Сара Андерсон.

Красная роза для Френсис



скачать книгу бесплатно

– Этот офис, – твердил отец, – сделал меня тем, кто я есть. – Он коротко, нежно обнял ее и добавил: – И тоже сделает тебя тем, кто ты есть, моя девочка.

Забавно, как воспоминания о простых объятиях отца могли вызвать слезы на глазах.

Френсис не могла вынести мысли о том, что эта история, все эти светлые чувства будут проданы тому, кто предложит больше. Даже если она получит неплохие комиссионные.

Если не помешать продаже, лучшее, что она сможет сделать, – убедить Чэдвика выкупить столько мебели, сколько возможно. Брат долго боролся за сохранение компании в семье. Он бы понял, что есть вещи, которые просто невозможно продать.

Но это не было планом «А».

Она постаралась забыть о нежности. В таких делах нежность – слишком большая роскошь, и, бог свидетель, она не может себе позволить такого.

Френсис остановилась посреди офиса и подождала, пока подойдет Логан. Не подумала грациозно усесться на один из гостевых стульев перед письменным столом, не раскинулась соблазнительно на пустом диванчике. Она даже не подумала растянуться на столе для совещаний. Нет, стояла в центре комнаты, словно правительница всего, что видела. И никто, даже временный генеральный директор, сложенный, как футбольный защитник, не мог бы убедить ее в обратном.

Френсис удивилась, когда он не захлопнул дверь, а всего лишь осторожно прикрыл.

«Голову выше, плечи распрямить», – напомнила она себе, пока ждала, какой следующий шаг он сделает. Она не выкажет ему милосердия и не будет ожидать от него пощады.

Она увидела, как он шагнул к столу для совещаний, где повесил на стул ее плащ. Френсис все время чувствовала его взгляд. Он, вне всякого сомнения, восхищался ее самообладанием, хотя просто мечтал свернуть ей шею.

Мужчин так легко сбить с толку.

Он из тех, кому нужно взять под контроль ситуацию. Теперь, когда зрители разбрелись, он чувствует моральную необходимость поставить ее на место.

Нельзя позволить ему почувствовать себя в своей тарелке. Вот и все. Так думала про себя Френсис.

И угадала. Он описал большой круг, не потрудившись скрыть тот факт, что оценивает ее лучшее платье, и направился к письменному столу. Она даже не поменяла позы, пока он не соизволил присесть. И только потом сунула руку в маленькую сумочку из изумрудно-зеленого шелка в тон платью, конечно, вынула зеркальце и помаду и, полностью игнорируя Логана, густо накрасила губы.

Действительно ли донесся едва слышный стон?

Она убрала помаду и зеркало и достала телефон. Логан открыл рот, пытаясь что-то сказать, но она перебила, сняв на телефон письменный стол. И его заодно.

Он наконец закрыл рот, снова открыл и спросил:

– Френсис Бомонт, вот как?

– Одна и единственная, – промурлыкала она, снимая крупным планом детали резьбы в углу стола. И если нужно будет наклониться для пущего эффекта, что поделать, если у платья такой огромный вырез?

– Полагаю, – сдавленно пробормотал Логан, – таких вещей, как совпадения, не существует?

– Я уж точно в них не верю.

Она сделала снимок с другого угла.

– А вы?

– Больше нет.

Судя по тону, он не был раздражен или рассержен, Логан был довольно спокоен.

Она даже различила нотки юмора в его голосе.

– Так вы хорошо все здесь знаете?

– Именно, – жизнерадостно согласилась она. Помедлила, словно только сообразила, что забыла о хороших манерах.

– Мне так жаль, но, кажется, я забыла, как вас зовут!

Ой! Вот это взгляд! Но если он воображал, что может запугать ее, значит, не понял, с кем имеет дело.

– Прошу прощения. – Он встал и протянул руку. – Этан Логан. Генеральный директор «Бомонт бруэри».

Она выждала несколько мгновений, прежде чем пожать руку. Его руки соответствовали плечам, мощные и большие. Этот Этан Логан уж точно ничуть не выглядел жалким, скупым лакеем, которого она представляла.

– Этан, – пробормотала она, глядя на него сквозь ресницы.

Рука оказалась теплой. И сильной. Он мог легко сломать ей пальцы, но сдерживал силу. Мало того, поднес к губам ее руку и поцеловал. Именно это она пыталась заставить его сделать раньше в присутствии зрителей. Тогда это казалось безопасным, ни к чему не обязывающим шагом.

Но здесь, в замкнутом пространстве офиса, когда никто не видел его рыцарского жеста? Непонятно, что означал этот поцелуй: угрозу или обольщение? Возможно, и то и другое.

Он вскинул голову и взглянул ей в глаза. Почему-то в комнате сразу стало теплее. Воздух сделался более разреженным. Френсис пришлось собрать все самообладание, чтобы не хватать воздух ртом, не втянуть хоть немного кислорода в легкие. У него такие красивые глаза, взгляд теплый и решительный, сосредоточенный исключительно на ней.

Должно быть, она его переоценила.

Но знать ему об этом не обязательно.

Френсис позволила себе смущенно покраснеть, что потребовало некоторых усилий. Она давно уже не смущалась и не была наивной.

– Рада знакомству, – выдохнула она, гадая, когда он задумал поцеловать ей руку.

– Я тоже, – заверил он и, выпрямившись, отступил.

Она с интересом отметила, что он больше не садился.

– Так вы оценщик, которого наняла Долорес?

– Надеюсь, вы не будете слишком строги с ней, – пролепетала она, воспользовавшись моментом, чтобы отойти еще на несколько шагов.

– Зачем мне это? Но имеете ли вы право производить оценку? Есть у вас соответствующее образование, или Долорес привела вас мне назло?

Последнее он бросил чересчур небрежно. Черт! Он почти обрел равновесие! Этого нельзя допустить!

Более того, она не позволит, чтобы он сомневался в ее возможностях провести нужную работу!

И тут она поняла, что его губы, обычно гневно сжатые, сейчас изгибались в чересчур самоуверенной улыбке. Он выиграл очко – и знал это!

Она быстро изобразила скромность и воспользовалась возможностью, чтобы сделать еще несколько снимков.

– Если уж на то пошло, у меня есть необходимое образование. Степень бакалавра истории искусств и степень магистра изящных искусств. Я несколько лет была управляющей галереи «Солярия». У меня обширные связи на местном рынке предметов искусства.

Она перечислила свои степени и должности легким деловитым тоном, чтобы он почувствовал себя непринужденно. Правда, учитывая проделку с пончиками, которую она отмочила, это, возможно, еще больше заставит его нервничать, при условии, что у него есть мозги, конечно.

– И если кто-то знает истинную цену этим предметам, – добавила она, одарив его ослепительной улыбкой, – это именно Бомонт. Как думаете? В конце концов, все это столько времени было нашим!

Он не ответил на улыбку, подозрительно уставился на нее, как она и думала. Придется пересмотреть мнение о нем. Теперь, когда шок от ее появления выветрился, он, казалось, все больше увлекался игрой.

Вообще, не стоило проявлять эмоции, но мысль ее взволновала. Этан Логан будет грозным врагом. Это, возможно, даже окажется забавным. Она сможет вести с ним игру, которую, несомненно, выиграет, а в процессе защитит наследие своей семьи и поможет Долорес и остальным служащим.

– Как насчет вас?

– Что – насчет меня?

– У вас достаточная квалификация, чтобы управлять компанией? Этой компанией? – Это вырвалось немного резче, чем хотелось бы. Но Френсис сопроводила вопрос хлопаньем ресниц и очередной скромной улыбкой.

Не то чтобы это сработало.

– Собственно говоря, да, – издевательски бросил он, подражая ее словам, – я вполне готов управлять компанией. Я совладелец собственной фирмы «Копорит рестракчеринг севисиз». До этой реструктуризовал тринадцать компаний, поднял цену на акции, увеличил продуктивность и производительность труда. У меня степени бакалавра экономики и магистра делового администрирования, и я сумею обновить эту компанию.

Последнюю фразу он сказал с убежденностью человека, который считал себя абсолютно правым.

– Совершенно в этом уверена.

Конечно, она согласилась с ним. А он ожидал, что она будет спорить.

– Как только служащие преодолеют мерзкий грипп, который так и ходит вокруг.

Она приподняла плечо, словно пытаясь сказать, что это всего лишь вопрос времени.

– Еще несколько дней – и все будет у вас под контролем.

И чтобы посыпать немного соли на рану, подалась вперед. Но он не отвел глаза. И даже не взглянул на ее грудь. Черт! Пора принимать решительные меры.


Френсис позволила себе оглядеть массивные плечи и широкую грудь. Он совсем не похож на худых бледных мужчин, вращавшихся в мире искусства. Она до сих пор ощущала прикосновение его губ к тыльной стороне ладони.

И да, вполне способна вести эту игру. На короткое время она снова ощутила себя прежней Френсис Бомонт, сильной, красивой, обладающей властью над всеми, вращавшимися в ее орбите.

Она сможет использовать Этана Логана, чтобы вернуть все, что потеряла за последние полгода, и, если очень повезет, сумеет даже причинить вред «ОллБев» через «Бруэри». Корпоративный шпионаж и тому подобное.

Поэтому она решительно добавила:

– Я верю в ваши способности.

– Неужели?

Она снова оглядела его и улыбнулась. На этот раз искренней улыбкой, не предназначенной для того, чтобы вызвать определенную реакцию.

– О да, – заверила она, отворачиваясь. – Верю.

Глава 3

Она нужна ему.

Это совершенно отчетливое откровение сопровождалось другим, куда более угнетающим. Френсис Бомонт уничтожит его, если он даст ей хоть малейший шанс.

Наблюдая, как она ходит по его офису, делая снимки мебели и антиквариата и беспечно болтая о потенциальных покупателях, он понимал, что должен рискнуть последним, чтобы получить первое.

Судя по тому, что все служащие только что не ели у нее с руки, вернее, из коробки с пончиками, и ни один из них не вернулся к работе, не послушал его приказа. Зато как все подпрыгнули, когда Френсис Бомонт им улыбнулась!

Больно признаться даже себе самому, что рабочие не желают его слушать. А ее послушают.

Она одна из них. Бомонт. Очевидно, все ее обожают. Даже Долорес, старая боевая кобыла, преклонялась перед этой неотразимо красивой женщиной.

– Если не возражаете, – сказала она этим нежным голоском, который, как он считал, был сплошным притворством. Сбросила туфли, поставила стул под окном и протянула ему руку. – Я бы хотела сделать более подробный снимок фризов над окном.

– Разумеется, – дипломатично согласился он.

Эта женщина, эта неотразимая женщина, ухитрилась сделать так, чтобы ее ягодицы оказались прямо перед его глазами. Ее непосредственность лишала его рассудка.

Она роскошна. Явно умна. И очевидно, сделает все, чтобы подорвать его авторитет. Именно поэтому и принесла пончики. Объявила всему миру в общем, а в особенности ему, что пивоварня во всех смыслах по-прежнему остается «Бомонт бруэри».

– Спасибо, – пробормотала она, опираясь на его плечо, чтобы спрыгнуть со стула. Прежде чем успел сдержаться, он обнял ее за талию, чтобы не дать упасть.

Что было ошибкой, поскольку между ними проскочила электрическая искра. Она взглянула на него сквозь ресницы; он потерял счет тому, сколько раз делала это, но теперь его словно громом ударило.

После месяца общения с пассивно-агрессивными служащими и страха не быть оцененным по достоинству, он неожиданно ощутил себя совершенно другим человеком.

– Спасибо, – прошептала она на этот раз, казалось, более честно и менее расчетливо, и едва заметно прижалась к нему. Он почувствовал жар ее груди сквозь пиджак и рубашку.

Убедившись, что Френсис не упадет, Этан отступил. Она нужна ему, но не в таком качестве. Ни сейчас – и никогда. Иначе она уничтожит его. У него на этот счет нет сомнений. Ни малейших.

Однако в голове начинала складываться идея.

Может, он все делает неправильно. Вместо того чтобы пытаться избавить «Бомонт бруэри» от Бомонтов, следовало бы вернуть туда Бомонтов.

Когда его осенила эта мысль, он ухватился за нее обеими руками.

Да. Ему действительно нужно иметь Бомонтов на борту, когда будет вводить новшества и изменения. Если рабочие поймут, что их прежние боссы участвуют в реорганизации, больше не будет массовых пищевых отравлений, гриппа или чего-то, запланированного на следующую неделю. Да, ворчать по-прежнему будут – персоналу многое не понравится, – но если на его стороне будут Бомонты…

– Итак!.. – весело воскликнула Френсис, наклоняясь поправить ремешок на туфельке.

Этан зажмурился, чтобы она не поймала его пристальный взгляд на ее полуоткрытую грудь. Если он хочет осуществить свой план, нужно сохранять холодную голову.

– Как бы вы хотели продолжить, Этан?

Когда она произнесла его имя, он решил, что сейчас безопасно поднять глаза.

Безопасно, но не слишком. Френсис выглядела так, словно только сейчас сошла с киноэкрана. Золотисто-рыжие волосы падали мягкими волнами на плечи, светло-голубые глаза сейчас казались бирюзовыми. Неземное создание. Сплошные аппетитные изгибы под шелковистой тканью зеленого платья.

– Я хочу нанять вас.

Прямой подход – самый лучший. Если он попытается ходить вокруг да около, она запутает его и закружит голову.

Это сработало, но лишь на секунду. Ее глаза удивленно расширились, но Френсис быстро взяла себя в руки и весело рассмеялась. Как колокольчик на ветру.

– Мистер Логан, вы уже наняли меня. Мебель. Наследие моей семьи. – Она сверкала улыбкой мощностью в тысячу ватт.

– Я не это имел в виду. Хочу, чтобы вы работали на меня. Здесь. В «Бруэри». В качестве…

Что может быть подходящим для женщины вроде нее?

– Исполнительного вице-президента человеческих ресурсов, отвечающего за отношения между работниками и руководством.

Ну вот. Звучит пышно, хотя и ничего не значит.

Она недоуменно нахмурилась:

– Хотите, чтобы я стала менеджером?

Последнее слово она произнесла так, что во рту остался неприятный привкус.

– Об этом не может быть и речи.

Френсис одарила его улыбкой, которой, как он думал, действовала так, как другие люди орудуют ножом в уличной драке.

– Мне очень жаль, но я вряд ли смогу работать на «Бомонт бруэри», если ей не владеет настоящий Бомонт.

Она с отточенной грацией подхватила плащ и накинула на плечи, скрыв волнующие изгибы от его глаз.

Не то чтобы Этан смотрел на нее. Просто почувствовал, как уголки глаз приподнялись в улыбке. Он лишил ее равновесия, возможно, впервые с тех пор, как она ступила на территорию «Бруэри».

– Я составлю список оценочной стоимости мебели и еще один – потенциальных покупателей на предметы, связанные с сентиментальными воспоминаниями, – объявила она и, даже не потрудившись оглянуться, направилась к двери.

Не успев понять, что делает, он побежал за ней.

– Подождите! – Он подскочил как раз в ту минуту, когда она положила ладонь на ручку, и захлопнул дверь.

И только тогда понял, что зажал ее между собой и дверью.

Она тоже это поняла. Двигаясь с грацией танцовщицы, развернулась и прижалась к двери спиной, выпятив груди и кокетливо улыбаясь.

– Вам нужно что-то еще?

– Может, вы, по крайней мере, подумаете?

– Насчет работы?

Он широко улыбнулся. Чересчур победоносно, чтобы выглядеть красиво.

– Думаю, что не соглашусь.

О чем еще ей думать?

Кровь забилась в жилах. Этан не мог признать поражение и то, что прекрасная женщина закружила и запутала его. Он даже этого не понял, пока не стало слишком поздно. Нужно придумать что-то, чтобы она по крайней мере сознавала, что у нее есть выбор. Он не может управлять этой компанией без нее.

– В таком случае пообедайте со мной.

Если просьба и удивила, Френсис этого не показала. Склонила голову так, что прекрасные рыжие волосы рассыпались по плечам, она коснулась его подбородка кончиками пальцев и провела по его шее и белой рубашке.

От нее исходил жар, когда она прижала ладонь к его груди. Ему отчаянно хотелось закрыть глаза и сосредоточиться на том, как ее прикосновение пробуждает к жизни его тело. Хотелось попробовать на вкус ее рубиновые губы, притянуть ее к себе и ощутить гладкость кожи.

Он не сделал ничего подобного. И постарался вести себя по-мужски.

– Почему я должна соглашаться на это? – прошептала она, и от его решимости едва не осталось и следа.

– Я бы хотел получить шанс изменить ваше мнение. Насчет предложения работы.

Что не было истинной правдой. Больше не было. Особенно когда ее ладонь описывала небольшие круги на том месте, где билось его сердце.

– Это все? – Ее ладонь словно прожигала его кожу. – Больше вы ничего от меня не хотите?

– Я хочу лишь лучшего для компании.

Будь оно проклято, он почти хрипит. Но ничего нельзя поделать, когда она так на него смотрит!

– Разве?

Что-то в ее лице изменилось. Это не было смирением, обреченностью – и уж точно не капитуляцией.

Это походило на обещание, согласие.

Френсис слегка толкнула его в грудь. Этан убрал руку с двери.

– Обед. Ради «Бруэри», – кивнула она.

Он не мог истолковать ее заявление, поскольку в ушах звенело желание.

– Где вы остановились?

– У меня люкс в отеле «Монако».

– Скажем, в семь часов завтрашнего вечера? В вестибюле?

– Это для меня большая честь.

Она выгнула бровь, развернулась и исчезла, остановившись только у стола Долорес, чтобы поблагодарить за помощь.

Он должен найти способ перетянуть Френсис на свою сторону.

Но это не имеет ничего общего с тем, что он до сих пор чувствовал, как горит кожа от ее прикосновения.

Глава 4

В конце концов выбор сузился до одного из двух платьев. У Френсис их осталось всего четыре после ликвидации гардеробной. О зеленом не может быть и речи. От платья, надетого дважды, будет разить отчаянием, даже если глаза Этана едва ли не выпадают из орбит, когда он видит ее в нем.

Кроме того, у нее есть платье подружки невесты, оставшееся после свадьбы Филипа, узкое, серое, со стразами. Но оно чересчур официальное для обеда, хотя и хорошо на ней сидит.

Значит, придется выбирать между красным бархатным и маленьким черным.

От красного он точно потеряет дар речи. Она всегда любила это платье, преображавшее ее из паршивой овцы семейства в настоящую леди.

Но в нем нет ничего сдержанно-скромного. И, кроме того, если вечер пройдет хорошо, ей может понадобиться более сексуальный наряд.

Остается маленькое черное платье с американской проймой и открытой спиной – от груди нельзя оторвать глаз. Сначала оно кажется неброским из-за черного цвета, что как раз дает преимущество. Если надеть его с коротким жакетом-болеро, Френсис произведет впечатление серьезной женщины, а когда нужно будет свести с ума, снимет жакет. Идеально!

Через двадцать минут она уже была в даунтауне. Как раз вовремя. Этану Логану полезно немного подождать. Чем сильнее она выведет его из равновесия, тем больше укрепится ее положение.

Сразу возникал вопрос: а каково ее положение? Она согласилась на обед только потому, что он сказал, будто хочет самого лучшего для компании. И сказал таким тоном…

Она тоже хочет лучшего для компании. К тому же не следует забывать о служащих, их судьба для нее столь же важна, как и прибыль.

И в конце концов если что-то по-прежнему называется «Бомонт бруэри», не должно ли оно быть связано с Бомонтами?

Потому обед имел две цели. Френсис попробует разговорить Этана, заставить открыть долгосрочные планы на «Бруэри». И если в них есть что-то, что поможет привести ее мир в прежний порядок, тем лучше.

Да, это прекрасно. Главное во время обеда не засматриваться на Этана, не представлять, как могучие мышцы его груди подрагивают под ее пальцами. Игнорировать жар, который исходит от него, и его пылкие, раздевающие взгляды.

Впрочем, ей не привыкать. Она – Френсис Бомонт. Много лет подряд мужчины смотрели на нее словно голодающие на банкет. Ничего нового. Только дань уважения ее имени и генетике. Этан Логан ничем не отличался от других. Она возьмет от него все, что нужно, и пойдет своей дорогой.

Несмотря на решительный настрой, Френсис, войдя в вестибюль отеля «Монако», ощущала, как в животе трепещут крыльями бабочки. Неужели она нервничает? Немыслимо. Френсис никогда не нервничала, особенно по столь ничтожному поводу. Всю жизнь она дрейфовала в водах, полных акул. Среди богатых и влиятельных мужчин. Этан – всего-навсего очередная акула. И даже не большая белая акула. Едва дотягивал до морской собаки.

– Добрый вечер, миссис Бомонт.

– Харолд! – Она поздоровалась со швейцаром, тепло улыбнулась и дала большие чаевые.

– Мисс Бомонт! Как приятно снова видеть вас!

При этом довольно громком заявлении несколько других гостей, сидевших ближе к выходу, замолчали и уставились на нее.

Френсис не удостоила собравшихся и взглядом.

– Спасибо, Хейди.

Отель обслуживал семью Бомонт много лет, и Френсис нравилось привечать служащих.

– И что мы можем сделать для вас сегодня? – поинтересовалась Хейди.

– У меня встреча. Обедаю с одним человеком.

Она оглядела толпу, но Этана не увидела. Такого великана сложно не заметить! Все эти мышцы так и бросаются в глаза!

И тут она увидела его. И мгновенно насторожилась. Вместо строгого серого костюма с унылым галстуком он был одет в искусно состаренные джинсы, белую рубашку без галстука и фиолетовую спортивную куртку. Темно-фиолетовую, почти сливового цвета. Френсис никак не думала, что этот человек способен отступить от стандартов, причем с большим успехом.

При виде ее он оттолкнулся от колонны, на которую опирался.

– Привет, Френсис.

Вполне буднично. Но он произнес эти слова так, словно не верил глазам. Или удаче.

Не стоило бы ему радоваться своей удаче.

– Этан!

Она пожала протянутую руку и, поднявшись на цыпочки, поцеловала его в щеку.

Он придержал ее за талию.

– Выглядите изумительно.

Его губы были почти у ее уха. Тепло, граничившее с жаром, начиналось в том месте, где его дыхание обдало ее кожу и загорелось по всему телу. Именно это заставляло ее нервничать. Реакция тела на него. Его прикосновение, взгляд, слова, произнесенные шепотом, заставляли сердце трепетать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении