Сара Шепард.

Перфекционистки. Хорошие девочки



скачать книгу бесплатно

Sara Shepard

THE PERFECTIONISTS

The Good Girls

Published by arrangement with Rights People, London.


Produced by Alloy Entertainment, LLC


Copyright © 2015 by Alloy Entertainment and Sara Shepard

© П. Киселева, перевод на русский язык

© ООО «Издательство АСТ», 2017

* * *

Пролог

«Он заслуживает наказания»

Так все и начинается – с подобных простых фраз. Такое можно сказать о бойфренде, который разбил твое сердце, когда поцеловал противную новенькую. Или о бывшей лучшей подруге, которая распустила о тебе лживые слухи. Или о том, кто зашел слишком далеко с какой-нибудь дурацкой шуткой. Ты злишься, обижаешься, и в глубине души хочешь только одного – свести счеты.

Разумеется, это не значит, что ты действительно собираешься так поступить. Можно сколько угодно фантазировать об исполнении своих самых потаенных желаний… но ведь ты хороший человек. Ты никогда не делаешь того, о чем мечтала. Однако, как узнали пятеро наших героинь, иногда даже фантазии о мести приводят к серьезным последствиям – а иногда и к убийству.

Иными словами, бойтесь своих желаний. Ведь порой все случается именно так, как вам хотелось.

Самый обычный кабинет в самой обычной средней школе в самом обычном городке Бэкон Хайтс в штате Вашингтон. Тридцать человек сидят в темноте, уставившись на экран телевизора: «Конец фильма». Они только что посмотрели детектив «И никого не стало» – старый черно-белый фильм о справедливости, наказании и убийстве. Шел урок киноведения. Этот популярный в Бэкон Хайтс курс вел всеми любимый учитель, и, как считало большинство девочек, сногсшибательный мужчина – мистер Грейнджер.

Включив свет, Грейнджер самодовольно улыбнулся, словно говорил: «Я красивый и умный, и вы должны меня боготворить».

– Здорово, правда? – сказал мистер Грейнджер и поделил класс на группы. – Обсуждаем. В чем, по-вашему, истинный смысл фильма? Набирайте идеи для сочинений.

Грейнджер задавал сочинение на свободную тему после каждого просмотренного фильма. На первый взгляд, проще простого, но система оценок у него была жесточайшая, как, впрочем, и у всех остальных учителей в Бэкон Хайтс, где царила острая конкуренция. Так что групповые дискуссии, на которых обсуждались темы работ, имели огромное значение.

В дальнем конце класса сидит Джулия Реддинг – признанная королева школы, окруженная девушками, большинство из которых она едва знает. Впрочем, кое-что о них ей известно. Вот музыкальный вундеркинд Маккензи Райт – говорят, она играла на одной сцене с самим Йо-Йо Ма. Напротив – красотка Ава Джалали, которая подрабатывает моделью и даже засветилась в журнале Glamour, где ее назвали «иконой уличной моды». А вот звезда школьного футбола Кейтлин Мартелл-Льюис – дерганая, будто загнанный в клетку дикий зверь. Рядом с Джулией сидит единственная девушка в группе, которую она хорошо знает – ее лучшая подруга Паркер Дюваль, чьи таланты на данный момент исчерпываются умением выживать в роли школьного изгоя.

Пока девушки еще плохо знают друг друга, но вскоре им предстоит познакомиться ближе.


Сначала они обсуждали фильм, в котором рассказывалось об убийстве людей, совершавших всякие ужасные вещи – было ли это справедливым наказанием или все-таки убийством? Вдруг Паркер глубоко вздохнула.

– Я знаю, что это не совсем нормально, – тихо сказала она, – но иногда мне кажется, что судья в фильме был прав. Некоторые люди и правда заслуживают наказания.

Девушки ошеломленно переглянулись, но тут заговорила Джулия, как всегда бросившаяся на помощь Паркер.

– Ну правда же, – вмешалась она. – Я вот точно знаю людей, которые заслуживают наказания. В моем списке первым номером идет отец Паркер. Судья слишком мягко с ним обошелся. – Джулия все душой ненавидела отца Паркер за то, что он сделал с ее подругой. Лицо Паркер до сих пор было покрыто шрамами. После той жуткой ночи из самой популярной девушки школы она превратилась в белую ворону, несчастную и всеми отвергнутую. Паркер даже не пыталась вернуть потерянных друзей – хотя, возможно, ей было проще отгородиться от всех, чем показать, насколько ей плохо.

Паркер кивнула Джулии, и та ободряюще сжала руку подруги. Она знала, что Паркер тяжело говорить об отце.

– Или вот Эшли Фергюсон, – вставила Паркер, заставив Джулию поморщиться. Эшли училась в предпоследнем классе их школы и из кожи вон лезла, чтобы во всем походить на Джулию: покупала точно такую же одежду, ретвитила все ее посты и даже выкрасила волосы в тот же цвет. Все это уже начинало ее пугать.

Остальные девушки заерзали на стульях. Они и сами не понимали, нравится им происходящее или нет, но ощущали знакомое любому подростку непреодолимое стремление быть как все.

Маккензи кашлянула.

– Э-э… я бы, пожалуй, выбрала Клэр.

– Клэр Колдуэлл? – Ава Джалали уставилась на нее во все глаза. Остальные были удивлены не меньше: разве Клэр – не лучшая подруга Маккензи? Но Маккензи лишь пожала плечами. Должно быть, у нее есть свои причины ненавидеть Клэр, подумала Джулия. У каждого есть секреты.

Ава постукивала ярко-красными ноготками по парте.

– Тогда я бы выбрала папину новую жену, Лесли, – решилась наконец она. – Она… отвратительная.

– Но как бы ты это сделала? – настойчиво спросила Паркер, подавшись вперед. – Вот, скажем, Эшли могла бы поскользнуться в душе, намывая свои крашеные патлы. Если бы вы задумали идеальное преступление, как бы вы это сделали? – Она обвела взглядом всех девочек по очереди.

Ава сосредоточенно нахмурила брови.

– Ну, Лесли вечно напивается, – медленно проговорила она. – Пожалуй, она бы могла свалиться с балкона после своей ежевечерней бутылки шардоне.

Паркер глянула на Маккензи:

– А ты? Как бы ты убрала Клэр?

– Ой, – пискнула музыкантша. – Ну… наверное, сбила бы машиной. Обставила бы все как несчастный случай. – Она потянулась к бутылке с водой, сделала нервный глоток и оглядела класс. Клэр сидела в том же кабинете… но ей, похоже, не было до них никакого дела. Только мистер Грейнджер посматривал на них из-за своего стола. Но когда Маккензи встретилась с ним взглядами, он улыбнулся и опустил глаза на желтый линованный блокнот, в котором вел свои записи.

– А отца Паркер могли бы прикончить на тюремном дворе, – тихо вставила Джулия. – Такое ведь случается сплошь и рядом, верно?

Кейтлин, которая за все это время не произнесла ни слова, придвинулась ближе к остальным.

– Знаете, от кого бы избавилась я? – внезапно сказала она и окинула взглядом весь класс, сперва глянув на первую группу, потом на мистера Грейнджера, который снова посматривал на них, и, наконец, на парня из третьей группы. Вообще говоря, это был самый симпатичный парень в классе. Но его красивые губы были изогнуты в жестокой улыбке, а глаза недобро сощурились.

Нолан Хотчкисс.

– От него, – мрачно сказала Кейтлин.

Остальные судорожно вздохнули. Всем было очевидно, за что Кейтлин так ненавидит Нолана: все дело в трагической смерти ее брата, которого Нолан своими издевательствами довел до нервного срыва.

В памяти каждой из девушек всплывали собственные обиды на Нолана. Он пустил гадкие слухи про Аву, когда та рассталась с ним в прошлом году. Маккензи покраснела, вспомнив, как купилась на его уговоры и отправила ему свои неприличные фотографии. Джулия ненавидела Нолана по той же причине, что и Паркер: если бы он не накачал Паркер наркотой в ту ночь, возможно, отец не изуродовал бы ее лицо. Возможно, Паркер сейчас была бы прежней – светящейся, счастливой и полной жизни.

Так и есть, думала каждая из них: мир и правда стал бы лучше без Нолана. Он был чудовищем, не только для них, но и для всего Бэкона. Но даже думать о подобных вещах казалось опасным. Нолан мог бы уничтожить любую из них одним щелчком пальцев – что он, собственно, уже и сделал.

– И как бы ты за это взялась? – спросила Ава, опустив глаза. – Ну… если бы решила его убить?

И они принялись планировать – просто ради развлечения. Придумали орудие убийства – цианид, как в старом фильме. Но они, конечно, не собирались исполнить этот план.

Но потом им пришло в голову кое-что, что можно сделать на самом деле – поиздеваться над Ноланом. Подмешать ему в пиво его любимый оксиконтин, а когда он вырубится, написать маркером всякие гадости у него на лице и потом слить фото в интернет. Выставить его идиотом – так же, как он поступил с ними.

В какой-то момент Нолан посмотрел в сторону девушек, подняв бровь. Он обвел их взглядом, а потом закатил глаза и снова повернулся к своей группе. Очевидно, он считал, что волноваться ему не о чем.

Но в том-то все и дело: волноваться стоило. Потому что неделю спустя Нолан умер – отравился цианидом. Именно так, как планировали его одноклассницы.

После смерти Нолана девушки принялись звонить друг другу, переговариваясь паническим шепотом. Что случилось? Они ведь всего лишь подсунули ему одну таблетку окси и написали всякую ерунду у него на лице. Каким образом в его организм попал цианид? Мы здесь ни при чем, говорили они друг другу. Мы хорошие девочки, все до единой. Мы не убийцы.

Но невозможно было удержаться от мысли: неужели кто-то подслушал их тогда в классе и решил воспользоваться их планом? Кто-то, кто тоже ненавидел Нолана? Это и впрямь было идеальным преступлением: Нолан мертв, а подозрение падает на них.

Сперва девушки подумали на мистера Грейнджера. Может, они не заметили, как тот внимательно следил за ними в классе в тот день? Но когда самого мистера Грейнджера нашли мертвым, эта версия развалилась. Убийцей был кто-то другой.

Но как далеко готов зайти этот другой? Что насчет остальных имен из их списка?

И что если следующей станет одна из них?

1

В воскресенье утром Маккензи Райт стояла у входа в полицейский участок Бэкон Хайтс, угрюмо глядя на тротуар. Небо затянули низкие грозовые тучи. На парковке стояли в ряд шесть патрульных машин. Остальные девочки из группы киноведения уже уехали – кто с родителями, кто сам по себе. Родители Мак должны были заехать за ней с минуты на минуту.

Будто подчинившись ее мысленному зову, на парковке показался родительский седан. В животе у Мак екнуло. Утром ее подвезла Ава, но после звонка из полиции родители настояли, что заберут ее сами. Мак боялась и представить, как ее семья восприняла новость о том, что она вломилась в дом учителя, которого убили прошлой ночью – закололи его же кухонным ножом. Она, Маккензи Райт, первая виолончель школьного оркестра, подозревается в убийстве!


Машина замедлила ход, и ее мать выскочила с пассажирского сиденья, стиснув Маккензи в объятиях. Мак напряглась, удивленная такой реакцией.

– С тобой все в порядке? – сквозь всхлипы спросила миссис Райт, уткнувшись в плечо дочери.

– Вроде да, – ответила Мак.

Отец тоже выскочил из машины.

– Мы примчались, как только смогли. Что случилось? Полиция говорит, ты залезла в чей-то дом? И там произошло убийство? Да во что превращается этот город?

Мак глубоко вздохнула и произнесла текст, который репетировала последние пять минут.

– Это все одно большое недоразумение, – медленно проговорила она – Мы с друзьями думали, что кое-что знаем о смерти Нолана Хотчкисса. Потому и пришли в полицию. Но потом… в общем, потом все как-то запуталось.

Отец нахмурился.

– Так это правда или нет: ты действительно залезла в дом учителя?

Мак судорожно сглотнула. Именно этой части она боялась больше всего.

– Мы думали, он дома. Дверь была открыта. У нас были к нему кое-какие вопросы по поводу смерти Нолана.

Мак опустила глаза. Родители были в курсе, кто такой Нолан Хотчкисс, еще до его смерти: этого парня знал весь город. Семья Хотчкисс была богатой и влиятельной, даже по меркам гламурного и идеального мира Бэкон Хайтс. Вот только родители не знали, что он значил для Мак. Не так давно он пару раз пригласил ее на свидание. Ухаживал за ней, осыпал комплиментами, скрашивал ее унылое существование. Когда он попросил прислать ему пару фотографий, она, ни на секунду не задумавшись, уселась за свою виолончель и принялась фотографироваться.

А потом оказалось, что эти фотографии ему нужны были, только чтобы выиграть спор, о чем Маккензи догадалась, когда он подъехал к ее дому с друзьями и, хохоча, швырнул ей в лицо пачку денег. Есть такое выражение – унизительный кошмар?

Хуже того, полиция нашла эти фото в телефоне Нолана и сочла, что они вполне могли быть мотивом убийства. Пока ничего не доказано, но все равно дела плохи.

Потому-то Маккензи с девчонками и отправились в дом Грейнджера – в попытке снять подозрения с самих себя. Они знали, что Нолану было кое-что известно про Грейнджера – кое-что очень серьезное, – и решили, что учитель мог убить ученика, чтобы тот не разболтал его тайну.

Миссис Райт отстранилась от Мак.

– Ты всерьез думала, что твой учитель причастен к смерти Нолана? Что это за учитель такой?

– Так себе учитель. – Мак поморщилась при мысли о том, что Грейнджер крутил шашни с целой кучей учениц: именно в этом и заключалась страшная тайна, которую узнал Нолан. Они это выяснили, когда Ава обнаружила сообщение с угрозами от Нолана в телефоне Грейнджера. Ах да, к Аве Грейнджер тоже пытался подкатывать.

Порывшись в вещах Грейнджера и обнаружив веские доказательства того, что Нолан шантажировал учителя, девочки все вместе отправились в полицию. Но там их встретил вовсе не такой теплый прием, как они рассчитывали. Грейнджера убили спустя несколько минут после их ухода. А бойфренд Авы – возможно, уже бывший – видел, как они выбегают из учительского дома, и позвонил копам.

Маккензи вспомнился недавний разговор с подругами. «Это Грейнджер убил Нолана? – спросила Кейтлин. – Или убийца Нолана убил и Грейнджера и опять свалил все на нас?» Ответа на этот вопрос ни у кого не было. Все складывалось очень логично, пока они считали, что Нолана убил Грейнджер, но теперь было ясно, что дело куда сложней, чем им казалось.

Отец обхватил Мак рукой и притянул к себе, возвращая к реальности.

– Что ж, мы тебе верим, и мы все уладим, – сказал он. – Я уже позвонил старому приятелю-адвокату. Мне просто жаль, что так случилось, особенно учитывая все замечательное, что происходит сейчас в нашей жизни.

Мак даже не сразу сообразила, что он имеет в виду: ей полагалось радоваться пока неофициальным данным о том, что она поступила в школу Джульярд в Нью-Йорке. Пару дней назад звонила подруга матери, у которой были связи в приемной комиссии, но пока им не удалось как следует насладиться моментом. К тому же Мак была не в настроении праздновать – победу омрачал тот факт, что Клэр Колдуэлл тоже поступила.

Отец повел ее к машине.

– Слава богу, ты цела. Что, если бы ты оказалась в доме, когда там был какой-то маньяк с ножом?

– Да-да, – пробормотала Мак себе под нос. – Простите меня. – Но его слова навели ее на мысль: а что если бы они чуть дольше задержались во дворе Грейнджера, притаившись на безопасном расстоянии? Может, им бы удалось увидеть, кто пробрался к нему в дом и убил его?

Она уже собралась сесть в машину, как вдруг услышала позади себя чей-то смешок. По ту сторону дороги стояла у себя в саду Эми как-ее-там, знакомая десятиклассница. Эми прислонилась к дереву, держа в руках чашку кофе, и пялилась на нее.

Мак опустила голову. И давно она там стоит? Слышала ли она про Грейнджера? Как много ей известно?

Мак со вздохом уселась на заднее сиденье рядом со своей младшей сестрой Сьеррой. Та покосилась не нее с опаской. Мак устремила взгляд вперед, притворившись, что ничего не заметила, но, услышав имя Нолана в эфире местной радиостанции, вздрогнула. «Продолжаются поиски человека, который отравил мистера Хотчкисса в ночь на…»

– Хватит с нас этого, – резко сказала миссис Райт, потянувшись к приборной доске, и переключилась на программу с классической музыкой. Там передавали Бетховена. Короткая дорога до дома прошла в молчании. Мак откинулась на спинку сиденья и закрыла глаза, ощущая ужасную, мучительную усталость. Молчание нарушилось, только когда они въехали во двор. Миссис Райт кашлянула и сказала:

– Похоже, у тебя гости, Маккензи.

Мак открыла глаза, повернувшись в ту сторону, куда смотрела мать. Сперва она подумала, что это Клэр, ее бывшая лучшая подруга. Ее охватил ужас. После попыток Клэр сорвать ее прослушивание в Джульярд Мак не хотела ее больше видеть. Им придется провести четыре года в одном колледже, поступлению в который они посвятили всю свою жизнь, и это казалось жестокой иронией судьбы.

Но присмотревшись, она поняла, что человек, сидевший на крыльце и задумчиво крутивший в руках вертушку с клумбы, вовсе не Клэр. Это был бойфренд Клэр, в которого Мак была тайно влюблена уже много лет. Это был Блейк.

Когда машина остановилась, Блейк резко поднял голову. Его глаза будто отчаянно искали что-то. Он открыл рот, хотел что-то сказать, но все-таки промолчал. Сердце Мак екнуло. У нее все еще захватывало дух от одного взгляда на его растрепанные волосы и голубые глаза с длинными ресницами. И вид у него был такой грустный… будто он по ней скучал.

Тут она заметила что-то у него на коленях. Белая коробочка из кондитерской его сестры и белый квадратный конверт. Она вдруг вспомнила, как на прошлой неделе они с Блейком встретились в кондитерской, чтобы порепетировать с его группой. Казалось, это было сто лет назад. Мак очень долго старалась держать дистанцию – с тех самых пор, как Клэр стала встречаться с ним, хотя прекрасно знала о чувствах Мак. Но в тот день в кондитерской… между ними проскочила искра, как в старые добрые времена.

Она закрыла глаза, и ее захлестнули воспоминания о том, как их губы встретились. Это казалось таким неправильным и в то же время… таким правильным.

Но тут сердце Мак снова ожесточилось. Ей вспомнилась последняя встреча с Блейком в кондитерской: после проб в Джульярд она наткнулась там на них с Клэр. Они стояли рядом, держась за руки.

– Это я попросила Блейка побыть с тобой, – насмехалась Клэр. – Я знала, что ради него ты бросишь все на свете, даже репетиции. Ах да, все эти твои признания Блейку? Он все мне рассказал. В том числе и о том, что ты будешь играть Чайковского! – Она смотрела на Мак с такой злобой. – И к твоему сведению, мы не расстались. У нас все еще лучше прежнего.

У Блейка не хватило духа посмотреть в лицо Мак, когда она спросила его, правда ли это. Но в этом и не было необходимости. Его опущенный взгляд и виноватый вид говорили сами за себя.

Теперь же Мак отвернулась от него и пошла вслед за родителями в дом через гараж.

– Я не хочу с тобой говорить, – отрезала она.

Блейк вскочил на ноги и побежал за ней по дорожке.

– Мак, прости меня. Серьезно. Мне очень, очень жаль.

Мак резко остановилась. Кажется, у нее вырвался тихий стон. Мама коснулась ее руки.

– Милая? Все в порядке?

– Да, – слабым голосом ответила Мак. Она не рассказывала маме про всю эту историю с Блейком и Клэр – у них были не настолько близкие отношения. Она улыбнулась маме, стараясь выглядеть как можно бодрее. – Я на секундочку, ладно?

– Даю тебе пару минут, – ответила миссис Райт и, настороженно глянув на Блейка, вошла в дом.

Мак повернулась к Блейку. Он протянул руку, чтобы взять ее за плечо. Она инстинктивно отпрянула, но потом решимость покинула ее. От него исходил уютный запах теста для капкейков и сахарной пудры.

– Прости меня… – снова сказал Блейк.

– Не хочу этого слышать, – прервала Мак, чувствуя себя ужасно уставшей, но он продолжал.

– Макс. Это правда, что Клэр попросила меня проводить с тобой время. – Он поморщился. – Но как только я понял, что ты чувствуешь, и что я чувствую, мне захотелось это прекратить. Ты – та, кого я всегда искал. Я не хотел сделать тебе больно. Я ужасно сожалею обо всем этом.

Мак презрительно фыркнула.

– Однако это не помешало тебе исполнить ваш план! – То есть рассказать Клэр, что она будет играть Чайковского, чтобы та могла отрепетировать то же произведение и сыграть его первой. Попытаться отвлечь ее перед самым важным прослушиванием в жизни. – Ты едва все не испортил.

– Знаю, я сволочь. – Блейк пнул ногой камешек. – Чтобы ты знала, я расстался с Клэр. На этот раз навсегда. Я хочу быть с тобой… если ты согласишься.

В самые горькие минуты последних дней Мак представляла себе в точности такую сцену: как Блейк приползает к ней на коленях, умоляя о прощении. Но теперь, когда это происходило на самом деле, она не чувствовала и малой доли того удовлетворения, на которое рассчитывала. Она молча смотрела на него. Он подставил ее, а теперь еще имеет наглость предлагать ей встречаться?

– Держи, – сказал Блейк дрогнувшим голосом и протянул ей коробку и конверт. – Это тебе…

Мак понимала, что он не уйдет, пока она не откроет коробку. Внутри был капкейк, украшенный скрипкой из мармеладных червячков. Глазурь была положена неаккуратно: Блейк явно сделал все сам. Мак на мгновение представила себе, как он склоняется над миской, замешивая тесто, потом то и дело заглядывает в духовку, потом старательно выкладывает из мармелада скрипку. Многовато усилий ради человека, которого ты пытался подставить.

– Поздравляю с поступлением, – тихо сказал Блейк. – Я тобой так горжусь.

Мак вскинула голову.

– Откуда ты знаешь, что я поступила? – Блейк моргнул. Вид у него был виноватый. Тут Мак догадалась: он узнал от Клэр. А это значит, что они все еще общаются.

– Мне сказала Клэр, но это было последнее, о чем мы говорили перед тем, как расстаться, – быстро пояснил Блейк, будто подслушав мысли Мак. – Это потрясающе, Макс. Ты правда это заслужила. – Он придвинулся ближе. – Что мне сделать, чтобы ты меня простила? У меня есть хоть малейший шанс?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5