Руслан Шабельник.

Дневники палача



скачать книгу бесплатно

Я пожал плечами.

– Нас забирают еще детьми. Школа становится нашим домом, наставники родителями.

– Но это же неправильно. Бесчеловечно. Какое они имеют право! В конце концов, вашим способностям можно было бы найти другое применение, чем делать из вас… – она не смогла произнести этого слова.

– Палачей, – закончил я. – Кому-то нужно заниматься и этим. И потом, палачами становятся далеко не все телепаты, некоторые из них действительно находят применение в других областях.

– А ты? Почему стал ты?

– Меня никто не спрашивал. Всегда выбирают за нас. Как мне говорили, палач должен обладать обостренным чувством справедливости, не быть жестоким и уметь входить в чужое положение.

– Не быть жестоким? Странное требование для палача.

– В наших руках находятся человеческие судьбы и жизни. Разбирая то или иное противозаконное действие, мы должны всесторонне обдумать его, понять, какими страстями был движим преступник, что толкнуло его на это и главное: повторит ли он еще свое преступление.

– Выходит, вы не всегда убиваете жертвы?

– Это расхожее мнение, но оно ошибочно. На самом деле мы довольно редко прибегаем к высшей мере, и каждый такой случай пристально рассматривается Высшим Советом. В большинстве случаев достаточно другого наказания. Иногда это может быть лишение свободы, иногда принудительный труд, а иногда человек и так уже достаточно покарал себя. К каждому случаю, мы подходим особо и выбираем отдельную, наиболее приемлемую для данного индивидуума меру.

– А когда ты знаешь, что надо убить?

– Если этот человек становится опасным. Когда он уже не может остановиться, не контролирует себя. Наш долг – не только карать, но и ограждать прочих людей от преступников. Если нет другого выхода, такого человека мы убиваем.

Джейн некоторое время молчала.

– И как вы это делаете?

– Есть множество гуманных способов, если признать убийство гуманным. К тому же на разных планетах свои законы, – я полез под подушку и достал пистолет. – Вот хотя бы один из них.

Увидев оружие в моей руке, девушка испуганно отодвинулась. Одеяло с нее сползло, и в тусклом свете окна матово блеснула белая кожа.

– Это…

– Это пистолет, – сказал я. – Хочешь, возьми…

Джейн взвесила оружие на ладони.

– Тяжелый, – она уселась поудобнее, подобрав под себя ноги. Совсем как тогда… в комнате. – А как им пользоваться?

– Направляешь дуло на жертву и нажимаешь вот этот курок.

– И… это все?

– Да.

Джейн повертела его в руках, затем направила на стену и прицелилась.

– А ты… То есть я хочу сказать, тебе когда-нибудь приходилось убивать?

Я молчал.

– Извини, – спохватилась девушка.

– Все в порядке. Просто мне не доставляет удовольствия вспоминать об этом.

– А меня? Почему ты оправдал меня? Я совершила убийство. По вашим критериям, я заслуживаю смерти?

– Да, – я не мог врать ей. Только не в эту минуту.

– Но ты не сделал этого.

Почему ты соврал? Насколько я понимаю, это не сойдет тебе с рук.

– Я не знаю.

– Как странно. Мы – палач и жертва – так спокойно разговариваем… Выходит, ты считаешь, что я опасна для окружающих, я могу убить еще раз?

– Можешь. Я знаю твои мотивы и понимаю их, но ты сможешь убить, если кто-то еще станет между тобой и золотом.

– Выходит, ты знаешь и про золото.

– Это было первое, что я прочитал у тебя в мозгу.

– И что ты намерен делать с этим знанием?

– Ничего. Вернусь домой.

– То есть на планету палачей. Где предстанешь перед Советом. Они также заберутся тебе в голову и прочитают все обо мне. В том числе и о сегодняшней ночи.

– У палача нет и не может быть личной жизни. Это наша сила и наше проклятие.

– А ты… я хочу сказать, ты не можешь скрыть?..

– Нет. Это бессмысленно. С моим желанием или против его, они все равно узнают все, что им нужно.

– А когда узнают, кинуться сюда, выполнять, что недоделал ты?

– Это их работа.

– И убьют меня.

– У тебя есть время. Ты можешь скрыться.

– И оставить все золото здесь. А вместе с ним и мечты о будущем. Чтобы скитаться бездомной собакой по всей Галактике!

Я молчал. Все, что зависело от меня, я сделал. Я дал ей шанс, и теперь только от нее зависело, воспользуется ли она им.

– Я так не могу.

Она не воспользовалась.

Дуло моего собственного пистолета смотрело мне в лицо, а изящный палец твердо лежал на курке.

– Я уже слишком много совершила, чтобы останавливаться на полпути.

Не было смысла отговаривать ее. Взывать к жалости. Я знал это. Я прочитал это в ее голове. Убивший раз с легкостью идет на повторное убийство. Но я сделал последнюю попытку.

– Что ты скажешь, когда на выстрел соберутся люди?

– Скажу, что заманил меня к себе в номер, а потом изнасиловал. Анализы подтвердят это. Когда ты заснул, я нашла пистолет и пристрелила тебя.

– Звучит правдоподобно, но многие тебе не поверят. Во всяком случае, отношение будет уже не то.

– А мне плевать! Мне нужно продержаться всего каких-нибудь несколько месяцев, пока я не выкачаю из жилы все, что нужно. Потом я покину эту планету, и пусть они подавятся своими подозрениями.

– А если они вызовут нового палача?

– Этого тоже не произойдет. Твой приезд так напугал их, что они вряд ли еще когда-нибудь решатся на подобный шаг.

– Значит, ты все спланировала с самого начала.

Она пожала красивыми обнаженными плечами.

– Прощай, Руслан.

Я не сделал попытки оставить ее. Зачем? Я и так сделал, что мог. Больше, чем мог.

Звук выстрела громко прозвучал в тихой комнате. Одновременно с ним сверкнула вспышка. Я не пошевелился.

Пистолет тихо, как будто не был смертельным оружием, упал на кровать. Джейн смотрела на меня удивленными глазами. Я тоже, не моргая, смотрел ей в глаза. Палач и жертва. Финальная сцена. Только здесь один был и жертвой, и палачом…

Я наблюдал за ней до последней минуты и все равно пропустил то мгновение, когда из глаз исчезло удивление, и они стали обыкновенными безжизненными глазами покойника.

Как я и предсказывал, на выстрел начали сбегаться люди.

Я аккуратно поднял пистолет и положил его в саквояж, среди прочих инструментов. Все они имели свои маленькие хитрости. Например, пистолет, хотя и похожий на обыкновенный, в отличие от него, стрелял в обратную сторону. В того, кто его держал. Еще с вечера я специально выбрал его и положил под подушку.

Я не верил статистике. Я хотел дать ей шанс, но статистика никогда не ошибается. Как и палач.

В комнату начали входить люди. Расстроенный мэр. Перепуганные горожане.

Я прикрыл обнаженное тело. Даже в смерти она была прекрасна.

Многие из вошедших смотрели на меня с осуждением. Но мне было все равно. Я, как и она, не нуждался в их одобрении. В этом мы были схожи. Палач и его жертва.


На взлетной площадке меня провожала не менее многочисленная толпа. Они пришли. Любопытные. Людям всегда любопытно. Впрочем, я – палач и мне нет до этого дела.

Мэр долго топтался рядом, не решаясь протянуть руку.

– М-м-м… э-э… спасибо, – наконец выдавил он, но руку так и не пожал. – Мы благодарны вам за оказанную помощь.

Хотя бы в одном Джейн была права. Они больше никогда не вызовут палача. Люди должны сами решать свои проблемы и нечего их сваливать на чужие плечи, пусть и специально созданные для этого. В конце концов, палачи тоже люди.

Неожиданно толпа расступилась, на поляну, пошатываясь, вышел старик. Отец.

Это невероятно, но он сильно постарел по сравнению со вчерашним днем.

– Будь ты проклят! – прокричал старик и, занеся огромные кулаки, побежал в мою сторону.

Пройдя всего несколько шагов, ноги подкосились, и он упал.

– Будь ты проклят! – он катался по земле, а из глаз лились слезы. Больших голубых глаз. Совсем как у… – Проклят, – сказал он уже тише.

Я повернулся и молча залез во флайер.

«Буду, – подумал я, – только ты, старик, опоздал. Я уже проклят. Давно. Вместе с рождением…»


Пролетая над геометрически правильными полями, я подумал, что ненавижу эту правильность. Человек всегда несет ее в себе, выстраивая всех под одну линейку.

Белое. Черное. Виноват. Нет. И мы – палачи – вносим посильный вклад. Мы тоже люди.

Еще я думал, как отреагирует Высший Совет на мой поступок. Нет, я не волновался. Я знал. Они поймут меня. Ведь они тоже – палачи…


***

Вопреки общепринятому мнению, далеко не все телепаты становятся палачами. Впрочем, слово «далеко» здесь не уместно, однако прецеденты есть и продолжают появляться. Один из самых знаменитых – печально известный случай с телепатом Сергеем Светиным. Подающему надежды молодому человеку не только разрешили жить в столице, но еще и приняли в медицинский университет. На общих, так сказать, основаниях. Увы, увы, возможно, общество оказалось не совсем готово, возможно сам юноша не смог, так сказать, обуздать свой дар. Как бы то ни было – эксперимент закончился неудачей.

Мы не станем здесь искать виноватых и правых, ограничившись лишь констатацией факта.

Насколько нам известно, подобные попытки больше не предпринимались. Хотя возможно, когда-нибудь, в отдаленном будущем, человечество созреет до совместной жизни с индивидуумами, умеющими читать мысли.

Первые ласточки, вроде Сергея Светина, продолжают жить на планетах, среди нас, выискивая и выбарывая собственное место в обществе, которое принято относить к цивилизованному.

«Ведь они тоже – палачи…»

Руслан Сваровски отложил рукопись.

– Ну, как?

Аким Флексер перед тем, как ответить взъерошил волосы. С завидной периодичностью, он проделывал данную процедуру постоянно, отчего шевелюра Акима походила на прическу маньяка-ученого, каким его любят изображать в фильмах. Рыжего маньяка-ученого. Но только шевелюра, ибо тело парня могло послужить прекрасной моделью для какой-нибудь героической статуи.

Оставив в покое волосы, Флексер перешел к бицепсам, нервически ощупывая, словно они могли сдуться.

– Давно хотел спросить – писать на бумажных листах, ручкой – это из-за нелюбви к технике, или такой свежепридуманный кич?

– Ты рассказ слышал, или нет!

– Ну слышал, – Аким снова ощупал бицепсы. Идеальные пропорции тела парня в большей степени были предметом труда пластических хирургов, нежели походов того в спортзал. Неделю назад, потратив изрядную сумму из родительских денежек, Флексер сделал себе новое тело. И еще привыкал к нему. – Думаешь, так все было?

– Так, не так! После погромов, а потом Переворота мало что осталось, особенно связанного с телепатами. В старом хранилище, да еще на бумажных носителях, мне удалось откопать записи. Одному из дел я, если так можно выразиться, придал более литературный вид.

– Девушка, золото, романтическая линия – слишком театрально. Смахивает на дешевую беллетристику.

– Про романтическую историю и золото я ничего не придумал, ты же знаешь – телепаты не могут врать. Во всяком случае, не другим телепатам.

– А имя героя ты тоже взял из записей. И оно совершенно случайно совпало с твоим.

– Можешь не верить, но – да! – Руслан Сваровски опустился в кресло, спинка которого тут же услужливо изогнулась, приняв форму его сутулой спины. – Действительно, был такой палач по имени Руслан. Собственно, поэтому-то я и заинтересовался его делами.

– Надеюсь, ты понимаешь – это никогда не опубликуют.

– Так уж никогда…

Аким взлохматил шевелюру.

– Дались тебе эти палачи! Такое время – о телепатах вообще лучше не заикаться. Конечно, не то, что после Великого Переворота, но все же. А тут – мало того, что телепат, так еще и палач. Людей, значит, убивал.

– Виновных людей!

– А кто устанавливал степень вины? Сам же и устанавливал. Ах да, чуть не забыл – Совет! А в Совете кто? Те же телепаты! Рука руку моет!

– Сейчас ты рассуждаешь, как те, кто громил дома и убивал телепатов перед Переворотом, не разбирая, кто виноват, кто нет, только за то, что они отличаются от нас.

– И тогда, и сейчас – люди не изменились. Была б беда, а виноватые найдутся.

Руслан поднялся с кресла, и оно распрямилось. Как всегда, когда волновался, а волновался он всегда, когда разговор заходил о телепатах, ноги, тело требовали движения. Хотя бы простой ходьбы из угла в угол.

– Знаешь, есть версия, что тогда, с диктатором разговаривал именно телепат.

Аким отмахнулся.

– Слышал, но не верю. Свой – своих предал!

– В первую очередь он – человек, и только во вторую – человек, умеющий читать мысли.

– Ага, и такой идиот, что не предполагал, чем все закончится! Слушай, бросил бы ты это дело. Написал бы очередной роман, деньжат срубил…

– Я написал… точнее, пишу… точнее – собираюсь писать…

– Да ну! И про кого? Красотку, красотку блондинистую включи туда, для меня, и чтоб сиськи побольше, а лучше в два ряда, как у этих – гимканок…

– Про Предводителя.

– А талия – руками не обхватить, и ноги от ушей… чего?

– Я пишу роман про Предводителя.

– Какого Предводителя, нашего Предводителя?..

Руслан усмехнулся.

– Если ты знаешь другого.

– Нет, но… просто… с чего бы это вдруг…


***


«… прибывший на планету палач, по иронии судьбы, вызванный самими заговорщиками, легко определил подмену и даже смог указать местонахождение истинного правителя. По счастью, заговорщики, заменившие его двойником, еще не успели казнить Их Величество. Таким образом, телепатическая служба палачей, в очередной раз оказалась на высоте и не позволила свершиться несправедливому…»

Зайкин в раздражении выключил телевизор.

– Опять эти палачи! Кругом одни телепаты! Скоро нормальным людям не останется места, как и работы!

Коренев взглянул на коллегу поверх зеркальных очков, которые с упорством маньяка продолжал носить и в помещении. Помещении участка.

– Да брось ты! Неплохие ребята. Я бы, знаешь, не оказался почитать мысли кое-кого.

– Кого? Кого! Мысли на то и мысли. Хоть что-то должно остаться себе! Быть закрыто! Вон на Тренте – там правильно – все телепаты носят шлемы! Во-первых, не растелепатируешься, а во-вторых – сразу видно, кто перед тобой!

– А если бы ты был телепатом?

– Ну и носил! Нечего к честным людям в бошки заглядывать!

О, мягко говоря, нелюбви Зайкина к телепатам знали все в участке. Иногда даже посмеивались над этим. Не очень громко и не очень часто, ибо шуток и иронии капитан Андрей Зайкин не понимал и не любил. Первое обуславливало второе. Все вместе объяснялось не совсем благозвучной фамилией. Не то, чтобы совсем обидной, но с такой фамилией и клички не надо. С детства привыкший доказывать, что «он не заяц» капитан заботливо перенес все подростковые комплексы во взрослую жизнь.

Сейчас он не любил телепатов. За что – не смог бы, наверное, сказать и сам.

Коренев задвинул очки на место и потянулся на скрипучем стуле.

– Знаешь, в нашей истории уже были случаи, когда людей заставляли носить знаки различия. Клеймо рабов, косы китайцев, звезды евреев.

– Ты это… ты не равняй! – Зайкин, как всегда, когда кто-то ступал на любимый мозоль, заводился с пол оборота. – Они, действительно, не такие. Они ж мысли читать могут!

– Ну и пусть читают, полиции в работе это бы пригодилось.

– А если ты что подумаешь?

– Что?

– Ну, что-то не то!

– Например?

– Про мать его, или еще что?

– С какой стати мне думать про его мать. Да и не читают телепаты мысли без твоего на то разрешения.

– А ты проверял? Проверял, да! А кто проверял? Такие же телепаты! Рука руку моет! К тому же, только пусти к нам в отдел телепата, не успеешь оглянуться, как их кишмя кишеть здесь будет, а нормальных людей – на улицу!

– Ну, телепатов, знаешь, не так много, к тому же в нашем деле – поиске пропавших – они не конкуренты.

– А в чем конкуренты, в чем…

Спор, начинающий входить в привычную колею, прервала девушка.

Худая, в коротеньком платьице, из-под которого выглядывали стройные ножки в высоких сапогах с – последняя мода – закругленными носками. Милое личико – несмотря на косметику – было бледно, к тому же его портили плохо замазанные круги под глазами.

Робко постучав, посетительница протиснулась в щель.

– Простите… мне сказали… капитан Зайчиков…

– Зайкин! – прорычал капитан, направляясь к своему столу. – Что у вас?


***

Одним из наиболее ярких бриллиантов в короне человеческой цивилизации, без сомнения, является планета Адонис!

Обретение сегодняшнего статуса Адонисом, как известно, связано с Домом Катетингов – правителями планеты в течение длительного времени.

История не уникальна, но достаточно показательна.

Более пятисот лет назад, в результате человеко-фанской войны, Дом Лотарь – тогдашний правящий Дом, прекратил свое существование.

Перед человеческими поселениями, встал вопрос о выборе следующего первого Дома. И на Большом Собрании, заветный статус выборол лорд Гуго Катет – глава Дома Катетингов. А, так как резиденцией Дома, был Адонис, не самая крупная и не самая примечательная планета, получила статус столицы. Именно с этим событием связано дальнейшее культурное и экономическое развитие планеты, а никак не, как опрометчиво считается большинством, с расположением ее на пересечении большинства космических трасс.

Трассы перенесли, когда Адонис стал столицей, а никак не наоборот.

Они стояли на пороге.

Двое янисцев.

Невысокий рост за счет коротких ног, сильное тело борца и непропорционально длинные руки. Классический образчик правящей расы. Две пары раскосых глаз без особого интереса осматривали Руслана.

– Господин Сваровски, – ответ они уже знали, поэтому первая фраза была не вопросом, а констатацией факта. Оставалось загадкой – кому они констатируют. Посетители знали, кто он, Руслану это было известно априори.

– Слушаю.

Не дожидаясь приглашения, посетители вошли в квартиру, потеснив хозяина двумя парами широких плечей.

Не спрашивая, не плутая, они сразу прошли в его кабинет.

Руслану ничего не оставалось, как закрыть дверь и последовать за гостями, держащими себя, как хозяева.

Впрочем, они и были хозяевами. Хозяевами новой империи, хозяевами этой планеты, а значит – по закону гибкой, но неумолимой логики – хозяевами и его квартиры.

В кабинете они не присели. Главным образом потому, что кроме кресла за столом, там не на чем было сидеть. Не мостить же, в самом деле, свой зад, точнее – два зада – на неширокий бортик комнатного фонтана.

Войдя, Руслан не без удовольствия умостил собственный зад в единственное кресло. Получилось только хуже. Теперь посетители смотрели на него сверху – вниз, что доставляло Руслану некоторый дискомфорт.

– Господин Сваровски, мы представляем Комитет просвещения.

Слава Создателю, хоть шкуры носить перестали. Хотя, на праздничные церемонии, янисцы по-прежнему цепляли на себя свои вонючие национальные одежды. Вонючими их называли все, во всяком случае, знакомые Руслана – точно. Хотя, кто-кто, а Руслан знал – шкуры пахли и даже очень приятно. Прекрасная вычинка, сохраняющая блеск и чистоту меха, экзотический животные из самых отдаленных уголков Империи. Да что там – у него самого в гардеробе висел «шкурный» костюм, как раз для официальных церемоний.

– Комитет просвещения?? – Руслан позволил правой брови поползти вверх. Как модный писатель, две последние книги которого никак не могли вылезти из списков бестселлеров, он мог позволить себе это. Даже в разговоре с представителями правящей расы.

– Совершенно верно, и от нашего Комитета к вам официальное поручение.

Фраза немного резанула слух профессионального писателя, хотя, вроде, все слова были правильны и на своих местах.

– Поручение? – вот, значит, как. Не предложение, не просьба, а – поручение. Почти приказ. Что могло понадобиться просветителям от него – беллетриста. На язык просился вопрос: «Не ошиблись адресом?», – учитывая приветствие – вопрос глупый.

– Наш Комитет поручает вам написать биографию Предводителя.

– Э-э-э, – Руслан на мгновение ослабил контроль, и вопрос, воспользовавшись шансом, прорвался наружу. – Вы уверенны, что не ошиблись адресом? – мгновение прошло – контроль восстановился. – Я, в некотором роде, не историк, не исследователь. Да и, насколько мне известно, уже существует, по крайней мере, несколько официально изданных биографий Предводителя.

– Совершенно верно, однако есть идея, к юбилею Великого Переворота издать, если так можно выразиться, ненаучную, литературную биографию всеми нами горячо любимого Предводителя. Где бы он предстал, как обычный человек, с прошлым, со своими желаниями, мыслями…

– Слабостями, – не удержался Руслан.

– Слабостями, – легко согласился один из гостей. – Не скрою, подобное поручение получили еще несколько писателей. Труд, признанный лучшим и наиболее отвечающим нашим требованиям, будет издан. За счет Комитета и очень не маленьким тиражом. Надеюсь, стимул понятен.

– А если я откажусь, или не смогу…

– Через пол года, за месяц до празднования двадцать пятой годовщины Великого Переворота, рукопись должна быть в Комитете. Да, да, не удивляйтесь, мы знаем, что вы предпочитаете писать от руки.

– Но я даже не знаю, с чего начать…

– С чего хотите, это уж как вам подскажет, писательская интуиция. Если ваш, э-э-э, труд потребует накладных расходов – чеки и билеты сохраняйте. Все будет, естественно, оплачено. Кроме того – вот, – на стол легла пластиковая карточка с переливающейся голограммой. – На пол года вам предоставляется допуск во все архивы и хранилища, которые могут понадобиться, в процессе написания биографии. Если куда-либо вас не пустят – свяжитесь с нами, – рядом легла еще одна карточка, не такая цветастая. – Вопросы?

Вопросы? Вопросов не было.

Удача – вот слово, что вертелось в голове, по счастью не скатываясь на язык. Нет, плевать ему было на биографию Предводителя и – в случае издания – сулящие это выгоды. Многомиллионные тиражи, гонорары, награды, премии, почетное место в каком-нибудь Комитете, хоть в том же просвещения.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное