Рудольф Бармин.

Куда вы ведете Россию?



скачать книгу бесплатно

Сегодня все констатируют развал страны. Но не пора ли кому-то взять инициативу по устранению причин этого развала? Исторически эта честь выпадала на долю оппозиции. Окажется ли отечественная оппозиция достойной этой роли?! Системный, общий кризис не излечивают принятием законов об ограничении сбыта порнографии или разделе продукции. Время терапевтических процедур давно упущено. Больная страна срочно нуждается в хирурге. Кто готов на его роль?

Р. Бармин, апрель 1997

Кому нужно сокращение армии

Еще в феврале бывший министр обороны Родионов признавался: «Я министр разваливающейся армии…» Но дальше констатации этого факта не пошел, хотя обязан был по долгу службы «лечь на амбразуру», но армию и родину защитить. Не лег. Холуй по-крупному не играет, хотя хозяину надерзить может. За что и был прогнан со двора и заменен еще большим холуем Сергеевым, один внешний вид которого буквально кричит: холуй я, холуй и к холуяжу готов. Чего изволите, господин президент? Армию сократить в два раза? Слушаюсь! И вот уже с преступным энтузиазмом и бесстыжим взором пытается всех убедить, насколько для России эта процедура будет плодотворной.

Сегодня перед армией одна основная проблема: как функционировать подобному государственному институту в условиях сознательной политики финансового удушения его со стороны Кремля? Эта проблема автоматически порождает два вопроса:

1. Почему Кремль проводит эту политику?

2. Как адекватно реагировать армейскому руководству страны на эту политику?

Чтобы армейское руководство адекватно реагировало на проводимую Кремлем политику, последний вживил в армейский организм рыночный вирус (указ президента от 1992 года о легализации в армии коммерческой деятельности). И все, кто имел доступ к немереным армейским богатствам, – от прапорщика до генерала и адмирала – стали в бешеном темпе (куй железо, пока горячо!) все разворовывать, опуская деньги от реализованного товара в основном в свой карман. Примеры – общеизвестны. Чеченская бойня усугубила мародерский вирус в армейском организме. Слой этих мародеров – опора внешнего режима, его холуи. И поэтому реакция этой прослойки – от комдива и выше – на известное обращение Рохлина к президенту однозначна: не слышали, не видели, не знаем и в его игры не играем.

Диаметрально противоположна реакция офицеров, лишенных близости к продовольственно-имущественно-горючесмазочному корыту. В целом их отношение к режиму остро критическое, хотя есть оттенки: от яростного неприятия (характерно для младших чинов) до умеренного (майоры, подполковники, хотя характеристики режима этой прослойкой глубже, меньше эмоций, отрицание на сущностной основе). Причин возникновения подобного отношения офицерского корпуса к президенту и своим бывшим военачальникам немало, хотя бы:

– многомесячные задержки с выплатой зарплаты, пайковых и различных пособий;

– отсутствие у десятков тысяч офицеров квартир;

– отсутствие служебной перспективы в связи с неясностью военной реформы;

– принуждение к выполнению несвойственных армии карательных функций: расстрел парламента, Чечня и тому подобное.

Позорная политика президента по дискредитации российской армии привела к желанным в Кремле результатам: былой престиж армии был развенчан.

Развенчан руками самих генералов, наплевавших на судьбу армии и Родины, пропивших и променявших честь и совесть на дачи и «мерседесы». Президент и его западные вдохновители добились своего: сегодня служба в армии широкими слоями населения рассматривается как наказание. Из нее разбегаются солдаты и обнищавшие офицеры. Да и что доблестного в нахождении в рядах такой армии, где солдат и матросов морят голодом (проедаются запасы рыбных консервов 1948 года и мясных 1970 года – по рассказам пограничников с острова Франца-Иосифа), холодом, разгулом неуставных отношений!

Да что солдаты и матросы! Постоянно голодают офицерские семьи, и офицеры массово стреляются на почве тяжелейших жилищных и материальных условий существования. Не желая более терпеть предательского отношения к себе со стороны главнокомандующего, они тысячами увольняются, пополняя ряды безработных и криминальных структур. Остаются те, кому некуда бежать.

Развал полный. Но президент доволен. Ибо чем слабее армия, тем всесильнее он чувствует себя на троне. Не к вящей славе России вскарабкивался он на него, а ради собственной власти. Ради нее он готов все продать и промотать. Вот почему он спешит разгромить армию окончательно, окружив себя отрядами откормленных карателей. Вот почему армия сокращается, а отряды карателей всех мастей растут.

Армия же – хребет государства. С разгромом армии Россия как самостоятельное государство исчезнет с геополитического пространства и будет быстро поглощена хищниками Запада и Востока. Что уже сегодня процесс идет именно в этом направлении – говорят сами факты:

1. Миллионы китайцев тихой сапой уже осваивают просторы Дальнего Востока России;

2. Обширнейший Уральский регион осваивают многие тысячи казахов плюс выходцы из Таджикистана (только ли война вытолкнула их сюда?);

3. Тьма всяких религиозных сект и обществ, расплодившихся по всей стране и исторически чуждых православной и общественной жизни России;

4. Тело всей России покрыто, как черной оспой, торгово-криминальными общинами «лиц кавказской национальности» и пр.

Все это – передовые отряды западных и восточных завоевателей, испокон веков стремившихся превратить Россию в ничто.

И в этих условиях всеобщего окружения (хотя бы НАТО) и проникновения (директор ФСБ Ковалев: «В России наблюдается несравнимая с прошлыми годами интенсивная деятельность иностранных спецслужб») президент в год-два намечает сократить армию то ли до одного миллиона, то ли до 800 тысяч человек! Когда на охрану одних границ требуется не менее 250 тысяч! И уйди мы сегодня из Таджикистана (а уйти придется), как остервеневшие орды исламистских фундаменталистов завтра окажутся в сердце России. Ведь не секрет, Казахстан для них – не преграда. Так может ли быть для них преградой 800-тысячная армия российских дистрофиков, умственных и физических? Такой армии дай бог защитить хотя бы разбросанный по всей стране больнично-санаторный комплекс нашего полуживого президента, не говоря уж о России!

Разгромив военную промышленность и армию, президент, министры обороны Шапошников, Грачев, Родионов, Сергеев и генералитет в одностороннем порядке разоружились перед наступающим противником, то есть предали армию, народ и Родину! Тем самым нарушили конституцию и присягу, которую давали на верность народу России. Генералы преступили еще и Общевойсковой устав, который требует от армейских командиров всех уровней на предложение противника сдаться однозначные реакции: использовать все возможности для защиты обороняемой территории, умереть, но оружие не сдавать! И не важно, что такой приказ вчера звучал от гитлеровцев, а сегодня – от президента. На то и голова, чтобы думать, и честь, чтобы проявлять мужество. К великому несчастью для России, подобные доблести обошли ее демгенералов.

Послушайте, что только мямлит защитник дальневосточных рубежей командующий Тихоокеанским флотом адмирал Куроедов: «…Военные политикой не занимаются (а расстрел парламента в 1993 году? – Р.Б.) …флот будет за губернатора голосовать, как и в 95 году (участие в выборах – не политика?! – Р.Б.) …они (выпускники военно-морского училища, двадцатилетние лейтенанты. – Р.Б.) значительно умнее нас…» («Завтра», № 29, 1997). Думаю, нет смысла комментировать эту ахинею.

Ну, генералитет – это еще не весь офицерский корпус. Генерал Рохлин бросил вызов президенту, обвинив его в предательстве России!

Что тут началось! «Рохлиных мы сметем с их антиконституционными действиями» («Известия», 23.7.97) – понеслось с волжских утесов. Ну почему разрушать страну – конституционно, а препятствовать ее разрушению – антиконституционно?! Едва ли ответит на этот вопрос наш державный герострат. Да и не нужен нам его ответ. Мы его знаем.

Сегодня мы, обобранные граждане России, прежде всего сами должны ответить себе: хотим мы иметь свою армию или нет? Хотим мы иметь независимую Россию или нет? И если мы действительно патриоты своей Родины, то не будем равнодушны к судьбе своей армии, не будем метать громы и молнии на кухнях в адрес кремлевских клептократов, выйдем все едино в один день на улицы и площади страны и потребуем не сокращения армии, а дней пребывания у власти преступной шайки! Или мы уже совершенно лишились чувства собственного достоинства и годимся только на то, чтобы ходить с протянутой рукой и выклянчивать подачки с кремлевского стола и тем самым вновь и вновь продлевать дни существования прогнившего режима, обрекая себя на постоянные условия рабского существования?! Или мы хуже албанцев? Так не достойнее ли человека встать с колен и защитить себя, армию и родину?! Чтобы не прослыть в веках поколением, предавшим своих детей и внуков.

Р. Бармин, «Трудовая Россия», № 14, август 1997

Найден Родины главный предатель

К длинной веренице предателей нашей родины – бывших и нынешних генсеков, обкомовских секретарей, министров, генералов – прибавилась еще одна, экзотическая для данных персонажей личность – личность учителя. Да, нам всем до боли знакомая фигура с вечно перепачканными мелом руками, с классным журналом в одной руке и тетрадками в другой, вечно спешащая, задерганная и безответная фигура Матрены Ивановны…

«И вдруг меня обожгло, что ведь катастрофа в нашей стране произошла из-за того, кого у нас всегда принято безумно хвалить. Из-за школьного педагога… Преподавание гуманитарных дисциплин в целом и в среднем у нас было поставлено на формальном уровне. И вот это позволило воспитать целое поколение холодных технических лаборантов, которые в конечном итоге и снесли советскую власть… Я глубоко уверен, что если бы наш народ, наши избиратели в каждом отдельном случае хорошо и глубоко задумывались о том, что произошло и что происходит, многого за последние годы не произошло бы. Но задумываться, анализировать, сопоставлять, искать исторические аналоги их не научили ни в институте, ни в техникуме, ни в школе».

Это – выдержка из пространного разговора между ректором Литературного института имени А. М. Горького С. Есиным и журналистом «Советской России» В. Кожемяко (5.3.1998).

Итак, литературный начальник утверждает, что в развале Союза, в бедах России сегодняшнего дня виноваты и советская школа, и советский учитель. Этот союз «и» подсказывает, что были и другие фигуранты истории, приложившие руки к нашим победам. Но о них – ни слова. А вот учителю досталось по полной программе. На него взвалили вину за то, что народ на рубеже 80–90-х годов доверился безбрежным посулам дерьмократов во главе с Ельциным; что он избрал Ельцина в президенты; не противился разгону партии; не воспротивился бегству армии из бывших стран-союзниц; не возмутился расстрелом парламента в 1993 году; вновь переизбрал Ельцина в президенты и т. д.

И за все эти беды, свалившиеся на нас, ты сегодня в ответе, Матрена Ивановна! Большой грех ты взяла на себя, не научив нас логически мыслить, не привив нам чести и совести! И поэтому все мы сегодня предаем, воруем и лжем и не можем определить, где «пирамида», а где – наш дом и где – Россия! А вот если бы ты вовремя подсунула нам «Занимательную математику» Перельмана, то учитель победил бы не только при Садовой, но и внутри Садового кольца! Теперь же, то ли из-за твоей недогадливости, то ли недоученности, плакали наши денежки в разных там «чарах», плачем и мы, и наши дети, обобранные до нитки. И все потому, что литературу, историю и русский ты доносила до нас «на формальном уровне»! Почему ты ничего не говорила о вечной борьбе Бога с Дьяволом и о вечном поле их битв – душе человека?! Почему с твоих уроков мы уходили с мыслью, что наша действительность может порождать только героев, способных сказку сделать былью?! А всякие там мишки квакины существуют лишь для того, чтобы еще более контрастно оттенить хорошее от плохого! И почему на уроках истории России до октября 1917 года преобладал черный цвет, а после – розовый?! Что же ты, Матрена Ивановна, натворила, так «формально» повествуя нам о подвигах героев войны Гражданской и войны Отечественной, героях урожайных битв?! Твоя «формальность» передалась нам, вот мы и выродились в поколение холодных лаборантов, «сентиментальных тупиц», одержимых «рассудочным прагматизмом», для которых что та власть, что эта…

Вот бремя грехов, взваленное Есиным на учителя. Оказывается, это он – главный персонаж, ответственный за разгром Союза, а теперь и продолжающийся разгром России.

Смею утверждать: большой грех берет на душу Есин, взваливая такое моральное бремя на плечи учителя. Мог ли советский педагог (школы, техникума, института), воспитывая учащихся, студентов, «анализировать, сопоставлять события, искать исторические аналогии», невзирая на идеологические ориентиры, препоны, исходящие от правящей партии?! Надолго ли задержался бы преподаватель в стенах такого учебного заведения, если бы он, допустим, в 1937 году начал искать объективные причины массовых репрессий и делиться результатами своих умствований со своей паствой? Думаю, ответ ясен. Не лучшая доля ждала бы такого «правдоискателя» и 40 лет спустя. Примеры общеизвестны.

Не открою секрета, если скажу, что было немало людей на всех общественных уровнях застойного времени, в том числе и среди учителей, прекрасно видевших «ахиллесовы пяты» существующей системы, ее противоречия, тщательно замазываемые, но не разрешаемые правящей верхушкой. Все были свидетелями господствовавшей в обществе многоуровневой моральной фальши: для себя, для семьи, для партии, для общества и так далее. И если где-то недорабатывал учитель, дорабатывала, учила сама жизнь. Как борьбе с фальшью, так и приспосабливанию ее в пособники в карьеристских целях. Обыватель был свидетелем этих массовых нравственных коллизий и в основном, по возможности, моральную фальшь отвергал. Неприятие моральной фальши исторически нарастало, пока не вылилось в неприятие КПСС, ее идеологии, а затем, в противовес всем надоевшему болтуну Горбачеву, в избрании президентом «борца с привилегиями» Ельцина. Другой вопрос, что весь этот спектакль с перестановкой властных фигур был мастерски разыгран западными режиссерами, и прошло немало времени, прежде чем вскрылась закулиса всей этой политической кухни. И при чем тут учитель?

Ну да ладно, согласимся с Есиным: в развале Союза виноват учитель. Ну а тогда почему сегодня, когда народ на собственной шкуре уже многократно убедился в лживости ельцинистов, когда уже самая жизнь должна была выработать в человеке установку на проявление стабильного недоверия к этой преступной власти, почему и после такого печального для него опыта обыватель вновь и вновь отдает свой голос этой власти: кто за бутылку, кто за обещание быть прописанным, кто – поверив обещаниям повысить пенсии, кому-то просто кандидат-краснобай из демократов понравился, и так далее? У обывателя находится масса причин вступить в аморальный сговор с этой властью, чтобы в итоге лишний раз убедиться в том, что его снова надули. Может быть, Есин объяснит тайну этого сговора, этой неистребимой доверчивости?!

Да, наш народ доверчив, как ребенок. Но это душевное свойство формировалось веками, и даже Есин согласится, что наш народ до 1917 года был еще более доверчив, чем сейчас. И приход большевиков к власти в 1917 году объясняется в основном именно этим свойством. Начнем, господин Есин, обвинять царского учителя?! Исторический потенциал закваски этого свойства народной души таков, что его, видимо, хватит еще не на одно поколение. И в ее труднорастворимости тоже виноват советский учитель? Соглашусь и с этим в определенной степени, хотя эта доля вины совершенно несоразмерна с тяжестью обвинений, выдвигаемых Есиным и приведших к краху Державы.

В причинах распада Союза виноват не учитель, а сама КПСС, ее верхушка в первую очередь; ее крепостнический принцип самоорганизации – принцип демократического (вернее, крепостнического) централизма – утверждавший абсолютное подчинение нижестоящей парторганизации вышестоящей, автоматически генерирующий иерархию бесконтрольных партийных вождей с генсеком наверху, Верховным жрецом, олицетворяющим истину в последней инстанции. И теперь функционирование всего общественного организма под названием СССР во многом стало зависеть от морального здоровья этого партийного божества.

На беду всего социалистического храма, ее последний верховный жрец оказался не жрецом, а жрицей, храмовой проституткой, продавшейся Желтому дьяволу. Технология продажи происходила на виду верховного синклита, то есть Политбюро, члены которого также несут полную моральную, уголовную и историческую ответственность за развал Союза. В силу специфики формирования высшей партийной власти восхождение на ее Олимп автоматически связано с утратой чести, совести и мужества и обрастания такими доблестями, как лесть, холуйство и моральная трусость. Будучи свидетелями эскалации предательства Горбачева, члены Политбюро предпочли интересы содержимого своих штанов буре возмущения поступками своего патрона. Кресла были спасены, но Держава предана. Предали Союз, предают и Россию.

Вроде бы, обжегшись на иуде-Горбачеве, обогатившись опытом технологии высшевельможного предательства, следовало бы ожидать бескомпромиссной борьбы с предательским режимом Ельцина, его преступной политикой по распродаже национальных богатств, разгрому армии, обворовыванию народа, преданию интересов России. Но посмотрите, стоило только Ельцину наградить спикера Думы Селезнева орденом и приехать в Думу для совершения этого обряда, как тут же начали демонстрировать исторический акт «согласия» между властью и оппозицией. О-ох, неистребимо номенклатурное холуйство бежать к ноге хозяина по первому его зову! А какой уникальный был случай публично «выпороть» президента за развал страны! Отказаться от ордена, обвинить в сговоре с Западом, потребовать прекращения развала страны и так далее! А сколько крику было прежде: президент игнорирует Думу, не хочет появляться в ней, потребовать его отчета в ней по поводу… И так далее! Но вот президент пришел. И что? А ничего! «Заяц» обомлел от страха. Вчера за глаза обзывали главарем, сегодня бросились с ним обниматься. И кто виноват в этих «диалектических кульбитах»? Учитель? Да посмел бы этот учитель во времена премьерства Косыгина или раннего Рыжкова учить учащихся задумываться, почему «слуги народа» ездят в бронированных машинах, а «его величество рабочий класс» – в общественном транспорте, или хотя бы поднять вопрос о спецпривилегиях, как такого учителя выгнали бы как «клевещущего на советскую действительность»! И ладно, если бы этим все для него и ограничилось. Так что не надо лукавить, нести наивный бред, не совсем понятный из уст маститого писателя, о великом грехе советского учителя за черный день современной России.

Преподавательский состав был подчиненной, исполнительной частью идеологической системы, направляемой и возглавляемой верхушкой КПСС, и малейшие идеологические отклонения этой части были практически нереальны. Сам-то Есин позволял себе в то время «выпадать» из этой системы? То-то и оно. Если бы выпадал, то был бы известен не менее Сахарова, Буковского, Амальрика. Это сейчас он осмелел и обрушивает столь грозные филиппики. А в то время – «сидел в обойме» и не дергался. Нет смысла гадать, что подвигло автора «Имитатора» обрушить столь тяжкие обвинения на советское учительство, в целом преподавательский состав бывшего Союза. Важно остановиться на объективной стороне этого обвинения, его временном факторе.

Сегодня месяцами бунтующее голодное учительство является форпостом, авангардом в борьбе с режимом Ельцина. Объективно бунтующее учительство выражает протест всего обворованного народа России против воровской власти, против унизительных условий существования. И бросать камень в такое время в бунтующее учительство – это бросать камень в доведенный до отчаяния народ, подставлять костыли прогнившему, опухшему от обжорства режиму. А это уже отражение общественной позиции господина Есина-писателя.

Ударить голодного учителя легко. Особенно с высот административной власти. Литературной или губернаторской – безразлично. Один бьет морально, другой, как, например, пламенный борец за Уральскую республику Россель – материально, до сих пор месяцами не выплачивая преподавателям школ, ПТУ зарплату. Одному не нравится «формальный» учитель вчерашнего дня, другому – бунтующий учитель дня сегодняшнего.

Бунтующий голодный учитель – это показатель политической, экономической и нравственной несостоятельности режима. В любом обществе учительское сословие – наиболее консервативное. И массовый бунт отчаявшегося «консерватора» – это приговор системе. Не отсюда ли стремление власть предержащих и их холуев всячески дискредитировать учителя-бунтовщика, свалить все беды сегодняшнего дня на него?

В советские времена культовой фигурой общества был писатель, чей престиж был выше любого другого представителя свободной профессии – актера, певца, композитора и так далее. Все знали Горького, Шолохова, Твардовского и других. И в тяжелые, трагические для судеб народа, страны времена логично было мысленное обращение людей к этим знаковым фигурам общества: «А где наш имярек? Что говорит? Почему молчит?» Ибо писатель, особенно известный, всегда мыслился эталоном моральной честности, заступником униженных и оскорбленных, современным Данко, трибуном, не позволявшим обществу впасть в дрему, зовущим его к активному противодействию его врагам. И вдруг это место писателя-Данко, писателя-трибуна перешло к учителю.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Поделиться ссылкой на выделенное