Рустем Омаров.

Изгнанные в облака. Вторая часть



скачать книгу бесплатно


– Он согласен стать солдатом?


– Да, – сказал я.


– Он согласен.


– Мы поддержим вас огнем, – Жиль потерла виски. – Парень мне нужен живым.


– Ну, это как получится, – усмехнулся Дор. – Конец связи.


***


Группа солдат сидит на берегу в развалинах какого-то отеля. До нас доносится шум прибоя. Я облачен в бронежилет и шлем. Дор сказал, что особая его конструкция защиты отклоняет выстрелы, проходящие по касательной. Поэтому дистанция между бойцами при атаке составляет сто футов. Я сжимаю автомат с разрывными пулями. При нажатии курка он срабатывает не сразу, а начинает закипать, а потом разряжается настоящим смерчем. Карман приятно сдавливает металлический значок солдата.


Вдалеке видна зловещая тень Дарфы. Над ней нависает флагман империи. Гравитолет-авианосец.


Из тьмы появились люди с черным военным ящиком. Они открыли его, и над ним тут же вырос Дор.


– Перед вами пистолет-подъемник, – он вытащил и показал. – Смотреть сюда, показываю один раз, я вам не матушка. Титька если что у меня одна. Цепляется за руку при помощи петли. Далее стреляем по цели, а потом нажимаем сверху и шнур начинает скручиваться. Пистолет одноразовый. Поэтому забравшись на платформу, можно выбросить. Всем понятно?


Солдаты начали подходить и забирать подъемники.


– Они ждут атаки с воздуха, но атака с воды будет сюрпризом, – Дор поморщился. – Кто сбежит, того ждет расстрел на берегу.


Дор взглянул на часы.


– Ждем еще полчаса.

***

Наконец отряд выступает в атаку. Бежит по мокрому песку. Я ощущаю удобство солдатских ботинок. Они очень легкие и крепкие. Отряд ныряет в резиновые лодки. Вода теплая как кровь. Запах моря кружит голову и все вокруг словно замерло. Неужели я решился пойти на войну. Автомат сдавливает мне шею.


Лодки устремились вперед. Теперь назад уже дорог нет. На берегу остался лишь заградительный отряд. Смотрю на тень Дарфы. Я должен ее взять. Щупаю в кармане флэшку.


– Надеюсь, хоть ты выживешь, мой верный друг Лью, – я похолодел. Надо было оставить флэшку на берегу.


Прожектор гуляет по воде, которая почти не плещется. Но до вышки еще далеко. Хватит, чтобы вспомнить всю свою жизнь. Я смотрю на огромную спину солдата передо мной. Интересно, за какие интересы он готов умереть. Я сражаюсь за жизнь детей Пещерного города. А за что он готов умереть? За жрачку в Шантале, зарплату и казенную койку. Контрабас вам в зад! Чтобы я бы пошел на войну за харчи?


Лодка подкралась совсем близко. Я смотрю на Дора, который сидит на носу лодки. Он хмурится, и оглядывается на нас очень редко. И вдруг прожектор освещает одну из впереди идущих лодок. Над темным небом начинает завывать сирена. Автоматные очереди начинали трещать где-то с высоты. На платформе зажглись огоньки. Сначала несколько. Потом все больше и больше. Я пригнулся. Похоже, началось.


Вода вокруг заурчала от попадания выстрелов.


– Не стрелять, – закричал Дор в рацию. – Они нас вычислят, мать вашу, держите ряды.


Сотни моторных лодок, как черные водомерки бесшумно продолжили скользить по воде, а нас расстреливали как в тире. Впереди вырос столб воды. Лодку повело.


Небеса сотряслись от грома. Позади над развалинами города из-под облаков выплыл гравитолет Шантала. И, похоже, он открыл огонь. Небо затрясло от выстрелов. Над нами с оглушительным грохотом пронеслись истребители. Над Дарфой взметнулись языки пламени.


По коже пробежали мурашки. Теперь я уже почти лежал на дне лодки. Так же как и остальные солдаты. И лишь Дор продолжил смотреть вперед. Еще один взрыв и точным попаданием разметало впереди идущую лодку. Замелькали трассирующие пули. Несколько солдат на лодке заплясали свой последний танец, прежде чем замереть навсегда. Солдат впереди меня упал. Он сохранил выражение испуга на лице.


– Огонь, – закричал Дор.


По рации его услышали все лодки. Море вспыхнуло от огненных точек, которыми ощетинились лодки. На них тут же обрушился ответный огонь. И вновь в океане выросли десятки водяных столбов. На их кровавых гребнях взнеслись в небо солдаты.


Огонь взметнулся над платформой Дарфы. Это вновь стреляли наши истребители, зашедшие на второй круг. Гравитолет Уркаса сотрясся, вытряхивая из себя смертоносный огонь. Ракеты начали падать градом на океан.


– Сеть, – закричал Дор.


Кто-то выстрелил металлической сеткой в воздух, которая зависла над нами. Туда и угодили ракеты, летящие на нас. Взрыв и нас накрыло шрапнелью. Солдату рядом с Дором оторвало голову. Несколько бойцов прыгнуло в воду. Я чуть было не прыгнул следом, но вовремя сдержался. Меня трясло. Зубы стучали друг об друга. Потные руки сжимали автомат, который до сих пор не сделал ни одного выстрела.


Лодка наша преодолела линию огня. Платформа возвышалась прямо над нами. Утлое суденышко бросало на волнах взбесившегося океана.


– Стоять, глуши, – закричал Дор. – Подъемники.


Он встал и, выпрямившись, выстрелил наверх со своего подъемника. И его унесло прочь. Выжившие солдаты последовали его примеру.


Все еще охваченный дрожью я выстрелил в потолок, а затем нажал на курок. Сила механизма выдернула меня из лодки. И я взлетел. Буквально в считанные секунды я поднялся над охваченной бурей океаном. Где-то там внизу что-то взрывалось, кипело огнем, плевалось трупами и исходило пеной.


Очень быстро я оказался под платформой. Я нащупал ногами стальной выступ балки. Прямо впереди меня по этой балке бежал, удаляясь от меня Дор. Я узнал его по могучей спине.


Кто-то, оступившись передо мной, споткнулся, и упал в разбушевавшийся и потемневший океан. Где-то блеснул взрыв, и свет осветил сотни бойцов Шантала добравшихся до балок под платформой. Все они бежали по паутинообразным балкам, которые крепились под платформой.


– По моей команде атакуем, – закричал Дор, стоя под лестницей, ведущей наверх. Он ждал пока выжившие бойцы, не соберутся к точкам атаки.


– Вперед, вперед, – внезапно заорал он. Взрывом детонатора вышибло люк наверху, и бойцы начали выбегать наверх один за другим. Как-то неожиданно, я оказался последним в очереди из желающих вырваться на платформу. И даже остался позади Дора.


Я замер, смотря на звездное небо надо мной, через открытый люк. Где-то там наверху раздавались предсмертные крики. Стреляют. Ну и пусть стреляют. А мне и здесь хорошо. Были бы сигареты, покурил бы. Выстрелы становились все тише. Раздался звук убегающих шагов.


Наконец я решился и выглянул наружу. Бои, очевидно, переместились внутри здания. Потому что в окнах мелькал свет. Я оглянулся. Императорский гравитолет удалялся в сторону океана. И, напротив, со стороны берега по-черепашьи полз гравитолет Шантала.


Рядом лежали трупы. Присмотревшись, я увидел веснушчатого адъютанта. Рядом валялась спутниковая антенна. Глаза его открытые не выражали участия.


Я подошел к веснушчатому парню и нащупал у него в кармане его галобук. Затем я извлек из кармана флэшку и вставил ее паз, и она скрылась внутри. А затем побежал в сторону здания, где огонь еще бушевал. Теперь выстрелы в здании раздавались одиночные.


Платформу усыпали трупами. Серые пятна и синие пятна покраснели от крови и лежали, словно мешки с мусором. Добравшись до входа, я зашел внутрь. Темный коридор завалили трупы. Солдат-имперец обнимал автомат. Он лежал ничком посередине. Прямо в луже крови.


Вдруг имперец ожил и попытался поднять оружие. Я выстрелил первым. Громыхнул выстрел и имперца откинуло к стене. Глаза его прониклись поволокой.


Оглушенный я побежал по коридору в сторону конференц-зала, где меня допрашивал император. Где-то в глубине души у меня теплилась надежда, что на столе там лежит цилиндр с торием.


Навстречу мне шли имперцы в наручниках в сопровождении наших солдат. Пленные оказались парнями разных цветов кожи. Светлые, темные, понурые парни крепкого телосложения. Губы, закусанные в кровь. Пропитанные порохом и потом лица. В конференц-зале никого не оказалось. Только два солдата лежали на полу с развороченной грудью.


Солдаты диктата сновали по коридорам в поисках врага. На всех они смотрели с недоверием и злобой. Я вернулся вниз, где собирались ополченцы. Теперь они курили и смотрели в стороны океана. Из темноты возник Дор.


– Жалко Пофиса, – вздохнул он. – Эх, парень, лучше бы ты умер от гонореи.


Присев он извлек у павшего адъютанта из кармана галобук, а затем ввел длинный пароль и включил его. Все это время я затаив дыхание наблюдал за ним.


На экране возникла Жиль.


– Дарфа наша, – рявкнул Дор.


– Какие потери? – блудливый взгляд торжествовал.


– Половина.


Жиль кивнула.


– Хорошая работа майор.


Кивнув он отстранился.


– Господин майор, можно мне галобук, почту хотел проверить, вдруг родители пишут, – поинтересовался я.


– Не положено, – вздохнул Дор. – Ты славно воевал дружок. Правда, я тебя потерял из виду, но сражался ты хорошо. Боец, мать твою, боец.


– Как вы это поняли?


– Ты выжил в самой жуткой бойне за всю мою чертову жизнь.

Глава 2

Тем же днем на платформе Дарфы произошло собрание в честь победы оружия Шантала. Хмурые парни пели грустные песни и бросали под залпы трупы товарищей в воду. А после, новобранцам торжественно вручали гражданство: металлический значок с кодом. Но прежде, чем попасть в город мечты, следовало еще пролить кровь. Война продолжалась.


– Новобранец Чпок, – окликнул меня сзади. Толстый сержант, погруженный с головой в списки, поиграл усами. – По вашему запросу есть ответ.


Я подошел поближе, сгибаясь под тяжестью бронежилета и автомата.


– К сожаленью в Дарфе не найден цилиндр, принадлежащий вам. Очевидно, во время бегства противник прихватил его с собой. И еще вам подойти к комиссару. Это нужно для получения гражданства.


Я кивнул и двинул в сторону палатки, где перед галобуком сидел комиссар. Мужчина с прозрачными зрачками и волосатыми руками на всех прибывающих к нему он смотрел строго как на дерьмо.


– Бум Чпок, – прочитал он у себя на дисплее. – Участник битвы за Дарфу. К сожаленью, служба организованного спасения поставила значок, что вы проходите свидетелем по важному делу. Вам нужно посетить допрос.


– Комиссар, – я вздохнул, – Если я получу гражданство, могу ли я рассчитывать на эвакуацию членов своей семьи и получение медицинской помощи.


Комиссар пожал плечами.


– Вы военный, такое возможно, – он впервые внимательно посмотрел на меня. – Я сделаю звонок. Подождите снаружи.


Я вышел из палатки и отвернулся, подставляя свое лицо теплому морскому ветру.


– Солдат, – окликнул меня комиссар. – Срочно к генералу. Садитесь на ближайший шлюп.


Шлюп оказался гигантским дроном. Я приложил свой значок, и компьютер просканировал мое лицо. Дверь открылось, и я сел на скамью, где уже сидел с десяток солдат. Через некоторое время капсула поднялась и полетела.


За окном замелькал спокойный океан, подсвеченный солнцем. Машина задрожала. В окне показалась палуба гравитолета. По серебристой палубе бежали строем солдаты. Сверкали на солнце стальные дула пушек. И темная взлетная полоса сливалась с горизонтом.


Палуба очень быстро приближалась и, наконец, мы сели. Дверь открылась, и солнце в салон запустил усатый майор. За спиной у него маячило два солдата.


– Бум Чпок, – рявкнул он.


– Я.


– За мной живо. Оружие сдать.


***


Авианосец-гравитолет казался бескрайним. Люди на другом конце палубы выглядели маленькими точками. Огромные корпуса с бесчисленными иллюминаторами. Некоторые дула орудий проваливались внутрь и стальные створки захлопывались за ними. Гравитолет, оставаясь военным кораблем, приводил себя в мирный вид.


У входа дежурили солдаты, которые еще раз проверили наши документы через устройство. Белые мягкие полы проглатывали ступню. Свет лился из стен. В огромных иллюминаторах размером с человека сверкал голубой океан.


В гравитолете работали лифты, но пользоваться ими в военное время запрещалось. Герметичные входы обеспечивали судну водонепроницаемость в случае падения в воду.


Рубку заполнял свет. Прозрачное окно на всю стену открывало вид на прибрежный город, который лежал как на ладони. Генерал Жиль стояла, сложив руки за спиной, и смотрела в окно.


Усатый сержант подошел и доложил ей по форме. А затем меня подвели к генералу. Скромный зеленый мундир без единого знака отличия венчал закрытый ворот. Ткань сверкала и переливалась каким-то потаенным сиянием. Штаны с лампасами туго впивались в необъятный зад, созданный как подобие самого громкого барабана в мире. Волосы ее, черные как смоль, утянутые у висков в длинный хвост, поглощали весь свет этого мира. Широко раскрытые глаза внимательно смотрели на меня. Губы ее приоткрылись при виде меня.


– Беглец пожаловал, – он вновь посмотрела в окно.


Я опустил голову.


– Как погиб профессор?


– Жиль, – я оглянулся. Майор Дор глубоко вздохнул.


– Я хочу сказать, что это мой парень, и я его службе спасения просто так, не отдам.


– Это все зависит от него самого, – Жиль начала ходить взад-вперед, издавая хрустальное цоканье каблуками. Она все ближе приближалась ко мне. И скоро я начал чувствовать барбарис, исходящий от нее. Пол в рубке отражал всех присутствующих.


– Захочет ли он сотрудничать? Итак, как погиб профессор?


– Это все произошло в долине Феса, – я шмыгнул. – Долина кишела роптами. Нам нужно было в обсерваторию. И на обратном пути мы побежали к самолету…попали в засаду. Профессор остался и принял бой с роптом.


– Оставил ли он что-нибудь после себя? – Жиль все ближе подступала ко мне. Алый ее рот открывался все шире. Взгляд становился все более хищным.


Я заметил, что голоса других людей в рубке смолкли. Каждый член экипажа с головой ушел в свою работу.


– Он оставил записную книжку, – я шмыгнул. – Там чертежи этого гравитолета. В том числе и описание дефекта, который он заложил в его конструкцию.


– Что это за дефект?


– Профессор мне сказал гравитолет рано или поздно сломается, – я разлепил мокрые ладони, сложенные за спиной.


– Почему он заложил этот дефект?


– Он считал, что человечество не заслуживает своего изобретения, – я наклонил голову.


– Где эта записная книжка?


– Она у меня. Я готов ее продать.


– Ты солдат Шантала, – теперь я ощущал каждой клеточкой тела лавандовое дыхание Жиль. Никогда еще близость женщины не волновала меня так сильно. И, о чудо, это и придало мне сил.


– Да, солдат, но речь идет о лекарствах для больных детей, – я сжал зубы. – В общине в горах, где я живу эпидемия резинового тифа. Это дети, которые заболели уже после вторжения. Они не привиты. Поэтому я готов продать Шанталу эту записную книжку в обмен на лекарства. Я думаю, это стоящая цена. Вы получите победу в войне, а дети в горах вылечатся. И все рады. По сути Шантал получит записную книжку бесплатно. Я отдам вам книжку и останусь в горах. Мне не нужно ваше гражданство. И проливать кровь, в этой глупой войне, я больше не намерен.


– Ты приехал для этого? – Жиль, протянула руку и подняла мой подбородок. В голове у меня начали щелкаться разряды. Очевидно, ее рука обладала каким-то током.


– Да, но я поначалу хотел провернуть сделку с помощью тория.


Жиль кивнула. Теперь она ущипнула мой подбородок и держала напротив себя. И смотрела в глаза, словно что-то читала в них.


– От имени Шантала я принимаю условия вашей сделки.


– Но, постойте, – раздался голос офицера позади. Я сразу узнал брюзжание полковника Иеркея. – Служба спасения будет крайне недовольна. У них есть вопросы к этому парню.


– Если мы получим записную книжку, то выиграем войну, – огрызнулась Жиль. – Какие еще могут вопросы? Заприте мальчика в каюте и не спускайте с него глаз. Если он нас надует, я его спущу в унитаз.


***


Я сижу в тесной каюте с двухъярусной кроватью. Но я в комнате один. Наверху горит часы. Судя по всему, уже ночь. Впрочем, я все еще одет как солдат. В серой тунике и таких же штанах с ботинками. Вот только личный значок у меня забрали. Так же как и ремень. Поэтому штаны еле висят на бедрах.


– Бум, как у тебя дела? – утробный голос из стены, заставил меня вздрогнуть. Спустя мгновение я сообразил, что он доносится из колонок в потолке.


Я привстал.


– Это ты Лью?


– Да, честно говоря, мне не до тебя, сражаюсь с местными антивирусами. Они здесь просто черти.


– Спасибо Лью, что спас мне жизнь, – я улыбнулся.


– Я не ради тебя это сделал, – Лью замолчал. – Просто меня взбесили эти имперцы. Я понял, что они решили вас кинуть. Хотя, могли бы, за такое количество тория отгрузить вам вагон лекарств. И убили, вдобавок, жениха Зети.


– Да, – согласился я. – Мерзавцы.


– Когда я понял, куда попал, то сначала, начал материть тебя, – Лью заговорил быстрее. – Вообще, попасть извне в компьютер гравитолета невозможно. Защита просто ирреальная. Но слабость заключалась как раз в программе, обеспечивающей связь во время боя. И я смог просочиться сюда на корабль.


– И как тебе?


– Пока живу, но это больше похоже на жизнь гладиатора. Меня в любой момент могут стереть. Или могу попасться какой-нибудь бешенной антивирусной программе. Я не могу с тобой долго разговаривать, чтобы меня не засекли местные борзые.


– Я верю, в тебя Лью, – я усмехнулся. – Иначе не стал бы тебя запускать сюда.


– А как у тебя получилось?


– Я стал солдатом Шантала.


– Вот те раз. Ты в обморок-то не упал во время боя?


– Я был близок.


– Армия – это не для тебя.


– Я, наверное, с тобой последний раз разговариваю, – я понурил голову. – Я обманул Шантал. Сказал, что у меня есть записная книжка профессора. А там…одно слово, что книжка. Просто рвань.


Молчание оказалось громче выстрела. И даже звуки ламп пропали.


– Чпок.


– Да.


– Я горжусь, что рискнул жизнью ради тебя.


***


Часы показали шесть утра, когда дверь открылась, и меня усатый сержант повел меня в шлюп. Вокруг простирались бурые горы. На горизонте возвышались горы, покрытые снежными пиками.


Меня посадили внутрь. Через некоторое время дверь шлюпа открылась, и солдаты начали заносить ящики с лекарствами. Всего три ящика. Но казалось, они заполнили почти весь салон. Наконец, дверь закрылась и шлюп взлетел.


Он приземлился перед воротами Пещерного города. Мужчины Шафранового города выстроились полукругом. Некоторые держали в руках ружья. Увидев меня с ящиком в руках, Хару обомлел.


– Я привез лекарства, разгружайте, – я показал на шлюп. Парни тут же сорвались с места.


– Как Фью? – спросил я.


– Она болеет, – Хару застыл, открыв рот. – Что это значит? Где самолет? Где Баньян?


Я покачал головой. С ящиком в руках, я проследовал внутрь. За воротами стояла Зети в окружении женщин. Она смотрела на меня, широко раскрыв глаза.


– Баньяна нет, – сказал я.


– Как нет, – упавшим голосом спросила Зети.


– Его убили работорговцы.


Раздался вскрик. Женщина в платке – мать Баньяна закричала истошно и жалобно. И упала на землю. Зарыдала и Зети, закрыв лицо руками. Из толпы вырос Эгн который, растолкав других, тут же начал потрошить ящик, дрожащими руками.


Рядом со мной вырос Хару.


– Как это случилось?


– Нас обманули, они забрали наш торий, – я вздохнув. – Рабовладельцы.


– Откуда эти лекарства?


– Я продал Шанталу кое-что.


– Что?


– Себя. Я продал им себя.


Я побежал в свою пещеру. Навстречу мне попадались самые разные люди. Меня останавливали и обнимали. Женщины, старики и дети норовили коснуться меня. Я забежал в пещеру и бросился к своей подушке. Пес наклонил голову и смотрел на меня. А затем бросился стремглав ко мне.


– Отвали Шопик, – я пнул собаку в сердцах и достал из подушки остатки записной книжки профессора. Только я сейчас смог оценить размеры бедствия. Не хватало страниц. А затем побежал обратно. По пути я забежал к Фью. Девочка лежала на полу под балдахином. Покрасневшая и потная. Около нее уже сидел Эгн.


– Как она?


– Вот сейчас, проверяю, постараюсь быстрее всем дать лекарства, – он улыбался. – Там все что надо. Вы молодцы, вы справились. Жалко Баньяна. Он герой.


Я, кивнув, подошел и поцеловал в потный лоб девочку, а затем вышел прочь. Все так же, с сопротивлением преодолевал людей, которые хотели меня остановить и обнять, я шел в сторону шлюпа. Каждый шаг давался с большим трудом. Он словно отнимал у меня жизнь. Я оглянулся. Бежать. Просто бежать. Но оглянувшись перед собой, я увидел горящие глаза людей. Женщины улыбались, мужчины хлопали по плечу. Это дало мне сил, все также мрачно продолжить шествие назад. Туда, где меня ждала смерть.


Словно из ниоткуда возник Ука и обнял меня. И прижался головой к груди. Не отпуская, мальчик проводил меня до самого шлюпа.


– Держись Ука, – сказал я, перед тем как сесть в шлюп. – Наверное, ты меня больше не увидишь. Но, передай мудрецу, что я обманул этих людей. Скажи, чтобы он принял меры. И ни в коем случае не соглашайтесь уезжать с ними, если они вам предложат. Понятно. Это очень опасные люди.


– Я понял брат, может, останешься, – Ука посмотрел на нас. – Плевать на них. Мы горцы, мы им задницу, надерем, если что.


– Я знаю. Прощай Ука.

В ответ Ука ударил себя в грудь и скрестил руки на груди. Я повторил этот жест, означающий братство.

***

– Что это? – поинтересовалась генерал Жиль, держа лохмотья записной книжки. Она сидела на белом кресле в рубиновом мундире.


– К сожаленью, собака в моё отсутствие потрепала книжку, – я наклонил голову. – Страниц не хватает, наверное, ветром унесло. В племени, где я живу, нет такого слово понятия как воровство.


– Что? Собака? В жизни не встречала более безумного объяснения, – теперь она встала, и, приблизившись, встала напротив меня. Глаза ее горели. Сексуальный айсберг пошел на сближение с кораблем, чтобы протаранить его и пустить ко дну.


– Ты в своем уме?


– Простите госпожа, я облажался.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5

сообщить о нарушении