Эмилио Сальгари.

Корсары Южных морей (сборник)



скачать книгу бесплатно

На помощь были призваны отряды, совершавшие набеги на близлежащие земли, чтобы обеспечить пропитанием американские войска. Несколько тысяч солдат под командованием полковника Уильяма Прескотта были посланы на защиту высот Банкер-Хилл, возвышавшихся над Чарлстоном.

Под покровом ночи юные ополченцы заняли Банкер-Хилл и в полной тишине закрепились на высотах Бридз-Хилл, что над Чарлстоном, где менее чем за восемь часов возвели редут, оснастив его множеством пушек. Одновременно повстанцы закрепились и вырыли траншеи и на других высотах над городом, расположенных на ближайшем полуострове, закрывавшем бухту.

Каково же было изумление англичан, когда около четырех утра в предрассветном тумане они узрели результат талантливой и смелой авантюры, осуществленной под защитой ночной тьмы без единого звука.

Первым забил тревогу дозорный с военного корабля. Капитан его самовольно, не дождавшись приказов адмирала, велел открыть огонь по редуту, представлявшему серьезную опасность для города.

В тревоге английские военачальники обратили всю мощь артиллерии фортов и военных кораблей против американцев, продолжавших возводить укрепления и успевших вырыть окопы почти до самых берегов реки Мистик.

Страшный бой продолжался от рассвета до заката. Королевские войска непрестанно осыпали ополченцев свинцом, однако те упорно окапывались и отстреливались, бомбардируя Бостон нагретыми до красного каления ядрами в надежде вызвать пожар. Только ночью осажденные прекратили огонь, не имея возможности и далее тратить боеприпасы. Американцы полностью достигли своей цели: Бостону предстояло испытать не только голод, но и все ужасы бомбардировки.

Так обстояли дела, когда бурной ночью сэр Уильям подвел свой корвет к устью Бостонской бухты, полный отчаянной решимости прорваться в город.

Раскаты канонады достигли слуха корсара и его людей, и, посчитав, будто свершилось нечто ужасное, они предпочли держаться вдали от берегов, пока океан, как всегда капризный, испытывал выносливость команды свирепым штормом.

Сэр Уильям, не веривший ни в бога ни в черта, а полагавшийся лишь на себя самого, ни на мгновение не покидал капитанского мостика. Расставив матросов на боевые позиции, поскольку было вполне вероятно, что королевские корабли обстреляют корвет, стоит ему войти в порт, Корсар послал за американским полковником, знавшим восточное побережье как свои пять пальцев.

– Господин Молтри, – произнес капитан «Громовержца», пока корвет заходил в гавань, – я готов уступить вам штурвал. Какой сигнал нам следует дать, чтобы не попасть под огонь ваших соотечественников? Мы уже слышали пушечные выстрелы. Возможно, ваши батареи размещены на Чарльзтаунском полуострове.

– Разожгите на мачтах два красных сигнальных огня, – отвечал американец, – и пусть горят минут пять. Наши люди на берегу ожидают прихода корсарских судов, чтобы указать им путь. Вот увидите, кто-нибудь да появится.

– Если бы только знать расположение английских кораблей!..

– Они постоянно меняют место стоянки.

Ни одному чужаку не угадать, где с ними можно столкнуться. А вам бы хотелось их повстречать?

– Нет уж, увольте. Прошу за штурвал, полковник, и постарайтесь не посадить на мель мой «Громовержец».

– Будьте спокойны, я знаю наизусть каждый изгиб этой бухты.

Махнув Молтри рукой на прощание, Корсар спустился на палубу и устроил смотр своим людям. Все были готовы к бою.

Оказавшись на носу, баронет окликнул боцмана, болтавшего возле пушки с матросами.

– Ступай за мной, – приказал ему сэр Уильям. – Я полагаюсь на этого американского полковника, но еще более – на тебя. Хорошо ли ты знаешь Бостон?

– Был там раз десять, капитан, – сообщил бретонец. – И хотя воды с тех пор утекло немало, я все-таки знаю, как провести корвет через гавань целым и невредимым.

– Вернее, к устью реки Мистик, где мы бросим якорь. Там наверняка стоят американцы.

– И мы их найдем, капитан. Река Мистик мне хорошо знакома. Она достаточно глубока даже для прохода крупных фрегатов.

– Подними на мачтах два красных сигнальных фонаря, а затем присоединяйся ко мне.

Корсар вернулся на мостик, обменявшись парой слов с помощником, который по заведенному порядку принял на себя командование двумя кормовыми орудиями, и скомандовал:

– Входим в бухту!

Корвет перестал лавировать и подошел к устью, покачиваясь на высоких атлантических волнах.

И залив, и город тонули в непроглядной тьме. Казалось, осаждающие, равно как и осаждаемые, наконец-то решили немного передохнуть. Однако Корсар мало полагался на это видимое спокойствие. Он напряженно вглядывался в темноту и прислушивался.

Огни на мачте зажглись в тот момент, когда корвет достиг конца Чарльзтаунского полуострова, захваченного накануне американцами.

Между тем морская стихия разбушевалась не на шутку, грозные валы накатывали один за другим без передышки.

Прошло пять минут и огни потушили, как вдруг слева от корвета из темноты донесся голос:

– Эй, там, на корабле! Бросайте трап!

Каменная Башка, все еще остававшийся на палубе, поспешил исполнить требование, и вскоре на борт корвета взобрался бородач в широком непромокаемом плаще, с которого ручьями стекала вода.

– Где ваш капитан? – спросил он.

Каменная Башка в компании двух стрелков, подняв над головой фонарь, пристально разглядывал незнакомца.

– Кто вы такой? – спросил он, направив в грудь бородачу дуло пистолета.

– Американский лоцман. Я заметил ваши сигналы и поспешил к вам на помощь.

– А где шлюпка, что вас привезла?

– Давно ушла. Просто чудо, что мне удалось ухватиться за трап.

– Видать, глаз у вас зоркий, – похвалил бретонец.

Лоцман с улыбкой поблагодарил его.

– Следуйте за мной! – велел Каменная Башка. – Капитан на мостике.

– Слушаюсь! Порох везете?

– Полный трюм.

– Давно пора. Мы ожидали джонку полковника Молтри, который отправился на Бермуды.

– Полковник ваш с нами, а вот джонку пришлось пустить ко дну.

Они пересекли палубу и поднялись на мостик, где их с нетерпением ожидал Корсар.

– Вот лоцман, которого прислали нам американцы, – отрекомендовал незнакомца Каменная Башка.

– Где здесь безопаснее всего бросить якорь? – спросил сэр Уильям.

– В устье реки Мистик. Там вы будете под защитой наших пушек с Бридз-Хилла.

– А не нарвемся ли мы на англичан?

– В такую ночь их корабли вряд ли снимутся с якоря до первых лучей солнца.

– А что насчет ваших соотечественников? Мы не попадем под их удар?

– Шлюпка, что доставила меня сюда, должно быть, уже достигла берега, так что с Бридз-Хилла по вам стрелять не станут.

– Что ж, полковник Молтри на шканцах. Укажите ему путь. А я подумаю, как обойти оборону.

Небольшими галсами корвет осторожно продвигался вперед в непроглядной ночи, однако на один лишь мрак полагаться не стоило. В бухте стояло множество английских военных кораблей, которые того и гляди могли открыть огонь, перекрыв путь корвету.

– Смотри в оба, Каменная Башка, – то и дело повторял сэр Уильям.

– Глаза у меня на месте, да только не видно ни зги, – ворчал бретонец.

– Твоя правда, темно как в аду.

– Такого и не припомню!

– Не отвлекайся! Смотри по сторонам!

– Смотрю, капитан, да только и кливера-то с трудом разбираю! Готов прозакладывать свою трубку, что в этакой тьме и кошка бы ничего не различила.

Внезапно бретонец подался вперед и весь обратился в слух.

– Что слышишь? – насторожился сэр Уильям.

– Сам не знаю…

«Громовержец» резко вильнул влево.

– Что там увидали эти американцы?

Ответ не заставил себя ждать. В ту же минуту силуэт огромного судна, шедшего без сигнальных огней, возник из тьмы всего в нескольких метрах от корвета.

– Кто идет? – донесся крик.

– Англичане, – немедленно отозвался сэр Уильям в переговорную трубу.

– Остановитесь и предъявите бумаги. Или мы пустим вас ко дну!

– Сейчас. – Одним прыжком оказавшись на палубе, капитан пересек ее в несколько шагов и скомандовал: – Левый галс! Быстро! Фрегат совсем рядом.

Далее он отдал указания полковнику и американскому лоцману.

Несколько мгновений спустя корвет, вместо того чтобы исполнить приказ, стремительно и ловко развернулся к устью реки Мистик. Почти тотчас же Корсар, успевший вернуться на мостик, рявкнул:

– Из бортовых пли!

5. Обстрел Бостона

Фрегат, подставивший свой правый борт пушкам корвета, являл собой прекрасную мишень, поскольку не имел уже времени для маневра, наступательного или оборонительного.

Кормовые орудия «Громовержца» выпустили четыре цепных ядра по рангоуту британца, и тут же адский огонь изрыгнули двенадцать пушечных жерл вдоль борта. За грохотом разрывов последовал треск рушащихся мачт, а затем – гром ружейной стрельбы. Это с носа корвета открыли огонь поспешившие на помощь корсарам американцы.

Англичан внезапное нападение повергло в панику, и корвет, пользуясь их замешательством, поспешил продолжить свой путь к устью реки Мистик, пока к месту стычки не подтянулись новые английские корабли. Однако не успела опасность миновать, как снова прозвучал сигнал тревоги.

Канониры плавучих батарей, все еще находившихся вдали, догадались о вторжении вооруженного врага и открыли огонь, однако усилия их не возымели успеха, поскольку корвет, скрываемый мраком, стремительно удалялся от арены схватки. С некоторым запозданием к обстрелу беглецов подключился английский фрегат. К нему немедленно присоединились бостонские редуты и бастионы.



– Какое великолепное представление мы устроили для бостонцев! Причем совершенно бесплатно, – обронил сэр Уильям, обращаясь к Каменной Башке.

– Надеюсь, они нам благодарны, – буркнул бретонец. – Клянусь Иль-де-Ба, капитан, англичане палят калеными ядрами! Стоит одному такому угодить в пороховой склад, и мы взлетим на воздух. То-то будет славный фейерверк! Бостонцам на потеху.

– Они стреляют вслепую.

– Так-то оно так… А ну как попадут случайно?

– Ну, если ты полагаешься на случай, другой разговор. Гляди лучше, как бы одно из ядер не свалилось прямо тебе на голову.

– Моя голова – кремень! Ядро в море отрикошетит!

– Ну-ну…

Между тем отовсюду, особенно со стороны фортов, сыпались раскаленные ядра.

Несколько таких дымящихся шаров уже настигли корвет, лишив жизни пару матросов, когда укрепившиеся на высотах Банкер-Хилл и Бридз-Хилл повстанцы, предупрежденные о прибытии корсарского корабля с бесценным грузом, заставили громко заговорить свои пушки. Удачно расположенные на возвышенностях и хорошо защищенные усилиями ополченцев, их укрепления уподобились извергающимся вулканам.

Англичане немедленно развернули орудия в том направлении, где окопались колонисты, и уже не обстреливали бухту, стараясь вместо этого подавить канонаду американцев.

Неистовая пальба не стихала минут двадцать, на протяжении которых корвет, не сделавший ни единого выстрела, подбирался к устью реки.

Корсар безучастно наблюдал за артиллерийской дуэлью с застывшей улыбкой на губах. Возле него безмятежно покуривал свою столетнюю трубку бретонец, уверенный, что его черепушку и граната не прошибет. Дьявол! Разве он не сын страны твердолобых упрямцев?

Летевший ласточкой корвет уже приготовился войти в речное устье, как вдруг перед ним у самой поверхности воды полыхнули четыре огненные вспышки, вслед за которыми по ушам ударил гром оглушительного взрыва и зловещий треск древесины.

– Впереди плавучая батарея!

– Не стрелять! – проревел сэр Уильям и, спрыгнув на корму, добавил: – А теперь пустим ее ко дну!

Тишину расколол грозный глас орудий.

Стоявшие у руля американцы, уже собиравшиеся повернуть румпель, чтобы подвести корабль к берегу, оставили корвет на прежнем курсе. Не прошло и пяти секунд, как ужасный удар повалил на палубу большинство стрелков и канониров. Форштевень корвета прошил плавучую батарею, буквально разломав ее надвое.

Послышались полные ужаса крики. Английские канониры пошли ко дну вместе со своими пушками, утянутые под воду яростной морской стихией, набросившейся на обломки судна.

Угодивший было в ловушку корвет, протаранив и потопив плавучую батарею, продолжил свой путь под свирепыми ударами ветра.

Некоторое время спустя канониры бостонского гарнизона, встревоженные вспышками у входа в устье реки Мистик, нацелили на него свои орудия и накрыли поле недавнего боя шквалом ядер, не ведая, что добивают собственных соотечественников, не погребенных в морской пучине обломками батареи.

– Теперь попробуйте доберитесь до нас, – усмехнулся, потирая руки, Корсар. – Ничего не скажешь, нелегко было ускользнуть из этой западни. И кто знает, что еще уготовит мне судьба, прежде чем я достигну цели? Что скажешь, Каменная Башка?

– Скажу, что мой дед, знаменитый корсар…

– Тот, что оставил тебе трубку?

– Нет, капитан. То был другой дед.

– Что ж, продолжай!

– Он, стало быть, говаривал, что судьба его не слишком баловала…

– Но была же и у него, как видно, своя счастливая звезда?

– Да ведь его вздернули на рее!

– Незавидный жребий. Бросаем якоря! Должно быть, стоянка уже поблизости. Верно, полковник?

– До нее еще полторы-две тысячи футов, – отвечал тот. – Поворачивайте и зажгите на мачтах два красных сигнальных огня.

Вскоре марсовые зажгли на верхушках грот– и фок-мачты два огня. То была необходимая мера предосторожности, чтобы американцы, плотно обосновавшиеся на обоих берегах Мистик, не обстреляли корабль.

Корвет, хотя и шел против течения, развил достаточно высокую скорость и уже через пять минут достиг глубокой заводи у левого берега, где американцы воздвигли два небольших, но хорошо укрепленных редута.

Команда бросила якоря, свернула паруса и разожгла бортовые огни.

От берега отделилась гребная шлюпка и подошла к корвету.

Поднявшегося на борт рулевого встречали американский полковник, лоцман и Корсар.

– Ба, да это вы, господин Парделл! – вскричал Молтри. – Вот уж не думал снова вас здесь встретить!

– Как же я пропущу такую знатную заварушку! – отвечал рулевой.

– Знакомьтесь: гроза морей баронет Уильям Маклеллан, самый отважный бермудский корсар.

– Мы с нетерпением ждали вашего прибытия, сэр, – произнес мистер Парделл, протянув руку капитану «Громовержца». – Мне поручено передать вам благодарность конгресса и лично генерала Вашингтона.

Поклонившись, баронет отвечал:

– Я привез вам изрядный запас пороха, пять тысяч ружей с приставными штыками, две тысячи гранат и четыре мортиры. Помимо этого, к вашим услугам мой корвет и полторы сотни лучших корсаров Атлантики.

– Конгресс разочтется с вами сполна.

Сэр Уильям лишь пожал плечами:

– Все это я передам в ваше распоряжение при одном условии.

– Каково же ваше условие, сэр? – спросил Парделл, пораженный щедростью человека, в жилах которого, по слухам, текла шотландская кровь.

– Этой самой ночью вы позволите проникнуть в Бостон мне и паре моих людей.

– Но это невозможно, сэр!

– Разве вы еще не подвели подкоп к казематам бастиона Гамильтона? – спросил полковник.

– Подвели, господин Молтри. Подкоп не только закончен, но и заминирован. Все готово к тому, чтобы бастион взлетел на воздух!

– Мы пройдем по подземному ходу, – решительно отрезал Корсар. – Это вопрос жизни и смерти.

– Что до смерти, ее вы там точно найдете, сэр, – отвечал Парделл. – По донесениям верных людей, этой ночью англичане намереваются устроить вылазку, чтобы выбить нас из укреплений Бридз-Хилла и Банкер-Хилла. Они наверняка уже выступили в поход, и вы неминуемо с ними столкнетесь.

– Проклятье! – вскричал сэр Уильям.

– Подождем следующей ночи, мой дорогой баронет, – увещевал полковник. – День пролетит незаметно, а завтра наше предприятие увенчается успехом.

Корсар ничего не ответил, лишь принялся, по обыкновению, мерить палубу беспокойными шагами.

Внезапно оглушительный грохот вдребезги разнес непрочную тишину ночи, царившей над бухтой. Красноватый дым, перемежаемый струями пламени, заволок бостонские редуты и бастионы.

– Видите? – произнес Парделл. – Они атакуют наши позиции, пытаясь отвлечь внимание от своей вылазки. Завтра будет большой бой, и мы отбросим их обратно за стены фортов.

– Но почему именно этой ночью! – в бешенстве вскричал Корсар.

– Стоит ли беспокоиться? – уговаривал полковник. – Теперь, когда подкоп закончен, вы в любой миг сможете проникнуть по нему в город.

– Каменная Башка! – окликнул сэр Уильям.

Бретонец, на пару с Малышом Флокко вырезавший из цинковой пластины небольшие треугольники, к которым привязывал кусочки свиного сала, недовольно отозвался на зов капитана:

– Во имя Иль-де-Ба! Только я собрался альбатросов ловить, так нет же… И пяти минут не прошло.

Бросив свое затейливое приспособление, он поспешил к Корсару, чей взгляд был прикован к каленым ядрам, которые, подобно болидам, озаряли летучей вспышкой небо от Бостона до высот, занятых американцами.

– Ты что, оглох? Ничего не слышишь?

– Во имя Иль-де-Ба! Да этот грохот, должно быть, мертвых поднял из могилы аж до самой Бретани, а то и до Бреста. Что уж говорить о старом канонире.

– Чем это вы там занимались?

– Готовили наживку для ловли альбатросов с Малышом Флокко. Их ведь полно в устье реки. Правда, господин полковник?

– Да, – смеясь, подтвердил Молтри.

– Так вот, я хочу изловить парочку. Наши ребята делают из перепонок этих морских разбойников превосходные табачные кисеты, а из полых костей мастерят чубуки для трубок.

– И что же, залпы пушек тебя не беспокоят?

– Ба! Рано или поздно они устанут палить и дадут отдых пушкам, – безмятежно отвечал бретонец, доставая из кармана трубку и готовясь ее раскурить.

– У нас на борту четыре мортиры – дар от французов, сочувствующих делу освобождения колоний, – сказал Корсар. – Пусть мистер Говард велит вытащить их на палубу. Нам выпал случай проверить их дальнобойность.

– Предпочитаю абордажные орудия.

– Тогда тащите сюда и их. Поучаствуем в этой огненной потехе! Поторопись!

Оглушительный рокот пушечных залпов накатывал со стороны Бостона; крепостным пушкам вторили орудия военных кораблей, стоявших в порту, и плавучих батарей.

Американские укрепления на высотах храбро выдерживали огненный шторм, забрасывая город калеными ядрами и воспламеняя деревянные дома, которые английский гарнизон едва успевал тушить.

Залив пылал. Огненные сферы по дуге пересекали небо, обрушиваясь в воду, на берег реки Мистик и возвышенности Банкер-Хилл и Бридз-Хилл.

По приказу сэра Уильяма корвет не замедлил внести свою лепту в огненный хаос.

Повинуясь командам помощника капитана и боцмана, лучшие канониры корабля разместили на шканцах тяжелые орудия и четыре мортиры, дар французов американской революции, и принялись бомбардировать увесистыми гранатами бастионы Уоркарта. Ядра тяжелых орудий, падая в воду, взрывали океанскую гладь, вздымая высокие фонтаны брызг и мешая приблизиться английским баркасам.

Взбудораженные дьявольской канонадой, бостонцы, презрев опасность, высыпали на бастионы, чтобы своими глазами наблюдать ужасный бой, который англичанам суждено было вспоминать еще долго наряду со штурмом Гибралтара[1]1
  Речь идет об одном из эпизодов Войны за испанское наследство, когда в 1704 г. англо-голландская эскадра захватила прежде принадлежавший Испании Гибралтар, подвергнув его шестичасовой бомбардировке, в ходе которой по городу было выпущено 14 тысяч ядер. – Примеч. ред.


[Закрыть]
.

Американцы стойко держались под лавиной английских ядер, не переставая строить брустверы, чтобы на рассвете отразить наступление врага.

Потери обеих сторон были значительными, однако англичане понесли больший урон. Не сделав ни единого ружейного выстрела, чтобы не выдать свои позиции американцам, они вынуждены были стоически переносить обстрел из четырех орудий «Громовержца». Устрашающее крещендо выстрелов, раздававшихся из фортов, окопов, редутов и с кораблей, всю ночь сотрясало землю, однако ближе к рассвету разрывы слышались все реже, пока наконец совсем не стихли.

Англичане выступили из города и поспешно готовились штурмовать занятые американцами высоты, причинившие столько ущерба городским фортификациям и зданиям.

6. Сражение при Бридз-Хилле

Командующий британскими войсками генерал Хау и его офицеры вознамерились выбить колонистов со стратегических позиций на высотах.

В ночь на семнадцатое июля десять рот гренадеров под командой генералов Хау и Пиго, а также маркиза Галифакса, прикрываемые отрядами пехоты и легкой артиллерии, бесшумно достигли берега пролива, пересекли его на шлюпках и высадились на мысе Мортон, не встретив никакого сопротивления.

Бешеный огневой натиск военных кораблей, размещенных в Бостонской бухте, не давал американцам, ограниченным в запасах вооружения, продолжать сооружение редутов, которые так или иначе не могли долгое время выстоять под перекрестным огнем.

Передохнув, английское войско выстроилось в две линии и послало в Бостон за подкреплением.

Согласно плану англичан, пока на левом фланге тяжелая пехота, главным образом немецкие наемники, под командой Пиго и маркиза Галифакса наступала на Чарльзтаун, основные силы должны были, ударив по редутам ополченцев, прорваться за реку Мистик, обороняемую корветом корсара и двумя батареями. Британцы надеялись, ошеломив неприятеля внезапным нападением, смести его в штыковой атаке.

Знакомые с этим планом ополченцы укрепили свой правый фланг, оборонявший Чарльзтаун. Основные их силы были сосредоточены возле устья реки Мистик, в то время как левый фланг составляли отряды, занявшие укрепления вдоль речных берегов.

Опасаясь, что не выдержат рукопашной схватки на равнине, американцы поверх земляного бруствера установили высокие двойные заграждения, заполненные сеном и землей.

Чарльзтаун, редут и часть окопов заняли ополченцы из Массачусетса, другую часть взялись оборонять коннектикутцы под командой капитана Ноултона и отряды из Нью-Гемпшира во главе с полковником Старком.

Ополченцы, в большинстве своем вчерашние трапперы, земледельцы и моряки, почти не нюхавшие пороха, были вооружены мушкетами всевозможных калибров, как правило не имевшими штыков.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Поделиться ссылкой на выделенное