Саша Чекалов.

Куча песен



скачать книгу бесплатно

© Саша Чекалов, 2017


ISBN 978-5-4483-0338-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Приди-словие

Дорогой друг! (Или товарищ, но – ради всего святого, только не «доброе время суток».)

Если помимо стихов ты надеешься найти здесь табулатуры, то тебя ждёт разочарование… однако не спеши огорчаться: это всего лишь означает, что ни для единого из нижеприведённых текстов я не настаиваю на своей собственной версии аккомпанемента.

Иными словами, если что-то понравилось и хочется спеть (а не просто читать про себя или декламировать), ноу проблем, сочини музыку самостоятельно – и вперёд!

Не то чтобы мне было «жалко» делиться мелодиями, боже упаси, просто… ну, если честно, скорее наоборот: стыдно.

…Следует трезво смотреть на вещи: за 29 (да-да, почти тридцать!) лет бренчания на инструменте я так и не научился генерировать сколь-нибудь интересные и оригинальные мотивы (парочка-троечка исключений лишь подтверждает, ага…). Не моё это, таланта нету.

(Ну не всем же быть композиторами! Как говорится, кому татор, а кому лятор.)

Тем не менее, чёрт возьми, каким-то чудом все эти творения существуют в записи, более того, даже и обнародованы: аудиофайлы одних висят в интернет-ресурсе RealMusic, видео других выложены на Ю-тьюб; часть записана на диски и распространена среди заинтересованных лиц, многие неоднократно исполнялись со сцены – и, соответственно, знакомы слушателям, так что… всё-таки просьба вот какая. Надумаешь использовать песенку в собственных целях – сообщи мне по адресу chekalov71@rambler.ru – просто напиши… и пришли ссылку или, вложением, mp3: в курсе дела быть обеим сторонам ведь нужно, да?

(Вероятнее всего, с моей стороны вообще ни слова против не последует… если только это не окажется совсем запредельная лажа: даже худшая, чем у меня самого!)

А то ведь обидно всё-таки… Например, уже по крайней мере двое приятелей клятвенно заверяли, что слышали мои песни по радио (один «Мою Тамару», другая – «День рожденья Лены»), а я ни ухом ни рылом ни сном ни духом…

Вот.

(Ну а если непременно нужна аутентичность, что же… Тогда ищи ролики в сети и – снимай аккорды, хе-хе.)


В остальном – милости прошу, так сказать, в иллюзорный мир моих представлений!

ПРИДИ под сень воображения, отдайся полёту мысли – и всё такое прочее…


С уважением,

Саша.


Ах да, забыл предупредить!

Ввиду того, что жизнь не стоит на месте и критичность в процессе самосовершенствования неуклонно растёт, многие тексты приведены в позднейшей редакции (обнародовать их в исходном виде было решительно невозможно).

Наивные-наивные 90-е

(плюс ранние «нулевые», тоже не верх продвинутости)

Глаза

Вам никогда не приходилось

проснуться ночью оттого,

что – будто крыша прохудилась?

…открыть глаза – и… ничего

не осознав ещё, бесстрастно

за звёздным небом наблюдать…

а насмотревшись: «Это классно!» —

себе же в ухо прошептать…


О, вы не пробовали ночью,

прокравшись к речке нагишом —

плескаться в зеркале проточном,

шурша тихонько камышом? —

и вдруг… очнувшись – обнаружить,

что – снова в спальном вы мешке:

в одной руке – огрызок груши,

сырой камыш – в другой руке…


А может, вам… А впрочем – вряд ли:

ведь вы, я вижу, домосед…


Откуда же в таком вот дятле —

такие темы для бесед?!

…Смотрю в глаза вам, как в прицелы,

но что в них – нет, не разберу:

то просто розничные цены,

то вдруг повестка в ГРУ…

Моя Тамара!
(подражание Виктору Цою!)

Когда я под вечер с работы домой возвращаюсь,

ты мне попадаешься с периодичностью «постоянно».

И часто мы курим, сидя перед подъездом на корточках.

И я уже выведал всё твоё прошлое

(у Толяна)…


Припев: Моя Тамара

свежа, как весенний ветер.

Она не любит учиться,

ибо склонна к тоске и лени…

И мне – так хочется верить,

что лучше неё

не найти в целом свете,

а судьба нам даётся для подвигов и стремлений.


Ты мне пересказываешь содержания новых фильмов,

рассматривая параллельно рябой козырёк подъезда…

И я понимаю, что мне надо «что-то делать»:

ну, прежде чем ты как бы

приобретёшь как бы

статус «его невеста»…


Припев: –//–//–//–//–//–

Истерика

Её спина – красноречива.

В лице её – вопрос немой.

Взглянув лишь на неё – мужчины

не возвращаются домой.

Её глаза – стальные двери,

и в каждом – маленький прыжок.

А ножка… Как она так пере-

текает ловко в сапожок?!


Притягивает, как магнитом,

в свой мир и старцев, и детей,

но – остаются все одни там,

она ж – уходит из сетей;

приходит же – всегда так кстати! —

все сами лезут в её тень,

и – целые тома статей

живописуют её стати!


Но – свято верю, что во имя

меня лишь гордо вздёрнут нос!

Что – между нами лишь двоими

навеки снят любой вопрос!

Что – для меня лишь так красива!

Что – обо мне лишь видит сны!


Что впишут вместе с ней курсивом

меня в историю страны…

Первый день!

Любовь моя, чему так рада, —

хотя от боли чуть жива?

Чем так забита голова?

То кара – или же награда?

Что прячешь, детка, от меня

ты в ванной комнате игриво —

во власти глупого порыва

(а может, тайного огня)???


Припев: Первый день! Первый день!

Долгожданный, беспощадный,

безразличный к вашим внутренним проблемам

первый день!


Чего ждала ты две недели с покойным ужасом в очах?

Что это было: тот рычаг, тебя державший на пределе

твоих возможностей – без сна уединившуюся в спальне?

Чем было то самокопанье, – когда сидела ты одна?


Припев: –//–//–//–//–//–//–


…Остановило жесты, танцы

у влажной бездны на краю, —

не увлекло судьбу твою

в застенки женских консультаций!

…Ликуй, любимая, – пари

над нашим ложем как бы птицей

и – за возможность не светиться

судьбу свою благодари!

Лестница

У рыболова сегодня богатый улов:

много лосося… Достань же быстрее тесак и —

ну-ка, побалуй икоркой! Давай, рыболов:

чтобы сложилась мозаика будущей саги.

…Вверх по течению – дочка твоя, молода,

но… водопад там: историй, утрат, орденов, а —

лестнице – той, по которой уходит вода —

ясно, что я не осилю судьбу водяного.


Славный рыбак! В общей памяти, как на холсте,

запечатлён дикий берег… Вам не было тесно!

…Изнемогаю в тоске по немой быстроте

оргии нереста – что величаво гротескна:

кажется – не прекратятся уже никогда

подвиги, смерти, медали – для общего блеска!

…Лестница – та, по которой уходит вода —

что ж ты молчишь, когда тянется жилою леска?..

Мужик

Идёт по улице пустой —

с работы пыльной и простой…

Что есть работа – не беда,

но – нужен отдых иногда!

…Пивка попил – идёт домой!

Идёт – по собственной прямой:

свозь дебри вкрадчивых дворов, —

руками разводя воров.


Женою ужин разогрет, —

купить осталось сигарет!

…По телевизору – кино;

а кот – улёгся на окно.

…В подъезде – дочка со своим…

– Вы здесь чего?

– Да вот, стоим…

– Ну, стойте.

…Лестница длинна…

Им снизу – тень твоя видна,


До завтра вымер весь народ.

…Что вечер! —

крепость без ворот.

Уже и ряженки хлебнул,

и сонно в кресле утонул.


…Тому, кто выжил на войне,

теперь – уютнее вдвойне:

опять в цене его слова!

А боль – она уже мертва.

Правда

Неба топор занесён над моей головою;

облако лёгкое – словно прилипшая прядь…

Правду свою напоследок бессильно провою:

нечего… Нечего мне, кроме правды, терять.

…Я ль не сидел над её занавешенной зыбкой?

Я ль не лелеял её? Я ль не холил её?

Только и правда однажды с холодной улыбкой

выскользнет – и… обратится во что-то своё.


Буду ли следом нести крылья риз ея тронных,

руку ли жать под столом, ерунду ли шептать…

Правда уйдёт: в голосах растворится синхронных,

мне же останется старые письма листать…

Небо – незыблемо, словно невидимый Китеж —

тенью закрыло всю тему за левым плечом…

Слышите? – кажется, плачет за дверью подкидыш:

новая правда…

О чём она будет? О чём?!

ПостелИ!

Тигры теней нам на плечи кладут

лапы усталые: вежливо ждут

часа, когда ослабеем под натиском лени!

…Милая гостья, прощай и прости!

Ты – на свободу меня отпусти!

Или останься – усевшись ко мне на колени…


Припев: Нет сил

руку поднять.

Нет сил

упасть на кровать.

…Давай отложим твой поцелуй

до завтрашнего утра!

…Постели мне плед на полу:

я буду спать…


Вышел за дверь засидевшийся день.

…Тигры теней – вожделеют людей!

Давят на плечи бесчувственных лап эполеты…

Милая, мы здесь остались вдвоём:

все разошлись – говорить о своём!

…На растерзание – не продаются билеты…


Припев: –//–//–//–//–//–

Меня разбудили

Сел на рассвете

в мятой постели – предчувствуя Дело!

…Слышно, как дева

гремит в коридоре кастрюлей.

Запах яичницы.

Свет в туалете.

Пчёлы спешат обустраивать улей…


Лени – как яда,

я накануне поел до отвала!

…Члены сковала

любовь к величавой природе…

Ты пожинаешь плоды,

а я рядом

лежу,

словно камень в твоём огороде:


чую я, дева, —

грохот кастрюли той – мне адресован:

стыдно, мол, «совам»

прятаться в ночь от идиллий!

…Сел я в постели:

за дверью ждёт Дело!

Вечного трутня —

меня разбудили.

Чёт и нечет

Они приходят оставлять записки на моих обоях;

они – креплёное приносят! и просиживают – до зари!

…Один вошёл, другой – ушёл, —

и оба есть, и – словно нет обоих!

Но только – плавают по комнате сверкающие пузыри…


Припев: Нечет и Чёт! Чёт и Нечет!

…Не припечёт – будет хвастаться нечем;

а припечёт – и…

выйдут навстречу

Нечет и Чёт!


Они являются заматывать скотчем убогую мебель,

они – разнашивают обувь и накачивают мышцы рук,

от этой жалкости невидимой попутно очищая жребий, —

и беспокоится за стенкой отчего-то одинокий физрук…


Припев: –//–//–//–//–//–//–//–


Они приходят – равнодушные к тому, насколько это кстати;

они уходят – не боясь меня оставить тет-а-тет с собой…

Они пришли – и я самонадеянно учу летать их!

Они ушли – и я бы вылетел в трубу,

но – кто бы стал трубой:


Припев: нечет иль чёт? чёт или нечет?..

– –//–//–//–//–//–//–//–

Прогулка
(от лица Булата Окуджавы, как бы)

Свежий воздух нам с тобою избавлением

станет лучшим от предательства квартир! —

только выйди за порог, своим явлением

обращая мою линию в пунктир…

Мы пойдём с тобой, горя нездешним пламенем

для прохожих, заблудившихся в делах!

…Знает Бог, как ты сегодня назвала меня! —

будь Он Тенгри или даже сам Аллах…


Ты и толком даже душу не разденешь, как

вдруг углями вспыхнут зенки в темноте!

Сердце в тапочку провалится, как денежка,

но – застрянет в шибко буйной бороде,

и легко я успокою тебя, нежную,

посветив окрест фонариком своим:

ты поймёшь, отогреваясь под одеждою,

что соседи это! и – тревожно им!


…Не пугайся! Пусть люблю грехи подсчитывать,

а потом – счета к оплате предъявлять,

уж тебе-то – гарантирую защиту: ведь

без тебя – мне будет не с кем погулять!

…Свежий воздух нам с тобою избавлением

станет лучшим от предательства квартир! —

только выйди за порог, своим явлением

превращая мою линию в пунктир…

Как дети…

Я – когда тебя целую,

забываю обо всём,

я прошу тебя, мал?ю:

«Полюби – и я спасён!» —

но… как видно, нам не светит…

Это на лице твоём

я прочёл… и вот – как дети вдвоём.


Мы с тобой – сидим в потёмках,

и – никто не виноват.

…Извини, я не котёнок,

а – сто тысяч вольто-ватт!

…Ты: «Мне нечего надеть, и…»;

я: «Приму тебя любой!»

Жаль, но мы уже дети с тобой.


Вероятно, ты со мною

заскучаешь через сутки:

ведь снаружи, за стеною —

детство просится в рисунки! —

а со мною ты в ответе

за нытьё и за враньё,

и – забыли имя дети твоё…


А я – охотно выпью мёда, осушу бутыль-плетёнку —

чтоб из каждого помёта выживало по котёнку!

…На лице, как тень на свете,

всё сплетается в борьбе!

…Ты – не вещь, но словно ветер: в себе…

Деревья

Ребёнок – он тоже умеет любить и хотеть,

а лазает вон по деревьям, как будто медведь.

…Так нужно во что-нибудь чувства оформить ему!

К примеру – забраться на дерево то, самому…


Попытка до нижних ветвей дотянуться – сродни

смущению старшего брата: «Я пьян, извини», —

а женщина, та пожалеет и к сердцу прижмёт!

И тополь упрямый – из милости ветку нагнёт…


Вот так вот и лезем по жизни на дерево мы.

Оно – неизбежнее даже сумы и тюрьмы.

Ещё ни один человечишка не умирал

без того, шоб не влезть и – ветров не услышать хорал!


…Без того, чтоб от сырости серой коры не дрожал…

Без того, чтоб коралл этих губ – уже не раздражал!

Без того, чтоб не понял: в романтике смысла – голяк.


Ну слезай уж… Иди уж домой… Пообедай и ляг…

День рожденья Лены

Сегодня Ленке пошёл пятнадцатый год.

Сегодня придёт и Валера, и Саша придёт.

Сегодня в пятом часу будет Лена

встречать у дверей гостей, —

и тут телефон зазвонит: не иначе как ей!


…Ленина мама за Лену получит цветы;

Леночка в трубку зашепчет: «Андрей, это ты?»

но трубка ответит голосом Вани,

что в доме напротив живёт,

и – сразу предчувствие чуда внутри запоёт.


И сразу случится всё то, чего быть не должно:

Ванечка скажет:

«Давай, посмотри за окно!» —

Лена отдёрнет тюль и увидит

на плиточно-блочной стене

гигантскую надпись:

«Ленка! Ты снишься мне!»…


А в трубке уже никого, лишь цепочкой гудки.

И снова растерянно в стену упрутся зрачки.

…Придётся гостям поскучать за столом,

её дожидаясь: она

ещё очень нескоро теперь отойдёт от окна.

День придёт…

День придёт – жираф отыщет стойло.

День придёт – и вспыхнет океан…

Призрачный Герой, живи достойно, —

одинок, отвержен, окаян…

Пусть матросы шевелят губами! —

кораблю не нужен экипаж.

…Дерзким колдуном пылает в бане королевский паж…


День придёт – линчуют тунеядца.

День придёт – предателя казнят…

Полно, Паж! – чего тебе бояться

ползающих по двору щенят?

Пусть они заламывают руки

пыльной кукле! – разве это ты?

…Посмотри! – не стоят эти трюки Вечной Красоты…


День придёт – устанут тараканы.

День придёт – всё выметет метла…

Спрячься от Судьбы за дураками, —

чтоб тебя она не увлекла!..

Посмотри! – им нравятся оковы!

Выгляни! – оковам рад любой!

Может быть, темны и бестолковы – только мы с тобой?!

…Верю – опустеют все больницы!

Верую – вмешается Творец!

…Погляди, как чуду поклониться

жаждет дрессированный Скворец! —

и некому берёзу заломати!

некому проснуться и лететь!

В светлый город пыльных Хрестоматий некому хотеть…

Весенняя песня

Приводит в действие Весна

преображенья механизмы…

Гремит, очнувшись ото сна,

сосулек звонких хор карнизный;

скликая тучи на совет,

мчит ветер на велосипеде;

встречают голуби рассвет

урчаньем плюшевых медведей…


Пьёт кофе с тостами Земля,

со сна потягиваясь сладко…

Всех выделений вензеля

впитает зрения прокладка!

…Весна свежа и голодна, —

глаза сверкают, взор подвижен…

Сейчас отведает она

кипящего цветенья вишен…


А мы… сливаемся в ручьи:

несём себя к порогам – сами;

нам – освещают путь в ночи

киоски с женскими трусами;

а мы – бурлим: нам недосуг! —

спешим мерцать и шевелиться…

ловя икру и колбасу

на запрокинутые лица.

Горный енот
(вольный перевод песни The Beatles «Rocky Raccoon»)

Многие годы

тому назад

среди холмов Дакоты

жил индеец

по имени Горный Енот.

И однажды его девчонку

увёл за собою один проходимец и мот.

Этот факт для Енота

явился громом среди ясного дня.

И он сказал:

«Доберусь до него я!

И он поплачет

ещё

у меня!»


Собрался Енот

в дорогу.

И вот —

вниз из лесу в город идет:

почти налегке,

лишь волына в руке

да Новый Завет в рюкзаке.

…Это ещё ничего,

что нарасхват его скво:

бог создал Нэнси, чтобы нравилась многим!

…Енот простить её рад,

но – не уйдёт этот гад:

Енот при встрече ему выдернет ноги!


…Вот Горный Енот

в городок пришел тот,

снял номер в салуне, и – как раз

так случилось, что Нэн

и эта задница – Дэн

буквально за стеной делили матрас.

Енот – как на грех, услыхав ее смех —

ворвался к ним, наганом крутя;

но Дэн – был готов

(хотя и был без портов),

и… облажался наш Енот, как дитя:


нож кинул Дэн,

схватил одежду и Нэн —

и убежал…

Енот остался лежать:

себе накладывать шов —

пока шаман не прийшов…

а он – прийшов и стал над раненым ржать.

Он, перегаром дыша,

сказал: «Ты Горная Вша!

Не мог уже и защитить свою честь?»

Енот сказал:

«Я смогу!

Я – не останусь в долгу!

…А впрочем… ладно…

Пусть все остаётся, как есть!»…

Пора искать хлев!

…Хорошо паслось седому пастуху:

легче лёгкого с покорными скотами!

Всё понятно. Только небо наверху, —

ну, и он: смотреть поставлен за стадами!

…Было ясно всё! и просто! и легко! —

только знамение, будь оно неладно,

словно боль, проникло в душу: глубоко!

…И лечить её теперь – оно накладно…


Припев: Всему конец бесповоротный теперь:

и прежней жизни – и укладу её!

Не ковать себе монет и цепей!

Не пятнать собой листву и жнивьё!

…Нынче ночью – неспроста не спалось:

ожидание-нарыв прорвалось,

и – случилось:

в небе что-то зажглось! —

знать, пора… пора искать хлев…


Хорошо паслось жестокому царю!

…Пол – министры подметали бородами…

Было ясно всё: бог – жмётся к алтарю,

ну а царь – смотреть поставлен за стадами!

…Но – качнулся трон, как измождённый раб! —

и душа царя в испуге задрожала.

…И в душе теперь… конечно, не дыра,

но – чудовищно зудящий след от жала!


Припев: –//–//–//–//–//–//–//–


Хорошо паслось барану-вожаку:

знай следи за шевелящимися ртами!

В мире – овцы есть: чтоб скрашивать тоску! —

ну, и он: смотреть поставлен за стадами…

Хорошо всё было! – думал, навсегда?

Нет, зажглось ведь! – и на время ослепило!

…Приковала взгляды всех овец Звезда! —

словно новая чума во время пира…


Припев: –//–//–//–//–//–//–//–

Границы детства

Весной в наряд уходят дети:

границы детства охранять.

Но тихой сапой лезут йети,

стремясь последнее отнять.

И – удаётся злыдням это.

И удаляются они,

взвалив на плечи торбы света

и чемоданы беготни.


И – снисходительно общаясь,

убитым детям говорят:

«Я тоже верил, обольщаясь…

но – обязателен обряд!» —

потом уходят… А детишки —

среди пустыни, на ветру —

штудируют чужие книжки,

забросив старую игру.


И вот один… а вот другая —

подобно самым первым – вдруг

поймут:

«О ужас, я нагая!

Ступай-ка вон отсюда, друг…»

Но – заперты в единой клети, —

и никуда не убежать!


…Весной – в поход уходят дети:

плоды невинности пожать.

Пегас-подёнщик

Предлагаю себя – напрокат!

Вот он я: конь педально-крылатый!

Я надёжней любых баррикад,

принимай! – разберёмся с оплатой…

Я вас буду по кругу катать, —

плавным ходом вам дам насладиться…

А ещё – я умею летать! —

ну да вам это не пригодится.


Можно поле со мной взборонить —

и вспахать, без сомнения, можно:

словно чуя незримую нить,

аккуратно хожу, осторожно, —

ни ногой не ступлю за межу!

…И за струйку спонтанного мата

на хозяина зла не держу.

(Где ж на всех напасёшься ума-то!)


…И – пока, пообедав с винцом,

почиваете в сене душистом,

и за деда могу – кузнецом,

и за сына – бойцом-хорошистом!

…Пульс проверьте! – нормален вполне.

Грива – в кольца игривые вьётся…


Лишь уменье порхать в вышине,

лишь уменье парить в вышине,

извините уж, не продаётся!

Воздух
(закос под Высоцкого)

Накренилась плоскость привычного неба:

воздушных потоков стремительный плен

меня увлекает туда, где я не был

и где ничего не получишь взамен

утраченных неба, полёта и дома —

в который вернуться мне не суждено.

Последний раз в небе я. Всё мне знакомо,

и всё без меня за меня решено.


Припев: О, воздух! Мой верный проводник,

задвигающий на ночь все шторы!

…Воздух – единственный должник,

у которого ЕСТЬ кредиторы!

…Вот бы побольше стало книг

про людей, подводил он которых!

…Воздух! Единственный должник,

у которого НЕТ кредиторов!


Из воздуха кляп, – тот, что в рот мне забила

жестокая скорость железной рукой!

…Коварная скорость, должно быть, забыла,

что я не всегда был бессильный такой!

что мне приходилось ножом самолёта

кромсать этот воздух не раз и не два!

…Так что же меня в этот раз подвело-то?! —

о да, это воздух! – проникся едва…

Дорожная песня

Позвольте пригласить вас в это мирное купе,

ЖД ведь – не тропа войны, и… вы ведь не ТП?

…Мы вместе – так давайте общей доли тихо ждать:

я вам, вы мне – служить и угождать…


Нет никого вокруг, лишь вы, да я… да рафинад.

(Его вы не стесняйтесь, он вам тоже очень рад!)

…Снимите шарф, засуньте зонтик в сетку на стене

и для начала – подмигните мне.


О, ваши чары действуют…

Но нет, не надо чар, —

пусть лучше будет светлая печаль!

…чтоб мы с тобой обрадовались —

если проводник

внесёт нам долгожданный этот чай…


Ну да: мы незаметно перешли с тобой на «ты», —

знать, наши отношения становятся просты…

Вот заперла ты дверь и – посмотрела на меня —

робея… и пугая… и маня…

Розочка
(стилизация под Петра Мамонова, образца 80-х)

Ты меня достала.

Ты меня достала.

Ты меня достала.

Меня достала ты.

Злиться я не буду.

Я тебя забуду.

Я теперь люблю цветы.

Я люблю цветы.


Припев: …Дети из бумаги делают тюльпаны, —

это ремесло я перейму и разовью:

хвать за горлышко бутыль (как учил Степан) и

разобью —

об голову свою!


…Кто-то обожает

флоксы, неврастеник,

кто-то – незабудки,

кто-то – иван-чай…

А я сегодня проиграл

в секу много денег.

…Жена,

гляди, чего принёс…

Встречай меня!

Встречай!


Припев: –//–//–//–//–


Розочка – особая:

не боится засухи, —

и не осыпаются

лепестки с неё!

…Я её, душа моя,

выну из-за пазухи

и воткну во имя чести

в горлышко – своё.


Припев: –//–//–//–//–



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2