С. К. Ренсом.

Отражение. Опасность близко



скачать книгу бесплатно

Мы пошли обратно к станции. У меня была небольшая карта этого района, так что никаких проблем у нас не возникло. Какое-то время мы молчали – Кэллум опять усиленно над чем-то размышлял.

– Ну хватит уже, – не выдержала я. – Поговори со мной, Кэллум.

В ответ он что-то такое буркнул. Поскольку мы с ним шли рядом, мне не было видно выражение его лица, но я хорошо представляла его себе. Я попыталась еще раз:

– Скажи мне, о чем ты думаешь. Что собираешься делать?

– Ты должна держаться подальше от всех других дерджей. Мне необходимо убедиться, что ни один из них не проследит за тобой до твоего дома, что никто не решит воспользоваться тобой как средством прекратить свое существование.

– А что насчет Оливии? Ей-то ведь можно доверять? И Мэтью?

– Думаю, да, – неохотно ответил он. – Но я не понимаю, как я могу обеспечить полную твою безопасность, раз мне приходится уделять столько времени сбору эмоций.

Он был прав. Он не мог проводить все свое время со мной. Я почувствовала, что мои плечи поникли, но потом выпрямились – мне не хотелось чувствовать себя побежденной.

– Но, Кэллум, мы не должны пугаться опасностей. – Я показала на амулет на своей руке. – Мы не можем все время беспокоиться о новом нападении.

– Есть еще идея Мэтью, – тихо сказал он, когда мы преодолевали пешеходный переход у Лудгейт-серкус. Мое внимание привлек велосипедист, который, похоже, игнорировал все сигналы светофора. Так что только когда мы перешли на другую сторону и пошли по Флит-стрит, я поинтересовалась, о чем это он.

– Что ты хочешь сказать? Какая идея?

– Выбросить амулет. Швырнуть его обратно в реку, где он больше не принесет тебе боли. Если его нет на твоей руке, то мы ничем больше тебе не грозим, как и любому другому человеку. Он опасен, только когда он у тебя. – Его голос стал громче, в нем появилась страсть.

Мы дошли до небольшого переулка, и я пошла по нему. Подальше от большой улицы, наводненной туристами, в маленький оазис тишины и спокойствия.

– Послушай, – прошипела я, поднеся телефонный микрофон к губам, чтобы не вызвать подозрений любопытных прохожих. – Я уже говорила тебе. Это не вариант. Я не собираюсь расставаться с тобой, пусть даже быть вместе очень рискованно! – Повернувшись к стене, я выудила из кармана зеркало. Он стоял рядом и выглядел особенно упрямым. – Будь ты на моем месте, что бы выбрал ты? Никогда не видеть меня, лишь бы оставаться в безопасности?

– Это разные вещи!

– Разумеется. Этого не будет, понятно? А теперь давай подумаем о чем-нибудь еще.

– Просто я хочу, чтобы тебе ничего не угрожало. И хочу этого больше всего на свете. Я не вынесу, если ты – ну, если с тобой что-то случится. Опять… – Он не докончил фразы, и я видела, что его взгляд сфокусировался на чем-то вдали: он вспоминал. Я попыталась погладить его по щеке.

– Тогда помоги мне найти способ сопротивляться. Никто из вас не способен причинить мне физическую боль. Мне надо просто научиться противостоять таким, как Лукас.

Я видела, что его сильные руки обняли меня, пытаясь защитить от всего на свете.

Хотелось бы мне, чтобы все было так просто, но я ободряюще улыбнулась ему. Наконец он тоже улыбнулся – одними лишь губами. Его отражение обхватило меня еще крепче и поцеловало в затылок. Я чувствовала легчайшие прикосновения, а затем он уткнулся щекой в мои волосы и вздохнул.

– Ты слишком упряма, себе на горе, – пробормотал он, окончательно побежденный.

Я немного расслабилась, стараясь уловить шепот его рук и желая иметь возможность встретиться на вершине купола, где он действительно мог крепко меня обнять. Еще раз быстро взглянув в его лицо, я была удивлена тем, что он оглядывается вокруг, будто ищет что-то.

– В чем дело? – спросила я, обеспокоенная тем, что, может, кто-то из собора следует за нами.

– Это место… Оно мне не нравится. Какое-то оно неправильное.

Я отвернулась от стены, чтобы осмотреться на этой маленькой улочке. С одной стороны бурлила Флит-стрит, а с другой возвышались старые каменные ворота. За ними находилась старая деревянная дверь, она была открыта, и за ней виднелся прохладный интерьер маленькой церквушки. Ее венчал высокий шпиль. Белый камень блестел на солнце, и на него было почти больно смотреть после сумрака узкого переулка. Это было прекрасно.

– Не вижу ничего неправильного, – сказала я. – Здесь довольно мирно.

– Все равно мне не по себе. Давай уйдем отсюда.

Спорить смысла не было. Я убрала зеркало в карман и повернулась, чтобы вернуться туда, где было шумно и суетно. Кэллум шел рядом со мной, его пальцы нежно поглаживали мои. Мы направились по Флит-стрит к огромному готическому зданию, в котором размещался Высокий суд. Напротив него был длинный ряд банков.

– О, Кэллум, подожди немного; мне нужно снять деньги.

Около одного из банков прямо на улице стояли банкоматы. Я встала в самую короткую очередь, она двигалась очень быстро, и скоро я оказалась в ее начале. Я вставила карточку, набрала ПИН-код и запросила выдачу наличных. Ничего не произошло, а затем автомат выдал сообщение об ошибке. Я нахмурилась. Здесь не могло быть никакой проблемы. Должно быть, произошла какая-то накладка. Я повторила попытку. И получила тот же ответ: недостаточно средств на счете. Я знала, что это не так: на этом счете лежали все мои деньги, все мои сбережения, которые я сделала, чтобы купить машину, все деньги, полученные за то, что я сидела с детьми, вообще все мои деньги. Я быстро нажала на кнопку, чтобы получить мини-выписку. Автомат наконец выплюнул маленький листочек, а затем вернул мне карту.

Я смотрела на этот листочек с ноющим чувством в желудке. Мой банковский счет был абсолютно пуст.

Грабитель банков

На счете не осталось ни одного пенни. Я очнулась и ощутила у себя за спиной очередь людей, жаждущих добраться до банкомата, и одновременно услышала голос Кэллума:

– Алекс, что не так? Что-то случилось?

Я пробормотала извинения парню, стоявшему в очереди за мной, после чего отошла в сторонку от банкомата.

– Все пропало, – прошептала я в микрофон. – Все мои деньги, все. Посмотри! – Я подняла выписку, давая тем самым Кэллуму возможность изучить ее через мое плечо, а потом спрятала лицо в ладонях. Я не могла поверить, что мой тайный мучитель нашел еще один способ добраться до меня.

Казалось, откуда-то издалека доносился голос, тревожно говоривший мне:

– Алекс! Ты меня слышишь? Мы должны сохранять спокойствие и во всем разобраться.

Открыв глаза, я обнаружила, что стою на ступенях банка, а мои кулаки прижаты ко лбу.

– Алекс? – На этот раз голос был мягким с намеком на облегчение. – Тебе надо уйти отсюда. Ты привлекаешь внимание. – Я подняла голову и огляделась. Несколько человек смотрели на меня, а женщина по другую сторону улицы показывала на меня полицейскому. Я выпрямилась и пробормотала в небольшую собравшуюся толпу:

– Со мной все в порядке, просто немного закружилась голова. – Я сделала глубокий вдох и пошла по Стрэнд. Кэллум быстро догнал меня.

– Ты хорошо себя чувствуешь? Секунды три ты была какой-то странной.

– Я в порядке. Хотя нет, не совсем. Это так несправедливо! – Я больше не могла сдерживаться, равно как не могла унять подступившие к глазам слезы. Я шла очень быстро, обходя слоняющихся без дела туристов, наводнивших улицу. Затем нырнула во двор Сомерсет-хаус, стараясь где-нибудь уединиться, но вокруг было полно зевак, любующихся фонтанами. Я знала, что если пройду через здание, то выйду на террасу над рекой. Заговорить я не решалась, и Кэллум ждал, когда я наконец приду в себя. Но он не оставлял меня; я чувствовала успокаивающее покалывание в руке. Почти пробежав через прохладный мраморный вестибюль, я через заднюю дверь выбралась на яркий солнечный свет. На террасе было оживленно, большинство столиков занимали туристы, поедающие сандвичи и изучающие карты и путеводители. Но на восточной ее стороне было практически пусто. Столиков там не было, и лишь носилась туда-сюда стайка ребятишек. Когда я увидела вдалеке собор Святого Павла, нависающий над деловыми кварталами, из моих глаз хлынули слезы.

Добравшись до каменной балюстрады, я пристроилась в уголке, обхватив колени, переполненная свалившимися на меня проблемами. Стоявший рядом Кэллум гладил мои волосы, стараясь, как обычно, привести меня в хорошее расположение духа.

Я поняла, что была несправедлива. Он жил в мире горя и страданий и тем не менее стремился утешить меня. Я громко шмыгнула носом и безуспешно попыталась отыскать салфетку в карманах джинсов.

– Прости меня, Кэллум. Я вовсе не хотела расклеиваться. – Моя рука нащупала зеркало, и я пристроила его себе на колени так, что могла видеть его лицо. Обычно светящиеся голубые глаза были затуманены беспокойством, лоб прорезала морщина, легкий ветерок теребил густые волосы. Я слабо улыбнулась: – Мы славная парочка, верно?

– Алекс, не надо шутить. Кто-то сумел порядком напакостить тебе. А что, если это опасный преступник?

– Ну и ладно, – хлюпнула носом я. – Нам обоим нужно смотреть на вещи шире. Прости, я не хотела плакать. Просто я в шоке. – Я старалась говорить спокойно, хотя меня снова охватили паника и страх. Мое дыхание было рваным; успокоиться было просто необходимо.

Я сосредоточила свой взгляд на его глазах – я видела, сколь сильно он встревожен, и моя решимость крепла. Я понимала, что он знает, о чем я думаю, и смотрела, как он пристраивает свою щеку к моей.

– Ты уверена, что с тобой все хорошо, Алекс?

Я почувствовала эхо прикосновения его лица к моему, и любовь сделала меня сильной. Я вытерла слезы.

– Абсолютно уверена. Нам нужно выяснить, кто все это вытворяет, и остановить его. Обещаю держать себя в руках, если ты в свою очередь пообещаешь помочь мне. Договорились?

В его голосе сквозило сомнение, но я чувствовала, что он словно собирает себя воедино.

– О’кей. Договорились. Мы будем сражаться. Думаю, нам нужно выработать какой-нибудь план. – Теперь была его очередь сделать глубокий вдох. – Итак, что нам известно? Давай вспомним, что уже случилось, и посмотрим, можем ли мы предсказать его следующие шаги.

Я кивнула. Его слова были разумны. Я стала загибать пальцы на свободной руке:

– Сначала был мячик для гольфа, затем электронное письмо с приватной информацией о Эбби, а потом вся эта неразбериха с Грэхэмом. А теперь – теперь он украл с моего счета все деньги.

– Правильно. Разбитое окно – это самый простой случай, для него не требовалось никаких особых знаний, как, скажем, пароль или что-то в этом духе. Но случайностью это не назовешь, потому что на листке было написано твое имя. – Он немного помолчал, нахмурившись. – А насколько просто опустошить чей-то банковский счет? Сколько денег было на твоем?

– Почти две тысячи фунтов. Я хотела купить машину, когда сдам экзамены на права.

– Как же он мог забрать такую сумму? Ее перевели на другой счет или взяли деньги наличными? Из выписки это не ясно?

– Подожди секундочку. Сейчас проверю. – Я долго рылась в карманах, пока не нашла скомканный кусочек бумаги, потом разгладила его у себя на коленке, придавив рукой, чтобы не унес легкий ветерок. Я смотрела на бледные буквы и цифры. Последняя операция имела место в главном офисе банка в Ричмонде, но хотя дата была указана, точное время и тип операции – нет.

– Ну, их украли в четверг, то есть не так уж и давно, – сказал Кэллум, читая через мое плечо. – Если ты обратишься в банк, то там тебя снабдят какими-то еще деталями. Давай вернемся и посмотрим, что можно выяснить.

– Прекрасно! – сказала я, вскакивая на ноги и пугая небольшую стайку голубей, разместившуюся на стене по соседству от нас. – Хотя подожди! Сейчас полдень субботы. Все банки закрыты. Когда приду домой, проверю по интернету.

Я увидела, что Кэллум пытается посмотреть, сколько времени на часах на моей руке.

– Тогда вперед! Если мы поторопимся, ты успеешь на следующий поезд, иначе до дома ты доберешься не скоро.

Я тоже посмотрела на часы. Его мнение о том, как быстро я могу добраться до Ватерлоо, и, соответственно, мое сильно разнились между собой.

– Может, ты и способен идти с такой скоростью, но только не я. Наверное, мне имеет смысл сесть в автобус. – Я поправила в ухе наушники. – Увидимся на станции! – крикнула я, побежав к автобусной остановке.

Когда я добралась до платформы, до отхода поезда оставалась еще минута; мне досталось место в конце состава. Это было так тяжело – просто сидеть и ничего не делать. Я просмотрела старую газету, но это не заняло у меня много времени. В конечном счете я достала телефон и открыла приложение с заметками, которыми обычно не пользовалась, чтобы вычислить тех, кто не любит меня и кому известно обо мне довольно многое. Но через двадцать минут я со вздохом захлопнула телефон. Я составила шорт-лист девочек из школы, которым по каким-то причинам не нравилась, но никого из них я смертельно не обижала. У меня не было идей, кто же был моим заклятым врагом.

Когда поезд наконец дотащился до моей станции, я чуть ли не побежала домой. И снова пожалела о том, что я в не слишком-то хорошей форме и что не могу передвигаться со скоростью Кэллума. Дома никого не было, я быстро поднялась в свою комнату и включила компьютер. Тишину нарушали только редкие проезжающие мимо машины и нетерпеливая дробь моих пальцев по столу. Я знала, что Кэллум сейчас рядом со мной, но он молчал, давая мне возможность залогиниться. Наконец я ввела все данные, и открылась желаемая страница.

– Ты видишь это, Кэллум? – спросила я, изучая список операций, чтобы добраться до самых недавних.

– Эээ. Я здесь. Итак, что ты… – Он внезапно замолчал. Я увидела это на долю секунды позже него. Операция была очень простая: в 15:37 в четверг, когда я сидела в полицейском участке, все деньги с моего счета были сняты наличными.

– Значит, кто-то вошел туда и без стыда и совести забрал все до единого пенни. И как он только посмел? – возмутилась я. Он знал, где я нахожусь, и потому мог спокойно обстряпать свои делишки. Или это всего-навсего совпадение? Что еще в моей жизни он может попытаться разрушить? У меня опять защипало в глазах, и это были слезы отчаяния, потому что, казалось, я совсем ничего не в силах сделать.

– Алекс, мне так жаль. Чем я могу помочь тебе?

Я сжала переносицу, пытаясь не разреветься, и сделала резкий вдох. Не было никакого смысла расстраиваться; это именно то, чего он хочет добиться. Я должна сосредоточиться и подумать. Я посмотрела во встревоженное лицо Кэллума:

– Поговори со мной. Нужно выяснить, можем ли мы разобраться в этом, найти какую-то связующую нить, сделать хоть что-то! Обычный недоброжелатель так заморачиваться не будет. Должно быть нечто, соединяющее все воедино.

Я говорила и чувствовала, что он нежно обнимает меня, словно пытается защитить. На какую-то секунду мне захотелось оказаться на куполе собора, чтобы почувствовать всю силу его рук. Очень хотелось взвалить мои дела на кого-то еще, чтобы этот человек принимал решения и делал выводы. Выносить все это самой становилось невмоготу.

Но такого человека не было; и мне придется действовать в одиночку, полагаясь лишь на помощь Кэллума.

– Помоги мне, Кэллум, – прошептала я. – Помоги понять, что происходит.

Я видела, как он хмурится, незаметно обозревая беспорядок у меня на столе.

– Ну, – наконец сказал он, – это, похоже, незамысловатое ограбление, и он должен был оставить улики. Ты обязана сообщить о нем, и как можно скорее. У них наверняка есть какие-то записи, какие-то сведения о том, кто взял деньги, и тогда мы узнаем, кто все это вытворяет. Ты также можешь, наверное, получить свои деньги назад, раз у тебя имеется железное алиби.

Впервые за много часов я почувствовала, что улыбаюсь; он был совершенно прав. Я быстро просмотрела сайт, чтобы найти номер телефона службы поддержки клиентов в нерабочие часы, а затем имела долгий и действительно тяжелый разговор с банком. Поначалу они отказались поверить, что я тут ни при чем. Похоже, человек, снявший деньги, знал все правильные пароли и коды безопасности, так что легко смог забрать все средства, имеющиеся на счету. Мои усилия не приносили результатов, и я сказала женщине на другом конце провода, что позвоню в полицию. Это не произвело на нее такого эффекта, на который я рассчитывала, и я поняла, что мне придется привести мою угрозу в исполнение.

К тому времени я наконец страшно рассвирепела по поводу всей этой заварушки и, потребовав у женщины ее номер, пообещала звонить еще. Кэллум же не вмешивался в разговор, поскольку я не могла разговаривать с двоими одновременно. Когда я сердито отключилась, он снова оказался рядом со мной, делая все, что в его силах, чтобы успокоить меня.

– Я думаю, ты должна поговорить об этом со своими родителями. Уверен, они помогут тебе – смогут хотя бы кричать на сотрудников банка вместо тебя.

Я подняла голову со стола.

– Ты прав, – неохотно признала я. Мне вовсе не хотелось втягивать их во все это, но ситуация вышла из-под моего контроля.

– Они сейчас внизу, – мягко сказал он. – Приехали минут пять тому назад

Громко вздохнув, я взяла в руки распечатку выписки, чтобы показать им.

– Ты же никуда не уйдешь, правда? Ты останешься со мной?

Он улыбнулся мне одной из самых своих обезоруживающих улыбок:

– Конечно. Я буду здесь.

Внизу родители распаковывали покупки.

– Здравствуй, солнышко. Ты рано вернулась, – сказала мама из глубины одного из кухонных шкафов. – Что случилось? – добавила она, выпрямившись и посмотрев мне в лицо. – Что-то пошло не так?

Когда я рассказала им об ограблении, папа немедленно подошел ко мне. Они выстреливали вопрос за вопросом и внимательно изучали распечатку.

– Это далеко не шутки, Алекс, – мрачно сказал папа. – Кто-то действительно очень тебя не любит.

– Честно, папа, я не имею ни малейшего понятия, кто бы это мог быть.

– Ладно, я звоню в банк, а затем, наверное, в полицию.

Я была рада, что возложила часть ответственности за наше расследование на него. Он сделал несколько продолжительных звонков разным служащим банка, а затем позвонил в полицейский участок. Было совершенно ясно, что все это устроила не я – из-за моего алиби, но в банке очень хотели произвести официальное опознание человека, который снял деньги, надеясь, что это сотворил кто-то из моих знакомых и что я буду в силах помочь.

Все это заняло невероятное количество времени. Но потом я улучила момент, проскользнула в ванную комнату и поговорила с Кэллумом:

– Похоже, это будет продолжаться весь вечер, так что ты можешь идти собирать эмоции, а затем вернуться в собор Святого Павла. Мы начнем осуществлять наш план завтра.

– Ну, если ты так в этом уверена, – с сомнением сказал он. – Мне не хочется оставлять тебя, но я не вижу, что бы я мог сделать.

– Уверена, со мной все будет хорошо. Я буду радоваться тому, что утром, как только сможешь, ты окажешься здесь.

– О’кей. Я знаю, где сегодня всю ночь будут крутить кино, так что я могу просто подождать их на выходе. – Он виновато посмотрел на меня.

– Иди и собирай эмоции где можно, а потом, когда освободишься, присоединяйся ко мне. Я к этому времени уже проснусь. Ты должен делать то, что должен. – Я старалась смотреть на происходящее философски и не слишком беспокоиться из-за того, что его не будет рядом. Мне надо было быть практичной. – А теперь пора идти – папа хочет, чтобы я слышала, о чем он будет говорить с полицейскими.

Сильные руки в красивой белой рубашке сжали меня в зеркале, и я почувствовала, как его нежные губы прошлись по моим волосам.

– Ты и правда уверена? Будь осторожна. Мне так не хочется оставлять тебя… без защиты.

– Не волнуйся. Со мной сейчас папа. Говорю же, все будет хорошо. – Я попыталась улыбнуться как можно увереннее, но если честно, то откуда мне было знать, что может произойти дальше? Тут я услышала голос зовущей меня мамы. – Мне действительно пора. Увидимся утром. – Я посмотрела в завораживающие голубые глаза. – Я тебя люблю.

– Хорошо. – На его губах появилась слабая улыбка. – Я тоже тебя люблю. Береги себя. – И, поцеловав меня на прощание, он ушел. Я плеснула в лицо холодной воды и стала спускаться к родителям.


Субботний вечер подходил к концу, и я была совершенно уверена, что мое ограбление не стало приоритетным преступлением для местной полиции. У нас был долгий разговор со следователем из уголовного розыска. Он пришел к нам домой, взял у меня показания, а затем внимательно изучил мой банковский счет. Казалось, его интересует это дело, но об электронном письме я ему ничего не сказала – не знала, как сделать это, не навлекая неприятности на Эбби, а она ни в чем не была виновата. Наконец он ушел, пообещав вернуться сразу после того, как переговорит с банком.

Только мы сели за стол, чтобы наконец поужинать, зазвонил телефон. Папа тихо выругался и пошел выяснять, кто бы это мог быть. Разговаривая, он в основном повторял: «Понятно» – и фыркал, но потом примирительно сказал:

– Дайте нам полчаса, и мы подъедем туда. – Когда он положил телефон на место и вернулся к столу, мы с мамой обменялись озадаченными взглядами.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7