Александр Романов.

Офелия



скачать книгу бесплатно

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1. Замки в облаках

Небесная обитель добрых волшебников не была похожа на привычные строения с деревянными или черепичными крышами. Здесь все по-другому. Ни улиц, ни машин, ни рынков и ни фабрик. В белоснежных облаках, словно на огромных островах из ваты, озаряемые ярким солнечным сиянием, расположились разноцветные дворцы.

Красивые розовые замки – дворцы фей. Эти высокие строения видны издалека, они так и привлекают внимание своей необычной спиральной формой, вырастая из пушистых облачков, подобно закрученному рожку с мороженым. Величественные синие, окруженные магическими водопадами, – дворцы ангелов. Потоки теплой пенящейся воды низвергаются из окружающих их слоев молочного тумана, падают вниз, пролетая у самых стен замков, и тут же растворяются в воздухе, превращаясь в миллионы разлетающихся капелек. В этих дворцах самые сложные архитектурные конструкции. Они возвышаются над верхними облаками острыми шпилями темно-синих башен. Их этажи изобилуют овальными арками, закругленными балконами и конусообразными мелодичными колоколами.

На небесах ни феям, ни ангелам не нужны дороги, у каждого из них есть крылья, и поэтому они могут свободно перемещаться из одного воздушного замка в другой. Никто уже и не помнит, когда и как появились эти замки, но легенда о небесной миссии этих двух рас, бережно хранилась архангелом Аркорисом с самых древних времен. Феи заботились о животных и растениях, ангелы же охраняли покой людей и оберегали их от опасностей и болезней. Когда темные силы нарушали установленный баланс магии на планете, они спускались с небес на землю и приходили на помощь своим подопечным.

Однако этим вечером в замках было беспокойно. Феи и ангелы, мельтеша крыльями, то и дело перелетали с места на место в ожидании важного события. Совсем скоро должен был состояться сбор жителей небесной обители. На удивление невозмутимым был лишь молодой, но уже успевший прославиться многочисленными подвигами ангел Гарольд. Казалось, что за его широкой спиной можно было укрыться от любого врага. Его волевой подбородок и прямой нос внушали уверенность, слегка заостренные кверху уши добавляли стремительности его действиям.

Сам же Гарольд, слывший самым смелым и отзывчивым из ангелов, не переставал восхищаться прекраснейшей из всех фей. А в тот день Ирида была особенно хороша. В ее вьющиеся, спускающиеся до пояса и блестевшие перламутром волосы, были вплетены живые цветы. Смотря на нее сквозь розовые ставни, Гарольд удивлялся, как ей удается так долго поддерживать в них жизнь, будто она насыщала их красотой и питательными веществами своей чистейшей и невинной души. Ветерок, доносивший приятный аромат утренней прохлады, пробирался в ее покои и слегка подергивал ее светящиеся тысячами едва заметных огоньков большие полупрозрачные крылья. На ее голове красовался тоненький Обруч судьбы, который носили все феи. Она стояла рядом с украшенной стебельками ландышей кроваткой и смотрела на зеленоглазую дочку.

Белоснежное личико девочки сияло добротой, ладошки были сложены как в молитве под самым подбородком, а из-за спины проглядывали малюсенькие, сотканные, словно из ватных ниточек, крылышки.

Гарольд впорхнул в комнату, но не успел и полусловом обмолвиться с Иридой, как в узорчатую дверь без стука ворвались три ангела.

– Общий Совет уже собрался, и Аркорис требует, чтобы вы немедленно явились! – один из вошедших потянулся к Ириде и, взяв ее за руку, тут же был одернут Гарольдом.

– Прикоснешься к ней еще раз, Нубий, и будешь иметь дело со мной!

– Нет, нет, Гарольд, они правы. Мы должны идти, – попыталась успокоить его Ирида. – Ты знаешь правила. Никто не может противиться решениям Совета.

Гарольд поджал губы и, бросив мимолетный, но придирчивый взгляд сначала на Ириду, а затем на Нубия, успокоился и, вздохнув, уточнил:

– А как же наша дочь? Кто присмотрит за ней, пока мы будем на Совете?

– Первая помощница Аркориса, Диспера, вызвалась лично посидеть с незаконнорожденной.

– Не называйте ее так! Вы не имеете права! Совет еще не вынес окончательного решения, – возмутилась Ирида.

– Вот увидите, решение будет именно такое. Это неслыханная дерзость…

– Замолчи! – осек его Гарольд. – Ты еще не весь Совет, Нубий.

Спустя несколько минут Гарольд и Ирида уже влетели в просторный солнечный зал, по обеим сторонам которого были расставлены ряды сидений из плюша. Все они были до отказа заполнены феями и ангелами, которые неустанно перешептывались, и вошедшие виновники собрания лишь еще больше подогрели их разговоры.

– Тишина! Совет просит тишину! – прогремел архангел Аркорис, чинно восседавший на мраморном троне. Голос его звучал повелительно и могущественно. В левой руке он держал деревянный посох, а на расстоянии нескольких сантиметров от правой ладони вращался красный магический кристалл.

Гарольд и Ирида прошли в центр светящегося желтого круга посреди зала, и в тот же момент их обступили шесть фей и шесть ангелов в темно-синих мантиях и черных конусовидных шляпах.

– Итак, мы собрались здесь, – заговорил Аркорис, после того как присутствующие в зале окончательно утихли, – чтобы дать оценку невероятному событию, которое произошло в нашем общем небесном доме некоторое время назад. Как вы знаете, согласно статьям Священного предания, количество ангелов и фей должно оставаться постоянным. И ничто, за исключением случаев их гибели от заклинаний ведьм и некромантов, не должно приводить к изменению их количества.

– Немыслимо! Просто немыслимо! Подвергать сомнению основы Священного предания! Какая дерзость! – послышались из зала нескончаемые возгласы.

– Тихо! Тишина в зале! – Аркорис два раза стукнул тяжелым посохом по полу и, убедившись, что вокруг снова воцарилась тишина, продолжил. – Таким образом, этот ребенок представляет огромную угрозу не только для волшебников, но, самое главное, для всего живого мира. Мы не можем этого допустить, так как мы призваны защищать, а не уничтожать его. Член Совета Нубий, внесший этот вопрос на сегодняшнее рассмотрение, считает, что это создание должно быть изгнано из рядов волшебников.

– Не смейте называть ее такими словами, она такая же, как мы… – попыталась перебить его все это время сдерживавшая слезы Ирида, но тут же один из окружавших их ангелов осек ее словами: – Молчать, когда говорит председатель!

– Предлагаю заслушать мнения участников Совета, – продолжал архангел, делая вид, будто и вовсе не слышал Ириду. – Кто из ангелов хочет высказаться?

– Позвольте мне, – заговорил Нубий.

– Не возражаю! – подтвердил Аркорис.

– Премного благодарен, – начал свою речь Нубий. – Я никогда не был резким в оценках, но сейчас мы имеем дело с исключительным случаем. Нарушение традиций! Что может быть более опасным в наших делах?! Люди и животные на всей планете рассчитывают на нас. А мы в ответе за них. Страшно даже представить, что бы произошло в тот день, когда ангелы перестали бы защищать людей от пороков, злых духов и черной магии. Сегодня мы нарушим баланс волшебных сил – завтра его нарушат ведьмы и некроманты! В Священном предании недвусмысленно сказано, что количество ангелов и фей не должно увеличиваться. Порочный союз, создавший новую волшебницу, преступен не только по своей сути, но и вносит сумятицу в определение ее будущей роли.

– Кто еще хочет взять слово? – снова вопросил Аркорис и, увидев руку одной из фей, одобрительно кивнул головой.

– Я поддерживаю Нубия, – послышался голос феи Лики. Она стояла в строгой мантии, украшенной фиолетовым цветком. – Согласно Священному преданию новый ангел рождается в цитадели ангелов, новая фея рождается в цитадели фей, и ни один другой волшебник не должен лицезреть это таинство. Что же произошло теперь? Рождение новой волшебницы от феи и ангела не дает нам возможности понять, имеем ли мы право – отнести ее к полноценным феям. Это подрывает основы Предания и всего миропорядка.

– Зачем же смотреть на это так однобоко? – вмешалась подруга Ириды Хьярти, которая также входила в Совет. – Все мы прекрасно знаем, что в Предании также сказано: раз в десять тысяч лет происходит так называемое Обновление. Что может служить его началом, мы не знаем, и вполне возможно, этот ребенок и явит то самое начало.

– Мы прекрасно знаем и другое, – оборвал ее речь Нубий. – Обновление предзнаменует собой страшные события по уничтожению всего мира волшебников. Не проще ли устранить причины, из-за которых это может произойти?

– Все не так просто как кажется. В Предании сказано, что Обновление неизбежно и что скоро весь привычный нам мир перестанет существовать. Возможно эта девочка – и есть спасительница планеты, наша последняя надежда.

– Хватит предаваться мечтаниям, Хьярти, – снова вступил в разговор слегка хрипящим голосом Нубий. – При всем уважении, председатель Совета, полагаю, Хьярти не правильно истолковывает Предание. Слабо верится, что эта беспомощная кроха может как-то противостоять силам зла. Мы тысячелетиями боремся с ними и даже сейчас не уверены, что одержали победу. И вдруг появится она, и все наши враги падут?

Аркорис внимательно выслушивал каждого. Он то косо поглядывал исподлобья, то, напрягаясь, всматривался в гримасы членов Совета, словно пытался прочитать их настоящие, скрытые за красивыми словами, мысли. Лицо его приобрело задумчивое выражение, и вскоре он решил дать слово и другой стороне.

– Совет предоставляет слово фее Ириде.

Ирида склонила голову и, встав в центр желтого круга скрестив ладони на груди, заговорила:

– Уважаемые члены Совета! Я всего лишь посланница и чувствую, что сделала то, что должна была сделать. Я верю, что моя дочка и есть то большое чудо, которое спасет наш мир, мир людей, мир животных и растений от гибели. Я чувствую, как зло копит свои силы, как готовится к нападению, как совсем скоро все, что мы видим вокруг нас, падет и будет поглощено пламенем. А вслед за этим несчастья обрушатся и на землю.

– Она накличет на нас беду! Нужно избавиться от нее! – послышалось из глубины зала.

– И именно она, наша маленькая девочка, сможет справиться с ним! – словно стараясь не слушать возгласов из зала, продолжала Ирида, голос которой заглушали все увеличившиеся недовольные шептания.

– Что скажешь ты, Гарольд? – обратился Аркорис к стоявшему рядом с ней ангелу.

– Уважаемый Совет! Мои друзья, ангелы и феи, сидящие сейчас в этом зале. Я знаю, многие ненавидят нас за то, что мы, по их мнению, нарушили основы Предания. Но, пожалуйста, перед тем как изгонять ее, подумайте о том даре провидения, который открылся в последние месяцы у Ириды. Именно она предсказала место последнего нападения Ормигулы. Я знаю – она провидица, и, говоря сейчас о скором вторжении и неминуемой гибели, она не кличет беду, а лишь предупреждает о том, к чему мы сейчас должны были бы готовиться. Вместо этого, чем мы с вами занимаемся? Обсуждаем, что сотворить с маленькой девочкой? Обсуждаем, опасна ли она? Страшнее всего – бездействие! Как можно чувствовать себя в безопасности, когда окутывающее нас зло с каждым днем становится все сильнее!? За последнее время мы не видели ни одной серьезной атаки. О чем это говорит? О том, что мы победили всех злых волшебников? Едва ли. Они лишь готовятся к решающей битве, – Гарольд сделал паузу и, переведя взгляд на Нубия, а затем на Аркориса, завершил свою речь. – Да, это правда, я люблю Ириду, люблю всей душой без остатка. Не отнимайте у нас нашу дочь. Если вы намерены вынести ей приговор – мы отправимся в изгнание вместе с ней. И вы потеряете нас навсегда.

– Вот так все просто… любовь? – снова вступила Лика. – А знаете ли вы, что Священное предание запрещает ангелам и феям испытывать друг к другу подобные чувства? Мы с вами служим людям и Создателю, и выполнение этих принципов наш основной долг. Для этого мы созданы, для этого мы существуем. И служение всему живому на планете – наша основная задача…

– Совет удаляется для принятия решения! – громогласно заявил Аркорис, и ангелы в синих мантиях проследовали за ним в совещательную комнату, оставив Ириду и Гарольда в затихшем зале, окруженными пронзительными взглядами. Кто-то из волшебников взирал с укором, кто-то даже с презрением и порицанием, но были и феи, которые смотрели на Ириду с сочувствием и поддержкой. Немного погодя, члены Совета во главе с архангелом снова появились в зале.

– Руководствуясь Священным преданием и результатами тайного голосования Совета, я постановляю провести над незаконнорожденным ребенком процедуру демагизации.

– Не-е-е-т! – закричала Ирида, пытаясь подойти к Аркорису, но в тот же миг была остановлена помощниками главного волшебника. – Вы не можете быть так слепы и жестоки!

– Заседание Совета окончено. Прошу обеспечить выполнение решения.

Гарольд бросился к Ириде, чтобы утешить ее, но затем, увидев удаляющихся хранителей, поспешил за ними. – Я не дам им этого сделать, – прошептал он ей, убегая.

– Ирида и Гарольд! Вы не имеете право покидать зал до завершения процедуры! – прогремел голос председателя.

– Нет, я не позволю… – закричал ангел, но Аркорис стремительно соединил кончики пальцев рук, и Гарольд, поднявшись на несколько сантиметров от пола, застыл, не в силах сделать ни одного движения. Он так и продолжал бы тщетные попытки освободиться, если бы не сигнал тревоги, раздавшийся изо всех небесных замков.

Голубое сияние, все это время заливавшее светом огромный зал, внезапно погасло, и на какой-то момент вокруг воцарилась абсолютная темнота, напугавшая своей пустотой и мраком даже самых отважных волшебников. Ангелы и феи вздрогнули, в их глазах отразились тревога и растерянность, и если бы не Аркорис, сложивший руки и затем распахнувший ладони, из которых вырвались лучи света, они так и продолжали бы сидеть в полном оцепенении. Еще ни разу в жизни они не видели, чтобы их небесную обитель накрывала кромешная тьма.

Но и сила Аркориса оказалась не безграничной. Свет, исходивший из его ладоней, внезапно потух, а за большими овальными окнами разразились красные вспышки. Все вокруг побагровело и наполнилось едким слезоточивым дымом. Гарольд и Ирида подлетели к окнам и хотели пробраться через них наружу, но путь им преградила чья-то огромная чешуйчатая лапа. Откашлявшись, Гарольд применил заклинание, только это еще больше разозлило порхающих на гигантских крыльях огнедышащих чудовищ. Одно из них выпустило из огромной пасти огненный фонтан и издало леденящий душу крик, от которого у Ириды заложило уши, а большие печальные глаза наполнились страхом. Невыносимым был даже сам запах гари. Поглощая все вокруг, в тот же миг вспыхнул огонь. Треща и безжалостно распуская языки своего пламени, он принялся жадно уничтожать все, что попадалось ему на пути.

– Всем покинуть зал! – наконец закричал Аркорис.

Но волшебники и члены Совета не смогли выполнить его наставления. Все двери в одно мгновение захлопнулись, помещение наполнилось багровым дымом, и по всему периметру вспыхнуло сияние, устремленное на стеклянный свод. Небесный дворец залил настолько сильный красный свет, что все присутствовавшие там ангелы и феи начали, морщась, прикрывать глаза руками.

Снова воцарилась полнейшая тишина. Все взоры волшебников были обращены на купол зала, где клубы дыма сгущались сильнее с каждой секундой, и вот уже в самом его центре раздался взрыв, из-за которого потрескались и разбились вдребезги все витражи и зеркала. Когда дымовая завеса окончательно рассеялась, в огненном круге показались пугавшие добрых волшебников контуры, а затем и само чудище. Пожалуй, только таким словом можно было назвать то, что увидели ангелы и феи. Окутанный красным вихрем безжизненный скелет буквально на глазах обрастал мышцами и кожей, и всего через несколько секунд существо обрело свой привычный вид.

– Калебор! Не может быть! – прошептал Гарольд Ириде. – Это началось…

– Надо же, а я считал, что великий архангел Аркорис никогда не бывает испуганным. Он же предводитель всех добрых волшебников. Кто бы мог подумать… – произнес некромант. Спокойствие его голоса внушало еще больший страх, чем, если бы он кричал.

– Калебор! Как смеешь ты появляться здесь! – возмущенно, с нескрываемой неприязнью, ответил Аркорис. – Тебе и твоим прислужникам надоело жить? Считай свое появление в нашей цитадели своей последней ошибкой. – Аркорис подходил все ближе к Калебору, руки его были выпрямлены вперед, пальцы на ладонях раскрыты, и над ними спиралями засияли голубые магические потоки.

– Только не сегодня, мой жалкий небесный друг! – с неподдельной самоуверенностью, оглядываясь вокруг и презрительно смотря на ангелов и фей, продолжал Калебор. – Очень скоро я покончу со всеми вами, и после исчезновения ангелов и фей, наконец-то, спустя миллионы лет, повсюду воцарится старый порядок. Настанет эпоха тероподов, и миром снова станет править Альберон.

– Не будь таким самонадеянным! Все это время мы защищали планету и продолжим свое дело впредь, а вот тебе это наглое вторжение обойдется очень дорого. Ты лишь облегчил нам задачу по твоему поиску и окончательному уничтожению, – немного помедлив, промолвил Аркорис и подал всем добрым волшебникам особый знак. В тот же миг из ладоней ангелов и фей стали вырываться белые ослепляющие потоки магии. Но Калебор лишь закрыл глаза и, высоко подняв подбородок, принялся впитывать направленные на него смертоносные лучи. Аркорис, обескураженный бездействием волшебства, стоял в изумлении, наблюдая эту печальную, грозящую им скорой гибелью, картину.

Вскоре добрые волшебники опустили руки и, затаив дыхание, замерли, ожидая, что Калебор безжизненно упадет на пол. Но этого не происходило. Напротив, он сделал еще один глубокий вздох, и веки, которые все это время были сомкнутыми, резко распахнулись, и из них вырвались багровые искры. Медленно разведя руки, он сделал оглушающий хлопок, и во все стороны от него разлетелись ярко-красные обжигающие потоки. Не успевшие отскочить от огненных лучей волшебники, падали в растворявшую их лаву.

– Не смотри! Не смотри на это! – обеспокоенно прокричал Гарольд Ириде. – Надо бежать! Ты ведь знаешь, что только одно сможет остановить их!

– Как же Аркорис и все остальные?

– Оставшись здесь, мы лишь погубим все то, за что он боролся! – не мешкая, сказал Гарольд и стал оттаскивать фею, пробираясь сквозь едкий смог, к выходу из зала.

Но стоило им только выйти из главной цитадели, как перед ними открылось ужасающее зрелище. Все небесные дворцы утопали в огне и клубившемся повсюду дыме, а оставшиеся в живых феи и ангелы тщетно пытались сражаться с наводнившими их обитель чудовищами.

– Скорее! Летим! Мы не имеем права опоздать! – закричал Гарольд и, схватив Ириду за руку, взметнулся вверх в направлении ее дома. Подлетев к комнате, где стояла детская кроватка, они увидели помощницу Аркориса, всеми силами пытавшуюся противостоять целой своре разъяренных зубастых чудовищ. Используя свой магический амулет, она превращала монстров в крошечных птиц, и те с недовольным щебетаньем разлетались в разные стороны.

– Спасайте Офелию! Теперь я верю, что вы были правы, – лишь успела прокричать Диспера. Гарольд бросился ей на помощь и оттеснил чудовищ назад. Только сейчас он смог разглядеть их поближе. Передвигались они на двух мощных, шириной почти в две человеческие ноги, лапах. Их продолговатые туловища по форме чем-то напоминали тела ящеров: маленькие передние конечности были почти втрое короче задних, длинные толстые хвосты служили им хорошим оружием нападения, а в пасти скрывался ядовитый язык. Были здесь и летающие чудовища, парящие за окном на огромных, отливающих желтым цветом, крыльях.

Гарольд схватил стоявшую у кроватки деревянную палку. Едва он произнес заклинание, как она засветилась в его руках ярким голубым блеском и превратилась в магический посох.

– Диспера! Назад! Помоги Ириде спасти девочку! Моя жизнь ничто по сравнению с ее. – Он оттеснил фею, и та, схватив девочку, выпорхнула в окно, где ее ждала Ирида. Гарольд всеми силами старался сдерживать чудовищ, ловко управляясь с волшебным посохом. Он то перепрыгивал через них, поражая сзади, то разрубал их на части сильнейшими ударами. Но стоило ему покончить с четырьмя, как он заметил, что по коридору к нему направлялись десятки других. Поняв, что продолжать сражение не было никакого смысла и, вспомнив о том, что Диспере и Ириде тоже понадобится помощь, он забаррикадировал дверь и выпорхнул прочь.

На главной площади, где он вскоре оказался вместе с феями, их ждало не менее страшное испытание. Монстры устроили им западню. Они теснили их сверху, обступали со всех сторон, и в какой-то момент Гарольду даже показалось, что из этой ловушки нет выхода. Полыхающая огненная стена преграждала путь, и сколько бы раз они не пытались вспорхнуть, огонь поднимался еще выше, подпаливая крылья. Тогда Ирида, Диспера и Гарольд начали применять заклинания против приближавшихся чудовищ, и те то воспламенялись от внезапно вспыхивающих перед ними белыми облаками магии, то испарялись в воздухе под действием волшебных чар.

Однако в какой-то момент все монстры неожиданно остановились и, закрыв свои пасти, начали склонять головы. К оцеплению, в которое были заключены добрые волшебники, подходил сам Калебор. Его темно-коричневая мантия волочилась на несколько метров за ним, а на лице играла злорадная ухмылка, обнажавшая черные, словно испачканные в саже, зубы.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5