Руслан Аристов.

Отличная история



скачать книгу бесплатно


Аристов Руслан

Отличная история.

Предисловие

«Эти господа исходили из того правильного расчета, что чем чудовищнее солжешь, тем скорей тебе поверят. Рядовые люди скорее верят большой лжи, нежели маленькой. Это соответствует их примитивной душе. Они знают, что в малом они и сами способны солгать, ну а уж очень сильно солгать они, пожалуй, постесняются. Большая ложь даже просто не придет им в голову. Вот почему масса не может себе представить, чтобы и другие были способны на слишком уж чудовищную ложь, на слишком уж бессовестное извращение фактов. И даже когда им разъяснят, что дело идет о лжи чудовищных размеров, они все еще будут продолжать сомневаться и склонны будут считать, что вероятно здесь есть доля истины. Вот почему виртуозы лжи и целые партии, построенные исключительно на лжи, всегда прибегают именно к этому методу. Лжецы эти прекрасно знают это свойство массы. Солги только посильней – что-нибудь от твоей лжи да останется».

(перевод Карла Радека).

Предлагаемая Вашему вниманию трилогия не только не претендует на истину в последней инстанции, но и, наоборот, предназначена для стимулирования читателя к творческому поиску ответов, на предлагаемые в книге трактовки, известных всем с детства, фактов. Я намеренно, в большинстве своем, не привожу источники тех сведений, на которые опирается мое художественное повествование (хотя факты, приведенные в тексте – подлинные, дано лишь отличное, от официально принятого, толкование), ибо надеюсь, что любознательность читателя подвигнет его на самостоятельные выводы. Тем более что ко многим первоисточникам, на которые ссылается большинство уважаемых историков, у простых смертных доступа никогда не было, нет, и не будет (так же, как, например, к первоисточнику текста, данного в эпиграфе, в переводе К.Радека).

Может быть, кому-то некоторые интерпретации общеизвестных фактов, покажутся слишком смелыми, но ничего страшного в этом нет. Текст книги был предложен мною для ознакомления в ФСБ РФ и в официальном ответе сказано, что интереса для государственной безопасности он не представляет, соответственно – безопасен и читать можно смело.

Трилогия разбита на три составных части. Сказочную, исследовательскую и фантастическую. Так, по моей задумке, должно проще усваиваться.

А засим, милости прошу – в отличную историю государства Р.

I

Александры Великия и Малыя и прочая.

(сказка)

Зачнем

Хотел было начать свою сказку традиционно: давным-давно, за тридевять земель жил-был царь… Однако, взвесив все «за» и «против» текущего момента, решил начать альтернативно, оставив неизменным одного лишь, естественно, царя…

И сказка, теперь, начинается так:

Не слишком-то и давно, в нашей-пренашей местности жил-был царь. И было у него три сына…

Впрочем, царем то он пожил-побыл относительно не долго, и сыновей то у него было больше, но для зачина сказки важно, что царь был в принципе, и важны только три сына: Первый, никакой и другой Первый.

Итак…

***

В ночь на 12 марта 1801 года, в собственной опочивальне, принял мученическую кончину от богоборцев Император и Самодержец Всероссийский Павел Первый.

Отнюдь не сказочной была жизнь самодержца.

И совсем уж трагичен финал. В убийстве Павла приняли участие, пусть и, согласно официальной науке – косвенное, два его сына – Александр и Константин.

Что толкнуло молодых наследников на столь омерзительный поступок?

Есть множество различных версий и научных трудов. Но часто верным оказывается самое неожиданное предположение. И оно последует. И не только оно одно…

Трам-тара-рам! Устраивайтесь поудобнее. Сказка начинается!..

Первый Александр

Чудны дела в «верхах» творились на русской земле со времен порабощения вольных славян Рюриковичами. Но еще большие чудеса правители России стали проявлять со времен царя-реформатора Петра Алексеевича. Именно с тех разудалых времен все смешалось в доме Романовых, что не преминуло, на первом этапе – сказаться периодом, традиционно называемым «эпоха дворцовых переворотов», а впоследствии…

Ну, а теперь, по порядку.

После смерти Павла, на российский трон могли претендовать одновременно два официальных наследника:

В ноябре 1796 года наследником был провозглашен Александр Павлович. Однако уже в 1799 году Павел, нарушив свой же закон, присвоил титул цесаревича (т.е. наследника престола) и второму своему сыну – Константину.

Зачем папа так сделал – понятно не совсем (разделяй и властвуй?), но теперь это не столь и принципиально. Тонкий юмор Гольштейн-Готторп-Романовых оставил нам еще немало загадок. Для моей, российской, да и мировой истории важно то, что в ту, роковую для родителя, ночь братья договорились о персонификации трона.

Императором стал Александр…

До вступления на царство цесаревич частенько мечтал о том, что он, дав народу конституцию, оставит престол, и будет проводить свои дни в покое, в скромной лачуге на берегу Рейна. Этакое фрондерство против отца-самодержца обеспечило ему в среде высшего дворянства репутацию наивного и управляемого честолюбца. Однако, общество в целом, искренне приветствовало приход к власти молодого, красивого и либерально настроенного императора.

С первых дней царствования, Александра окружили люди, которых он призвал помогать ему в работах по преобразованию государства. Так, в попытке ослабить крепостное право ими был подготовлен «Указ о вольных хлебопашцах». Также, при императоре был создан законосовещательный орган, до 1810 года именовавшийся Непременным советом, а затем преобразованный в Государственный совет.

В 1803 году Александр возложил разработку реформирования империи на плечи талантливого правоведа – М. М. Сперанского, под руководством которого была проведена министерская реформа, заменившая архаичные петровские коллегии министерствами. Также, именно Сперанский разработал план всеобъемлющего переустройства империи, предполагавший создание выборного представительного органа и разделение властей. Однако идея встретила упорное противодействие сенаторов, министров и других высших сановников и Александр, уже было, одобрив и начав осуществление проекта Сперанского, уступил давлению приближенных и отложил реформы до лучших времен, отправив Сперанского в ссылку.

Но мечта о конституции не проходила…

В яркой речи по случаю открытия польского сейма в 1818 году, Александр пообещал дать конституционное устройство всем своим подданным. Также известно, что скрытная разработка проектов конституции и крестьянской реформы продолжалась в его окружении до начала 1820-х годов. Реформаторство императора продолжалось лишь в западных провинциях империи, где преобразования не встречали ожесточенного сопротивления дворянства: так, крестьяне Прибалтики были освобождены от личной крепостной зависимости, полякам была дарована конституция, а финнам – гарантирована незыблемость конституционного закона 1772 года.

Да и в целом, преобразования Александра, от которых общество ожидало столь многого, оказались поверхностными и, увязнув в компромиссах между дворянскими группировками, не повлекли сколько-нибудь существенной перестройки государственного устройства

У внимательных читателей и/или слушателей сказки может возникнуть резонный вопрос – зачем приведена здесь столь куцая и односторонняя информация о правителе, в период царствования которого был повержен Наполеон? Отвечу – для дальнейшего развития сюжета нам важны только те вехи деятельности молодого императора, которые подчеркнут одну из странностей его загадочной личности – раздвоение (на котором мы в дальнейшем еще остановимся подробнее)… «К противочувствиям привычен, в лице и жизни арлекин», – писал об Александре I Пушкин. Умный и проницательный человек, «лишённый глубины», легко меняющий свои увлечения – так описал его австрийский дипломат Меттерних. «Сфинкс, не разгаданный до гроба», – сказал об императоре Вяземский.

Почитатель революционно настроенного Лагарпа, считавший себя «счастливой случайностью» на престоле царей и с сожалением говоривший о «состоянии варварства, в котором находилась страна из-за крепостного строя», мечтавший о конституционном устройстве России, Александр Павлович Романов стал императором и самодержцем всероссийским Александром Первым.

О темпере и море

Начнем с того, что правители – люди. Во всяком случае, чаще всего и в основном. То есть, несмотря на специальное специфическое воспитание (а может и благодаря ему), императоры (чтоб не путаться в дальнейшем, царей этой сказки я буду называть – императорами) – так же рождаются, живут, болеют, умирают. Влюбляются, ссорятся, хулиганят, «комплексуют». Ну, в общем – живые люди из мяса и костей…

И вот… Угораздило героев нашей сказки не просто родиться в «золотой» век правления «Великой» российской императрицы Екатерины Второй, а оказаться ни больше, ни меньше – внуками шаловливой монархини и прожить пару десятилетий под ее заботливой опекой в Царском селе.

Здесь надо обязательно отметить, что о приснопамятных временах правления Екатерины II, до наших дней сохранились свидетельства, определяющие тот период не иначе как «эпоха разгула разврата и похоти». Хотя, что мы знаем о нравах наших предков вообще, по большому счету? Произведения Рабле и Боккаччо, Де Сада и Казановы скромно отнесены к «вольным шуткам» и «извращениям», а про устное народное творчество тех (в том числе) времен, собранное Александром Афанасьевым, не понаслышке знают в основном специалисты-филологи. А ведь эти и многочисленные другие источники прямо указывают на то, что до «романтизма» XIX века люди вообще особо «нравственностью» не тяготились. От откровенного промискуитета, конечно, отошли, но различного рода aventures, для разнообразия, у просвещенных дам и кавалеров практиковались сплошь и рядом. У самой Екатерины, число любовников за период царствования достигло (по списку авторитетного екатериноведа П. И. Бартенева) двадцати трех человек! Более того, венценосная бабка за два года до рождения внука Александра сама успела родить дочку, да и впоследствии, до самой смерти, не чуралась «свободных» отношений с многочисленными фаворитами.

Но вернемся к мальчикам.

Великих князей закаливали, с детства приучая к холоду, кормили в строго определенное время. Спали они на суровых волосяных матрасах, во всегда освещенной и проветриваемой комнате. За окнами детской, бывало, постреливали из пушки, чтобы мальчики привыкали к резким звукам. Образование также включало обучение танцам, верховой езде и фехтованию.

Но дело воспитания наследников не ограничивалось лишь упомянутыми дисциплинами. Психика растущих личностей страдала не только от пушечных залпов (от которых, кстати, у будущего императора развилась глухота левого уха).

За стенами комнат, отведенных для пребывания взрослеющих юношей, последние наверняка слышали многочисленные рассказы о «похождениях» удалых кавалеров, возможно и видели некоторые из них. Впоследствии, по достижении наследниками минимально возможного возраста, всемогущая бабушка наверняка устраивала внукам «опробования мужской силы», наподобие тех, в результате которых у ее 17–летнего Павла случился сын, известный историкам как Симеон Великий.

И уже в пятнадцатилетнем возрасте Александр женился на четырнадцатилетней Луизе Марии Августе, принявшей в православии имя Елизавета Алексеевна. Ранняя женитьба Александра, после которой по традиции монарх считался совершеннолетним, укрепляла опасения Павла в возможности передачи Екатериной престола любимому внуку в обход нелюбимого сына. Но его страхи оказались напрасными. В ноябре 1796 года Павел стал императором, правда, в основном для того, чтоб подготовить трон к восшествию на него все того же пресловутого Александра…

Кавалергардов сладкий век

В марте 1801-го Александру было 23 года, Константину – почти 22, Николаше – не было и пяти.

Александр, к началу царствования, успел изменить молодой супруге с девицей постарше – княжной Софией Всеволжской. Став женщиной, София стала и матерью. Но этот незаконнорожденный сын стал единственным ребенком мужеского пола, который так нужен был Александру. В 1800 году Александр с супругой Елизаветой Алексеевной похоронили первого своего ребенка – годовалую доченьку Марию.

Но что интересно. Хоть мы здесь и отметили появление у Александра сына, факт его отцовства подтвердить невозможно. Вообще, народная молва записала Александра в категорию бесплодных, и даже две рано умершие дочки, которых принесла ему супруга, якобы не от него, хоть он и признавал отцовство.

Вот и дочь от связи с Марией Нарышкиной, Софья Дмитриевна, вроде бы и приписывается Александру, но, в то же время, неопровержимых подтверждений этому нет.

Супруга же, Елизавета Алексеевна, спустя пять лет брака с императором величайшей державы, в девятнадцать лет, вступает в интимную связь с его близким другом Адамом Чарторийским, а спустя еще семь лет рожает вторую «дочку Александра» от кавалергарда Алексея Охотникова.

Получается – будучи венценосными супругами, молодые царственные особы пускались во все тяжкие, не стыдясь ни людей, ни Бога? Единственно, что может логично объяснить мнимую «развратность» монархов – желание правдами и неправдами родить наследника.

Александр же, по всей видимости, детей иметь не мог…

Проблемы с женщинами были и у Константина.

Женился он в возрасте шестнадцати лет на четырнадцатилетней принцессе Юлианне-Генриетте-Ульрике Саксен-Кобург-Заальфельд, принявшей в православии имя Анна Федоровна. И видимо так уж плохо все складывалось у супругов, что история донесла до нас лишь упоминания об издевательском, подчас садистском, отношении цесаревича к бедной девушке. Чем были вызваны странные «ролевые игры» Константина – можно только предполагать. Наиболее вероятной представляется попытка таким образом «встряхнуть» ущербное либидо.

Психо-физической ущербностью, вероятно, объясняется и групповое насилие над очаровательной женой состоятельного французского негоцианта месье Араужо. 10 марта 1802, в преддверии годовщины убийства отца, Константин со товарищи, организовал похищение несчастной девушки и грубое насилие над ней, приведшее мадам Араужо к смерти… Причем, сам Константин, все равно ничего не смог…

Грязное дело с трудом замяли. Александр I повелел напечатать и разослать по Петербургу особое объявление, согласно которому, великий князь Константин Павлович никакого касательства к происшедшему не имел. Однако несчастную жену Константина – великую княгиню Анну Федоровну, официальные разъяснения не убедили. Спустя месяц после этой истории она навсегда уехала из России. Как весьма деликатно написал историк Н. Чечулин: «Ближайших поводов ее отъезда мы не знаем, но известно, что она не была счастлива со своим супругом»…

Константин на некоторое время притих. По примеру брата признал своим сыном ребенка фаворитки Жозефины Фридрихс, хотя, по свидетельству гусара и поэта Дениса Давыдова («Воспоминания о цесаревиче Константине Павловиче»): «…цесаревич не мог иметь детей по причине физических недостатков, но госпожа Фридрихс, …будто бы родила от него сына, названного Павлом Константиновичем Александровым. Хотя его императорское высочество лучше, чем кто-либо, мог знать, что это был не его сын и даже не сын г-жи Фридрихс, надеявшейся этим средством привязать к себе навсегда великого князя, но он очень полюбил этого мальчика; состоявший при нем медик, будучи облагодетельствован его высочеством и терзаемый угрызением совести, почел нужным открыть истину цесаревичу, успокоившему его объявлением, что он уже об этом обстоятельстве давно знал…».

Проклятье отцеубийц обрекло братьев на бездетность. Что было причиной? Может быть, суровые методы закаливания и воспитания, прививаемые Екатериной в Царском селе. Или перенесенные болезни. А может и распутный образ жизни, сопровождавший взросление цесаревичей.

Однако братья отнюдь не сдавались.

Тридцатипятилетний Константин Павлович, «осчастливив» тринадцатилетнюю француженку Клару Анну де Лоран, наконец-то смог в 1814 году стать полноценным отцом. Правда, признать дочку от девочки-актриски было невозможно, поэтому для Константина факт рождения ребенка мог стать лишь слабым утешением его вероятного стремления к отцовству. С де Лоран у сорокалетнего Константина получился еще один ребенок в 1819-м, но, несмотря на заботу и опеку родного отца, Констанция и Константин росли в семье отца приемного – князя Ивана Голицина.

Александр, в итоге, тоже смог стать отцом. Но для этого ему пришлось пройти долгий и трудный путь…

Александр Первый

Прелюбопытнейшая личность, гражданин Романов Александр Павлович. С молоком бабушки (переписывавшейся, в частности, с признанными философами-просветителями своего времени Дидро и Вольтером), с уроками (почти революционера) Лагарпа, с духом времени, (пропитанным ароматом революции во Франции и войны за независимость в Америке) впитавший в себя идеалы свободолюбивого общества, Александр, волею судьбы стал самодержцем рабовладельческой империи.

Очевидно, что не о такой участи он мечтал. Министерством образования Российской Федерации рекомендована в качестве учебного пособия для системы педагогических вузов книга Боханова А.Н. и Горинова М.М. «История России с начала XVIII до конца XIX века», в которой, среди прочего, сообщается: «Будучи наследником престола, Александр немного фрондировал против отца. Он говорил, что мечтает дать народу конституцию, устроить его жизнь и удалиться в маленький домик где-нибудь на берегах Рейна».

Не горел желанием царствовать и Константин, вяло оправдываясь: «Меня задушат, как задушили отца».

Но Павел, к концу царствования, стал мешать слишком многим серьезным игрокам от политики и финансов, как внутри, так и вне России.

Поэтому Александру, как старшему сыну, волей-неволей пришлось принять нежеланную и тяжкую ношу короны Российской империи.

Возможно, соглашаясь занять престол после убитого отца, где-то в глубине души он еще надеялся на осуществление своих утопических проектов. Поэтому и началось его правление с некоторых либеральных шагов и попыток реформирования. Но суровая действительность расставила все по своим местам. Александру оставалось просто царствовать…

В 1819 году, после появления незаконнорожденного сына от французской актрисы, фактически терял права на наследование Александру его брат Константин. Да последний, получив де-факто, в управление Царство Польское, скорее всего и не горел желанием претендовать на столь неоднозначное место работы. В Царстве Польском воплотилась мечта о Конституции, он стал отцом двух замечательных детишек, морганатический брак с любимой женщиной и приличное благосостояние вдалеке от придворных дрязг – что еще нужно на пятом десятке, ярко пожившему и много повоевавшему человеку?

Александр остался один на один с рабовладельческой гидрой, победить которую, о чем мечталось в юности, путем реформ не представлялось возможным, несмотря на страстное желание.

(В уже упомянутой «История России с начала XVIII до конца XIX века» читаем: «В марте 1818 г., в речи на открытии польского сейма, император заявил о намерении дать конституционное устройство всей России. Эту речь с восторгом восприняли все передовые русские люди. Тогда же Александр поручил Н.Н. Новосильцеву разработать проект российской конституции…

За образец была взята польская конституция. Использовался и проект Сперанского. К 1821 г. работа над «Государственной уставной грамотой Российской империи» была закончена…

Важное значение имело провозглашение в «Уставной грамоте» гарантий неприкосновенности личности. Никто не мог быть арестован без предъявления обвинения. Никто не мог быть наказан иначе, как по суду. Провозглашалась свобода печати. Если бы «Уставная грамота» была введена в действие, Россия вступила бы на путь к представительному строю и гражданским свободам»)…

Да и с престолонаследием дело обстояло все сложнее. Нет, были еще Николай и Михаил Павловичи, но хотелось, конечно, передать империю своему ребенку.

К 1825 году за спиной Александра было 46 прожитых бездетно лет, процветающее, вопреки его устремлениям, рабовладение и отсутствие каких-либо перспектив на изменение этого багажа в будущем.

И вот здесь мы вернемся к вопросу «раздвоения» Александра.

В последние годы жизни (см. ниже про 1823 год), по свидетельствам историков, Александр все менее интересовался государственными делами, которые передоверил Аракчееву и никак не реагировал на сообщения о возникновении и распространении тайных обществ. Утомленность бременем правления, апатия и пессимизм императора были таковы, что в свете муссировались слухи о его намерении отречься от престола.

Однако наша сказка, унылой участи героя придаст несколько иной смысл, чем предлагается официальной историей, и приблизит нас к пониманию причин «раздвоения» императора.

Итак.

В 1823 году, после самоустранения Константина от прав на трон, Александром была начата грандиознейшая программа по переустройству России. Император (!) придумал, как самодержавную монархию сделать конституционной, минуя сложные схемы официального реформаторства.

Возложив все текущие дела на Аракчеева, и оформив, как завещание на случай неудачи, Манифест о престолонаследии Николаем; Александр, через доверенных лиц, начал тайно поощрять (и никак не реагировать на сообщения о них) деятельность обществ, ставящих целью ограничение самодержавия и освобождение крестьянства!

К концу 1825-года, решив, что подготовка к «революции сверху» закончена, император, взяв от греха подальше супругу, поехал «отдыхать» за тридевять земель от эпицентра предстоящих событий, в Таганрог.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Поделиться ссылкой на выделенное