Рони Ротэр.

Мошки в янтаре. У каждого своя правда. Уросс. Порванное ожерелье



скачать книгу бесплатно

– Неважно. Так где остальные лореланты, Эркель?

Он стоял, не смея поверить услышанному. Перед ним была совершенно другая Вайра. Не та, напуганная и нуждающаяся в защите девушка, что волею судьбы попала к нему в руки чуть меньше года назад, владеющая невиданным сокровищем и не знающая его истинной ценности. Теперь он видел перед собой непостижимым образом преобразившуюся, обретшую новую силу и уверенность, чародейку. Да-да, именно чародейку! Он только сейчас понял, что помешало ему усыпить её. В ней играла, бурлила, переливалась энергия, которой, судя по его ощущениям, она теперь умела пользоваться! Эркель не мог точно определить источник, который питал её силы, но был уверен, что такого он не встречал еще ни разу, ни у одного из тех, кто приходил к ним учиться магическому искусству. Она перестала быть беззащитной жертвой, превратившись в соперницу, в противника. Насколько грозного, ему еще предстояло выяснить.

– Кто обучал тебя?

Эркель осторожно, стараясь не спугнуть, переместился в более удобную и выгодную для нападения позицию. Зеленые прищуренные глаза спокойно следили за его мягкими ленивыми движениями. Рыжая прядь, прикрывающая рассеченную щеку, чуть колыхнулась, когда она наклонила набок голову. Напряжение нарастало, и сонное посапывание Ори казалось неуместным в наэлектризованном воздухе комнаты.

– Тот же, кто рассказал о камнях. Смею уверить, он прекрасный учитель. Я помню о том, что ты сделал для меня когда-то, помню, чем я тебе обязана. Мне бы хотелось договориться миром, Серый маг Эркель.

– Ты действительно меня поражаешь. Но не слишком ли ты самоуверенна?

Непредсказуемый, внезапный выпад, и град мелких острых ледяных осколков обрушился на сидящую на столе фигуру. Он рассчитал все точно, и был абсолютно уверен, что попал. Ледяной дождь разорвал в клочья попавшиеся на его пути книги, осколки со звоном вонзились в крышку стола, туда, где мгновение назад находилась девушка. Встречный порыв жаркого сухого ветра, в потоках которого оплывали и растекались водой по столу и бумаге ледяные стрелы, взметнул его волосы, прошелся по щеке и уху вздохом сожаления.

– Ты пытался меня убить. Выходит, мы враги?

Он обернулся, пытаясь удержать руками расплывчатый тонкий силуэт, но среагировал слишком поздно. Рыжие пряди, материализовавшись у дальней стены, сверкнули червонным золотом.

– Так, значит? – недобро усмехнувшись, Вера тряхнула рукой, и с плеча к кисти стекла серебристая струйка, оформившись в ладони в острое лезвие. Полуоборот, взмах, и со свистом рассекающий воздух диск пронесся возле лица Эркеля, срезав несколько каштановых волос. Маг вовремя отпрянул, и лезвие, до половины вонзившись в боковину шкафа, взорвалось сверкающими искрами. Вторая атака последовала незамедлительно, но бешено вращающийся диск прошил пустоту, и, разбив стекло, вылетел в окно. Разрезав прозрачные нити дождя, он разбрызгался в воздухе веселым бенгальским огнем. Эркель, перепрыгнув через преграждающее дорогу кресло, метнулся в сторону, стараясь не потерять из виду фигуру с разметавшимся по воздуху огненным ореолом вокруг головы.

– Ах-хаа! – Веру сшибло с ног, и, протащив по полу несколько шагов, придавило к стене.

Больно приложившись затылком, она зашипела, оскалившись. Скорее от злости, чем от боли. Потянулась вперед, чувствуя, как рвется невидимая паутина на теле, но тут подоспел Эркель, и несколькими быстрыми пассами спеленал её, как младенца. Но в глазах стоящего над ней мужчины, переводящего дух, она не увидела радости или удовлетворения от одержанной победы. Одна прядь волос на его мокром от пота лбу была курукхе остальных. Он смотрел на неё сверху вниз, сдвинув брови, и она почувствовала, что он её боится. Пусть немного, совсем чуть-чуть, но боится. Это была её маленькая победа, и Вера улыбнулась.

– Ты сильна, Вайра. Потрясающе, невероятно сильна, – он покачал головой, признавая факт.

– Я не падка на лесть.

– Я не льщу. Ты все равно проиграла. Так, может, поговорим по существу?

– С превеликим удовольствием. Где лореланты, Эркель?

– Какое упрямство!

Маг опустился в свободное кресло перед ней, отбросил с лица волосы, и закинул ногу на ногу. Вера, глядя на него снизу вверх, не могла не признать тот факт, что разгоряченный короткой схваткой, с рассыпавшимися в живописном беспорядке волосами и в распахнутой до половины рубашке, он был чрезвычайно привлекателен. Это смущало, мешало сосредоточиться, ей было бы легче, будь он обладателем более прозаической внешности. Она тряхнула головой, отгоняя несвоевременные мысли.

– Может, объяснишь, зачем они тебе? – маг отлично понял её взгляд, и самодовольно усмехнулся.

– Сначала скажи, где они, а потом, может быть, если вежливо попросишь…

– Ты говоришь так, словно это я валяюсь на полу, спеленатый по рукам и ногам. Помнится, во время оно ты не была такой. Такой дерзкой, – Эркель наклонился вперед, заглядывая в зеркала её глаз и видя там своё отражение.

– Времена меняются. Ты должен знать это лучше, чем я.

Вере удалось поудобнее пристроиться у стены, и теперь, с вызовом глядя в глаза мага и отвлекая его разговором, она незаметно пыталась освободиться.

– Хорошо. Я скажу. Но ты не сможешь воспользоваться этим знанием. Если бы ты просто отдала мне камень, мы бы мирно расстались. Но теперь, зная, кто ты и чем обладаешь – имея в виду твою магию – я не могу тебя отпустить. Ты опасна. А потому ты, Вайра, отправишься туда, куда должна. В Норхет, к магистру Энвинголу. Там, кстати, и на остальные шесть камней посмотришь.

– Так они в Норхете, – разочарованно протянула Вера.

– Именно, – усмехнулся Эркель. – Скоро ты их увидишь.

– Я? А Ори?

Вера взглянула на довгара, так и не проснувшегося даже после всей той кутерьмы, которую они затеяли в помещении.

– Ори? Ах, да. Я совсем забыл о твоем спутнике. Ну, не знаю. Мне не нужны лишние проблемы. До специального распоряжения магистра он погостит в Олломаре, здесь достаточно помещений для непрошеных гостей, – Эркель ухмыльнулся. – А там видно будет. Гарантированно могу сказать лишь одно – вы с ним больше не увидитесь.

Вера понурилась, взвешивая все сказанное магом. Затея с походом в замок Эркеля предстала перед ней в новом свете, превратившись в глупый и опасный для жизни всех её спутников прожект. Теперь она корила себя за то, что позволила увлечься и подбить всех на это бездумное предприятие. Но сдаваться не собиралась. Еще оставалась надежда. Сарлис и Анарниэлль были где-то там, в замке. Прошло достаточно много времени с тех пор, как они разошлись. Эльфы могли вернуться сюда с минуты на минуту. Надо было придумать что-то, чтобы предупредить их. Вера исподтишка взглянула на дверь. Одна створка была открыта настежь, и желтый свет щедро заливал прилегающее к дверям пространство замкового коридора. Надо говорить, говорить громко. Они услышат и поймут, что здесь есть кто-то еще, кроме неё и Ори.

– Как тебе удалось выжить?

– Это вопрос или сожаление? – Эркель поднял брови.

– Вопрос.

– Тогда тебе незачем его задавать, ты прекрасно знаешь ответ. Тебе бы хотелось, чтобы я был мертв?

– Сейчас да.

– Откровенно. А тогда? Почему ты помешала ему? – Эркель кивнул в сторону Ори.

– Не знаю, – она опустила глаза. – Мне не нравиться, когда по моей вине умирают люди.

– Муки совести? Потрясающе. Совершенно нетипичное свойство для большинства тех, с кем мне доводилось иметь дело. И откуда ты такая миролюбивая взялась?

– С луны свалилась, – мрачно пошутила Вера.

– Я так и думал, – кивнул в ответ Эркель, усмехнувшись. – Тогда почему бы тебе было не вернуться обратно на луну?

– Если бы все было так просто…. Хотя, если ты меня отпустишь, я, возможно, и попробую.

– Ну, нет! Что упало, то пропало, – рассмеялся он.

Смех у него был приятный. Ненадолго в комнате воцарилось молчание. Эркель о чем-то думал, глядя на неё сквозь ясный огонек свечи, улыбка блуждала по его губам. Вера смотрела на него, и никак не могла поверить, что этот улыбчивый, спокойный и совсем не злой человек с печальными глазами – один из тех, при упоминании чьих имен эльфы Эдельтелад бледнели.

– Ты много убивал?

– Больше, чем ты можешь себе представить, – без тени смущения ответил он.

– Чего мы ждем?

– Утра. Я не хочу тревожить магистра сейчас, так рано.

Эркель слукавил. Он мог, он должен был, он был просто обязан связаться с Гилэстэлом сразу же, как только обнаружил в своем замке это чудо. Но ему так хотелось еще немного побыть рядом с ней. Просто слушать голос, смотреть, как, переливаясь золотом, стекает свет по огненным прядям волос, считать искры в бездонной изумрудной глубине глаз. Странно, ему даже не столь важен был лорелант, что призывно поблескивал в ложбинке под ключицей. Он хотел запомнить ощущение её присутствия.

– Что будет со мной в Норхете?

Улыбку будто стерли с лица, губы скривились в гримасе досады и раздражения, а глаза мгновенно превратились в кристаллики синего льда. Он порывисто поднялся и, не взглянув на неё, подошел к разбитому окну. Гроза уходила на восток, и разрезавшие время от времени горизонт молнии уже не ослепляли, тускнея на фоне робкого рассвета. Маг коснулся осколков разбитого стекла, оставшихся в раме, провел пальцами по острым краям.

– Это решит магистр Энвингол, – последовал холодный ответ.

– Но все-таки?

Эркель промолчал. Окно было разбито, и можно было не опасаться, что она увидит отражение его лица в стекле. Он зажмурился. «Мне не нравится, когда по моей вине умирают люди». Развернувшись, он подошел к круглому столику посередине кабинета, сдернул с него невесомое покрывало. Пальцы нехотя коснулись прозрачного шарика, лежавшего в углублении в центре стола.

– Вайра! Мы ничего не нашли. Вайра?

Рука дрогнула, и хрусталь с нежным звоном раскрошился по полу, сверкнув радостной радугой. Этот голос. Обуянный ужасом, боясь обернуться, Эркель застыл спиной к двери. Невозможно. Нет. Нет! Не ему бояться призраков! Медленно, превозмогая себя, он отступил на шаг, и повернулся.

– Эркель!!! – пронзительный вскрик, рвущий сознание на клочки, и её глаза, затопившие своей мягкой бархатной чернотой все доступное для воздуха пространство.

Ему стало сначала очень плохо, а потом никак.


***

Лодка, привязанная к причалу, тихо покачивалась на волнах. Он лежал на её дне, слушая музыку волн за бортом, и глядя на проплывающие в лазурном небе облака. На берегу послышался голос матери, она звала его, но Эркель и не подумал откликнуться. Он затаился и еще сильнее вжался в деревянное дно, укрывшись за выгнутыми бортами суденышка. Мелодичный голос на берегу постепенно затих, удаляясь, и мальчик удовлетворенно улыбнулся. Сегодня ему хотелось побыть одному, а замок был полон гостей. Открытие последних дней заставляло его искать уединения. Оно было слишком личным, чтобы делиться им с кем бы то ни было, даже с матерью или старшей сестрой. В другое время он охотно присоединился бы к веселой шумной компании своих сверстников, среди которых, кстати, была и юная принцесса Анарниэлль. Но не сегодня.

Эркель вздохнул, приподнял голову над краем лодки, и оглядел берег. Он был пуст. Невдалеке, величественно паря над морем, возносил в небо свои башни замок Олломар. Перегнувшись через борт, мальчик приблизил лицо к мерно вздымающейся поверхности моря и опустил руки в прозрачную воду. Длинная каштановая прядь, выскользнув из плена шелковой ленты, коснулась воды и заколыхалась в ней янтарными нитями. Мальчик пристально вглядывался в глубину, и внезапно, повинуясь неуловимому движению его длинных аристократичных пальчиков и повелительному блеску синих глаз, несколько гладышей с морского дна медленно поднялись к нему прямо в ладони. Он довольно хихикнул, и, сграбастав камни в горсть, выудил их из воды. Усевшись в лодке на колени и разложив добычу перед собой, он увлеченно приступил к недавно освоенной им игре. Камушки, послушные его воле и движениям рук, то повисали в воздухе, то облетали вокруг лодки, то, посланные в цель удивительной, еще совсем незнакомой ему силой, пугали садящихся неподалеку от него на воду чаек. Эркель смеялся, от души забавляясь тем, как напуганные неожиданной атакой птицы, хлопая по воде крыльями, взлетали с громкими возмущенными криками.

Солнечные блики играли на воде, ослепляя, и будущее казалось таким же ослепительным и ярким. Мальчик просто играл.


***


Покоиться, замерев в ворсистом, мягком, плотно охватывающем тело коконе абсолютной тьмы и тишины было так правильно, так справедливо и так уютно. Но, к великому сожалению Эркеля, сознание, сыгравшее с ним злую шутку, постепенно возвращалось к нему. Проступившие сквозь плотное черное безмолвие звуки обретали форму и смысл, трансформируясь в слова. Он внутренне напрягся, разобрав в общем потоке звуков, доносившихся, словно из-под земли, её голос.

– Я вижу, мы подоспели вовремя. Как видишь, ничего страшного не случилось.

– Если бы мы повременили еще, то, возможно, опоздали бы.

– Да уж. Не знаю, что он собирался делать, но, по-моему, ничего хорошего нам всем это не сулило. Как вам удалось разминуться с ним? – голос Вайры раздался над самым ухом мага.

– Не знаю. Честно говоря, мы и не предполагали, что можем с ним столкнуться, поскольку были уверены, что его нет в живых. Так что для нас это настоящий сюрприз, – мужчина говорил спокойно, но в голосе слышались нотки волнения.

– Для меня тоже, поверь. Знать бы еще, какой – приятный или нет.

– Вот только узнать нам ничего не удалось. Проводник привел нас туда, куда было нужно, двери были открыты и мы беспрепятственно проникли в его комнаты. Не перестаю удивляться, как мы могли быть так беспечны! Зажгли свечи, осмотрели первые две комнаты, и только в третьей поняли, что их только что оставили.

– Вот как? И как же вы догадались? – послышался смешок Вайры, и Эркеля перевернули на спину.

– Постель была смята, а на полу – мокрые следы от окна к двери. Нас словно молнией ударило, сразу подумали о вас с Ори. Я порывалась было бежать к вам сразу, но брат все же воспользовался возможностью и наспех перерыл все в комнате. Только, знаешь, мы ничего не нашли.

– Не беда. Все, что нужно, я узнала. Даже больше, чем предполагала.

– Ты узнала, где камни?

– Ага. Помогите-ка мне, – голос Вайры напрягся, и Эркель почувствовал, как его переворачивают и перекатывают с бока на бок. – Перстень с руки сними.

– А это еще зачем?

– Что?

– Зачем связывать ему руки?

– Я бы для верности еще и рот ему завязала.

– Такие предосторожности. Нас здесь четверо, а он один. Неужели мы не справимся в случае необходимости?

– Боюсь, что нет. Дай мне кольцо.

– Вайра, послушай, это действительно так необходимо?

– Да, Анарниэлль, да! В противном случае через минуту после того, как он очнется, вы все окажетесь в таком же положении, как Ори. Кстати, как он?

– Я уже в порядке, Вайра, спасибо. Голова только болит.

– Хорошо. Я имею в виду, хорошо, что ты в порядке. Тогда помоги перетащить его.

Эркель, еще не вполне осознавая, что происходит, безропотно позволил усадить себя в кресло, в крайне неудобную позу – связанные за спиной руки уперлись в спину. Но, почувствовав, как кусок ткани плотным жгутом обернулся вокруг лица, закрывая рот, а узел больно потянул попавшие в него волосы, он протестующе замычал.

– Вайра, он приходит в себя! – произнес мужской, смутно знакомый голос.

Эркель скорее ощутил, чем услышал, как возле него собралась вся компания визитеров. «Интересно, сколько их всего?» – вяло подумал он, и, помедлив, приоткрыл глаза. Прямо перед собой он увидел Вайру, которая присела на корточки и испытующе смотрела ему в лицо. Увидев, что он открыл глаза, она улыбнулась.

– Потрясающая вещь – элемент неожиданности, не так ли? Вот мы и поменялись местами, и теперь ты спеленат по рукам и ногам. Но заметь, – она подняла вверх указательный палец, на котором свободно болтался его перстень, – ты не валяешься на сквозняке, на голом полу, а с комфортом располагаешься в собственном кресле. Я ли не добра? Ну ладно, это все мелочи. Думаю, здесь есть кое-кто, с кем ты бы наверняка хотел пообщаться.

Она поднялась и отступила в сторону. Эркель поднял глаза, стараясь унять дрожь. Сомнений быть не могло, это была она, Анарниэлль. А рядом с ней, держа её за руку, стоял Сарлис. Даже не будь у Эркеля завязан рот, он вряд ли бы был способен произнести хоть слово в этот миг. Они оба были живы, принц и принцесса, дети короля Мэнелгила. Он закрыл глаза и судорожно вздохнул.

– Я сниму тебе повязку, если ты пообещаешь, что не причинишь нам вреда, – в спокойном голосе Веры слышалось понимание и доверие.

Эркель медленно кивнул, не открывая глаз, тугой узел на затылке ослаб, и повязку сняли. Ему было не до нападения. Он был повержен, раздавлен, и сил оставалось только на то, чтобы держать себя в руках.

Вера потянула Ори за рукав, поманила его за собой, и они вышли за дверь, оставив эльфов наедине с магом. Рассвет бился грудью в высокие окна, просачиваясь сквозь стекла, и размазывался на холодных стенах розовыми потеками солнечного света. Устроившись неподалеку, так, чтобы дверь в кабинет оставалась в поле зрения, они стали ждать. Вера потянула створку окна, и влажный морской воздух, наполненный свежестью утра, криком чаек и шумом прибоя, ворвался за настороженно затаившиеся стены замка. Ори, всерьез страдающий от головной боли после того, как Вера без лишних церемоний вывела его из состояния вынужденного сна, с наслаждением подставил лицо соленому ветру. Вера, взглянув на несчастное выражение лица довгара, сочувственно улыбнулась. В эту ночь ему досталось.

Она облокотилась на раму, любуясь открывающимся из окна видом. Далеко на запад, до самого горизонта, на сколько хватало глаз, расстилалось море. Немного левее от отвесных скал, на которых возносил в небо увитые плющом стены замок Эркеля, располагалась небольшая бухта с песчаным пляжем и единственным причалом. Попасть туда можно было по широкой, вытесанной в скалах в незапамятные времена, лестнице. У причала покачивалось на волнах небольшое двухмачтовое судно, еще несколько рыбацких лодчонок сушились на прибрежном песке. И бухта, и пляж, и причалы были укрыты от поднимающегося над морем солнца тенью нависающего над ними замка. Там, куда дотянулась острая многоголовая тень, море оставалось безжизненно-серым, тогда как за её пределами оно сверкало розовыми и золотыми блестками.

– Сюрреализм какой-то, – пробормотала Вера, глядя, как неохотно, цепляясь за каждый каменный выступ, за каждый пенный гребешок набегающей волны, тень сдает свои позиции разгорающемуся дню, уползая под укрытие холодных каменных стен, вжимаясь в скалы у подножия замка, прячась в беспорядочном переплетении побегов плюща.

– Потрясающе, правда, Ори?

– Что?

– Еще вчера вечером мы были в сотнях километров отсюда, глотали степную пыль, а теперь наслаждаемся видом на морское побережье. Не желаешь освежиться?

– Каким образом?

– Искупаться. Вода, наверное, просто замечательная.

– И каким образом ты собралась это сделать? Спуститься по лианам? – Ори усмехнулся. – Или попросить у хозяина ключ от парадного входа?

– Н-да, действительно. Что ж, отложим купание до более благоприятных времен. А все же, как было бы здорово, – Вера мечтательно прикрыла глаза.

– Меня больше заботит другое, – Ори оглянулся на открытую дверь. – Интересно, о чем они там говорят?

– О чем? А о чем бы говорил ты со своими давними друзьями, или недругами, после долгого отсутствия?

– Я? – Ори задумался. – О многом.

– Ты скучаешь по дому? – Вера заглянула довгару в лицо.

Спокойные серые глаза задумчиво смотрели вдаль. Помедлив, он кивнул.

– Да, скучаю. Скучаю по родным местам, по Ирве и Айне. Иногда говорю с ними во сне. Скоро год, как мы покинули Гленартан. Хотелось бы надеяться, что все наши усилия не напрасны.

– Конечно, не напрасны, Ори. Вот увидишь, в скором времени все образуется. Я теперь знаю, где камни, в скором времени мы их добудем, ты вернешься домой, и будешь рассказывать внукам о своем путешествии на край земли.

Вера ободряюще улыбнулась и подмигнула довгару, хотя в душе отнюдь не испытывала той уверенности, которая прозвучала в её голосе.

– Твоими бы устами, – Ори с признательностью за поддержку взглянул на Веру. – Хотя насчет внуков ты, мне кажется, поторопилась.

– Это почему же? А может быть, Ирве уже женился, а, Ори? – лукаво взглянула Вера на него.

– Нет.

– Почему ты так считаешь?

– Он не может жениться без благословения обоих родителей. Я знаю, что Айна одобрит любой его выбор, но все равно, следуя обычаям нашего народа, он будет ждать моего возвращения.

Довгар нахмурился, и несколько минут угрюмо молчал. А потом, запинаясь, произнес:

– Могу я попросить тебя?

– О чем?

– Возможно, что мне не суждено будет вернуться. Если так случиться, передай Ирве моё отцовское благословение. Обещаешь?

– Перестань, Ори, – поморщилась Вера. – Все сложиться хорошо. Пролетит-перемелется. Ты сделаешь это сам.

– Да, я знаю. Но, все же, если что-то… Ты передашь?

– Не сомневайся, Ори. Я сделаю так, как ты просишь.

– Спасибо.

Они замолчали, думая каждый о своем и глядя на бесконечный морской простор.

Эркель наконец отважился открыть глаза и прямо взглянуть на стоящих перед ним эльфов. Анарниэлль была так же прекрасна, как и тогда, но в черных глазах не было той былой легкости, беззаботности. Теперь их выражение напоминало выражение его собственных глаз, разве что не было в них затаенной жестокости и мстительной мрачности. Иное дело Сарлис. Взгляд его огромных черных очей пылал неприкрытым отвращением и ненавистью. И Эркелю это было понятно. Он отвел глаза от несостоявшегося шурина, и устремил его на эльфийку.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Поделиться ссылкой на выделенное