Салават Асфатуллин.

Башкиры в войнах России первой четверти XIX века



скачать книгу бесплатно

Двухчасовое ослабление натиска позволило русскому командованию подтянуть резервы, перегруппировать силы: заменить потрёпанные части корпусом Остермана – Толстого, двумя гвардейскими кавалерийскими полками, сосредоточить до 100 орудий и приготовиться к дальнейшей обороне. Алексей Петрович Ермолов, защищавший батарею Раевского в это время, засвидетельствовал: «Внезапное их появление произвело общее в лагере французов движение: стремительно собиралась пехота, выдвигалась артиллерия, со многих позиций направлены в помощь отряды. По всей линии действия неприятеля были менее настойчивы, и многим из нас казалось это время отдохновением».

Роберт Вильсон подтверждает его слова: «В этот момент было получено известие об атаке русской кавалерии в тылу вице-короля у Бородина. Обеспокоившись возможными от сего последствиями, император отменил все ранее данные приказания до поступления дальнейших сведений.

Уваров и Платов, перейдя Колочу и двигаясь к Бородину, внезапно натолкнулись на кавалерию вице-короля и, приведя её в замешательство, отбросили с большими потерями на дивизию Дельзона, оставленную для охранения сей деревни. Пехота едва успела построиться в полковые каре, и сам вице-король со своей итальянской гвардией и кавалерией поспешил к угрожаемому месту, но ради собственной безопасности принужден был укрыться в одном из каре. Уваров и Платов, не поддержанные пехотой, но всё-таки отвлёкшие часть войск вице-короля и обеспокоившие Наполеона, в самый критический момент баталии рассеялись. Благодаря их действиям, атака на центр была задержана и выиграно время для того, чтобы перестроить русский левый фланг и поставить батареи на новую позицию, которая имела теперь фронт немногим более 3000 ярдов»[206]206
  Вильсон Р. Т. Указ соч. С. 142.


[Закрыть]
. (1 ярд=91,4 см).

Лесин В. И. в ЖЗЛ пишет, что «Участники рейда оттянули на себя более 23 тысяч человек (эту же цифру приводят Болговский, Бескровный, Астапенко, Левченко– авт.). И главнокомандующий отметил это в реляции на имя Александа I»[207]207
  Лесин В. И. Атаман Платов. – М.: Молодая гвардия, 2005. С. 237.


[Закрыть]
. Более того, напуганный стремительным рейдом казаков и кавалерии Уварова, Наполеон не решился вводить в бой старую гвардию. Начальник штаба Бертье и маршалы сговорились и через Дарю передали ему, что все считают необходимым бросить в бой гвардию, что обеспечит перелом в битве. Тогда Наполеон насупившись раздражённо сказал: «Я не хочу истребить мою гвардию.

За восемьсот лье от Парижа не жертвуют последним резервом»[208]208
  Астапенко М., Левченко В. Атаман Платов: жизнеописание. – М.: Современник, 1988. С. 118.


[Закрыть]
. А. И. Попов же считает, что на отражение диверсии неприятель направил около 5 тыс. человек, взятых из резервов к имевшимся на позициях 10 тысячам. Каждая из сторон потеряла примерно по 200 человек убитыми. Более 250 разных чинов армии Наполеона было захвачено в плен. Казалось бы, немного, но диверсия кавалерии Уварова и казаков Платова, проведённая на виду у значительной части армии, подняла боевой дух русского войска, на два часа задержала очередную атаку на батарею Раевского и позволила перегруппироваться. Наверное, при согласованной атаке Платова с Уваровым, можно было сделать больше. А казаки находились «на расстоянии четверти часа от Уварова». Далее Карл фон Клаузевиц, ставший после войны известным военным теоретиком, а тогда служивший в штабе Уварова, пишет: «Если что-нибудь и могло получиться из подобного предприятия, то для этого во главе его должен был бы стоять какой-нибудь молодой сорви – голова, которому ещё надо завоёвывать себе репутацию, а отнюдь не генерал Уваров. Пока тянулись эти совещания, прошло несколько часов. (?!). Внезапно на той стороне ручья на левом фланге французов в растущей там заросли поднялась сильная стрельба, и вскоре пришло известие, что Платов нашёл наконец переправу и со своими казаками находится на той стороне в перелеске. Неприятельские части, находившиеся напротив нас, боясь оказаться защемлёнными в болоте, отошли несколько в сторону. Тут лейб-гвардии казачий полк, находившийся в корпусе Уварова, не мог дольше выдержать; как ракета с длинным хвостом, понеслись казаки к плотине, молниеносно оказались на другой стороне и присоединились в лесу к собратьям.



Бесспорно, в это мгновение Уваров мог бы за ними последовать, но ему не хотелось быть прижатым к теснине в том случае, если бы он был отброшен, или же быть вынужденным к беспорядочному отступлению врассыпную, как то иногда случается с казаками. Так как он уже отделался от всех посланцев Кутузова, Беннигсена и Барклая, то он и решил ничего не предпринимать в ожидании новых распоряжений. Ждать пришлось недолго. Вскоре вернулись гвардейские казаки, понёсшие значительные потери убитыми и ранеными. В таком положении мы наблюдали всё сражение…»(?). Вот так, отсутствие единого командования, артиллерии и егерей в составе диверсионной группы Уварова и Платова против встречавшей французской пехоты и артиллерии, не позволили развить рейд в контрудар всей армии. Во время нахождения Уварова в тылу врага «один за другим приезжали адъютант, офицер Генерального штаба и флигель-адъютант императора, чтобы посмотреть, нельзя ли что-нибудь здесь предпринять. Если мы не ошибаемся, то на одно мгновение появился здесь сам полковник Толь, более определённо припоминаем мы генерал-лейтенанта Ожаровского. Все возвращались в полном убеждении, что Уваров ничего сделать не может. Во-первых, нелегко было кавалерии переправиться под неприятельским огнём через ручей, а во-вторых, по ту сторону виделось столько войск, образовавших свободные резервы, что отряду в 2500 коней было невозможно достигнуть такого успеха, который воздействовал бы на ход всего сражения»[209]209
  Клаузевиц К. 1812 год. М.: Захаров. 2004. С. 87–88; Генерал-квартирмейстер Толь. С. 217; Попов А. И. Бородинское сражение (боевые действия на северном фланге). – Самара: изд. СамГПУ. 1995. С. 73.


[Закрыть]
. Это рассказ очевидца событий Клаузевица. Неприятель уже направил сюда столько войск, что контрудар армии надо было основательно готовить, а резервов не осталось. Князь Голицын А. Б., ординарец главнокомандующего в своей «Записке о войне 1812 года» написал об упрёке Кутузова Уварову: «Когда генерал Уваров, имевший столь важное назначение сделать диверсию на левый фланг французской армии, возвратился и стал опять в линию без всякого на то приказания, то Кутузов, выслушав от него рапорт, сказал ему: «Я всё знаю – Бог тебя простит»[210]210
  Голицын А. Б. Записки о войне 1812 года. России двинулись сыны: Записки об Отечественной войне 1812 года её участников и очевидцев. Сост. Волк С. С., Михайлова С. Б. –М.: Современник. 1988. С. 167.


[Закрыть]
. И он не получил никакой награды за Бородинское сражение. Теснейшему взаимодействию конников, пехоты и артиллерии в рейдах русская армия научиться чуть позже и будет блестяще использовать при формировании летучих корпусов во время освобождения Европы.

К.и.н. Рахимов же утверждает: «в числе участников этого манёвра (первая подмена понятия: рейд казаков в глубокий тыл наполеоновских войск назвать простым манёвром – авт.) 1-й Башкирский полк не входил». Ссылается при этом на книгу современника Попова А. И., по которому в этот диверсионный рейд ходило только 7 донских полков. Однако у десятка предшественников, включая члена – корреспондента Академии наук СССР Жилина П. А. указано, что в боевой рейд ходило 9 полков. Полагаю, ещё 1-й Башкирский и 4 сотни 1-го Тептярского полков, вдобавок к тем 7-ми донским. Народ не будет 200 лет хранить песню об участии башкир в Бородинском сражении, если этого не было на самом деле. Башкиры сохранили много народных песен об Отечественной войне 1812 года и последующем освобождении Европы: «Любизар», «Эскадрон», «Кахым-турэ», «Банк», «Кутузов», «Вторая армия» и баиты о русско-французской войне, о Кутузове и др.[211]211
  Зайнуллин М. М. Коневодство у башкир 16-18 вв. Диссертация к.и.н. Уфа: БГУ. 2008. С. 134–135 / Башкирское народное творчество. Песни. Т. 8. Уфа. 1995. С. 14–15.


[Закрыть]
. А народная песня также служит историческим источником. Отталкиваясь от народной песни, можно и нужно искать исторические документы. К тому же, в «Истории Башкортостана с древнейших времён до конца Х1Х века» 2004 года прямо указано: «В Бородинском сражении также участвовал 1-й Тептярский полк. Кроме того, в составе казачьего корпуса Платова, совершившего рейд в левый фланг и тыл французов во время этого сражения, действовал 1-й Башкирский полк»[212]212
  Истории Башкортостана с древнейших времён до конца XIX века». Авторы И. Г. Акманов, Н. М. Кулбахтин, А. З. Асфандияров и др. Уфа: Китап. 2004. С. 349–350 / Бескровный Л. Г. Отечественная война 1812 года. М. 1962. С. 387–389; Матвиевский П. Е. Оренбургский край в Отечественной войне 1812. Оренбург. 1962. С. 146.


[Закрыть]
. А 6,5 полков ходили рано-рано утром на разведку. Отсюда, наверное, и зародилась у Попова А. И. версия о семи полках. Ещё в качестве основного обоснования Рахимов Р. Н. приводит «отсутствие наградных документов, связанных с этим сражением». Специалистам известно, что Кутузов М. И. был сильно недоволен действиями сверх осторожного генерала Уварова и атамана Платова, бывшего «не в форме» в день Бородинского сражения, и поэтому даже они, заслуженные генералы от кавалерии Российской империи, не получили никаких наград. Из-за этого Платов даже не стал отправлять своё донесение о сражении с указанием отличившихся казаков Кутузову. Да и надо признать, что главными героями этого грандиозного сражения были простые русские солдаты-пехотинцы и пушкари. Их и надо было награждать за стойкость. А Рахимов Р. Н. вновь, но уже замаскировано, утверждает теперь в журнале «Ватандаш»: «Однако документы показывают, что в число участников этого рейда (на левый фланг и в тыл французской армии) 1-й Башкирский полк не входил». Опять подтасовка: пишет «документы показывают», а в сноске указана вся та же книжка современника Попова А. И. из Самары, по которому в этот диверсионный рейд ходило только 7 донских полков.

В 2011 году издательством «Наука» в Санкт-Петербурге издан капитальный труд «История башкирского народа» в семи томах. Но в четвёртом томе Рахимов Р. Н. опять повторил почти все свои выше разобранные инсинуации[213]213
  Рахимов Р. Н. Башкиры в наполеоновских войнах: «Северные амуры» в Отечественной войне 1812 года; Башкиры в наполеоновских войнах: Заграничный поход 1813-1814 годов / История башкирского народа в 7 томах. СПб: Наука, 2011. С. 75, 77, 78, 95-96.


[Закрыть]
, чем снизил значимость и ценность этого масштабного исследования большого количества уважаемых учёных. Опять, но с новым изворотом, внушает: «Однако рапорт самого атамана М. И. Кутузову, в котором перечисляются полки, бывшие в рейде показывает, что в число его участников 1-й Башкирский полк не входил (Бородино…2004. С. 248).…25 августа, перед сражением, 1-й Башкирский полк был направлен на пикет, находившийся на крайнем правом фланге русской армии»[214]214
  Рахимов Р. Н. «Северные амуры в Отечественной войне 1812 года» / История башкирского народа. Т.4. СПб: Наука. С. 78.


[Закрыть]
. Но хочет замаскировать своё авторство последней выдумкой и приписать её командиру 26-й дивизии генерал-майору Паскевичу И. Ф. Поэтому Рахимов Р. Н. ставит двоеточие и начинает кусочек отрезанной цитаты: «Влево от Уварова Платов с 9 казачьими (…)». В полном размере она написана Паскевичем так: «В резерве находились на правом фланге позади леса 1-й кавалерийский корпус генерала Уварова. Влево от него Платов с 9-ю казачьими полками»[215]215
  URL: http://www.museum.ru/1812/Library/Paskevich/index.html. С. 101.


[Закрыть]
. Влево, – значит ближе к центру русской армии. И нет ни слова о 1-м Башкирском полку. Действительно, после двух предложений Паскевича о казаках, есть третье: «Остальные 5 полков казаков стояли при соединении рек Колочи и Москвы, наблюдая по их течению». Это совсем не говорит о том, что и 1-й Башкирский полк стоял там. Башкир в разделе «Бородино», Паскевич не затрагивает вообще никоим образом. А Платов, на рапорт которого ссылается перед этим госп. Рахимов, вначале прямо пишет, кого он отправил на крайний правый фланг: «отправил вправо вёрст за пятнадцать отряд под командою полковника Балабина 2-го, из пяти сотен полка Атаманского, для наблюдения за неприятельским движением, дабы он не мог зайти за фланг наш. Подполковнику Власову 3-му с полком его имени, приказал, имея наблюдение за неприятельскими движениями, связываться постами с полковником Балабиным, и в случае надобности подкреплять оного Балабина»[216]216
  Бородино: Документальная хроника (состав. А. М. Валькович, А. П. Капитонов). М.: РОССПЭН. 2004. С. 248.


[Закрыть]
. То есть, не Башкирский, не Тептярский полки посланы. Но эту часть рапорта Рахимов Р. Н. вообще не упоминает, так как она мешает его инсинуации. И предпочитает пересказать рапорт своими словами, потому – что там есть ещё одна очень важная деталь: время выступления: «Сам с полками: Иловайского 5-го, Грекова 18-го, Харитонова 7-го, Денисова 7-го, Жирова, частию полка Атаманского и Симферопольским конно-татарским, в 7 часов утра 26 числа выступил из лагерного расположения и следовал на левый фланг неприятельской армии». То есть речь идёт о первой рекогносцировке тылов противника, потому – что приказ Кутузова на дивесию был отдан только 9-30 утра. Умалчивает Рахимов Р. Н. и о том, что составители сборника Валькович и Капитонов, как и положено добросовестным исследователям, честно предупреждают читателей в первой же сноске: «Рапорт этот находится при реляциях без номера и числа, а сверху на нём написано: «Оставлено, то и надо думать, что он не был отправлен к главнокомандующему. А.Е.П.» (Примеч. документа)». Как и о том, что это всего лишь копия, заверенная адъютантом – есаулом Поповым, которая требует тщательной перекрёстной проверки, потому – что по ней выходит, что Платовские казаки провели весь день Бородинского сражения в стычках с противником в его глубоком тылу. К тому же в рапорте упоминается, что некоторые полки, стоявшие просто в охранении, тоже участвовали в рейде: «После сильных поражений сих неприятель хотя и делал наступление, но был прогоняем неоднократно с пораженим, до самой ночи. Полковник Балабин, находясь со фланга даже частию и в тылу, тревожил неприятеля и поражал, довольно доставил пленных уже на другой день по присоединении ко мне. …Пользуясь данной ему властью, атаман Платов смог…произвести восемь урядников Атаманского полка в хорунжии. Они стали офицерами за проявленную доблесть»[217]217
  Шишов А. В. Казачество в 1812 году. М.: Вече. 2012. С. 136–137.


[Закрыть]
. Нет у Рахимова Р. Н. никаких документально подтверждённых оснований для отрицания участия башкир в рейде.

В 2012 году вышел научный сборник документов и материалов «Вклад Башкирии в победу России в Отечественной войне 1812 года»[218]218
  Вклад Башкирии в победу России в Отечественной войне 1812 года. Составители: Р. Н. Рахимов (ответственный), Б. А. Азнабаев, З. Г. Гатиатуллин, Г. Т. Калимуллина, Ф. Г. Нугаева. Уфа: Китап. 2012.


[Закрыть]
. Там действительно ценные исторические документы-первоисточники перемешаны со случайными, частными документами, не имеющими ценности. То есть, имеется немало вопросов к научному редактору сборника кандидату исторических наук Рахимову Р. Н. Например, хорошо, что приведён пофамильный список Уфимского пехотного полка, кои заслуживают медали «В память об Отечественной войне 1812 года» на 25 апреля 1814 года. Но куда исчезли из списка поручик Иванов, представленный к ордену Св. Анны 3-й степени, а также представленные Барклаем де Толли М. Б. к ордену Св. Владимира 4-й степени за Бородино штабс-капитаны Пятницкий, Агапитов, поручики Поленский, Чибиряев, прапорщик Алга? Все они упоминались в работе того же Рахимова Р. Н. «С именем города…К истории Уфимского пехотного полка» в сборнике «Любезные вы мои…» 1992 года. Где же правда? В той же работе Рахимова Р. Н. 1992 года было написано: «В фондах Бородинского военно– исторического музея хранился наградной список рядовых Уфимского полка, представленных к знаку отличия военного ордена. Вот как звучит формулировка награждения: «сии воины были отменной храбрости преисполнены. Во время сражения находились впереди, ободряли своих товарищей, когда же неприятель пошел на редут, то несмотря на сильный картечный огонь, оные воины первыми в штыки устремились, многие из них ранены были, но побоище до самой ночи не оставили». Барклай де Толли. К награде были представлены и рядовые: Ислам Бакиров, Тимирзян Султанов, Арслан Ахметов, Ахтан Сулейманов, Павел Жуков, Яков Иванов, Корней Шкурлатен, Данила Хавтурин, Салават Нуриев»[219]219
  Рахимов Р. Н. С именем города…К истории Уфимского пехотного полка / Любезные вы мои… Китап, Уфа, 1992.


[Закрыть]
. Но в пофамильном списке сборника документов и материалов 2012 года того же составителя и, даже, научного редактора Рахимова Р. Н., никого из них нет, кроме Якова Иванова. Не могли же они все погибнуть, особенно офицеры, за 1,5 года после представления на ордена и Знаки отличия военного ордена Св. Георгия за Бородинское сражение? И почему в сборнике 2012 года нет пофамильных списков хотя бы награждённых из башкирских, тептярских и мишарских полков? А если сборник научный, то там должны быть пофамильные списки всех призванных на войну, как в труде ИИЯЛ УНЦ РАН, посвящённому участию башкир в подавлении мятежа Барских конфедератов в Польше. Не хватает огромного количества важнейших документов военной поры о потерях и доукомплектованиях полков, зато родословным дворян Оренбургской губернии, сбору денег и имущества, проживанию военнопленных в Оренбургском крае, празднованию победы в XIX веке, столетнему юбилею и подготовительным документам 200-летнего юбилея отдана половина (?!) 488-страничного сборника. Это явный перекос в сторону лёгких для добывания текстов, не имеющих прямого отношения к воинам. Видна торопливость составителей напечатать сборник к юбилею, в ущерб научной проработанности и осмыслению всего возможного и нужного массива документов. Попытки найти и привести в сборнике, хотя бы, общее количество погибших воинов, призванных из Башкирии, даже не предпринималась.

Участник Отечественной войны Норов А. С., кроме знаменитого дневного рейда Уварова и казаков Платова в тыл противника, дважды пишет в своих воспоминаниях ещё и о ночной атаке казаков на французов: «Ночная атака Платова опять смутила всю (французскую) армию, отступившую к Колоцкому монастырю. Смятение достигло до ставки Наполеона, так что Старая его гвардия стала в ружьё», «что казалось, после победы, позор», – прибавляет он Сегюра»[220]220
  Норов А. С. России двинулись сыны: Записки об Отечественной войне 1812 года её участников и очевидцев. – М.: Современник. 1988. С. 363.


[Закрыть]
. Через страницу Норов снова пишет: «Не можем не повторить, что если бы ночная атака наших казаков была поддержана регулярною кавалериею и частию конной артиллерии, то последствия могли бы обратить законченную битву в победу; но физическое истощение – не одного Кутузова – превозмогло принятую им сначала решимость»[221]221
  Норов А. С. России двинулись сыны: Записки об Отечественной войне 1812 года её участников и очевидцев. – М.: Современник. 1988. С. 365.


[Закрыть]
. Доктор исторических наук Попов А. И. добавляет другой случай возле с. Бородино: «Вполне вероятно, что какая-то часть казаков осталась на левом берегу (Колочи), поскольку, по французским данным, ночью они (казаки) беспокоили фуражиров, пытавшихся найти ночлег, дрова и продукты»[222]222
  Попов А. И. Бородинское сражение (боевые действия на северном фланге). – Самара: изд. СамГПУ. 1995. С. 81.


[Закрыть]
.

Французы вряд ли могли рассчитывать на лучший для них исход, ибо дело здесь не столько в Кутузове и Наполеоне, сколько в русском солдате. Русский солдат, плоть от плоти своего народа – главный герой Бородина. Именно его беспримерная стойкость искупила все промахи командования и сорвала все расчеты Наполеона. Кутузов свое донесение царю о Бородинской битве закончил такими словами: «Французская армия под предводительством самого Наполеона, будучи в превосходнейших силах, не превозмогла твердости духа российского солдата, жертвовавшего с бодростию жизнию за свое отечество»[223]223
  Кутузов М. И. Сборник документов. С. 161–168; Бородино: Документы, письма, воспоминания. М., 1962. С. 141.// РГВИА. Ф. 846. Оп. 16. Д. 3561. Л. 52-58.


[Закрыть]
.

Более того, к.и.н. из Санкт-Петербурга А. И. Сапожников, написавший несколько капитальных трудов по Войску Донскому 1805-1814 гг., утверждает, что казаки вступали в стычки на Бородинском поле даже утром следующего дня: «Русские армии покинули Бородинскую позицию ещё до рассвета, отступив на высоты за Можайском. Последними на Бородинском поле оставались казаки. Есть свидетельства, что утром казаки появились у ставки Наполеона. Полковник Ш. Гриуа писал, что утром 27 августа казаки атаковали правое крыло французской армии неподалёку от императорской квартиры, но были отбиты. Префект императорского двора Л. Боссе утверждал, что большой отряд казаков в полдень по ошибке приблизился к Главной квартире и их пришлось отогнать. Таким образом, казачьи отряды оставались на поле сражения после отступления русской армии и даже вступали в стычки с противником»[224]224
  Сапожников А. И. Войско Донское в Отечественной войне 1812 года. М.; СПб.: Альянс-Архео. 2012. С. 261./ Французы в России: 1812 г. по воспоминаниям современников-иностранцев. М. 1912. Ч. 1. С. 161, 179.


[Закрыть]
.


План Ларрея. На нем под литерой D (слева внизу) показан амбуланс у Колоцкого монастыря, атакованный казаками в ночь на 27 августа.


Это подтверждает и польский офицер Великой армии Колачковский: «27 августа (8 сентября), около полудня, наши фуражиры, отыскивая в ближайших деревнях корм для лошадей, подверглись нападению казаков, которые перепугали их и пригнали к обозу. Произошёл переполох, раздались крики: «К оружию!», которые повторились и на французской линии»[225]225
  Воспоминания польского офицера о кампании 1812 года (Записки генерала Колачковского./Военский К. Исторические очерки и статьи, относящиеся к 1812 году.//М.: Гос. публ. ист. б-ка России. 2011. С. 329.


[Закрыть]
. Надо признать, что тема участия казаков в Бородинском сражении не раскрыта пока даже наполовину. По ряду свидетельств выходит, часть казачьих полков провели в глубоком тылу неприятеля больше суток, но что они там делали и какие именно полки, до сих пор неясно. Не бережём мы своей же славы…

В Бородинском сражении русские выбили из строя наиболее боеспособную и храбрую часть Великой армии, за исключением охраны Наполеона в лице гвардии. Думаю, именно поэтому произошло столь быстрое разложение разноплемённой Наполеоновской армии всего за один месяц оккупации Москвы. Несмотря на огромные потери, после Бородино русская армия не утратила своей боеспособности.

Арман де Коленкур, одно из самых доверенных лиц Наполеона в походе на Россию записал: «Император много раз повторял, что он не может понять, каким образом редуты и позиции, которые были захвачены с такой отвагой и которые мы так упорно защищали, дали нам лишь небольшое число пленных. Он много раз спрашивал у офицеров, прибывших с донесениями, где пленные, которых должны были взять. Он посылал даже в соответствующие пункты удостовериться, не были ли взяты ещё другие пленные. Эти успехи без пленных, без трофеев не удовлетворяли его»[226]226
  Коленкур А. Мемуары: Поход Наполеона в Россию. М.: ОГИЗ. Госполитиздат. 1943. С. 136.


[Закрыть]
.


Наполеон 1 на Бородинских высотах. Худ. В. Верещагин. 1897 г.


Впоследствии Наполеон писал: «Из всех моих сражений самое ужасное то, которое я дал под Москвой. Французы показали себя достойными одержать победу, а русские стяжали право быть непобедимыми».

«Могила генералов и французской кавалерии» – вот европейское прозвище Бородинского сражения»[227]227
  Отечественная война и русское общество. 1912, Москва, типография Сытина. Т.IV. С. 24, 26.


[Закрыть]
. Согласно фолианту «Бородино.1812» под редакцией Жилина П. А. здесь было уничтожено около 60 % ее состава[228]228
  Бородино. 1812. Под ред. Жилина П. А. – М., 1987 г. Троицкий Н. А. 1812. Великий год России. М., 2007.


[Закрыть]
, хотя французские историки называют цифры в два с лишним раза меньшие. Но признают, что Бородино было одной из самых кровавых битв в истории XIX в. Важно, что французская армия потеряла наиболее храбрую и боеспособную часть армии, за исключением личной охраны Наполеона в лице Старой гвардии. Цифры потерь «Великой армии» до сих пор не утрясены и колеблются от 30 до 50 тыс. человек. Академик Тарле Е. В., например, утверждает, что Наполеон «потерял больше 50 тысяч из 130 тысяч, которые привёл к Бородинскому полю»[229]229
  Тарле Е. В. Нашествие Наполеона на Россию / 1812 год. М.: издат. АН СССР. 1961. С. 558.


[Закрыть]
. Французские историки по своим официальным данным называют цифру даже меньше 30 тыс., но уверен, что потери союзников Наполеона в этих данных подсчитаны весьма поверхностно. Также они считают Бородинское сражение безусловно выигранным Наполеоном. Но к нему в наибольшей степени применим вывод известного военного теоретика Клаузевица: «Победа заключается не просто в захвате поля сражения, а в физическом и моральном разгроме сил противника». А вот этого-то, русские не допустили. Более того, учитывая огромные потери в наполеоновской кавалерии, которые очень долго, хлопотно и дорого восстанавливать, можно считать, что русские обеспечили себе задел победы в будущем на Бородинском поле. Наполеон небрежно относился к сохранению жизни даже французских солдат и не раз бросал свои армии в самый критический момент и в Египте, и в России. К сожалению, в 1990-х годах появилась группировка российских историков, которые напрочь отметают подсчёты всех маститых историков советского периода. И даже немалые цифры потерь, приведённые русскими военными историками 1812-1814 гг. – непосредственными участниками событий! Для этих проНаполеоновских историков французские официальные данные о потерях являются «истиной в последней инстанции». Но если цифра потерь в Бородинском сражении французского участника превышает 30 тыс. убитыми и раненых, как например у Сегюра– 40 тысяч, то даже их объявляют «завышенными». Неудивительно, что наиболее ретивых из российских «младоисториков» наградили ныне французским орденом Почётного легиона. (Наши же предки, «северные амуры» прицепляли эти трофейные ордена к сбруе своей лошади, выказывая, тем самым, отношение к французским наградам. Это можно посмотреть на лошади башкира в правой части большой картины художника П. Гесса «Переправа через реку Березину» 1840-х гг.). Эти профранцузские историки как-то незаметно «забыли», что мы были противниками, когда каждая сторона стремиться преувеличить потери врагов и преуменьшить собственные. А в этом манипулировании цифрами Наполеон был первым ловким пиарщиком мира. Соответственно, и его штабисты знали, чего хочет их император. Возможностей для этого у них было множество. Например, отошёл отряд наполеоновских войск добыть пропитания в село и весь истреблён и зарыт в землю крестьянами, как часто и происходило в той войне. А штабисты записывают их, как «откомандированных» или, на худой случай «без вести пропавшими», то есть в число боевых потерь убитыми, ранеными и пленными они уже не входят. Или не прислал командир или штабной офицер какого-нибудь польского полка, бригады или корпуса сведений об убитых и раненых в Бородинском сражении, потому – что сам убит, ну и ладно, подведём итог без этих славян… Бригадный генерал граф де Сегюр был квартирьером двора Наполеона и хорошо знал штабные французские хитрости при подсчёте потерь. Думаю, именно поэтому он сделал поправку к итоговой штабной цифре потерь при Бородино. Уверен, если сложить все цифры потерь 1812 года по французским «официальным данным», то получится только половина численности «Великой армии», хотя она в Отечественную войну была уничтожена практически вся. И об этом в России есть множество документальных подтверждений. Не зря французский народ сложил пословицу: «Врёт, как бюллетень». Ох, не зря…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11