Рудольф Артемьевский.

Падение



скачать книгу бесплатно

– Пачку «Мальборо», капучино и свежий номер газеты, пожалуйста, – я дрожащей рукой протянул кассиру деньги, – сдачи не нужно. Оставь себе.

– Что вы, – запротестовал он, – у нас так не положено.

– Наплевать, – ответил я, – просто сделай, пожалуйста, всё побыстрее, а то я очень тороплюсь.

– Конечно-конечно, – засуетился продавец, – вы не будете заправляться?

– Нет. Не буду. Только то, что я попросил.

Пока парень крутился возле кофейного автомата, я открыл последний выпуск «Таймса» и прочитал заглавие:

«Супружеская пара подозревается в поджоге».

Очень интересно.

Я продолжил читать статью:

«Власти расследуют причину пожара, возникшего прошлой ночью на улице Хелен Роад. Пожарники нашли на месте происшествия сгоревшие тела, но, как выяснилось после, многие из этих людей были мертвы ещё до возгорания. В поджоге подозревают двух жильцов дома Джо и Айви Д., которые пропали без вести. По словам соседки Сьюзен Э., которая является единственной выжившей после пожара, именно эти люди напали на неё и оглушили, но, к счастью, она не получила никаких травм, так что от медицинской помощи потерпевшая отказалась. Напомним, что полиция ищет этих людей со всеми прилагаемыми усилиями, но в данный момент местонахождение подозреваемых остаётся неизвестным».

Дочитав, я искоса посмотрел на продавца. Тот всё ещё был занят приготовлением моего кофе. Чёрт! Почему же так долго?!

Полагаю, мне следует представиться. Меня зовут Джо Дейвис, мне тридцать два года, и это меня обвиняют в поджоге.

Если честно, то я не совсем понимаю, с чего бы лучше начать свою историю. Возможно, с того, что мы с женой отправились в отпуск подальше от дома. Это было нам необходимо. В последнее время наши отношения стали хуже некуда. Мы не жили. Мы существовали. Все наши разговоры ограничивались лишь парой фраз за день за совместным приёмом ужина. А так… мы зачастую находились в разных комнатах, где каждый был занят исключительно своим делом. Иногда мы занимались сексом. Но это было похоже больше на обязательство, нежели на страсть и желание насладиться друг другом. Каждый стремился удовлетворить только собственную потребность, и никого абсолютно не волновало, насколько хорошо в этот момент ощущает себя партнёр. Конечно, помимо всего этого, я заботился о ней, когда ей было плохо, и сам знал, что она никогда меня не оставит, если нужна мне, но это всё равно было уже не то.

В общем, мы решили, что смена обстановки нам не повредит. Кто знает, возможно, это поможет склеить ту трещину в нашем браке, которая разрасталась с каждым днём всё сильнее.

Мы выехали в полдень. Нет, не по той причине, что никто из нас не любил рано вставать, просто проклятый ливень, который начался ещё ночью, всё никак не хотел заканчиваться, и единственным разумным решением было подождать, пока хоть немного распогодится… Не распогодилось… Но ехать было нужно, потому что в отель, который мы забронировали на берегу Мексиканского залива, можно было въехать не позднее сегодняшнего вечера, иначе бронь попросту снимут.

Опять же на сборы нам тоже потребовалось некоторое время, потому что вчера нам было, мягко говоря, не до этого. Айви снова весь день тошнило, и она говорила ужасные вещи, а после теряла сознание, затем приходила в себя и, как обычно, ничего не помнила. Весь этот ад длится уже очень давно. Настолько давно, что я потерял счёт времени.

Мы погрузили наши вещи в машину и отправились в путь. Сейчас вспоминаю, насколько долгой тогда была эта поездка. Мы ехали в полном молчании, в сопровождении песен группы «Роксете». Капли дождя насмешливо стучали о лобовое стекло машины. Хорошо хоть, трасса была практически пустой. Изредка попадались такие же отчаянные, вроде нас, которые рискнули выбраться из своих домов в такую погоду, чтобы завершить неотложные дела и решить срочно возникшие вопросы.

Спустя пару часов езды я всё-таки не выдержал:

– Если хочешь, мы ещё можем вернуться назад, пока уехали не так далеко.

Айви ничего на это не ответила. Вместо этого, она молча достала из сумки «Эссе» с ментолом и клацнула зажигалкой.

– Айви! Я вообще-то к тебе обращаюсь.

«Клац!» – со второго раза ей-таки удалось подкурить. Затем она слегка приоткрыла окно и продолжила меня игнорировать, всматриваясь куда-то сквозь капли дождя.

– Айви! Ты слышишь меня?

Ответом послужило всё то же безразличное молчание и едкий запах сигаретного дыма.

– Что ж, молодец. Правильно. Знаешь, Айви, ты выбрала отличную тактику. Зачем что-то говорить, зачем общаться, когда можно просто сидеть, курить и молчать…

Снова молчание… Что ж, меня это тоже уже порядком достало. Я психанул и до конца утопил педаль газа в пол:

– Хорошо, сиди и молчи дальше! Сиди, кури и просто молчи! Просто, блядь, молчи! Ведь у тебя это так охренительно получается!

Машина мчалась, словно ветер, рискуя собрать на капоте всё, что в тот момент случайным образом могло оказаться на дороге. Я сделал музыку погромче и больше не проронил ни слова.

Вот так, в полном молчании, и проходил весь дальнейший путь. А дождь всё не затихал…

* * *

Отель «Тихая Гавань» представлял собой подобие огромного пятиэтажного особняка, сделанного в готическом стиле. Внешне он даже чем-то напоминал замок Бран, в котором некогда обитал небезызвестный Дракула. Огромные металлические ворота с ужасными летучими мышами и сидящими на постаментах горгульями. Пики башен с узкими окнами устремлялись высоко вверх, пронзая небо. При вечерней грозе отель выглядел особенно мрачно, являя собой грозный, но очень красивый вид. Извините, но у меня свои понятия о красоте.

Когда мы вошли, администраторша отеля сидела в кожаном кресле и читала какую-то книгу.

Шумно тикали огромные напольные часы.

На стене возле ресепшена висела чёрная картина с нарисованными на ней детскими гримасами. При взгляде на эти счастливые улыбки по коже пробегал мороз. Белые лица на чёрном полотне. Работа художника выглядела не просто странно, она пугала. Думаю, что если подолгу смотреть на неё в полной темноте, то можно попросту ошизеть от страха.

Иногда по вестибюлю прогуливались люди. Какая-то дамочка прошла мимо нас с коляской, в которой шумно орали двое молокососов.

Правила отеля позволяли заселяться отдыхающим только до шести вечера – мы успели. Администраторша, кстати говоря, это была девушка лет двадцати пяти, с красивым лицом и собранными в хвост волосами, одетая строго по-деловому, встала, отложила книгу и внимательно осмотрела нас. Затем, улыбнувшись, поприветствовала:

– Здравствуйте! Чем могу вам помочь?

– Здравствуйте! Всё дело в том, что мы с моей женой забронировали номер в вашем отеле и должны были сегодня въехать.

Девушка снова улыбнулась и, подмигнув мне, сказала:

– Так! Давайте посмотрим. На чьё имя была регистрация?

– Джо Дейвис.

– Да, всё верно! На вас был забронирован одноместный номер в нашем отеле.

– Одноместный? – недоумевая спросил я. – Я же говорил по телефону, что буду со своей женой! Следовательно, номер должен быть для двоих!

– По тем данным, что я вижу, – номер был заказан только на одного человека.

– Слушайте, но это бред какой-то! Не может быть такого!

– Мистер Дейвис, я не исключаю того, что могла произойти какая-то глупая ошибка.

– Скорее всего! Я не собираюсь проводить свой отпуск отдельно от жены! Давайте придумаем что-нибудь! Если это необходимо, то я готов доплатить, лишь бы разобраться с этим идиотизмом побыстрее!

– Давайте посмотрим, что я могу сделать.

Девушка, всё так же мило улыбаясь, открыла журнал посетителей. Она что-то сверяла некоторое время, а потом, деловито хмыкнув, сказала:

– Да! Вам повезло! Остался последний двухместный номер.

– Это просто отличная новость!

– Но…

– Что но? Какие-то проблемы?

– Нет, мистер Дейвис. Возможно, это и в самом деле, наша оплошность, – девушка немного помолчала, затем добавила, – в номере две одноместные кровати.

– Это не совсем то, на что я рассчитывал, но думаю, что мы с этим справимся. Спасибо вам хотя бы за это!

– Что вы! Прекратите! Забота о наших постояльцах – это моя работа.

– Джо…

Я посмотрел на Айви. Впервые за столь долгое время моя жена сказала хоть что-то.

Она смотрела сквозь меня, но куда – не совсем понятно. Глаза были такими пустыми, что не отражали абсолютно ничего. Убедившись, что я её слушаю, Айви продолжила:

– Джо, она лгунья.

– Айви, что ты такое говоришь? – спросил я.

Моя жена усмехнулась, затем подняла указательный палец и, направив его в сторону администраторши, принялась орать, как ненормальная:

– Лгунья! Ты грязная лгунья!

– Простите, почему вы меня оскорбляете? – поинтересовалась девушка.

– Айви! – теперь уже я сорвался на крик. Мне становилось неловко от сложившейся ситуации. Возможно, я даже покраснел.

– Она же грёбаная лгунья, Джо! Ты посмотри на её руки! Неужели ты не видишь?! Да у неё кровь под ногтями!

Нет, ну это уже ни в какие ворота не лезет. Бедная девушка недоумевающе переводила взгляд с меня на Айви и снова на меня, а я… Я был готов провалиться со стыда под землю. Исчезнуть, сгореть синим пламенем, лишь бы не присутствовать при всём при этом. Айви часто говорила очень много странного и непонятного, и всегда после её слов мне доставались осуждающие взгляды со стороны, но настолько стыдно мне не было никогда.

– Айви, успокойся! Замолчи сию же секунду!

Айви тяжело вздохнула и отвернулась. Её сопение разносилось громким эхом по вестибюлю. Хорошо, что в этот момент нас не видели другие постояльцы.

– Простите, пожалуйста, мою жену. Ей малость… нездоровится…

– Ой, перестаньте! Я и не такое выслушиваю по сто раз на день.

Девушка снова улыбнулась и, ткнув меня локтем, продолжила почти шёпотом:

– У нас, кстати говоря, остановился очень хороший доктор. Вдруг эта информация будет вам полезна.

– Что за доктор? – поинтересовался я.

– Какой-то немец. Он очень часто гостит в нашем отеле. Мы называем его доктор Зи. Не знаю, в какой конкретно области он специализируется, но довольно толковый и, возможно, сможет вам посоветовать что-то.

– Спасибо, но думаю, что хороший отдых – это всё, что нам нужно.

– Хорошо. Тогда я распоряжусь, чтобы ваши вещи отнесли к вам в номер. Парковка для машин у нас прямо за отелем. Если хотите, то можете сходить в столовую. Ужин только начался. Я скажу, чтобы вас покормили, но завтрак у нас в восемь утра, и убедительная просьба не опаздывать. А пока пойдемте, я покажу вам ваш номер.

* * *

– Спасибо тебе большое за то, что выставила меня полным идиотом перед этой девушкой, Айви!

Она не ответила. Только лишь продолжала стоять, молча вглядываясь в окно.

– Надеюсь, теперь ты счастлива?! Теперь мы можем продолжить наш отдых спокойно, без всяких неожиданных сцен?!

Номер, который нам предоставили, не выделялся особыми излишествами. Две кровати, две тумбочки с парой светильников, стол и дубовый шкаф для верхней одежды. На стене висел портрет Девы Марии, который укоризненно взирал на нашу с женой перебранку.

Не понятно почему, на меня навалилась жуткая усталость. Такое разбитое состояние, как будто тебя весь день промурыжили на адской жаре, заставляя копать траншеи для строительства чего-то грандиозного, а потом по приказу высокопоставленного дяди зарывать всё это обратно. Я присел на кровать, зевнул и продолжил:

– Первое мнение о нас сложилось уж не очень-то приятное. А я просил тебя! Умолял! Айви, давай, пожалуйста, так, чтобы люди не думали о нас, как о парочке кретинов! Разве я многого просил?! Я всего лишь хотел сделать так, чтобы этот отпуск стал запоминающимся для нас обоих! И прекрати уже молчать! Твоё молчание раздражает! Будь так любезна, снизойди до ответа!

Она обернулась и посмотрела на меня. Я никогда не забуду этот взгляд. Взгляд холодный, полный презрения взгляд. Взгляд, в котором одновременно отражались боль, ненависть, страх, разочарование.

Очередная вспышка молнии осветила комнату.

Айви оскалилась, и от этого оскала душа резко упала в пятки. Мне сразу стало не по себе. Я почувствовал, как повеяло холодом, и чёрной тенью над нами нависло ощутимое предчувствие тревоги. Предчувствие чего-то не совсем хорошего, чего-то очень близкого к неминуемой катастрофе.

– Дьявол прошёл здесь, – медленно, чётко выговаривая каждое слово, произнесла она.

– П-прости, что? Какой ещё Дьявол?

– Только не говори, что не почувствовал присутствие зла, Джо! – ухмыляясь, сказала моя жена.

– Какого зла, Айви? Что ты болтаешь?! Да в этом месте даже крысы не водятся! – я попытался успокоить её.

– Крысы, – задумчиво протянула она, – крысы боятся, Джо… Крысы бегут, лишь почувствовав присутствие зла… Неужели ты не видишь? Это место буквально пропитано этим злом. Разве ты не слышишь посторонние голоса в твоей голове и не видишь ту опасность, что находится рядом с тобой? Почему ты не хочешь всего этого замечать? Ответь мне, Джо… пожалуйста, ответь…

Я не знал, что ей на это ответить. Я тупо уставился в потолок, пытаясь там найти хоть какую-нибудь подсказку.

– Айви, послушай… – начал было я, но она перебила, не дав мне закончить.

Моя жена рухнула на колени и, впав в совершенно неуправляемую истерику, принялась кричать:

– Нет! Оставьте его в покое! Не трогайте его!

Я вскочил на ноги и пулей бросился к ней. Айви схватила себя за волосы и, продолжая кричать, вырывала один клок за другим.

– Айви! Хватит! Прекрати! Сейчас же!

Она прекратила. Просто так, взяла и прекратила, не задавая никаких вопросов. Затем подняла голову вверх, посмотрела на меня и… заплакала…

Я обнял её за плечи и помог подняться на ноги. Айви разрыдалась ещё сильнее. Она казалась такой маленькой и беззащитной, как тогда, когда мы впервые встретились. Мне захотелось её спрятать от всего мира. Уберечь от любого зла, которое захотят ей причинить.

Конечно, у неё и раньше бывали срывы. Это был далеко не первый случай, так что он особо меня не напугал. Я уже к этому привык, но просто так хотелось, чтобы это всё закончилось.

– Ну же, детка, не плачь. Прошу тебя, не надо. Всё будет хорошо. Я с тобой. Я тебя не брошу.

– Джо… ты не понимаешь… не хочешь понимать. Они хотят убить тебя…

– Кто хочет? Не волнуйся, родная, – я попытался её успокоить, – никто меня не убьёт, обещаю. Поэтому я хочу, чтобы ты перестала об этом думать.

– А я хочу, чтобы тебе не причинили боль!

На мгновение она задумалась, затем продолжила, переходя на шёпот:

– Да, они никогда её тебе не причинят. Они не посмеют. Я не позволю…

– Айви, ты просто устала, и тебе нужно отдохнуть. Давай мы сходим на ужин, а потом ляжем спать. Утром мы обязательно навестим того доктора, про которого нам говорили. Может, он сумеет нам помочь.

– Обещаешь?

– Обещаю!

Я прижал к себе жену и погладил её по голове.

– Джо? За что ты меня любишь? – спросила она.

– За что люблю? Да за то, что ни одной минуты своей жизни я не могу провести без тебя. За то, что делаешь меня сильнее. За то, что ты у меня самая красивая.

Она довольно хихикнула.

– Я серьёзно. Ты настолько красива, что умудряешься выглядеть соблазнительно даже в моей старой футболке с «Нирваной». А ещё я люблю тебя за то, что мне нравится разговаривать с тобой, Айви…

– Разговаривать? Джо… когда мы общались нормально в последний раз? – спросила она.

– Давно.

Айви чуть отклонилась, посмотрела мне в глаза и улыбнулась. Грустно так улыбнулась, как улыбаются люди, понимающие, что дальше ничего не будет.

– Вот именно. Давно. Я видела, насколько хорошо ты общался с той девушкой в вестибюле. О-о-о-о! Ты так откровенно пожирал её взглядом. Да, и это было взаимно. Думаю, что, не будь я рядом, она накинулась бы на тебя. Кстати, странно, что ты не уточнил, как её зовут.

– Айви. Мне это не нужно. Я всего лишь…

– Джо, – резко обрубила она, – зачем это всё?! Зачем этот совместный отпуск, этот номер в отеле?! Зачем?! Ты взгляни! У нас даже кровати разные! Лучше скажи, что это конец! Не мучай ты ни себя, ни меня! Скажи, что между нами всё кончено, и я уйду! Уйду и начну жить своей жизнью, а ты своей… как раньше…

– Не скажу, потому что я люблю тебя, Айви! А кровати я тебе предлагал сдвинуть, – сказал я и снова попытался её обнять, – проблема в том, что ты этого не захотела.

– Дело не в кроватях, Джо, – она оттолкнула меня, – дело в том, что ты не понимаешь, насколько эгоистично себя ведёшь! Просто скажи мне уже это грёбаное «ТЫ МНЕ БОЛЬШЕ НЕ НУЖНА!», и всё!

– Нет, Айви, – сказал я.

– Хорошо. Значит, давай ещё раз поиграем перед всеми в счастливую семейную пару, ведь этот раз может оказаться для нас последним.

– Айви…

– Да, Джо?

– Заткнись, пожалуйста, и просто поцелуй меня.

Она поцеловала.

* * *

Я не могу сказать ничего отдельного по поводу столовой. Всё было сделано довольно просто и очень уютно, но вряд ли она могла являться гордостью безымянного архитектора.

Круглые столы с белыми скатертями, расставленные по принципу банкетных мероприятий, просто отлично вписывались в интерьер помещения, весьма удачно заполняя собой всё свободное пространство. Официанты в нарядных костюмах носились туда-сюда с подносами. В дальнем углу стены горел камин. Больше ничего такого, что заслуживало бы особого упоминания, в этой столовой не было. Только разве что свечи. Да, свечей здесь действительно хватало с избытком. Они были везде. На столах, на стенах и даже на потолке висела огромная двухсотсвечовая люстра.

Людей было не очень много, и мы сели за ближайший свободный столик у окна по соседству с солидным джентльменом, листающим какой-то журнал. Что ж, здесь не обошлось и без уже знакомой нам администраторши. Мой взгляд остановился на ней.

Она заметила нас и помахала нам рукой. Я улыбнулся и кивнул ей в ответ.

– Извините, но это мой столик, – сказал хриплый мужской голос за моей спиной.

Я обернулся.

Рядом стоял человек, одетый в серый костюм-тройку. Он был худой и очень высокий. Хорошо ухоженная борода компенсировала недостаток волос у него на голове. В его правом глазу красовался монокль с золотистой цепочкой. С одной стороны, это смотрелось очень забавно, но с другой – придавало его владельцу значимости.

– Прошу прощения! Мы не знали, что каждый стол закреплён за определёнными постояльцами. Нас об этом никто не предупреждал.

Я начал было подниматься, но незнакомец меня остановил:

– Нет, что вы?! Что вы?! Сидите! Не вздумайте вставать, – в его голосе очень отчётливо выделялся немецкий акцент, – все свободные столы полностью в вашем распоряжении, и нет никаких правил, запрещающих садиться за любой из столов. Просто все постояльцы знают о том, что мы по вечерам здесь ужинаем со старушкой Лори. На этом месте приятнее всего любоваться вечерним закатом. Поэтому никто не садится сюда, кроме нас с Лори, но она, как вижу, не пришла, так что будьте так любезны, составьте мне компанию за сегодняшним ужином.

– С превеликим удовольствием! – сказал я, обмениваясь с ним рукопожатиями. – Меня зовут Джо Дейвис, а это моя супруга Айви.

– Айви! Что за чудное создание! Позвольте вашу руку?

– Здравствуйте! Рада знакомству! – она протянула ему руку, и немец слегка коснулся её губами.

Айви хихикнула.

– А как зовут вас? – спросил я.

– Моё имя очень сложно выговорить, поэтому называйте меня просто доктор Зи.

– Доктор Зи? Так это вы?!

– Да, конечно! Вы, что, слышали обо мне?

– Нам о вас рассказывала девушка-администратор перед тем, как мы заселялись. Она сказала, что вас здесь очень хорошо знают и ценят.

– Ах, да! Очень милая девушка. Всегда улыбается и знает по именам всех постояльцев.

– А эта Лори, она ваша супруга? – поинтересовался я.

– Лори? Нет, что вы?! Она пожилая одинокая женщина, у которой очень тяжёлая судьба. А я именно тот, кто сможет её понять и поговорить с ней, – ответил доктор.

Приятный человек. В своё время о немцах мне рассказывали немало плохого, но, похоже, что доктор этим россказням не соответствовал.

– Я так понимаю, вы частый гость в этом отеле? – спросил я, прежде чем отправить кусочек куриной отбивной в рот.

Мясо оказалось невероятно нежным и очень вкусно приготовленным, за что огромное спасибо поварам. В качестве напитков подавали ароматный компот из сухофруктов, а за отдельную плату можно было раскрутить официанта на бутылку-другую красного вина, чем, собственно говоря, доктор не преминул воспользоваться, жестом подманив к себе парня с юношескими усиками и сунув купюру в нагрудный карман его рубашки.

– Я очень часто здесь бываю. В основном, приезжаю сюда для того, чтобы работать. Мне нравится писать свои научные статьи исключительно на отдыхе.

– А чем конкретно вы занимаетесь?

– Нейропсихология, – ответил доктор.

– Серьёзно? То есть вы копаетесь в человеческом мозгу и наблюдаете за тем, как он потом себя ведёт? – спросил я.

– В общем, можно сказать и так, но на самом деле нейропсихология охватывает гораздо больше различных аспектов, но об этом можно рассказывать очень много. А что вас привело в эту тихую гавань?

Я искоса глянул на Айви. Она была занята тем, что ковыряла вилкой в своей тарелке. Ей уже явно было не до нас. Её мысли летали где-то далеко, поэтому я смело сказал:

– У нас с женой начались некоторые проблемы в жизни, и мы решили съездить отдохнуть вместе. Этот отель показался нам наиболее подходящим, если бы не несколько недоразумений, возникших при заселении. Но они вполне терпимы, и мы их решили. В целом, я хочу сказать, что отель…

– Такой отстой.

Я повернул голову.

Слева от нашего столика стоял незнакомый человек в чёрном смокинге с крайне неприятными чертами лица и ещё более неприятной ухмылкой. На его левой руке красовались золотые «Ролексы», модельная стрижка тоже говорила о работе далеко не дешёвого стилиста. В придачу ко всему, излишество парфюма, которым разило от него, убивало наповал. Его было не просто много – казалось, что этот запах витал повсюду. Глядя на хорошо ухоженное лицо, сложно было сказать наверняка, сколько ему лет, но я бы дал от тридцати до тридцати пяти. Только что-то отталкивало в этом типе, в нём чувствовалось что-то такое неприятное, скользкое, именно то самое, что вызывало эмоции вроде отвращения. Честное слово…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2