Sandra Ginger.

Ангел и порок



скачать книгу бесплатно

– Как прикажете, милорд. Что-нибудь еще?

– Нет. Можешь идти.

Когда за дворецким закрылась массивная дверь библиотеки, маркиз тяжело вздохнул, упал в кресло и выругался.

Дерьмо!

Летний Сезон за городом!

Что может быть скучнее, раздраженно подумал он.

Первым порывом Вайза было ответить на письмо отказом и сообщить, что он не собирается быть у нее на посылках! Чтобы свои проблемы она решала сама!

Но отказать в «помощи» этой особе он не мог. Она не раз помогала ему восстановить душевное равновесие. Не раз выручала из беды… Особенно в периоды затяжных загулов.

Их нельзя было назвать приятелями или друзьями, скорее единомышленниками. Они не испытывали друг к другу большой симпатии или вожделения, но, наравне с этим, их объединяли общие интересы, жизненные позиции и, конечно, тайны.

Вайз еще раз пробежал глазами письмо, и задержал взгляд, сначала на фразе «мой милый, Себастьян», а затем на изящной подписи, и усмехнулся. Она, как всегда, была в своем репертуаре. Чего-чего, а антуража ей не отнять.

Работа по твоей части, повторил он чуть слышно.

Получить выгоду можно из любого дела, в этом знаменитый маркиз был уверен так же, как был уверен в самом себе. Всегда есть возможность из жертвы стать охотником, а долг превратить в прибыль. Лишь бы это не претило твоим принципам, лишь бы это не задевало его самого. И сейчас он задумался о том, что выражение «работа по твоей части» ему по душе, так же, как «роль» и «спектакль». Себастьян сразу ощутил, как волна азарта приятной дрожью прошлась по всему телу. Он любил интриги. А эта особа жить без интриг не могла.

Что ж, отец будет рад его приезду и близнецы Де-Монфоры тоже. Остается только надеяться, что этим летом он не умрет от скуки.

ГЛАВА 2: Ветер перемен

Очередной сезон подошел к концу, но не стоит расстраиваться, мои дорогие читатели! Впереди лето, сулящее не мало развлечений. Большая часть высшего света отправилась в загородные поместья, на Летний Сезон, открытие которого состоится со дня на день. Ваш автор обещает сообщать обо всем, хоть в малейшей степени интересном.

И уже одна из таких сенсаций имеется! Знаменитый на всю Англию маркиз В. в самый последний момент отбыл в поместье своего отца, герцога Д., что изначально не планировалось.

Полагаю, что вышеупомянутый герцог будет весьма удивлен, что сын решил провести лето в Дарк-Хаусе, так как любви к спокойным вечерам пригорода за маркизом В. замечено не было. Он больше предпочитает другого рода развлечения: «джентльменские» клубы, игорные дома, сомнительные вечеринки…

«Всякая потребность утихает, а всякий порок увеличивается от удовлетворения».

Маловероятно, что скромные деревенские увеселения удовлетворят аппетиты и предпочтения столичного повесы, но всегда есть надежда.

Уверена, что лето будет жарким и напомненным событиями…


газета «Городские хроники»

раздел «Лондонские слухи и сплетни»

(Отрывок из колонки леди Икс).

Грей-Сквер.
29 мая.

Леди Элеонор Сент-Энджэлл, виконтесса Грэй, свернула газету и убрала ее в секретер.

Закрыв его на ключ, женщина подошла к окну и устремила свой взор в сад. «Городские хроники» были единственной нитью, что связывало ее с бурной жизнью Лондона. Она получала это печатное издание регулярно, чтобы быть в курсе всех событий и последних новостей.

Почта из города леди Грэй доставлялась тайно, так как покойный супруг взял с нее слово, что она должна вычеркнуть из своей жизни прошлое. Элеонор была идеальной женой для властного виконта Грэя, но и у нее имелись секреты.

Все свои двадцать семь лет супружества Элеонор вела затворнический образ жизни. Она не выезжала из поместья и гости в Грэй-Сквере бывали не часто. Джордж Сент-Энджэлл погиб почти три года назад и лишь этим летом виконтесса приняла приглашение дальних родственников и решила провести лето в Де-Монфор-Парке.

Главной причиной была ее дочь, Жасмин. Леди Грэй воспитала ее, как настоящую леди, гордилась ею и считала воплощением совершенства. Она лишь боялась, что ее девочка проживет свою жизнь так, как жила сама Элеонор сейчас: в одиночестве, в тоске, в печали.

Дети часто платят за ошибки своих родителей.

Ошибка, когда-то совершенная Элеонор, могла губительно отразиться на будущем дочери. Если ее старшего сына в свое время и не коснулись сплетни и пересуды в обществе, лишь потому, что он мужчина, то Жасмин будет сложнее «подружиться» с элитой Англии, лишь потому, что она женщина. А леди Грэй жаждала, чтобы ее дочь блистала на балах и раутах Лондона и прожила яркую, наполненную романтикой и приключениями, жизнь.

Приключения.

Когда-то леди Грэй тоже мечтала о приключениях, и в ее жизни было одно.

Очень яркое.

Незабываемое.

Неповторимое.

Ошибка.

Даже спустя годы, заставляющее замирать ее сердце.

Николас Райфорд. Герцог Дарк.

Мужчина ее мечты.

Мужчина ее жизни…

Жизни, которую она провела вдали от него…

Приняв приглашение Де-Монфоров, Элеонор знала, что встреча с Николасом неизбежна. От этой мысли сердце виконтессы на миг перестало стучать, но когда она смогла вздохнуть полной грудью, пустилось вскачь от восторга и предвкушения.

Интересно, вспоминал ли он о ней все эти годы? Искал ли с ней встречи?

Женщина посмотрела в сад, где не спеша прогуливалась ее дочь в сопровождении Маркуса Мора и задумалась.

Мор ухаживал за Жасмин уже не первый месяц и с нетерпением ждал, когда она примет его предложение. Он был сыном солидного предпринимателя из Кента, производил впечатление истинного джентльмена и надежного спутника жизни. Его отцу, Малькольму Мору, принадлежала сеть ювелирных лавок и мастерских. Маркус, как наследник, считался завидным женихом, несмотря на отсутствия титула и влиятельных родственников.

Мор нравился Жасмин, и она считала его достойным для себя мужем, но Элеонор не разделяла ее оптимизма. Она хотела, чтобы дочь выйти замуж за титулованного вельможу, повысила свой статус и покинула скучную деревню. Мор был для этого мелковат.

Поездка в Де-Монфор-Парк обещала поспособствовать осуществлению плана Элеонор Грэй. Выгодная партия – вот залог успеха в обществе, считала она. А любовь… Любовь – дело второе.


– Что с тобой сегодня, Маркус? – спросила Жасмин и заглянула молодому человеку в глаза. – Ты так задумчив и молчалив…

– Все дело в твоем внезапном отъезде. Я не увижу тебя все лето, милая… – глухо отозвался мистер Мор. – Если бы ты не томила меня ожиданием, а приняла мое предложение, я мог бы сопровождать вас с матерью в Де-Монфор-Парк. Мы бы провели вместе чудесное лето, а осенью сыграли свадьбу.

Жасмин натянуто улыбнулась и дрожь пробежала по ее рукам.

Свадьба.

Первая брачная ночь.

…И пока смерть не разлучит нас…

Достаточно ли хорошо она знает этого человека?

Он говорил так уверенно, как будто и, правда, все уже решено. К тому же она справлялась у матери, о том, чтобы Мор поехал с ними в Де-Монфор-Парк, но леди Грэй ответила отказом. Свадьба – это очень серьезный шаг, говорила Элеонор, а Маркус Мор не такая уж завидная партия.

– Мама считает, что пока не время афишировать наши отношения, – немного подумав, ответила она. – Она желает дождаться возвращения Тристана. Ведь формально он глава семьи и последнее слово остается за ним. Я не могу принять ничье предложение без одобрения виконта Грэя. У брата очень сложный характер и если мы будем действовать за его спиной, он может устроить настоящий скандал!

Отчасти в этих словах была доля правды, но только отчасти. Тристан, путешествующий по Европе, был очень похож на отца, но большинство считало, что высокомерие и надменность появилась в молодом человеке, когда он унаследовал титул. Новоиспеченный виконт Грэй опекал и любил сестру, что было вполне естественно для его жесткого и властного характера. Он сводил к минимуму все попытки легкомысленных повес, появляющихся в окрестностях Грэй-Сквера, завоевать расположение голубоглазой красавицы.

Тристан был вспыльчив и тщеславен, эмоционален и расчетлив, эгоистичен и груб, но только не по отношению к своей младшей сестричке. Сент-Энджэлл одобрит любой ее выбор, в этом Жасмин не сомневалась. Но такие нюансы Маркусу знать не обязательно. Как и то, что мать не одобряет их отношения, что она, Жасмин, не уверена в своих чувствах и их общее будущее пока расплывчато и туманно.

Маркус поджал губы, стараясь скрыть раздражение. Держи себя в руках! Не заводись, уговаривал себя он и наблюдал за возлюбленной из-под полуопущенных ресниц. Не стоит ссориться с ней перед самым отъездом. Лето пролетит незаметно, а осенью уже ты будешь руководить парадом!

Он перебрался из Лондона в съемный коттедж, чтобы быть ближе к этому чудесному созданию. Но, наравне с этим, Мор скучал, и лишь такие моменты, как этот, говорили о том, что нужно набраться терпения. Что очень скоро эта жемчужина будет принадлежать ему.

Они познакомились на Рождество. Он случайно попал на деревенский праздник, разыскивая в этой глуши своего приятеля, и встретил ее. Жасмин покорила его одним взглядом небесно-голубых глаз. «Ангельских», как часто говорили поклонники девушки.

Действительно, порой находишь самые необыкновенные вещи в самых неожиданных местах.

Она очень отличалась от хихикающих рафинированных девственниц и развратных городских особ, не только своей красотой и восхитительной неискушенностью, но также умом и живостью характера. Она была соткана из невинности и сексуальности, запретов и противоречий. Рассудительная. Честная. Правильная. Независимая. Многогранность ее натуры возбуждала Мора.

Но покладистой Жасмин была только с виду. На самом деле в ней скрывалась кобылка с весьма крутым норовом. Маркус знал это. Ему уже приходилось сталкиваться с ее строптивым характером. Во время спора ее можно было назвать бунтаркой, но никак не ангелом. Эта леди могла в мгновении ока превратиться в тигрицу и показать острые коготки.

Жасмин всегда была такой разной. От нее веяло соблазном, чистотой, свободным и непокорным нравом. Маркус не мог дождаться момента, когда сможет ее покорить, приручить, показать, кто здесь хозяин. Но пока он сдерживал себя. Он не мог рисковать. Поспешив, он мог потерять эту девочку. Не имея на Жасмин еще никаких прав, его положение было довольно шаткое.

Мор бросил на леди Сент-Энджэлл еще один нежный взгляд, и в который раз поразился ее красоте. Овальное лицо, большие голубые глаза, обрамленные густыми ресницами. Тонкий носик, чудесно вылепленные скулы, упрямый подбородок. Пухлые, чувственные губки. Рот, обещающий изысканные наслаждения. Уста, молящие о поцелуях. Ее кожа была прозрачна и чиста, как лепестки белых роз. Волосы, заплетенные в аккуратную косу черны, как ночь. А какая соблазнительная фигурка… Господь Всемогущий, как можно устоять перед этим?

Жасмин обещала стать не только хорошей женой, но и великолепной любовницей. Она принимала его страстные поцелуи и объятия. Ее не смущала и не отталкивала страсть. Но большего она пока не позволяла. Жасмин будет неповторимым десертом, когда они поженятся, и он наконец-то попробует ее всю.

Маркус сам с себя удивлялся, откуда берется терпение и выдержка. Его переполняла горечь неутоленного желания. Нелегко было находиться рядом с этим прелестным созданием и не обладать ею! Их скромные поцелуи сводили с ума. Хотелось завалить ее прямо здесь, в саду, раздеть и входить, входить в это нежное тело, пока не наступит удовлетворение.

Мор сомневался, что сможет когда-то остыть к этому соблазнительному созданию. Может быть, расставание на какое-то время действительно пойдет ему на пользу? Иначе, в один прекрасный момент он потеряет голову, а это мгновенно разрушит все его планы. Нужно терпеть… Пока не время… Немного терпения и этот бриллиант будет всецело принадлежать ему.

Мелодичный голос девушки прервал его размышления.

– Я буду скучать по тебе… – прошептала она, стараясь разредить обстановку.

Маркус остановился, огляделся по сторонам и привлек Жасмин к себе. Она всем телом прижалась к молодому человеку, чувствуя на своей щеке его горячее дыхание. Мурашки побежали по ее коже, и она томно вздохнула. Это было сильное, жаркое объятие, вызывающее трепет. В такие минуты Жасмин была готова капитулировать и закрыть глаза на все свои предрассудки и сомнения.

Она подняла голову и посмотрела Маркусу в лицо. Он представлял собой воплощение мужественности. Привлекателен, силен, уверен в себе, находчив и обаятелен. Он мог очаровать и соблазнить любую особу.

Конечно, Маркус Мор знал много женщин. Было бы глупо и наивно сомневаться в его опытности. Но сейчас он всецело принадлежал ей. Желал ее. Безмолвно намекал на это и торопил со свадьбой. Этот момент безусловно льстил, но Жасмин пока не чувствовала ответной страсти.

Тот ли это мужчина, которому она готова отдать всю себя без остатка? Сможет ли он сделать ее счастливой?

Лучшая подруга Жасмин, Саманта Крофт, утверждала, что ей не стоит торопиться. Когда приедешь в Де-Монфор-Парк, напутствовала леди Крофт, внимательно посмотри на всех молодых людей, находящихся в бальном зале и задай себе вопрос: готова ли ты отказаться от общества самого привлекательного мужчины, на котором остановился твой взгляд, ради того, чтобы принадлежать лишь Мору?!

Кто знает, что ее ждет в разлуки с ним?

Маркус улыбнулся ей и слегка прикоснулся губами к ее устам. Поцелуй был легким, трепетным и возбуждающим. Но через мгновение нежное прикосновение переросло в жадный поцелуй, обжигающий своей откровенностью. Уж что-что, а целоваться Маркус умел. Он обхватил ее лицо ладонями, желая, чтобы этот поцелуй продлился как можно дольше. Он целовал нежно, медленно, с любовью.

– Рядом с тобой я совершенно теряю над собой контроль… – признался он потом, не выпуская Жасмин из своих объятий. – Я хочу, чтобы ты принадлежала мне безраздельно. Мне одному… Я думаю, что это нормальное желание мужчины, который влюблен…

Мор старался вложить в эти слова, как можно больше чувств и эмоций, чтобы она помнила о нем в разлуке. Маркус так боялся потерять ее! Тем более, когда она уезжает в абсолютно не знакомую компанию на целое лето. Все будут глазеть на нее! Проклятье!

Он посмотрел на бутон красной розы в руке Жасмин. Красивый, благоухающий цветок был срезан утром его садовником. Леди Сент-Энджэлл была подобна этой розе, и Маркус жаждал обладать ею.

– Я не хочу даже думать о столичных пижонах, которые будут обхаживать тебя у Де-Монфоров, – пылко продолжил он. – Пообещай, что сразу дашь понять всем этим расфуфыренным щеголям, что ты моя…

Жасмин вдруг отстранилась и он замолчал. На ее языке вертелось много фраз, но, не смотря на свой, порою, вспыльчивый характер, она лишь промолвила:

– Ты должен доверять мне…

Мор напрягся. Она еще так молода, успокаивал себя он, так глупа и неопытна.

– Я доверяю… – прошептал он и снова привлек ее к себе, пытаясь совладеть со своими чувствами. – Главное помни, что ты моя, только моя…

Эти слова, казалось, врезались глубоко в память, и как Жасмин не пыталась думать о чем-нибудь другом, мысленно возвращалась к событиям их прощальной встречи. Она надеялась, что такие страстные заявления Маркуса будут будоражить кровь, но, однако, она не чувствовала ничего. Его слова, безусловно, льстили ей, но не более того.

Любовь для знатной девицы считалась роскошью. Только выгодный брак. Только расчет. Так говорила мать. Так утверждало общество. Так полагали многие, но только не Жасмин. Она верила в любовь и сейчас, идя в дом по вымощенной гравием тропинке, сокрушалась. Неужели, думала она, это все?! Все, что может дать любовь?! Неужели этот человек и есть любовь всей ее жизни?

«Любовь – это полет в облаках безграничного блаженства. Рука об руку… Крыло к крылу… Как два ангела… Ты и твой суженный», вспомнила она строчку из «Тайных желаний» леди Стокс.

Вдруг порыв ветра вырвал из ее руки цветок, поднял его в воздух и унес с собой.

Ветер перемен.

Маркус Мор – не твой ангел, шепнуло сердце.

Жасмин помрачнела и поспешила в дом.

ГЛАВА 3: Открытие летнего сезона

К всеобщему удивлению открытие Летнего Сезона в этом году состоится в Дарк-Хаусе. Герцог Д., ведущий последние годы уединенный образ жизни, решил выйти из тени, как говориться, под оркестр. Прием обещает быть на высшем уровне, как в старые добрые времена. Полагаю, что еще не все позабыли, что в молодости герцог Д. любил больше всего развлечения и женщин.

Неужели знаменитый герцог устал от одиночества и однообразия, спросите вы? Как сказать. Скорее, столь резкая перемена в его поведении связана с тем, что виконтесса Г. решила погостить в Де-Монфор-Парке. У соседей. Естественно, она будет присутствовать на первом балу лета.

Догадки и предположения скажете вы, мои дорогие читатели… Возможно и так… Но все же, ваш автор возьмет на себя смелость напомнить всем нам о давней неприязни герцога Д. и покойного виконта Г. и о том, что вражда возникала в основном из-за женщин… А, точнее, из-за ОДНОЙ конкретной леди…

Не он ли, много лет назад устроил настоящий великосветский переполох, предъявив свои права на новоиспеченную виконтессу на следующий день после ее венчания с виконтом?!


газета «Городские хроники»

раздел «Лондонские слухи и сплетни»

(Отрывок из колонки леди Икс).

Дарк-Хаус.
1 июня.

– Бал в честь открытия Летнего Сезона в этом году устраивают в Дарк-Хаусе, – объясняла леди Грэй дочери по дороге в Де-Монфор-Парк. – Раньше я очень любила это мероприятие. В молодости… Сто лет назад… Я дружила с Николасом Райфордом, герцогом Дарком… Мы познакомились как раз на одном из таких вечеров… – Леди Элеонор сделала паузу, гоня от себя воспоминания, а затем добавила. – Будь любезна и очаровательна! Не забывай, что ты дочь виконта Грэя и не бывала в свете. Уверена, что твоя персона будет под пристальным вниманием все лето. Нельзя сбрасывать со счетов блюстительниц правил приличий во главе с леди Чандлер. Они не спускают глаз с незамужних девиц, в тайне надеясь, что кто-то из них совершит проступок и даст пищу для разговоров и осуждения.

По спине Жасмин пробежал холодок. Она не привыкла к шумным сборищам и уж тем более к пристальному вниманию.

Переступая порог Дарк-Хауса, леди Сент-Энджэлл попыталась сбросить волнение и нацепила самую обворожительную улыбку, которую только смогла. Спокойствие, только спокойствие, подбадривала себя Жасмин. Не стоит переживать из-за какого-то званого вечера. Я часто посещала такие приемы, находясь в деревне, и думаю, что этот бал ни чем не отличается от остальных.

В холле их приветствовал хозяин дома. Привлекательный мужчина средних лет подошел к ним и завладел рукой виконтессы. Он излучал мужественность и уверенность, стать и весомость своей персоны, что соответствовало высокому титулу Дарка и его положению в обществе.

– Леди Грэй! Очень рад приветствовать вас в моем доме! – произнес он.

Герцог пылко поцеловал ее пальчики, и Жасмин готова была поклясться, что щеки матери порозовели. Если бы она не знала, как Элеонор Сент-Энджэлл сдержанна и холодна к противоположному полу, подумала бы, что этих двух людей связывали далеко не дружеские отношения.

– Вы совершенно не изменились. Все так же прекрасны, миледи… – добавил он.

– Вы льстите мне, ваша светлость… – отозвалась мать Жасмин.

– Лесть никогда не входила в список моих недостатков, – серьезно произнес мужчина.

– Я помню, – заверила Элеонор.

По лицу Райфорда пробежала тень.

– Я слышал о вашей потере… Что может быть печальней смерти близкого человека. Виконт Грэй был еще так молод и очень любил вас… Примите мои соболезнования.

– Вы очень добры… – пролепетала леди Грэй и опустила глаза.

Ее голос был взволнован. Жасмин физически ощутила, как мать задрожала в присутствии этого мужчины.

– Позвольте представить вам мою дочь – леди Жасмин Элизабет Сент-Энджэлл, – сказала она после секундного молчания. – Милая, это Николас Райфорд, герцог Дарк, друг нашей семьи.

Жасмин заглянула в красивые глаза мужчины, вокруг которых собралась чуть заметная паутинка морщин и присела в почтительном реверансе. Обаяние и внутренняя сила этого человека была бесспорной.

– Для меня это большая честь, ваша светлость.

Он ответил ей обворожительной мальчишеской улыбкой.

– И для меня, дорогая. Вы будите украшением этого Летнего Сезона. – Он повернулся к Элеонор. – Преступление скрывать от общества такую драгоценность, леди Грэй! – воскликнул герцог. – Она просто красавица! Настоящий бриллиант! И очень похожа на вас… – Николас на мгновение задумался. Казалось, он мысленно перенесся на много лет назад. – Уверен, что она разобьет не мало сердец. Боюсь, что и сердце моего Себастьяна под ударом. Он неравнодушен к брюнеткам, знаете ли…

Жасмин не смогла сдержать улыбки, уж больно игривый был тон у мужчины. И так было понятно, на что намекает Николас Райфорд.

Дарк провел их в зал, где пошла вереница многочисленных знакомств.

Жасмин с интересом разглядывала гостей. Дамы и джентльмены фланировали по залу в модных, дорогих нарядах. Она пожалела, что не надела что-нибудь более эффектное. Хотя вряд ли ее самое шикарное платье могло сравниться с глянцевой упаковкой столичной молодежи. Первый раз в жизни она попала на такое грандиозное мероприятие.

Вскоре ее мать увлек за собой загадочный Николас Райфорд, а она осталась в обществе своей дальней родственницы. Кэтрин Росс. Ее отец был богатый судостроитель из Бостона, а мать – дочерью английского графа. Неравный союз, конечно, но деньги мистера Росса легко возместили его невысокое происхождение. Так что Кетрин считали истинной англичанкой, но свободолюбивый нрав американцев в ней выражался намного ярче.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное