Розалинда Шторм.

Академия магических близнецов



скачать книгу бесплатно

Поравнявшись с родителями, гном остановился и, сияя от радости, воскликнул:

– Мама, это Дайана!

И столько восторга он излучал, что Альдамир засомневался, а гном ли перед ним.

– Прощайтесь, – прервал сцену голос. – Спустя час после прибытия близнецы перенесутся в академию.

Гнома отмерла и, всплеснув пухлыми руками, прижала гаргулью к своей объемной груди. Девушка дернулась от неожиданности, но спустя несколько секунд уже обнималась с новоявленной родственницей. Вскорости счастливое семейство покинуло двор академии.

Оставшийся народ приободрился и больше не смотрел на просителей как на приговоренных к смерти. Дело пошло веселее.


– Номер сорок восемь.

Альдамир сжал зубы, понимая, что он следующий. Еще немного, и он переступит порог. Но что за ним? Неизвестность.

– Номер сорок девять.

Пора. И пусть ему поможет Предопределение.

Альдамир глубоко вздохнул и пошел вперед. Дверь в никуда приближалась. Исчезли лица присутствующих, стих гул, остался только он и чернота напротив.

– Ваше Высочество, подождите! – пронзительный голос Лиопольдины догнал его на пороге.

Он остановился как вкопанный, развернулся, выхватывая взглядом знакомую фигурку. Леди Дэр ду Милош, подхватив пышные юбки, пробиралась сквозь толпу, если бы не здоровенные охранники, она ни за что не сумела бы преодолеть препятствие.

Выдохнув сквозь зубы, Альдамир бросился навстречу.

– Вы успели, леди, – прошептал он, хватая ее руку. – Я счастлив. Безмерно.

Немного растрепанная, раскрасневшаяся Лиопольдина была великолепна. Ее грудь тяжело вздымалась, яркие глаза блестели.

– Простите, я немного опоздала.

– Ничего страшного.

Лиопольдина улыбнулась и осторожно высвободила ладонь, которую он сжал.

– Вам пора, Ваше Высочество. Идите же, я буду ждать. Ну же!

Подтверждая ее слова, вновь раздался голос:

– Номер сорок девять. Вызываю в последний раз.

Альдамир не сдвинулся с места, продолжая поедать глазами девушку.

– Идите же! – воскликнула она взволнованно. – Быстрее!

Послав ей улыбку, он сорвался, побежал и буквально ввалился в раскрытую дверь.

Вначале темнота оглушила, словно Альдамир прыгнул с высоты в воду. Грудь сдавило, да так сильно, что он не мог дышать, а перед глазами запрыгали цветные пятна. Но стоило начать паниковать, как все неприятные ощущения исчезли, а его буквально выплюнуло куда-то.

Справившись с легким головокружением, Альдамир принялся осматриваться. Оказался он в полутемном прямоугольном зале, освещаемом лишь светом факелов. В центре на высоком постаменте покоилась огромная раскрытая книга. Не свиток, как говорилось в официальных источниках. С одной стороны рядом с ней лежало золотое перо, с другой – чаша с магическим огнем, в которую было помещено лезвие стилета.

– Подойди к книге, – раздался голос, на этот раз другой. Дребезжащий, будто бы старческий.

Альдамир послушно взошел на постамент и взглянул в книгу, но ничего не увидел.

Разворот был девственно чист.

– Впиши свое полное имя, расу и возраст, – приказал невидимка.

Воспользовавшись пером, Альдамир выполнил требование. Не успел положить его на место, как строчки подернулись дымкой и преобразовались в текст.

– Читай Клятву, – голос отдал следующий приказ. – Вслух.

– Я, Альдамир Скай дэ Роушен, мономорф, двадцати полных лет жизни, являясь совершеннолетним представителем своей расы, подтверждаю, что, находясь в здравом уме, по собственному желанию пользуюсь правом призыва магического близнеца…

Он прокашлялся, сглотнул внезапно образовавшийся комок в горле и продолжил:

– Обязуюсь при любом исходе дела хранить тайну Зала Вечной Книги и Зала Призыва. Ни добровольно, ни при пытках не рассказывать об увиденном и услышанном. В случае призыва магического близнеца обещаю пройти обучение в стенах Академии магических близнецов и провести ритуал Слияния. После завершения обучения выбрать один из трех путей и идти по нему до конца жизни.

С каждой прочитанной фразой Альдамир все больше сомневался в правильности выбора, но не мог остановиться. Глаза самостоятельно пробегали от строчки к строчке, рот сам собой произносил слова клятвы.

– В случае нарушения клятвы готов к любому наказанию, предусмотренному правилами, вплоть до смерти. Подтверждаю, что предупрежден о сроке в три месяца на решение спорных моментов путем принудительного чтения и стирания памяти как мне, так и лицу, получившему знание.

– Подтверди клятву каплей крови, – вновь заговорил невидимка.

Рука сама собой потянулась к стилету, пальцы сжались на рукояти. Альдамир чиркнул лезвием по ладони и, дождавшись, когда выступит кровь, приложил ее к бумаге. Книга с шипением впитала жидкость и закрылась, он едва успел отдернуть руку.

– Зал Призыва прямо. И пусть тебе поможет Предопределение, Альдамир Скай дэ Роушен.

Мерзкий скрежет в полупустом зале прозвучал особенно громко. Альдамир сбросил оцепенение, вызванное осознанием смысла только что прочитанного, и взглянул вперед. В ту сторону, откуда доносился неприятный звук. Оказалось, прямо в стене образовалась еще одна дверь, хотя он мог поклясться, что раньше ее здесь не было.

Не дожидаясь нового приглашения, он решительно спустился на пол и направился туда, куда его приглашали. И, больше не раздумывая, переступил порог. Все повторилось в точности так, как с первой дверью. Опять сдавило грудь, закружилась голова, на мгновение Альдамир потерял ощущение собственного тела. Но дискомфорт быстро прошел, правда, оставил после себя слабость.

Зал, куда он попал на этот раз, был похож на предыдущий: те же факелы, развешанные по стенам, полумрак и эхо от его шагов. Вот только вместо постамента с книгой в центре Альдамир увидел четырех существ в разноцветных балахонах, стоявших в вычерченной прямо на полу фигуре. Вписанные в круг четыре равнобедренных треугольника соединялись вершинами, образуя новый знак. Линии едва заметно светились, словно краска, использовавшаяся для их создания, включала в себя фосфор.

– Вставай в центр, – прозвучал новый приказ.

Существа не шевелились, их лица расплывались, отчего Альдамир не мог никого рассмотреть. Вот только он был уверен, голос принадлежал одному из них.

Впрочем, думать ему было некогда. Не мешкая, Скай дэ Роушен встал в нужном месте, прямо в точку, где соприкасались треугольники. Тут же алым цветом вспыхнул внешний круг, отрезая его от фигур в балахонах и двери. Треугольники, напротив, полыхнули белым, ослепляя. Альдамир зажмурился, а когда вновь открыл глаза, не увидел ничего: ни балахонов, ни зала. Он находился в кромешной мгле. Вернулась тревога, но не успела она превратиться в панику, как Альдамир вновь услышал голос:

– Повторяй призыв слово в слово. Любая ошибка сведет все усилия на нет.

Он машинально кивнул и приготовился внимать.

Вначале из темноты полилась незнакомая певучая песня. С каждым словом она набирала силу, становилась мощнее, громче, яростнее. Казалось, невидимый певец вкладывал в нее душу, отдавал всего себя. Но вот она резко оборвалась на высокой ноте, оставив после себя звенящее эхо. Пространство перед глазами вдруг раскрасилось шестью цветами: синим, красным, коричневым, зеленым, белым и черным. Яркие полоски стали двигаться. Зашевелились, задергались, будто змеи. Все быстрее и быстрее, пока не слились в одну сплошную массу.

– За пределом жизни, за пределом смерти, во сне или наяву, какой бы ты ни был, явись.

Запинаясь, Альдамир повторил:

– За пределом жизни, за пределом смерти, во сне или наяву, какой бы ты ни был, явись.

– Шаг за круг, сомнений нет, – продолжал голос. – Тьма вокруг, ей покорись.

– Шаг за круг, сомнений нет. Тьма вокруг, ей покорись…

Строчка за строчкой, он повторял за невидимкой. Слова призыва ввинчивались в голову, навечно запечатлеваясь в памяти, становясь частью его сущности, частью души. Ладони сжимались в кулаки, глаза слезились от напряжения, тело дрожало от мощи магии, проходившей через него. И вскоре Альдамир не говорил, кричал во тьму, не прося, яростно требуя от Предопределения ответа.

– …Предопределению отзовись!

– Предопределению отзовись!

Внезапно из цветной массы вырвался красный жгут. Повинуясь неясному порыву, Альдамир резко выбросил руку вперед, схватил конец и с силой дернул на себя. Жгут натянулся, грозя выскользнуть, но Скай дэ Роушен лишь усилил напор. Пальцы жгло, кожа лопалась, окропляя жгут кровью. Вот только он не отпускал. Четкое понимание того, что от его действий сейчас зависел результат призыва, не давало ему расцепить ладони.

– Крылатая ящерица! – выругался он и из последних сил рванул на себя.

Жгут с треском лопнул, колени подогнулись, Альдамир стал заваливаться назад. Вдруг пронзительный женский крик разрезал темноту, и в мономорфа что-то врезалось, роняя его. Он вывернулся, сбрасывая тяжесть, и вскочил на ноги. Проявился Зал Призыва, фигуры в балахонах. Вернее, незнакомые существа, с удивлением переводившие взгляд с него на кого-то, находившегося рядом, и обратно. Альдамир повернул голову и едва вновь не упал.

На полу зала сидело нечто в белом одеянии. Черные волосы на макушке чуда стояли дыбом, одновременно впереди падали на лоб, закрывая глаза. Смахнув с лица пряди, создание нервно покосилось на него. Скай дэ Роушен моргнул, существо вздрогнуло и взглянуло ему за спину. Затем нелепо приоткрыло рот и выдало на незнакомом языке:

– Ек – мокарек!

И, снова посмотрев на Альдамира, лишилось чувств.

Глава 4

Кто-то не слишком аккуратно похлопывал меня по щекам. Я с детства не любила, когда без спросу прикасались к лицу, потому с чистой совестью и довольно-таки грубо отбросила чужую руку. После этого открыла глаза, увидела нависшего надо мной беловолосого парня и вновь чуть было не опустила веки.

Неужели продолжаю бредить?!

Вначале ожившая картина, бесцеремонно слопавшая меня, потом этот красавчик и дурацкая надпись на стене. Академия магии, ага, как же! Возможно, я что-то не то съела и теперь валяюсь в бреду где-нибудь на полу дома?!

Эх! Так ведь и помереть недолго. Вряд ли меня хватятся скоро. Подозреваю, что Злата-обманщица не захочет проведать свою жертву в ее новом жилище. Дядька Федор только через неделю перезвонит, а больше и некому. Не бугаю же, которому облюбованная мной квартирка досталась. К тому времени, как дедов приятель забеспокоится, мое разлагающееся тело уже можно будет закапывать.

Застонав, я схватилась за голову и с силой сжала ладонями лоб. Как представила, что, вся такая бледная и бездыханная, лежу возле кровати, так по-настоящему дурно сделалось. Глаза сразу же защипало, в груди заныло. Я всхлипнула, перевернулась на бок, поджала колени и заревела.

Ревела хорошо, качественно, в голос, подвывая и причитая, полностью отдаваясь процессу. Такого слезоразлива у меня не было, наверное, со дня смерти деда. Но не успела я выплеснуть накопившиеся эмоции, как была схвачена и поставлена на ноги. Ноги слушались плохо, потому я без зазрения совести обняла того, кто не дал мне всласть попереживать, и продолжила начатое.

– Кто есть ты? – рявкнуло порождение воспаленного разума и нагло отодвинуло меня от себя. Да еще заставило поднять голову и посмотреть в его бесстыжие глаза.

Я моргнула и мгновенно забыла о слезах, увидев, как радужка беловолосого вдруг начала меняться, превращаясь из обычной человеческой в нечто совсем уж странное.

– Кто есть ты?!

Повторил он вопрос и резко встряхнул меня, отчего я едва не прикусила язык.

– Кто-кто, конь в пальто, – ответила нервно и только после этого поняла, что желтоглазик-то вещал на родном, русском.

Нет, точно бред!

Помню, жил у нас в деревне один мужичок, алкоголик. Так он после каждой дозы спиртного беседы с невидимками вел. То с русалками, то с ангелами, то с инопланетянами. Его, правда, в психушку потом забрали, после очередного сеанса связи. Но это я к чему?

Не хочу сходить с ума! Не хочу бредить!!!

В это время красавчик старательно переваривал мой ответ. То ли от природы тугодумом был, или еще какая причина имелась, но я не только успела слезы со щек стереть, но и в себя чуток прийти. Даже глаза скосила, чтобы осмотреться: вдруг чего нового и интересного увижу.

Увидела. Четырех… э… затрудняюсь сказать кого. Но то, что типы в цветных балахонах не были людьми, не вызывало сомнения. Один с лицом, будто вытесанным из камня, так наверняка.

Вот ведь торкнуло меня здорово, как говаривал все тот же небезызвестный алкоголик. Что же было в том салате с грибами, купленном накануне? Мухоморы?!

– Ты есть мужчина?! – вновь воскликнул желтоглазик, напугав меня своим воплем. – Мужчина!

И столько неприкрытой радости было в голосе, что я невольно покосилась на него и тут же с ужасом отскочила подальше. Человек с птичьей головой – это уже слишком!

Он тем временем начал приближаться. Клюв угрожающе раскрылся, но вместо клокотания я вновь услышала вопрос:

– Ты есть мужчина?

Наверное, стоило рухнуть в обморок, но не получилось. Я, не мигая, продолжала пялиться на чудовище. Чудовище приближалось. Оказавшись рядом, оно подняло руку и потянулось к моей груди. Видимо, не дождавшись ответа, решило проверить самостоятельно. Вот этого я выдержать уже не смогла и с криком бросилась за спину каменнолицему. Пусть тот тоже странный, но, по крайней мере, он молчал и не шевелился.

Спустя несколько долгих секунд я выглянула из-за спины, которая, кстати сказать, была не мягче камня, и взглянула на сумасшедшего. Он уже принял нормальный вид. Ну, как нормальный… Существо с белыми как снег волосами и желтыми-желтыми глазами по определению не может относиться к нормальному.

В общем, голову птичью он поменял на человеческую, что, безусловно, радовало.

Тем временем ожила моя спасительная стена, развернулась на сто восемьдесят градусов, взглянула мне в лицо и выдала:

– Какой есть интересный экземпляр, коллеги.

И так многообещающе облизнула длинным узким языком свои тонкие губы, что я судорожно сглотнула и вновь попятилась. Вот только бежать было некуда, подоспели «коллеги» каменнолицего и окружили меня.

Боже, неужели сейчас сожрут?!

Я тихонько заскулила от страха.

Пусть, пусть это будет бред! Согласна! Только заберите меня отсюда! Хоть кто-нибудь!

«Хоть кто-нибудь» не торопился выполнять мое желание. Пришлось спасать себя самостоятельно.

Я круто развернулась и понеслась в сторону, но не успела сделать и пары шагов, как была схвачена и прижата к груди.

– Ты есть мужчина?

Желтоглазик! Ну что же ему неймется. Да женщина я, женщина!

Хотя подождите, а почему он, собственно, интересуется? Возможно, они едят только мужиков?!

О!!! Тогда пусть щупает, где надо. Да я сама футболку скину, лишь бы избежать ужасной участи. Пусть удостоверяются!

– Я женщина! – крикнула прямо в лицо беловолосому и постаралась изобразить приветливую улыбку.

– А почему ты есть конь? Самец кобыла? В пальто? – спросил он.

И смотрел так недоуменно, что я не сумела сдержать смешок. И тут же пожалела. Желтоглазик оскалился, зарычал и опять сменил голову на птичью. Толстый клюв щелкнул прямо возле моего носа, руки, до этого бережно поддерживающие спину, вдруг оказались на шее и принялись душить.

– Деда, помоги! – успела просипеть едва слышно.

Неужели я ошиблась и жрут они женщин? Тогда мне конец!

Когда от нехватки кислорода перед глазами запрыгали мошки, меня соизволили спасти. Неведомая сила вырвала безвольное тельце из лап чудовища и аккуратно усадила на пол. Схватившись за горло, я раскашлялась. Легкие жгло, болела грудь, не говоря уже о пострадавшем месте. Казалось, шея превратилась в один ноющий синяк.

Вдруг мои руки осторожно, но упрямо принялись отодвигать. Вздрогнув от неожиданности, попыталась отстраниться, но не позволили. Один из балахонов удерживал извивающееся тело, второй прикоснулся к шее. Я принялась вырываться с еще большей силой, но внезапно ощутила, что от чужих ладоней пошло тепло. Оно нежно оглаживало кожу, будто бы даже проникало внутрь, но это не главное. В том месте, где пальцы прикасались, боль исчезала. Перестав сопротивляться, дала себя лечить.

Вот это бред! Самый бредовый бред на свете! Я не только вижу и слышу, но и ощущаю все в полной мере. Ух! Если выкарабкаюсь, обязательно расскажу дядьке Федору, пусть вместе со мной посмеется.

Спустя несколько минут бронзовокожий незнакомец закончил лечение и убрал руки с моей шеи. Аккуратно повернув голову туда-сюда, я удостоверилась, что все неприятные ощущения прошли. Блаженная улыбка тут же вползла на лицо.

Замечательно!

Поднявшись, проверила, как действовали руки-ноги. Работали отлично.

– Вы есть хорошо себя чувствовать? – заглянул в глаза бронзовокожий.

– Э-э… да, спасибо, – осторожно ответила я.

– Вы говорить с нами, отвечать на вопросы?

Кивнула, внимательно следя за его лицом, и заметила очередную странность. Оказалось, что звучание голоса незнакомца не успевало за его же ртом. То есть губы уже произнесли фразу, а я только слышала ее начало. Такое бывало со старыми телевизорами. Точно так же звуковая дорожка не поспевала за изображением. Как будто речь переводилась мне с опозданием.

То есть получалось, что говорили типы не по-русски, а по-свойски. И что-то, невидимое, или же незамеченное, или, о ужас, внедренное в мою голову, переводило их речь, при этом смешно коверкая предложения. Но тогда выходит, что все происходящее не бред, а реальность?

Не может быть!!!

– Сказать, кто вы есть? – Пока в моей черепушке проносились мысли, каменнолицый, видимо, главный, решил начать расспрос.

– Агриппина Андреевна Полайкина, – на автомате ответила я.

Незнакомец нахмурился, беззвучно повторил мое имя и вновь задал вопрос:

– Что есть Агриппина? Что есть Андреевна? Что есть Полайкина? Имя, род, раса? Мир?

– Агриппина – это мое имя, Андреевна означает – дочь Андрея, то есть имя отца. Полайкина – фамилия, ну или название рода. А раса – человек. Мир – Земля.

– Че-ло-век, – по слогам проговорил незнакомец. – Человек!

Он обменялся с «коллегами» многозначительными взглядами и вдруг затараторил. Да так быстро, что внутренний переводчик (или чем меня снабдили) не успевал переводить. Я понимала отдельные слова, но общий смысл ускользал.

– Прорыв… баланс… открытие… опасность… магический близнец… связь.

Наконец существа наговорились и вновь уставились на меня. Их неприкрытый интерес настораживал. А ведь где-то рядом еще бродил тот ненормальный душитель. Кстати, а где он?

Беловолосый обнаружился у противоположной стены зала. Он сидел на полу, облокотившись спиной о каменную поверхность, и, не мигая, смотрел перед собой. Весь его вид дышал скорбью, словно он вчера потерял кого-то из близких. Мне даже стало жалко желтоглазика.

Бедолага!

Но тут он дернулся, будто очнулся, и посмотрел на меня. И столько в этом взгляде было ненависти, что я едва опять не сбежала за спины балахонов. Притом ненависти концентрированной, плотной, которая, будто слизь, растекалась по коже, вызывая неконтролируемое желание поежиться.

Передернувшись, я резко отвела взгляд.

Фух. Хватит с меня впечатлений. Не хочет, чтобы я на него смотрела, – больно надо. И без его перекосившейся физиономии интересностей хватает. Те же типы напротив.

А типы так и продолжали поедать меня глазами. На всякий случай оглядела себя как могла. Да, красотка! В старой, растянутой, усеянной мелкими дырочками футболке, босая, лохматая и наверняка красная. Есть что показать! Но балахонам вроде нравилось. Иначе чем объяснить их умильные выражения лиц.

Заметив, что я тоже смотрю на них, каменнолицый кашлянул и улыбнулся. Но лучше бы он не открывал рта: мелкие острые зубы в его пасти мне уверенности не прибавили.

– Агриппина Андреевна Полайкина, человек, – торжественно начал он. – Мы вас поздравлять. Вы попасть в лучшую из академия магии: Академия магические близнецов!

– Ась? – переспросила я.

Куда-куда я попала?

– Академия магические близнецов, – повторил каменнолицый и вновь растянул губы в улыбке.

Я машинально улыбнулась в ответ, перевела взгляд на стену, ту самую, которую увидела в первый раз, и вновь прочитала написанную там фразу: «Академия магических близнецов приветствует вас».

Эх! Похоже, попала.

– Я не сплю, и это не глюки, – прошептала я, но меня услышали и дружно закивали.

В голове зашумело, я покачнулась и, чтобы не упасть, вцепилась в заботливо вытянутую каменнолицым руку.

Вечер перестал быть томным, и мне безумно захотелось обратно – в свой старенький дом. Все больше фактов говорили о том, что происходящее и вправду не бред, а реальность. А к такой реальности я была не готова.

– Но почему я?! За что?! – Вопрос вырвался сам собой.

– Вас есть вызвать из вашего мира к нам уважаемый господин Альдамир Скай дэ Роушен, представитель раса мономорфов, – добродушно пояснил каменнолицый.

– Как это вызвал?

– Испросить Предопределение и провести ритуал Призыва.

И он считает, что мне стало ясно?

– Простите, уважаемый?..

– Дронодонон Крион, декан факультет Преобразований воздушный поток, – подсказал собеседник.

– Э-э… Дроно… Дронододо… извините, Дронодонон Крион. Я не знакома ни с каким господином Скай дэ Роушен и не давала разрешения на вызов.

В душе начала закипать злость. Вызвал, значит. А кто его, собственно, просил? Я – точно нет. Мне хорошо и дома, на Земле, а не… А, собственно, где? Ужас, я не знаю, куда меня притащили! Где находится эта несчастная академия?

– Быть знакомым не требоваться, – принялся объяснять он. – Вы есть его магический близнец. Идеальный партнер, вместилище силы, отражение души, подарок Предопределения.

Фу! Сколько пафосных слов!



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6