С. К. Ренсом.

Отражение. Опасность близко



скачать книгу бесплатно

– Эээээ, привет… Грэхэм. – Я вовремя сообразила опустить его прозвище. – Что, скажи на милость, ты здесь делаешь?

– Жду тебя, разумеется. – Он нервно хохотнул. – Хотя я уже начал думать, что ты не появишься.

– Правда? – неуверенно произнесла я, совершенно сконфуженная. Происходило что-то странное. Опять.

– Все в порядке, Алекс? – послышался из машины голос Грейс.

– Да. Не волнуйся. До завтра. – Я еще раз обняла ее, наклонившись к окну машины. – Когда я окажусь дома, то напишу тебе, в чем тут дело. – И она почти незаметно кивнула мне в ответ.

– О’кей. До встречи, Алекс, – громко сказала она. – Пока, Грэхэм. – И с этими словами она тронулась с места, а мы с Грэхэмом следили за тем, как постепенно исчезают задние огни ее машины.

– Итак, хммм, – начала я, не зная, что мне делать. – Сколько лет, сколько зим.

– Да уж.

– У тебя все хорошо? Как дела в школе? – Я лихорадочно соображала, что бы еще такое сказать.

– Да-да, все отлично, – пробормотал он, пялясь в асфальт и пиная небольшие камешки. Было похоже на то, что он онемел.

– Ну, э… – Вдохновение покинуло меня, и я тоже уставилась вниз, гадая, к чему весь этот странный разговор. Мы долго в молчании изучали свои ноги.

Следующие свои слова Грэхэм выпалил за один присест:

– Я был удивлен, когда ты связалась со мной. – Он запнулся, но, прежде чем я успела вставить хоть слово, продолжил: – Мне было приятно, но я был удивлен. После того раза я не ожидал, что ты, ну, сама знаешь… – Его голос постепенно становился тише, и он продолжал смотреть на асфальт. – И я удивился еще больше, узнав, что у нас с тобой так много общего.

Я была слишком ошарашена, чтобы говорить. Какого черта он имеет в виду?

– Грэхэм, я, э, так рада тебя видеть. Но я не слишком понимаю, что происходит. Чего ты хочешь?

– Да ладно тебе! Ты же не могла этого забыть, ведь идея принадлежала тебе! – Он посмотрел мне в лицо и продолжил, но уже не так уверенно: – Ты же сказала, что собираешься поехать со мной на выходные в Бирмингем на конвенцию фанатов MegaDeath. Ты сказала… – Он замолчал, и даже в странном свете фонаря я увидела, что он краснеет.

Дело оборачивалось все хуже и хуже. Я должна была покончить с этим как можно безболезненнее для него.

– Грэхэм, – мягко сказала я. – Я не разговаривала с тобой целую вечность. – По правде говоря, я вообще не могла вспомнить ни одного нашего с ним разговора с того момента, как он пригласил меня пойти с ним куда-нибудь, а я отказалась, но сейчас было не время напоминать ему об этом. – С тех самых пор, как ты ушел из школы. Когда же мы могли договориться о чем-либо?

– Ты всю неделю общалась со мной в фейсбуке. Сначала я не принимал это всерьез, но ты переубедила меня. – Он немного помолчал, а затем посмотрел прямо мне в глаза: – Это была шутка?

У меня от ужаса заломило шею.

– Нас кто-то разыгрывает… Я не сомневаюсь, что ты прекрасный парень, Грэхэм, но я не собираюсь ехать с тобой в Бирмингем. – Я увидела, как скривилось его лицо, и почувствовала себя еще отвратительнее; он стоял передо мной как щенок, которого долго пинали ногами.

Я пустилась в объяснения, но выскакивающие из меня слова не могли улучшить положения дел. – Кто-то, видишь ли, хочет мне жестоко отомстить. Он взломал мою почту, разбил окно, а теперь еще додумался и до такого. Мне ужасно, ужасно жаль, потому что ты не заслуживаешь того, чтобы тебя впутывали во всякие грязные дела.

– Значит, в фейсбуке была не ты?

Я медленно покачала головой и увидела, что его плечи опустились еще ниже и он отвернулся. Кто мог быть таким мстительным?

– Мне так жаль. – Я рискнула взглянуть на него и увидела, что он всеми силами стремится сохранить контроль над собой. – Я просто не знаю, что тут можно сказать.

– Не надо ничего говорить! – выпалил он, поворачиваясь ко мне спиной. – Ты хорошо позабавилась, а теперь оставь меня одного.

– Честно, это была не я! И я не имею ни малейшего понятия, кто способен вытворять такие ужасные вещи. – Но я сказала все это в воздух. Грэхэм запрыгнул в свою машину и попытался уехать. Машина завелась, но вскоре затихла. И я могла видеть, как он очень прямо сидит на водительском сиденье. Не знаю, кому из нас больше хотелось, чтобы мотор снова заработал. Грэхэм опять попытался завести его, и на этот раз старый двигатель пробудился к жизни, и, взвизгнув покрышками, автомобиль исчез вдали. Я стояла в одиночестве на краю дороги и почти дрожала от страха. Кто же этот мерзавец? И что он придумает в следующий раз?

Оливия

Я провела ужасную ночь, все время думая о бедном Грэхэме. Каждый раз, когда я вспоминала его взгляд, то чувствовала, что мое тело становилось липким. Мозг лихорадочно работал, пытаясь отгадать, кто все это затеял и почему. Но в голову ничего не приходило. Грейс – я успела рассказать ей обо всем – тоже пребывала в полном недоумении.

– Бедный старина гики-Грэхэм, – только и сказала она.

Утром я с улыбкой потянулась в кровати, вспомнив наконец, что сегодня снова пойду в собор Святого Павла и увижусь там с Кэллумом. Выбросив из головы все неприятности, я принялась думать о том, что буду стоять в его объятиях и без удержу целоваться с ним. Надо было только освободиться от моих обязанностей по дому. Снизу донесся запах свежеиспеченного хлеба – мама пекла его каждую субботу, – и я выпрыгнула из постели, чтобы поскорее осуществить свой план.

Но оказалось, не все так просто. Мама, по всей вероятности, разговаривала с Грэхэмом предыдущим вечером и была твердо намерена докопаться до сути вещей. Когда мы сидели на кухне и пили кофе с теплым хлебом с корицей, я поняла, что она загнала меня в ловушку.

– Так что надо было этому бедному мальчику, Алекс? У него стал невыносимо несчастный вид, как только он услышал, что тебя нет дома.

– А когда он приехал?

– О, довольно рано. Кажется, в половине девятого? Я сказала, что ты отправилась на вечеринку к Элоизе. И, насколько я понимаю, он не пытался отыскать тебя там?

От этих ее слов меня затошнило, и я незаметно отодвинула от себя тарелку. Грэхэм ждал меня на улице около трех часов.

– Что конкретно он сказал? – спросила я, гадая, сколь многое мне придется рассказать маме.

– Ну, он сказал, что заехал за тобой, но, услышав, что тебя нет, очень занервничал, и я смогла выудить из него лишь пару слов.

Я подавила вздох облегчения. Если Грэхэм не упомянул о поездке на уик-энд, то и мне это делать не обязательно.

– Произошло недоразумение, мама. Он неправильно понял то, что ему кто-то сказал, вот и все. – Я попыталась ограничиться этим, но мамины брови поползли вверх.

– И?..

– И ничего. В самом деле ничего. Он просто парень, которого я когда-то знала. Кажется, он был ко мне неравнодушен, но пришлось отшить его, – быстро добавила я, увидев, что она переводит дыхание. – Теперь все в порядке. Честное слово.

– Хмм, ладно. Я знаю, что ты не станешь обманывать его, Алекс, ты слишком хорошая для этого. Но я еще долго не забуду выражения его лица. – Отрезая себе еще один кусок хлеба, она покачала головой. – И какие у тебя планы на сегодня? Что вы там решили с Грейс?

– Думаю, Грейс собирается провести время с Джеком. Он сегодня играет, и она будет поддерживать его.

– Ты тоже хочешь на это посмотреть?

– Не слишком. В последнее время мне кажется, я им мешаю.

Мама подалась вперед и сжала мою руку:

– Ничего страшного. Всегда тяжело, когда твоя лучшая подруга заводит первого серьезного бойфренда. У тебя еще куча времени на то, чтобы найти парня, который тебе понравится.

– Все замечательно, мам. Я действительно очень рада за них. Но мне не хочется вечно таскаться за ними. Просто… – Мне было противно обманывать ее, но жалко упускать такой хороший шанс. – Бывает трудно найти себе подходящее занятие. Я подумала, что, может, следует прокатиться в Лондон, пробежаться по магазинам на Оксфорд-стрит или сходить в Tate Modern. Как ты считаешь?

– Думаю, это прекрасная идея. Почему бы тебе не позвонить Эбби или Миа и не пригласить их с собой?

– Да, я так и сделаю. Пойду, пожалуй, в душ, а не то опоздаю на поезд.

– Если хочешь, я довезу тебя до станции. Когда поднимешься наверх, то, будь добра, разбуди брата. Он должен помочь папе в саду.

– О’кей.

Я взбежала по лестнице и понеслась по коридору к комнате Джоша. Входить в нее – все равно что в темную пещеру; он никогда не отдергивал шторы, и каждый раз, оказываясь у него, я боялась, что на меня обрушатся с комода горы пустых баллончиков из-под дезодоранта. Я тихонько постучала в дверь, и в ответ мне раздалось что-то вроде рычания.

Я просунула голову в образовавшуюся щелку и увидела его лицо в свете экрана ноутбука.

– Привет! Мама хочет, чтобы я тебя разбудила. Она боится, ты забыл, что тебе все утро придется копать.

– Ну да. Как ты думаешь, почему я здесь прячусь? Я ведь даже не люблю овощи.

– Ну, она сама скоро сюда поднимется, а ты вряд ли хочешь, чтобы тебя застали за этим занятием. – Я жестом показала на компьютер, осторожно входя в комнату.

– Верно. Она уже устроила тебе допрос? Какого черта гики-Грэхэм околачивался здесь вчера вечером?

– Ты тоже его видел? Бедный парнишка! – Я покачала головой. – Кто-то взломал мой фейсбук и назначил ему свидание от моего имени. Он думал, что я поеду с ним на конвенцию игроков MegaDeath.

– Не может быть! Что, правда? – расхохотался Джош. – До чего же он тупой. Девушки никогда не ездят на такие мероприятия. А с чего он взял, что тебя это интересует?

– Тот тип, что выдает себя за меня, был очень убедителен. И кончай ржать, Джош, это совсем не смешно. – Джон попытался умерить свое изумление, но у него получилось не слишком хорошо.

Я хотела спросить его, нет ли у него предположений о том, кто мог бы сыграть с Грэхэмом такую жестокую шутку, но тут внизу раздался звон старого школьного колокола. Джош вздохнул и закрыл ноутбук. Его призывали к делам.

– Похоже, моей спячке пришел конец.

– Желаю хорошо провести время! – Я улыбнулась ему, пробираясь к двери через горы грязной одежды. Потом быстро пошла в свою комнату, очень тщательно закрыла дверь, чтобы никто не мог меня услышать, и посмотрела на часы. Было уже почти половина десятого, значит, не слишком рано для Кэллума. Сев за стол, я поставила перед собой зеркало и тихо позвала его.

Он объявился через мгновение, а мою руку начало покалывать еще до того, как я произнесла последние звуки его имени. Он сидел прямо за мной, а его левая рука, как обычно, покоилась на моей правой кисти. Другая его рука уже гладила мои волосы.

– Привет! Похоже, у тебя было хлопотное утро.

– Привет! Ты в курсе того, что происходит?

– Наверное. Один бедный парнишка решил, что ему подфартило. – Кэллум одарил меня одной из самых очаровательных своих улыбок.

– Тебе известна только половина случившегося. – И я быстро посвятила его в детали отвратительного события, чувствуя, что неудержимо краснею, с ужасом вспоминая о нем. Кэллум в смятении нахмурил брови.

– У кого же на тебя зуб? Ведь это не мог сделать никто из твоих друзей, я прав?

– Ну разумеется! Некоторые из них могли бы угадать мой пароль, но они не стали бы взламывать мою почту и аккаунт в фейсбкуе. В четверг кто-то, кому известны все мои школьные секреты, взломал мою почту и написал письмо директрисе. К счастью для меня, адрес был введен неправильно, так что письмо не дошло. Я, очевидно, обидела кого-то, кто знает меня очень, очень хорошо, но у меня нет ни малейшей идеи о том, кому могли быть известны все эти секреты.

В зеркале я видела, как сильная рука Кэллума обнимает меня, прижимая к себе и даруя чувство безопасности.

– Это так странно. Словно кто-то проник в твой разум, но разве такое возможно?

– Ты прав. Я пытаюсь понять, кто владеет подобной информацией и почему этот человек так со мной поступает. Что я ему сделала?

– Уверен, что ничего. Проблемы у кого-то другого, не у тебя.

Я понимала, что он пытается успокоить меня, но не была уверена, что согласна с ним.

– И все, вместе взятое, не может быть совпадением.

– Вдруг это кто-то из школы. Как насчет Эшли?

– Я не рассказала тебе еще вот о чем. Вчера утром она влепила мне пощечину. Но все остальное не ее рук дело. На что-то изощреннее оплеухи она не способна.

– Значит, имеются уже два человека с камнями за пазухой. Почему она ударила тебя?

– Да из-за какой-то ерунды. Она считает, что мне до сих пор нравится Роб. Ну да, как же! – Губы Кэллума сжались в тонкую ниточку, он стал обдумывать мои слова. – Ну хватит тебе. Ты тоже собираешься сердиться на меня? Ты же знаешь: он тебе не соперник. – Чтобы доказать это, я потянулась к нему и увидела в зеркале, как мои пальцы нежно поглаживают его лицо от скулы до челюсти. Кэллум наклонился к моей руке, на секунду закрыв глаза, и я почувствовала в ладони легкое покалывание. Я смотрела на него, и сердце у меня таяло. Несмотря на всю боль, на все проблемы, я любила его и хотела быть с ним. – Эй, довольно плохих новостей; надо сменить тему. Мама предложила подвезти меня к станции, она считает, что я собираюсь в Tate Modern. Встретишь меня у купола?

На его лице медленно появилась нежная улыбка, но глаза оставались печальными.

– Это мое любимое место, но я не уверен, что Золотая галерея будет закрыта. У меня утром не было времени, чтобы выяснить, что к чему.

– Да ладно тебе! Не будь таким мрачным! После всей этой ерунды мне необходимо улучшить свое настроение, а первый способ для этого – как следует наобниматься с тобой.

– Даже на виду у всех?

– Я никого не замечу, если ты будешь рядом. – В зеркале я увидела, как его свободная рука крепко обняла мои плечи, а потом он поцеловал меня в макушку.

– Значит, увидимся там. Дай знать, когда доберешься до станции.

Я быстро взглянула на часы:

– Это будет где-то через два часа. До скорого.

Он еще раз крепко обнял меня и исчез.

В поезде я изо всех сил старалась не думать о свалившихся на меня проблемах, но это было довольно трудно. За очень короткий промежуток времени я каким-то непонятным образом нажила немало врагов. Перебирая их всех в уме, я начала теребить браслет на руке. Это было прекрасное ювелирное изделие с таинственным камнем такого же точно цвета, что и глаза Кэллума, оплетенным искусно закрученными серебряными нитями. Я никак не могла до конца поверить в свое счастье – в то, что нашла его; и к черту все мои проблемы и трудности. Я водила по нему пальцем и думала о таком же браслете на руке Кэллума. Скоро мы будем вместе, его сильные гладкие пальцы переплетутся с моими, и мы будем любоваться панорамой Лондона. Сколько бы у меня ни было неприятностей, я справлюсь со всеми, если Кэллум будет со мной.

За окном поезда тянулись пригороды Лондона, медленно переходящие в промзоны и рынки, и скоро я увидела змееподобное здание международного вокзала Ватерлоо. На станции я обнаружила, что прямая ветка подземки закрыта, и женщина за информационной стойкой посоветовала мне воспользоваться автобусом. Я села на верхнем ярусе, и, когда мы переезжали мост Ватерлоо, заприметила вдалеке собор Святого Павла. Лучи позднего утреннего солнца отражались от Золотой галереи, опоясывающей самую вершину купола. Это было совершенно особенное для меня место, где амулет и мои новые способности позволяли Кэллуму становиться реальным, где я могла касаться его, обнимать. И целовать. Мысль об этом снова заставила меня улыбнуться. Что бы ни происходило в мире, по крайней мере, я могла целоваться с ним.

Но день был субботний, и я не очень понимала, как все окажется в действительности. Даже с моста мне были видны мелькающие на галерее фигурки людей, наслаждавшихся видами с одной из лучших смотровых площадок Лондона. Прежде Кэллум мог устроить так, что галерея оказывалась закрыта на ремонт, и туристов туда не пускали. Я понятия не имела, как это ему удавалось, но для меня было важно одно: наши встречи были относительно приватными, если не обращать внимания на других дерджей. Целоваться же с невидимкой посреди толпы людей – это как-то странно.

Автобус медленно проделывал свой путь по Флит-стрит, но у подножия Лудгейт-хилл уткнулся в пробку. Я могла видеть очередь из машин, ползущих к собору. Проверив наушники, я только было хотела сделать вид, что звоню Кэллуму, как мой телефон сам зазвонил, заставив меня вздрогнуть. Это был Роб. Я подумала, что надо бы его послать куда подальше, но любопытство взяло верх.

– Что тебе надо? – резко спросила я.

– И тебе доброго утра, прекрасное создание! Что ты сегодня делаешь?

– Гуляю. Хотя это не твоего ума дело.

– А что, если я присоединюсь к тебе? Составлю компанию, пока твой бойфренд в отъезде?

– Ты с ума сошел? С какой стати мне проводить с тобой день?

– Ну не надо так, Алекс. Между нами произошло всего лишь маленькое недоразумение, и все дела. Разве парень не может получить второй шанс? Давай я покажу тебе, как это – иметь бойфренда, который далеко не всегда отсутствует. – Голос у него был мягким и уверенным, что еще больше раздражало меня.

– Я не собираюсь слушать тебя, Роб. Не звони мне больше! – Я сердито захлопнула телефон и только тут с ужасом поняла, как громко я говорила, почти орала. Пассажиры автобуса наверняка все слышали. Игнорируя их взгляды, я быстро набрала номер.

– Кэллум, привет. Я еду в автобусе, а он попал в пробку. – Говорить я старалась тихо и безэмоционально. – Подземка закрыта. Хочешь встретить меня на ступеньках? Я перезвоню тебе через минуту – проверить, получил ли ты мое сообщение.

Очень скоро я почувствовала покалывание в руке и тут же начала расслабляться.

– Привет! Я застряла в пробке. Пойду спрошу у водителя, выпустит ли он меня здесь.

– О’кей. Вокруг собора грандиозная очередь, так что тебе лучше действительно выйти там, где ты сейчас находишься.

Никто не обратил на меня никакого внимания, когда я шла вниз, чтобы присоединиться к группе людей, умоляющих водителя открыть двери. Он же не хотел делать этого, потому что до остановки было еще довольно далеко, но в конце концов сдался, и мы всем скопом вышли на мостовую.

Подходя к зданию собора, я увидела две длинные очереди, состоящие из людей, жаждущих попасть в него.

– Это может занять какое-то время, – пробормотала я, пристраиваясь в конец одной из очередей и пытаясь отыскать в сумочке абонемент на посещение собора. – Ты не подскажешь, какая из очередей движется быстрее?

– Тебе не нужно стоять в очереди, раз у тебя уже есть билет. Спустись в кафе и войди в собор через крипту.

– Правда? Дай мне знать, если я направлюсь куда-нибудь не туда.

В кафе было шумно и тесно, в длинном низком помещении стоял сильный запах поджаренных тостов. Казалось странным, что такое битком набитое кафе расположено прямо под основной частью собора: его атмосфера никак не соотносилась с тишиной, стоявшей под его сводами. Я упорно прокладывала путь между столиками и стульями к дальнему концу большого помещения, где увидела причудливую чугунную решетку. По другую ее сторону стоял скучающий охранник. Я быстро помахала ему своим билетом и вскоре оказалась в музейной части подземелья.

По пути к лестнице мы с Кэллумом прошли мимо памятника Нельсону, и я украдкой взглянула на своего спутника. С тех пор как он восстановил мои воспоминания, я могла постоянно видеть его внутри здания – видеть воочию, а не просто отражение в зеркале, и чем выше мы поднимались, тем большую телесность он обретал. Мне было любопытно, каким он будет здесь, в подземелье. Увидев его, я застыла на месте.

– Кэллум! – позвала я его, вовремя вспомнив, что говорить надо в микрофон телефона. Мы как раз находились около большого черного гроба, установленного точно под самым центром купола.

– Что? – Он резко повернулся ко мне, улыбаясь. Его прекрасное лицо было изможденным и усталым, казалось, на нем висит миллион всяческих забот и треволнений.

– Ты… С тобой все хорошо? – неуверенно спросила я. Раньше в зеркале он выглядел куда как лучше. Я не могла представить, что именно столь разительно повлияло на него.

– Я в порядке. – Он улыбнулся мне, но морщины на его лице противоречили его словам. Он увидел, что я нахмурилась, и мгновенно стал выглядеть еще хуже. – В чем дело? Случилось что-то еще? – Он стоял передо мной – его амулет в моем, – и мерцание его прозрачной фигуры было странно ясным в полумраке крипты.

– Дело не во мне. Ты… такой усталый. Прежде я всегда видела тебя в самой лучшей форме. Этим утром произошло что-то ужасное?

Он немного покраснел, услышав мой комплимент, но на его лице по-прежнему читалось беспокойство.

– Все в полном порядке. Я просто очень волнуюсь перед тем, как оказаться с тобой на вершине купола.

– Тогда я ничего не понимаю. Почему ты так ужасно выглядишь?

Выражение озадаченности на его лице неожиданно сменилось пониманием.

– Конечно, ты тоже можешь это видеть!

– Видеть что?

– Мы нечасто спускаемся сюда, потому что здесь внизу, далеко от купола, ясно просматривается состояние нашего сознания. Наверное, я кажусь тебе очень несчастным?

Я молча кивнула, потому что парочка туристов остановилась, чтобы посмотреть на гробницу, а затем пошла себе дальше.

– Я… Я думала, что ты волнуешься. Ты и сам только что подтвердил это, но кажешься ты, ну, скажем, убитым горем.

– Поверь мне, это совсем не так. Как тебе известно, я счастливейший дердж из всех дерджей, но внизу создается впечатление, что я готов свести счеты с жизнью. Вот почему мы надеваем капюшоны. Кэтрин приходила сюда только однажды. Я больше не хочу видеть что-либо подобное. – Он вздрогнул при этом воспоминании.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7