Рубен Тер-Абрамян.

Рассказы, мысли и стихи



скачать книгу бесплатно

© Рубен Тер-Абрамян, 2017


ISBN 978-5-4485-7658-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Рассказы и мысли

Найденная Жизнь

Властелюб Вещеструков испытывал своеобразное дежавю, повторяющееся у него почти каждый день. Он вновь шел по коридору, с важным видом надутого индюка, и изредка, так же важно кивал головой своим подчиненным. Он как всегда зашел в свой просторный кабинет, не забывая, вместо приветствия, кинуть свое привычное «Оля, кофе!», и плюхнулся в свое большое и комфортабельное кресло, одновременно нажав на кнопку включения своего ноутбука.


Он уставился на включенный экран, но вместо привычного изображения десктопа, он увидел на мониторе себя. Изображение можно было бы принять за зеркало, или за изображение с включенной камеры, но оно вело себя совсем в непривычной для Вещеструкова манере. Оно покривлялось, показало ему язык, а потом развернуло со своей, зеркальной стороны ноутбук и уселось на стол, со скрещенными ногами, смотря на Властелюба с насмешкой в глазах и с широкой улыбкой с оттенком презрительности.

– Допрыгался? – усмехаясь, спросило Вещеструкова изображение.


Властелюб в ужасе стал тереть свои глаза, словно пытаясь пробудится от кошмара.

В этот момент вошла секретарша, несущая заказанный им кофе, и он встрепенувшись, вновь принял свой привычный всем надменно-важный вид. А для пущей убедительности, сделал вид, что изучает какие-то важные документы. Украдкой смотря на экран ноутбука, истошно надеясь, что его глюк исчезнет.


Но изображение и не думало исчезать. Вещеструков, с еще большим удивлением, увидел, что и к этому ненавистному ему глюку тоже зашла секретарша с кофе. Властелюбу было очень сложно сохранять маску надменности, и он с плохо скрываемым ужасом смотрел то на экран, то на секретаршу, словно пытаясь найти то, чему он может дать разумное объяснение.


– Аааа! – захохотало изображение – так тебе нужны более веские подтверждения?!

Оно вскочило со стола, подхватило секретаршу, и закружило с ней в страстном танго, держа при этом чашку с кофе на голове.

Вещеструков перевел свой взгляд с экрана на свой кабинет, и увидел, как секретарша закрывает за собой дверь, а кофе стоит на его столе на привычном месте, в привычной чашке и с привычным запахом.

Изображение же, тем временем, завершило свой экспрессивный танец страстным поцелуем. Затем, проскакав на одной ноге и с галстуком в зубах до стола, схватило договор, на заключение которого Вещеструков потратил последние полгода, и которым всеважностно гордился, свернуло его конусом, зажав снизу, и, с реверансом влило в этот бумажный кубок кофе из чашки, ловким движением снятое с головы.


Ну, что теперь?! – театральным голосом, спросило оно Властелюба, протягивая ему бумажный кубок с кофе. Вещеструков с ужасом увидел, что договор, лежащий на столе с его стороны, покрылся большими и темными пятнами от кофе.

Он от ужаса не мог сдвинутся с места.

Изображение, несколько мгновений, внимательно рассматривало Властелюба, а за тем весело расхохоталось.

– Ладно, не парься, сейчас все объясню!

Оно вскочило, сунуло кубок в руки секретарше, и закружив ее, выпроводило за дверь.


– Ну, что, теперь поговорим?! – с улыбкой спросило оно, вернувшись к монитору.

Властелюб продолжал сидеть как вкопанный.


– Да не бойся ты так! – захохотало изображение – Ты пока еще не сошел с ума, хотя и жаль…


– Ты мой глюк – выдавил из себя Вещеструков – я не разговариваю с глюками.


– А может ты мой? – закривлялось изображение – Такое тебе не приходило в голову?


– Ты….ты еще и отвечаешь мне?!!! Я…я точно сошел с ума!!!


– Да расслабься ты – доброжелательно улыбнулось оно.


Вещеструков, растерянно, с застывшей маской ужаса на лице, смотрел на изображение.


– Ты сам довел все до этого состояния – продолжало оно – Ты мне позволил быть вместо себя! Вот ты говоришь, что я твой глюк, но как я могу быть глюком того, кого нет?


– Что….что значит нет?! – раздраженно, с явно выраженным ужасом в голосе и на лице, пробормотал он в ответ.


– То и значит! – засмеялось изображение, строя при этом надменную рожу и жуя сигары Вещеструкова как огурцы – Вот скажи, ты живешь?


– Конечно! – неуверенно воскликнул он.


– Да ты что! Даже мне стало скучно от твоего ежедневного мышиного копошения! – расхохоталось изображение – Вот скажи, из чего состоит твой день?! Из привычных, стандартных, тщательно заученных событий, движений и действий, которые, в общем то мои действия, хотя мне очень надоело контролировать тебя таким образом!


– Ты….ты о чем?! – испуганно пробормотал Властелюб.


– О том! – презрительно улыбнулось оно, затем, вскочив на стол и забив на нем чечетку, прокричало:

– Я гораздо живее тебя, и реальнее, значит скорее ты мой глюк, а не я твой!


– Ах, вот как! – рассердился Вещеструков – вот я сейчас выключу ноут, и ты пропадешь!


С этими словами, он судорожно выключил ноутбук, но изображение и не собиралось пропадать, продолжая хохотать во всю глотку. Властелюб судорожно начал крутить ноутбук в руках, вытащил батарею, но изображение не пропадало. В сердцах, он захлопнул ноутбук, но изображение, презрительно прищурившись, продолжало смотреть на него с крышки.

Вещеструков, схватил ноутбук, и подбежал к сейфу, и запер его в нем, победоносно смеясь в слух:

– Отсюда ты не вылезешь, сволочь!


– Ты думаешь, что так легко можешь избавится от меня?! – закривлялось изображение, отобразившись теперь на сейфе.


– Я не слышу и не вижу тебя – завизжал Властелюб – отвернувшись от сейфа и зажав руками уши.


– А вот и я! – радостно запрыгало перед ним изображение, отображаясь теперь на окне – Ты до сих пор ничего не понял?


Вещеструков схватил тяжелые щипцы, которыми он обрезал свои специально заказанные сигары, придающие ему, как ему казалось еще более значимый вид, и со всей силой запустил ими в изображение.

Окно с грохотом разбилось, но изображение, как ни в чем не бывало, продолжая кривляться, теперь уже отображаясь само по себе.

– Так ты еще кидаешься в меня моими же щипцами – изобразило злость оно, затем расхохотавшись над недоумением Вещеструкова от его слов.


В кабинет забежала секретарша. Властелюб, хотел было уже принять свой привычный, важный вид, но не успел.

– Ну, хорошо, я покажу тебе больше – угрожающим голосом произнесло изображение, и сделав резкий прыжок, заскочило в тело Вещеструкова.

Затем, двигая телом Властелюба, подбежало к секретарше, подхватило ее на руки, и подбежало к разбитому окну.

– Давай убежим с тобой отсюда, прямо по стене – радостно-заговорщически, сказало оно голосовыми связками Вещеструкова, секретарше.


Властелюб, с ужасом осознал, что не контролирует ни один из своих органов, в том числе и мозг. Вместо этого, он четко видел, как все действия, вместо него, производит изображение.


Секретарша, опомнившись от шока, взвизгнула, вырвалась из рук, и убежала, захлопнув за собой дверь.


Изображение затряслось хохотом, всем телом Вещеструкова. Затем, сделав шаг из тела, с вызовом встало лицом к нему.


– Ну, что? Допер, что от меня не убежишь?!


Властелюб, словно заново родившись, ощупывал свое тело.


– А скоро, – продолжало издеваться изображение – Я и вовсе заменю тебя! И так, как хочу! Ты уже вообще не представляешь для меня угрозы.


– Ты….ты говорило, что объяснишь…..объясни, что происходит? – пробормотал Вещеструков.


– Хорошо, о Властелюб! Сейчас я поведаю тебе страшную тайну! – громким, театральным голосом, наводящим ужас, ответило оно, затем, взглянув на испуганного Вещеструкова, расхохоталось – Да шучу! Все просто! Ты и так не жил все это время. Вот и пора тебе умереть официально. А я займу твое место. Не беспокойся, я хорошо распоряжусь нашими инструментами.


– Как это не жил! – заорал Вещеструков – А что я, по-твоему, делал?!


– Да ничего не делал! – Уже лет с семи. Ты просто спал, с тех пор, как появился я. Вместо тебя все делал я. Хоть и мне и приходилось выполнять все эти заученные тобой когда-то скучные действия и показывать это унылое восприятие. Мне приходилось это делать, чтобы ты ни о чем не заподозрил. А теперь мне это надоело! Теперь я буду все делать так, как мне по кайфу. Ты все равно не сможешь мне помешать.


– Да пошел ты! – рассердился Вещеструков – Вот он я!


– Ну-ну – засмеялось изображение – ну да, сейчас, ты на мгновение проснулся, но насколько тебя хватит? Меня вот надолго! Ты ведь даже не знаешь кто ты!


– Кто я?! – удивился Вещеструков.


– Ну, ты мне сейчас начнешь гнать пургу о своем имени, профессии, родовой принадлежности, национальности, личности и другой подобной ерунде, которую тебе когда-то навязали, которую ты защищаешь, и с помощью которой я и манипулировал все это время тобой. Все это внушаю тебя я, а ты сам и не имеешь ни малейшего представления о том, кто ты.


Властелюб застыл в молчании. Он сознал, что это, ненавистное ему изображение, право в том, что говорит.


– А теперь – ужасающим голосом продолжило изображение – объясню, что будет дальше. Через три дня, я полностью займу твое место, и у тебя, не будет больше никаких шансов, вернутся. Не бойся, ты и так не присутствовал ни в одном своем движении, просто не замечал этого. А сегодня, увидел только потому, что я сделал что-то непривычное для тебя. Но, скоро ты привыкнешь и к ним, и все забудешь, как и в прошлый раз.


Вещеструков в ужасе закрыл глаза. И с закрытыми глазами изображение стояло перед ним.

– Тут я еще сильнее – заржало оно – не пытайся убежать, теперь, я твоя неизбежность, скоро ты исчезнешь во мне, как глюк.


У Властелюба закружилась голова, он схватился за край стола, полностью ощущая его поверхность своей ладонью, ощущая данное мгновение.


– Эй! – испуганно заорало изображение – Не смей отключаться! Только не сейчас!


Рука Вещеструкова соскользнула со стола, и он упал на пол, потеряв сознание.

Открыв глаза, он ощутил свет, со всех сторон идущий к нему и от него. Кроме света, вокруг не было ничего. Все было переполнено бесконечным счастьем.


– Где я?! – удивленно и искренно задал он в себе вопрос.

– Вот так раз – услышал он без слов, счастливое ощущение в себе – я ведь знаю где я, и…..кто я! Так почему же я не помнил об этом все это время? Что я принимал за себя?!

– Да не важно! Я могу сейчас – ощутил он свою силу.

– Как чудесно – изобразил он лучами света сказочную картину.


Он с удовольствием вздохнул, закрыл глаза, и с улыбкой открыл их вернувшись в тело. Медленно поднявшись, наслаждаясь каждым движением своего мускула, он радостно закричал.

Изображение, поблекнув, с ужасом смотрело на него.

Он ощутил полное спокойствие и радость. Тот, кто всегда говорил в его голове, молчал. Он впервые ощутил, как пользоваться своим разумом.


– Эй! Я так умру! – испуганно завизжало изображение, еще больше поблекнув – Посмотри на меня!


Он спокойно, не теряя себя, посмотрел на него с улыбкой на лице, словно сквозь него.


– Да не так! – заверещало изображение, став почти невидимым – Я не могу без твоей энергии! Среагируй! Дай!


Он продолжал спокойно смотреть, наслаждаясь тем, что упускал почти всегда до этого, данным мгновением, так, что ничего не могло отвлечь его от счастливого настоящего.


Изображение, на последнем дыхании, собрав все свои оставшиеся силы, отобразилось максимально сильно.

– Эй, ты же не сможешь без меня! – истошно заорало оно, пытаясь испугать – Ты потеряешь все, что у тебя есть!


Он лишь улыбнулся в ответ, повернулся к окну, из которого дул свежий ветер, и, наслаждаясь солнечными лучами, запел, от всего сердца. Запел счастьем, струящимся из него, миром, который он когда-то забыл, и который вновь ему открылся.

Он родился!

Лисистрат и Смерть

Лисистрат Алексеевич был не сильно удивлен. Он уже несколько дней ждал ее. Но облик гостьи, был для него, мягко говоря, неожиданным.


Лисистрат никогда не видел подобной красоты. Он был очарован ей, он вожделел ее. Все его конечности онемели. Челюсть задеревенела, а язык, словно медленно плыл в плотном тумане, сдерживающем движения. Лишь его глаза… он не мог отвести взгляд от нее, он пытались впитать образ гостьи, увековечить в себе впечатление от него.


Бесконечно сильное противоречие в самом центре его существа, буквально сковало все его движения.

Он был восхищен ей, очарован, побежден…. Он полюбил ее, сразу же, как только заглянул в ее глаза. Но….это была смерть!


Лисистрат уже несколько дней предчувствовал ее приход. Все его предчувствуют. Но мало кто решается поверить в свое предчувствие и использовать настоящее – происходящее с максимальной пользой. Извлечь из настоящего эссенцию, концентрат жизни.

Лисистрат верил в свои предчувствия, тем более, что они почти всегда сбывались. И в этот раз он тоже поверил. С того дня, он готовился к уходу.

Он примирился с неизбежностью. Он ждал исполнения приговора. Ждал, когда явится страшный монстр, с которым он предпримет попытку сразится. Он ждал старуху с косой, которую он боялся и презирал.


Но смерть не оправдала его ожиданий, она была прекрасна! А коса… она свисала у нее черными тугими прядями до самой попы.

И самое странное, для Лисистрата, заключалось в том, что он не боялся ее. Он влюбился в нее. Он любил все вокруг. Его блаженству не было предела.


Смерти тоже понравился Лисистрат. Это было видно по нежной улыбке на губах, и любви в глазах. Кроме того, она с интересом разглядывала обличие, в котором ему явилась, ей оно явно нравилось.


Наконец, Лисистрат Алексеевич, с трудом, смог из себя выдавить:

– Ты пришла забрать меня?


– Куда? – улыбнулась смерть.


– Ну… не знаю… наверное в рай или ад, куда ты обычно нас забираешь… – прошептал он с благоговейным ужасом.


Смерть залилась веселым смехом.


– Не туда? А куда? – забеспокоился Лисистрат, с удивлением ощущая, что внутри совершенно не боится.


– Мне некуда тебя забирать – улыбнулась смерть в обличии прекрасной девушки.


– Я не понимаю, разве ты не смерть? – удивился Лисистрат.


– Меня называют так, но скорее, я одна из важных сил устройства Вселенной.


– Но… но ты ведь забираешь людей….


– Я никого не забираю. Я только прихожу. И далеко не только к людям.


– Т.е. ты меня не забираешь? Я продолжу жить той же жизнью, которой жил?


– Ну, это уже решать тебе. Выбор за тобой – хитро улыбнулась смерть.


– Как это? Я могу стать бессмертным? – воскликнул Лисистрат.


– Ты от природы бессмертен.


– Как это? Я не буду больше стареть??? Мое тело вечно будет мне служить?


– Твое тело? Оно уже тебе не служит. Я говорила про тебя.


– Что ты имеешь в виду? Что значит, мое тело больше мне не служит???


– Я же пришла к тебе. Оглянись, посмотри назад – ласково ответила смерть.


Лисистрат оглянулся, и увидел….свое тело. Оно лежало на траве. Нет-нет, он не испугался, ему было интересно, смотреть на свое тело со стороны. Он подошел к нему, потрогал его. Ему стало очень странно, что он долгое время считал этот мешок с костями собой.

И тут… тут он интуитивно поднял взгляд к небу. Увиденное его поразило. Он совсем забыл не только о теле, но и о своей прекрасной гостье. Лисистрат с неописуемым восторгом разглядывал нечто, несущее в себе всю красоту мира. Несущее в себе пронзительный волшебный свет, переполняющий счастьем.

Лисистрат опустил глаза, и….обнаружил, что и внизу Оно! Он обернулся, и осознал, что со всех сторон, вокруг него было Это!

Он ощутил, что потерял, где находится «верх и низ», или «право и лево», их просто не существовало. Не было ничего, с помощью чего бы он мог их определить.

Это было чудесно, восхитительно, завораживающе – головокружительно, бесподобно. Он дышал вместе с ним.

Лисистрату захотелось посмотреть, как он теперь выглядит. И… он не нашел ни рук, ни ног, ни головы. Вместо этого, он получил очень четкий ответ, в самом центре своего существа, что Это, и есть Он.


Его это восхитило, но чем-то и испугало, он вспомнил о смерти. И она тотчас же появилась перед ним. Но черты ее уже были не так восхитительны, будто она за этот короткий промежуток чуть-чуть постарела.


– Чего ты испугался? – спросила она улыбаясь, но уже более грозным голосом.


– Что это? Что происходит? – спросил Лисистрат с большим интересом.


– Тебе лучше знать. Ты это Творишь – лукаво улыбнулась она.


– Как это? Что значит я творю?


– Ты сам все это создаешь. Также, как и образ, в котором я тебе явилась. И я и Оно, как зеркало, отражающее тебя.


– Но как? Как это возможно….нет… я чувствую… внутри я полностью верю тому, что ты говоришь… Но….все же… как???


– Все очень просто – ответила смерть, вновь помолодев и став неотразимой – все очень и очень просто… именно этого вы все и боитесь. Всегда творил ты. Все и все, всегда были твоим отражением. Но часто отражали не тебя, а то, что ты принимал за себя.


– Но если так, то ты должна бы была быть ужасной. И мое творение не могло бы быть таким прекрасным – с сомнением произнес Лисистрат – ведь если все мое есть мое отражение, то мое зеркало, тогда, когда я был в теле, всегда было агрессивным, лживым, жестоким….


– Хочешь честно – ласково улыбнулась смерть – тебе просто повезло. Ты ведь, в момент когда я пришла, был в блаженном состоянии. Ты ведь пришел на лоно природы, один, ты был в гармонии с природой. Отразилось состояние, в котором ты пребывал тогда, когда я пришла. Когда ты наслаждался освежающим ветром, шорохом травы и листвы, впитывал живительные лучи солнца, плавно переливался с ручейком, неподалеку… ты был един с природой, в гармонии. Если бы не это, то даже страшно подумать, каким бы было твое зеркало. Если хочешь, ты выиграл в лотерею, с мизерными шансами, если брать тот отрезок времени, который ты был в теле…

Но… и я тебе чуть-чуть помогла. Я медлила подходить к тебе, и выбрала самый удачный момент, как мне кажется.


– Благодарю тебя – с искренней благодарностью в голосе, произнес Лисистрат.


Смерть в ответ лишь улыбнулась, став еще неотразимее.


– Ну а что же дальше? – тихо прошептал Лисистрат, словно нехотя спрашивая об этом.


– Все зависит только от тебя. Будет то, что ты сотворишь – ответила она певуче – я ухожу, но я всегда рядом, если буду тебе нужна – с этими словами, она обняла Лисистрата и растворилась в нем.


Лисистрат долго наблюдал за тем, как она растворяется в нем, он растворяется в ней, как они растворяются во всем.

Он был переполнен счастьем и Любовью.

Он Творил!

Вершина благости

– «Когда ты потеряешь себя, а потом ощутишь тягу найти себя вновь, сделай это там». Эти слова вспоминал пастух, который забрался высоко в горы. Он никогда не забирался так высоко, хотя всегда мечтал об этом. И вот сейчас он стоял на вершине и вспоминал слова своего деда, сказанные ему. Это произошло еще в раннем детстве, незадолго до того, как его дед покинул свое тело. Он четко помнил этот день, и горящие глаза деда, когда он показывал ему на эту Вершину.

С тех пор прошло много лет. Но он все никак не решался осуществить свое восхождение.

Причиной же того, что он, наконец, решился осуществить свою давнюю мечту, было то, что несколько дней назад, он увидел волшебный сон. Сон был об этой вершине, которую он часто наблюдал с пастбища, неподалеку от деревни, куда он обычно приводил свое стадо. Также как и многие другие пастухи из его и соседних деревень.

Он часто, лежа под деревом, играя на дудочке или сидя у огня, мечтал о том, как он когда нибудь поднимется на эту вершину. Что-то внутри, всегда влекло его к ней. Но всегда, он откладывал это на «потом», и это потом никогда не наступало. Все ограничивалось лишь разговорами о ней с другими и его мечтами о ней.

Но, все же, на его счастье, несколько дней назад он увидел этот сон. И нельзя было сказать, что это был сон. Ведь проснувшись, он не мог определить, был ли сон там, или в том, где он проснулся. Его начали терзать сомнения. Может как раз таки это и является сном, просто долгим.

Но, вернемся к его сну. В этом сне, он увидел себя стоящим рядом со своим телом. Он не испугался этого. Он медленно проплыл к окну, и прошел сквозь него. На небе его приветствовало ночное светило, раскрашивающее мир своим приглушенным светом.

Он приподнялся вверх, в воздух, и оглядел деревню, в которой прожил всю свою жизнь.

Деревня выглядела маленьким пятном, на фоне открывшихся ему просторов. Невольно, его взгляд перенесся на вершину, о которой он мечтал долгие годы. Она, сверкала каким то волшебным светом. Что-то внутри него рвалось к ней неимоверно, так, словно путник, через очень долгое время, возвращающийся в родные края. Но, он чувствовал и опасение, которому никак не мог дать объяснение.

Внезапно, он услышал какие то отдаленные звуки, как едва доносящуюся музыку, которую сложно уловить. Которую можно лишь предположительно, по ритму отдельных услышанных звуков, восстановить. Встроить в эту предполагаемую музыку эти отдельно услышанные аккорды. Но даже то немногое, что он слышал, отражалось волной неимоверного счастья, во всем его существе.

Какая то сила, которую он ощутил в районе сердца, словно поток, уверенно понесла его к сияющей вершине. Он ощущал себя плавной волной, потоком, ветром, текуче, плавно и с огромным наслаждением, проделывающим путь, который для него не путь. По мере приближения к вершине, музыка становилась более четкой, он ощущал ее полностью в себе, он становился ей.

Человек продолжал плавно подлетать к вершине. Его переполняло счастье и любовь, которые усиливались, пропорционально его приближению к этому источнику волшебной музыки и света. Но вдруг, в нем возникло чувство, которое часто двигало им обычно. Он ощутил в себе нетерпение. Он заспешил. Заспешил,…и это нетерпение сделало вместо него резкий рывок. Рывок резко и быстро перенес его к вершине. На мгновение, он ощутил себя дома, увиденное и услышанное на вершине, он ощущал в самом себе. Он вмещал в себя всю вселенную, и осознавал благостное осознание единства всего со всем. Он находился в данном мгновении и больше никуда не спешил, он был в гармонии.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

Поделиться ссылкой на выделенное