелось взглянуть на нее. Посмотрит ли она на него с вызовом? Или с подозрением? Он привык к этому. Его неоднократно называли странным. У Тома было непроницаемое выражение лица, что помогало ему в работе. Люди, которые не понимали его, решали, что ему нельзя доверять.

Или он увидит в ее глазах то же самое, что он почувствовал, когда вошел в зал суда? Расцветет ли на ее щеках легкий румянец?

Обвинитель Смит поймал взгляд Тома и посмотрел на него с упреком. Правильно. Том должен работать, а не размышлять о чувствах Кэролайн Дженнингс.

Леланд попросил Тома сесть на место свидетеля. Не глядя на Кэролайн, он подумал, что от нее пахнет цветущими розами.

Смит задал Тому обычные вопросы: как он занялся этим делом; где проводилось расследование; как он определил, что обвиняемый виновен; как проводился арест; что сказал обвиняемый во время допроса.

После того как Смит закончил с Томом, настала очередь адвоката задавать вопросы.

Несколько секунд адвокат продолжал сидеть за своим столом, просматривая записи. Обычная тактика, которую Том видел бесчисленное количество раз. Адвокат пытался вывести его из себя. Том терпеливо ждал. Он умел это делать.

– Адвокат, мы ждем вас, – резко сказала судья Дженнингс.

Том едва сдержал улыбку. Она была не такой терпеливой, как казалось.

Адвокат встал и начал неторопливо складывать документы на столе, а потом отпил воды.

– Поторопитесь! – рявкнула судья Дженнингс.

Адвокат натянуто улыбнулся:

– Конечно, ваша честь. Агент Желтая Птица, где вы были вечером двадцать седьмого апреля, в тот день, когда вы якобы отслеживали счета, украденные у американского государственного банка в Пьерре?

Том спокойно ответил:

– У меня был выходной.

– Чем вы занимались? – Адвокат снова улыбнулся.

Том ответил не сразу. Смит поднялся с места и крикнул:

– Возражаю, ваша честь! То, чем агент Желтая Птица занимается в свое свободное время, не имеет отношения к делу.

Адвокат повернулся к судье. На его губах играла масленая улыбка.

– Ваша честь, я собираюсь доказать, что то, чем агент Желтая Птица занимается в свое свободное время, ставит под угрозу его способность выполнять свою работу.

Кэролайн Дженнингс откашлялась, и Том посмотрел на нее. Затем она наклонилась вперед, поставив локти на стол.

– Что вы затеяли, адвокат? – спросила она.

– Ваша честь?

– Мое время так же ценно, как и ваше, я полагаю. Или вам платят за то, чтобы вы нарочно тянули время на слушании дела?

Том приложил все силы, чтобы не рассмеяться. Адвокат постарался улыбнуться, хотя явно опешил. Он не ожидал, что судья Дженнингс окажется крепким орешком.

– Если бы я мог задать вопрос, я продемонстрировал бы…

– Почему мне кажется, что вы выуживаете какую-то информацию? – прервала его судья Дженнингс. – В какой незаконной деятельности вы собираетесь обвинить агента Желтая Птица?

Она обратила внимание на Тома, и он снова почувствовал сильное влечение к ней.

– Вы готовы сознаться в преступлениях сами, чтобы не терять зря времени?

Том поднял бровь, его губы дрогнули в улыбке.

– Ваша честь, единственное преступление, в котором я виноват, – это превышение скорости.

Что-то изменилось в ее взгляде. Он надеялся, что это было облегчение.

– Да, – тихо сказала она мягким голосом. – Похоже, все водители Южной Дакоты носятся как одержимые. – Судья снова посмотрела на адвоката: – Вы собираетесь аргументировать, как превышение скорости компрометирует способность агента ФБР расследовать преступление?

– Проститутки! – закричал взволнованный адвокат, размахивая конвертом из манильской бумаги. – Он покровительствует проституткам!

В зале наступила абсолютная тишина.

Черт побери. Как паршивый слизняк узнал об этом?

– Ваша честь! – Смит быстро встал. – Это не имеет никакого отношения к ограблению банка!

Ситуация стала смехотворной, но Том знал, как играть в эту игру. Если он покажет раздражение или беспокойство, то лишь поможет адвокату. Поэтому он просто промолчал.

Однако он стиснул зубы. Ему не было стыдно за свои деяния, но, если судья Дженнингс продолжит его допрашивать, он сможет скомпрометировать некоторых из своих девочек.

– Это серьезное обвинение, – сказала судья Дженнингс таким холодным тоном, что температура воздуха в зале суда, казалось, упала на несколько градусов. – Я полагаю, у вас есть доказательства?

– Доказательства? – переспросил адвокат и помахал в воздухе конвертом. – Конечно, у меня есть доказательства. Я не стал бы тратить драгоценное время судьи, если бы у меня не было доказательств.

– Покажите, что у вас в конверте.

Адвокат опешил.

Судья Дженнингс прищурилась:

– Адвокат Лески, если у вас есть доказательства того, что агент Желтая Птица покровительствует проституткам, и это каким-то образом ставит под угрозу его способность отслеживать украденные деньги, я предлагаю вам представить их в течение следующих пяти секунд. В противном случае я обвиню вас в неуважении к суду и выпишу штраф в пятьсот долларов.

Кэролайн Дженнингс показалась Тому еще более привлекательной. Его желание усилилось. Эта женщина была потрясающей. Просто удивительной.

Лески колебался всего секунду, затем он шагнул вперед и передал конверт судье Дженнингс. Она вытащила из конверта не очень четкие фотографии. Том догадался, что снимки были сделаны с камер видеонаблюдения.

Он знал, что на этих фотографиях он, вероятно, ужинает с проститутками. Он постоянно покупал им еду. Но в этом не было ничего противозаконного.

Однако нет ничего хорошего в том, что фотографии попали в руки адвоката. Том нес ответственность за этих девушек. И еще он не имеет права ставить под угрозу расследование дела, которое вел как агент ФБР.

– Ваша честь, – произнес наконец Смит, – этот допрос не имеет отношения к делу. Насколько суду известно, он встречался с информаторами!

Том с трудом сохранял спокойствие. Если решат, что эти девушки – его информаторы, то они окажутся в еще большей опасности.

Судья Дженнингс проигнорировала Смита.

– Мистер Лески, насколько я могу судить, это доказательство того, что агент Желтая Птица просто ест с другими людьми.

– Но они проститутки! – крикнул Лески. Он выглядел униженным.

Смит снова начал возражать, но судья Дженнингс подняла руку, прерывая его:

– Это все ваши доказательства? Он ел… – Она повернулась к Тому и показала ему фотографию. – Это обед или ужин?

Том сразу же узнал на снимке Джинни.

– Ужин.

– Он ужинает с женщиной. Она отмывала украденные деньги? Она угнала машину? Продавала государственные секреты?

– Нет, – пробурчал Лески. – Она не имеет отношения к этому делу!

– Так.

Удивительно, но судья Дженнингс казалась более разочарованной, чем все остальные. Она словно ожидала, что Лески лучше подготовился к бою.

– Что еще вы можете добавить?

Лески плюхнулся на свое место и покачал головой.

– Ваша честь, – сказал Смит, – я прошу вычеркнуть из стенограммы заседания обвинения адвоката.

– Конечно. – Судья пристально посмотрела на Лески.

Том понял, что ни разу не встречал такую женщину, как судья Дженнингс. Его тянуло к ней. Больше всего он хотел, чтобы сильнее разгорелась искра его желания. Стефани желала бы, чтобы он жил дальше. Но ни одна женщина не увлекала его так, как она, поэтому на протяжении многих лет он оставался верен своей покойной жене и думал только о работе.

Так было до встречи с Кэролайн Дженнингс.

– Агент Желтая Птица, вы свободны, – сказала ему судья.

Том приложил все силы, чтобы двигаться неторопливо и спокойно. Он встал и, не глядя ни на адвоката, ни на обвиняемого, вышел из зала суда.

Итак, он выполнил свои обязанности в связи с делом по ограблению банка. А это означает, что теперь ему надо заниматься делом Кэролайн Дженнингс.

И он с нетерпением ждал, когда приступит к нему.

Глава 2

Когда Кэролайн вышла из здания суда в конце дня, она знала, что должна думать о том, кто послал ей цветы. Или о кратком ответе Джеймса Карлсена на ее электронное письмо, где говорилось, что он связался с сотрудником, который займется ее делом. Она должна думать о делах. Или о завтрашнем слушании.

Или хотя бы о том, что съесть на ужин.

Но она думала только об агенте ФБР с его невероятными глазами.

Томас Желтая Птица. Кэролайн вздрогнула, думая о том, как их взгляды встретились в зале суда. Даже с приличного расстояния она ощущала жар его взгляда. О, он отлично держался. Как хладнокровно он выдержал обвинение адвоката! Как смотрел на обвиняемого!

А потом он едва заметно улыбнулся, и она чуть не растаяла, как мороженое в летний день.

Опасная ситуация. Если он так воздействует на нее одним только взглядом, что она будет делать, если он к ней прикоснется?

У Кэролайн не было ни времени, ни желания заводить роман в Пьерре. Она думала, что здесь подходящих ей мужчин будет значительно меньше, чем в Миннеаполисе. Хотя она и дома редко с кем встречалась. В ее списке приоритетов не было беспорядочных связей.

Ей не нужно привязываться к мужчине, за которого она не хочет выходить замуж. Ее карьера гораздо важнее.

Кроме того, большую часть времени Кэролайн проводила с адвокатами и предполагаемыми преступниками.

Но сегодня она встретилась с Томом.

Задумавшись, она обогнула здание суда и остановилась как вкопанная. Привлекательный и умный человек – специальный агент ФБР Томас Желтая Птица – стоял, прислонившись к блестящему автомобилю, припаркованному недалеко от ее «вольво». У нее напряглись соски.

Кэролайн вздрогнула. Господи, ну почему этот человек в солнцезащитных очках выглядит таким соблазнительным?

– Агент Желтая Птица, – сказала она, когда он выпрямился. – Вот так сюрприз.

Уголок его рта приподнялся в улыбке. Том снял солнцезащитные очки.

– Я надеюсь, сюрприз приятный?

В суде их разделяло несколько метров. На Кэролайн была мантия. А сейчас они стоят довольно близко друг к другу. И без свидетелей.

– Это зависит от многого, – честно ответила она. Потому что если он собирается просто с ней поболтать, то это допустимо. Но если у него на уме нечто другое…

Его взгляд скользнул по ней неторопливо и оценивающе, и она сильнее разволновалась. Ей казалось, он точно так же смотрел на нее в переполненном зале суда. Она не должна поддаваться желанию. Желание – слабость, а слабость – риск.

Он посмотрел ей в лицо. Кэролайн испытала облегчение, когда он заговорил.

– Я хотел поблагодарить вас за то, что вы поддержали меня сегодня.

Она отмахнулась от его заявления, обрадовавшись возможности сосредоточиться на чем-то, кроме его пронзительных глаз.

– Просто я выполняю свою работу. Насколько мне известно, совместный ужин не является конфликтом интересов. – В отличие от нынешнего разговора. – И я не желаю, чтобы меня считали слабым судьей.

– Я это заметил.

Сейчас самое время заверить Кэролайн, что он не покровительствовал проституткам. На самом деле было бы здорово, если бы он вообще не ужинал с ними. Она попыталась вспомнить, что сказал Смит. Агент Желтая Птица, возможно, встречался с информаторами, чтобы получить сведения, необходимые для его работы. Вполне разумно.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное