Роман Ударцев.

Ангелы гниения



скачать книгу бесплатно

Изображение для обложки взято с сайта бесплатных изображений Пиксабай: https://pixabay.com/ru/photos/фантазия-монах-ангел-молиться-3311091/


Примечания: Сюжет романа довольно сложный, поэтому я решил дать некоторые справочные сведения, чтобы читателям было легче ориентироваться в тексте.


Хиркамы они же Ангелы Гниения – древняя раса триполых существ, овладевшая энергией смерти и страдания. Мужчины называются луты, женщины – хаши, третий пол, отвечающий за передачу генетической информации – ситаны.

Живины – еще одна древняя раса триполых существ, овладевшая энергией жизни и наслаждения. Воевали с хиркамами, едва не уничтожили мироздание за что Создатель лишил их (и хиркамов) женщин. Мужчины – лешаки, женщины – живы (ударение на первый слог), третий пол так же ответственный за передачу генетической информации – гамаюн.

В ответ на магические воздействия живинов и хиркамов, среди людей стали появляться Хранители. Хотя они не обязательно были связаны супружескими узами, лишь оптимальными боевыми ячейками, они так же состояли из трех человек: Основа, Логос и Ярость. Устойчивы к магии и способны достаточно легко убить колдуна, крайне сильны.

Верные – стерильные мутанты, получающиеся при оплодотворении человеческой женщины живинами или хиркамами. Сильно деформированы, уровень интеллекта крайне низкий, жестоки и не боятся смерти.


                              Часть первая.

            Союз советских социалистических реальностей.


                         Глава 1.

Гимн «Боже царя храни…» оглушающе заревел за стеной. Стеклянные дверцы шкафа задрожали. Руслан вскочил, как будто ему двинули по ребрам. Ошалело прислушался к завывающему за стенкой хору, потряс головой, пытаясь привести мысли в порядок. Так, подумал он, все ясно, сосед опять ушел в запой. Степан Сергеевич, его сосед, вполне вменяемый на трезвую голову, раз в полгода пил, не просыхая где-то неделю или две. Потом на трезвую голову, он извинялся и очень переживал из-за приступов, как он сам говорил «аристократичности». Но говорить с ним, когда он был «его высокоблагородием», окружающие «холопами» и «красными жидомасонами», означало нарваться на банальный мордобой. Здоровьем и силой бог «его высокоблагородие» не обидел. Вот блин, начинается неделька, а сегодня еще и на дежурство, подумал парень.

Руслан выругался и пошел в ванну приводить себя в порядок. Пока он чистил зубы, гимн закончился и теперь у него была передышка на полчаса. Воскресенье выдалось ясным и по-летнему теплым, но Руслана это не радовало. Вместо того что бы поехать с Ленкой на природу и порадоваться майскому солнышку, да и шашлычков с водочкой принять, он вынужден идти на дежурство и полдня слушать бредни очередного гуру.

Хотя нет, сегодня не гуру, а «благословенный проповедник» из какой-то банановой республики. Руслан в очередной раз проклял тот день, когда прельстился громким и важно звучащим названием родной конторы «отдел по делам религии, подотдел по борьбе с деструктивными культами». Как звучит? Точно! Звучит гордо, но…

Но, заключалось в том, что за почти четыре года работы в подотделе они провели восемь задержаний, и только в трех случаях было заведено уголовное дело. Это не значило, что в городе не было тоталитарных сект, как раз наоборот. От мессий, будд, гуру и всевозможных спасителей рябило в глазах. Каждый день появлялись новые пророки и за умеренную или неумеренную плату торговали вечной жизнью. Люди попадались на различные откровения свыше и мистическую силу. Некоторые из этих мессий обосновывались в серьез и надолго, другие сразу стригли с «овец» как можно больше и исчезали. Люди несли последние копейки, что бы гуру мог купить себе новую машину или отложить еще «немножко» на спокойную старость. Только доказать что-либо почти невозможно. Ведь в законах нет четкого определения, где заканчивается сбор пожертвований, а где начинается откровенный грабеж. Гораздо хуже были те, кто сам верил в свою исключительную связь с богом, эти часто работали не за деньги, а для удовлетворения, своего зарвавшегося эго, они были готовы на смерть. И с такой же легкостью отправляли на смерть других.

Для Руслана Евгеньевича Светлицкого, двадцати пяти летнего сотрудника МГБ в звании лейтенанта, разницы не существовало. Парень не был атеистом, но от вида всех этих проповедников его тошнило. Его бы воля… Но ему воли не давали и может быть это и к лучшему.

На вопрос, зачем отдел существует, если он ничего толком не делает, он получил ответ через год после начала работы в отделе. Когда накрыли еще одну секту торговцев счастьем за наличную оплату. Респектабельная организация под названием «Медитативный центр бирюзового лотоса», не сатанисты или особо-свято-немытые монахи, все прилично и тихо, Европейская контора с центром в Берне. Ходят себе люди на лекции, даже пить и матом ругаться бросают. Вся эта идиллия закончилась, когда к ним в отдел позвонила мать одного из молодых адептов, после того как парня с тяжелейшей передозировкой, едва живого доставили в больницу. Толи главарь был слишком жаден, толи не опытен, так и не поняли. Но на медитации людям, включая детей, подмешивали в «энергетически» заряженную воду психотропные препараты.

Вера Захаровна, его начальник, специально сводила его в психиатричку и показала подростков, обливающихся потом, бьющихся об стены и кричащих что они видят Шиву. Один парень не выдержал психической перегрузки и стал просто дебилом, ему было всего лишь девятнадцать лет. Мы, сказала она зеленому от увиденного Руслану, существуем для того что бы они в конец не распустились. Как антитело в организме продолжает свое дело, так и мы должны бороться до конца. Так что Русик, выбирай: или ты с нами и делаешь дело, как получается, или вали из отдела на все четыре стороны. После такой короткой, но весьма поучительной лекции, Руслан всерьез задумался, насколько нужна его работа или он просто просиживает штаны в теплом месте.

Спустя неделю Рендом Пишивари, ответственный за все это, благополучно отбыл в Париж. У него оказался французский паспорт, и начальство предпочло по-тихому спустить дело на тормозах, чем устраивать международный скандал.

Руслан, узнав об этом, в ярости приехал в офис и хотел подать рапорт об увольнении, но зайдя в пустую приемную, услышал, как в своем кабинете плачет Вера Захаровна. Это было немыслимо, она могла высказаться, причем если надо, то и «без падежей». Железная леди, серебряная медалистка чемпионата Европы по дзюдо, плакала от бессилия. Сдавленные рыдания человека, не привыкшего к слезам, доносились из-за дверей. Руслана как обухом по темени перешибло, он-то думал, что он один такой весь из себя чувствительный. «Антитело, мать его…» пробормотал он, смял рапорт и тихо, чтобы не приводить начальницу в смущение, ушел. После этого он стал работать с какой-то угрюмой упорностью. Наверное, именно так бойцы Леонида, стояли в Фермопилах. Без надежды победить, но до конца. И сейчас, молодой симпатичный и не одинокий парень, даже не пытался отмазаться от задания, а с мрачным удовольствием согласился.

Ну что же будем идти и побеждать, таким девизом Руслана напутствовал себя и, мысленно пожелав соседу захлебнуться водкой, пошел на работу.

«Церковь Святой и Нетленной Христовой Плащаницы» прочитал Руслан название, вывешенное на дверях дома культуры. Набрав полную грудь воздуха, Руслан вошел вовнутрь. Проповедь еще не началась, верующие кучками стояли в зале и оживленно беседовали. Парень собирался потихоньку прошмыгнуть на свое место в заднем ряду, но Миша и Валерия заметили его.

– О, привет, брат! – закричал Миша – приветствую тебя во имя Христа!

И конечно полез целоваться, Руслан привычно отстранился от объятий рыхлого и прыщавого парня. Девушка, против поцелуя которой, он в принципе не возражал, просто поздоровалась. Лера, худая, с задатками старой девы, томно заламывая руки, стала рассказывать, как она вчера пробовала проповедовать своему отцу. Как и ожидалось, папа выслушал дочку и со свойственной пролетариату прямотой сказал, где именно он видел всю эту церковь и попа в том числе. Валерия, разумеется, не передавала неприличные подробности, но обладавший достаточным опытом Руслан и сам догадался.

Миша, снова полез с советами, он как мог, старался понравиться девушке и всеми силами пытался завоевать ее расположение. Однако, взаимности не видел. Винил он в этом Руслана, хотя и до его появления в церкви Лера смотрела сквозь него. Двадцати двух летний бездельник, не учился и не работал. Богатых родителей у него не было и просто пригласить девушку в кафе, для него было роскошью, и соответственно, объявлялось грехом. Миша принадлежал к той категории людей, что никогда не могут найти работу, а если кто-нибудь помогал им в этом, работа оказывалась неподходящей. Всего лишь одно занятие было ему по душе: он проповедовал и мечтал стать пастором. Что при его отношении к жизни, было его единственным шансом обеспечить себе тихое и безмятежное существование. Лере он определенно не нравился, но продолжал свое наступление.

– О, сестра, не отступайся! – вещал он – Помни, как Павел апостол проповедовал, и его гнали и били. Мы должны быть готовы ко всему во имя Христа!

– Оставь пока отца в покое – ровно сказал Руслан – ты ему ничего не докажешь, только поссоришься.

– Хорошо Руслан, я так и сделаю. – сказала Лера – спасибо за совет.

Миша, с плохо скрываемой, ненавистью посмотрел на Руслана. Он считал, что тот помешал ему встречаться с девушкой и плевать он хотел на христианское смирение. Как-то раз Руслан попытался объяснить, что он ему не конкурент и у него есть девушка. Но тот лишь лживо улыбался и рассказывал о любви к ближнему своему. Лейтенант тогда подумал, что так же улыбались и инквизиторы, обещая, что они не сожгут ведьму, если та признается. После чего, разумеется, спокойно ее сжигали. Страшно, когда трус получает власть, еще хуже, когда это власть над умами.

– Да, да! Именно так и поступи! – тут же вклинился прыщавый Миша – «Будьте мудры как змеи» – непонятно к чему процитировал он.

К счастью регент хора затянула песню, и все стали расходится по местам. Рядом с Русланом встала старушка и Миша. Лера пошла на сцену, она солировала в хоре. Странная смесь попсы и военного марша загремела на пределе возможностей дряхлой аппаратуры. Все запели:

– Вперед воины Христовы!

Пусть ад идет на встречу,

Но ты будь ко всему готовый!

Нам это по плечу!

Руслан уже знал, что кажущаяся нескладность текста, являет собой особый вид аритмичного воздействия. Сначала людей заставят выплеснуть в кровь побольше адреналина, а затем пойдут другие песни. Люди стали подпевать, сначала потихоньку, но с каждой секундой все громче. Вот уже Миша ревет во всю мощь своей луженой глотки, а старушка, по старости лет не тянущая долгого пения, задыхаясь, несла какую-то околесицу. Это называлось говорением на иных языках или глоссолалией. Но ритм, сложный и непостоянный, в ее завываниях присутствовал. Глаза сектантов остекленели, на сцену выскочил пухленький негр и размахивая библией стал вопить что-то невразумительное перемешивая куски молитвы с глоссолалией:

– О, великий Иисус! Арщщщщ-ктк-кт-кт! Олюкт, олюкт! Маршщщщц! Великий боже! Да славиться имя Твое! Да придет… Щтк-к-к-к-туууут!

Руслана передернуло от отвращения, сейчас начнется проповедь. Негр, с жутким акцентом и плохим знанием русского языка, что делало его похожим на торгаша с рынка, стал проповедовать. Смысл получасовой проповеди сводился к банальным требованиям платить десятину и щедрые пожертвования. И тогда Бог, конечно, воздаст тебе в стократном размере. А если не воздает, значит, ты маловер. Приводились цитаты из библии и примеры «из жизни», Руслан был готов поспорить, что почти все они появились в голове проповедника, если не сейчас, то, по крайней мере, когда он писал проповедь.

– И вот еще пример вам друзья – вещал слуга божий – женщина у нас в Нигерии, осталась без мужа и вместо того что бы сокрушаться по поводу чем ей кормить пятерых детей, она собрала сбережения своего мужа и совершила… Что? – Слабо соображающая толпа завыла «шаг веры!» – А-а-амэн! Да она совершила шаг веры, и бог ее поднял. Он обеспечил ее лучше, чем мог обеспечить муж. Она устроилась работать в дипмиссию американцев и те платили ей столько, что ей даже хватало отправить старших детей в школу. Она поверила богу, и бог ее благословил. А если бы она стонала: О, что мне делать? Бог отвечает, хочешь благосостояния, поверь, просто поверь Мне! Верите ли вы? Тверда ли ваша вера? Или вы только и способны, что давать богу как подачку сотку? Или ваша вера не способна на большее? Тогда не ждите от Него большего! Аллилуия!

Музыканты на сцене заиграли снова, но на этот раз медленную, тягучую и торжественную мелодию со странными интонациями. Лера вышла вперед и запела чистым и нежным голосом:

– Господь, мой свет

И мое спасение!

Кого мне боятся?

Кого страшиться мне?

Руслан едва не ругался в голос, но его побелевшее от злости лицо никто не видел. В заключении всегда давалась порция медитативной музыки. Люди стали поднимать руки и стонали от экстаза. Несколько человек, очевидно, самые внушаемые, рухнули на пол. Это считалось признаком особой святости. Служба порядка, подвывая вместе со всеми, носили по рядам корзины для пожертвований. Стыдливо прятались приготовленные мелкие деньги и делались шаги веры. Большая часть адептов люди не богатые и им предстоял пост до следующей зарплаты.

Абсолютно счастливые люди молились и плакали. Кто то, рыдая, каялся в каких-то грехах, но его не слушали. Пастор, поднял руки и пел, слегка раскачиваясь, но его экстаз был деланным и не настоящим. Впрочем, скажи об этом кому-то из братьев и сестер, они будут с полной уверенностью доказывать, что это самый благословенный пастор на этой грешной земле.

Весь этот кошмар закончится через несколько минут, убеждал себя Руслан. Вот проповеднику принесли пожертвования, ссыпанные в одну корзинку, и он стал молиться. Зал неистовствовал. Хриплые от напряжения голоса, пели, кричали «аллилуйя» и «амэн», почему-то считалось верхом праведности – это слово произносить на американский манер. Хотя для Руслана и его соратников давно не было секретом, что эти бизнес-проекты дело рук ребят из ЦРУ. Зал выл, Руслан почувствовал к этим людям отвращение. Умом он понимал, что их нужно жалеть, они хуже, чем больны, рабство намного хуже болезни. Но почему они позволили довести себя до такого состояния?

В этом безумии беснующихся святых, он снова увидел свою галлюцинацию. Смуглая, чуть раскосая девушка, снова стояла в соседнем ряду. Нельзя было сказать, что она красавица, слишком уж спортивная у нее была фигура. Она скорее светилась здоровьем и чем-то не уловимым, чего лейтенант не понимал. Вот уже несколько раз он видел ее, но стоило отвести глаза, как она исчезала. Это его пугало, добрые коллеги рассказали не одну страшилку о сбрендивших на работе сотрудниках отдела. Руслан зажмурился, но на этот раз видение и не подумало исчезать. Наоборот, тряхнув гривой иссиня черных, слегка вьющихся, волос, она обернулась и приветливо улыбнулась. Что-то в ее улыбке насторожило Руслана, но что именно он так и не смог понять. Но главное девушка и не думала испаряться. Поняв, что это не галлюцинация, он облегченно вздохнул. Надо с ней поговорить, подумал парень. Служба закончилась и дьякон, сухопарая старушка, с редкими седыми волосами, стала читать объявления и церковное расписание. Люди приходили в себя и чувствовали себя опустошенными, после такого эмоционального выброса. От психологического удара они передвигались с трудом и не сразу обретали четкую координацию. Подобный эффект наблюдался почти во всех случаях применения психотехник агрессивного характера. Почти стыдливо, они поздравляли друг друга с «благословенным» служением.

Все, с облегчением подумал Руслан, закончилась каторга! Он собрался идти за своей галлюцинацией, но ему навстречу ему шли Миша и пастор Джон.

– Вот, пастор, я вам о нем говорил, это Руслан – представил его прыщавый увалень. Темнокожий пастор улыбался во весь рот. С энтузиазмом пожал руку и стал расспрашивать:

– Очень приятно с тобой познакомиться Руслан! Майкл много о тебе рассказывал, ты редко заходишь, а мы были бы рады видеть тебя на каждом служении.

Руслан вежливо улыбался, этакой американской фальшивой улыбочкой. Ну, понятно, что он будет очень рад видеть его на каждом служении, пока не узнает, где он работает. Подошла Лера и Руслан, желая сменить тему, вполне искренне, сказал:

– Ты чудесно пела сегодня! – он не кривил душой, но вспоминал старую присказку «ее бы талант, да в мирных целях». – тебе надо в консерваторию идти учится.

Лера вспыхнула как роза и скромно потупила глаза. Тем временем Руслан увидел, что его видение покидает зал и наскоро попрощавшись, пошел ее догонять. Видение и не думала пропадать и ждала его на пороге. Руслану стало не по себе, она, что его мысли читает? Следом обожгло стыдом, когда он вспомнил, как пялился на ее фигуру с самым не христианским интересом. Так, надо в отпуск, мелькнула в голове мысль, в тебя въедается эта траханная мораль.

– Здравствуйте, Руслан! – голос у галлюцинации был сильным и глубоким – нам надо побеседовать.

– Здравствуйте… – парень замялся

– О, извините, меня зовут Купава. Мы можем где-нибудь поговорить спокойно и не торопясь?

– Да, тут неподалеку есть уютное кафе… – Руслан как павлин перед самкой распустил перья, но очевидно эффекта не произвел. Незнакомка явно собиралась именно поговорить. Парень вздохнул и пошел рядом. Устроившись в самом углу сумрачного подвальчика и решительно отодвинув чашку с кофе Купава не стала ходить вокруг да около и перешла сразу к делу:

– Руслан, мы хотим нанять вас для выполнения одной работы.

– Если Родину продать или киллером, то это не мой профиль – попробовал пошутить Руслан.

– Что такое «киллером»? – по-настоящему удивила Руслана девушка. – И не подумайте, ничего против вашей Родины мы делать не будем. Хотя работа, скажем так за границей.

Руслан задумался, все это показалось ему странным. Его вербуют? Да кому нафиг нужен сопляк-лейтенант, да еще и работающий в неинтересном для любой разведки отделе. Все равно, что участкового вербовать. Надо выяснить больше и тогда решать.

– А кто это «мы»?

– Это достаточно трудно объяснить. – Купава задумалась – проще показать…

– Если вы думаете, что я поеду с вами куда-нибудь, вы ошибаетесь. – Руслан был хоть и молод, но далеко не дурак. Купава, нежно и немного грустно улыбнулась ему – нет и все! – отрезал он.

Все так же улыбаясь, она окунула палец в кофе, межу прочим Руслан отметил, что в чашке почти кипяток, но девушка этого, похоже, не заметила и стала обводить влагой рамку на столе по периметру. Руслан с интересом смотрел на ее действия, у девочки ум за разум зашел, это понятно. Он убрал руки со столешницы, когда она проводила линию с его стороны стола.

– Как ты себя чувствуешь? Может врача надо? – Руслан понимал весь идиотизм вопроса, но молча смотреть, как кто-то сходит с ума на твоих глазах, то же не слишком умно. Купава замкнула линию, вытерла пальчик салфеточкой и спросила:

– Ты любишь путешествия? Хотя это не важно, ты все равно ничему не поверишь, пока сам не увидишь! Врата! – последнее слово она произнесла громким и властным голосом, как генерал отдает приказания во время битвы. Кофейная линия вздулась как веревка, зашевелилась и вспыхнула нежно-фиолетовым цветом. Поверхность стола, обведенная этой линией, пошла трещинами и провалилась вовнутрь. Пространство заполнил фиолетовый туман. Руслан понял, что пора делать ноги. Гипноз или что-то еще, сейчас это не важно, пора бежать и подальше. Он, не поднимаясь на ноги, рыбкой нырнул в проход между столиками и с самого низкого старта, то есть из положения лежа побежал. Тот, кто скажет, что это невозможно, явно не был в критических ситуациях. Когда жизни или здоровью угрожает опасность, беременные, на восьмом месяце, женщины перепрыгивали четырехметровые заборы, а одноногие инвалиды на костылях умудрялись сбежать от своры собак. Руслан не был ни беременной женщиной, ни инвалидом, а жизнь и здоровье свое любил и ценил, поэтому рванул сразу на мировой рекорд. Парень почти добрался до выхода из кафе, но перед ним, как из воздуха возникла Купава.

– Извини меня, но ты нам нужен, а каждая секунда здесь жрет прорву энергии. На той стороне я все тебе объясню и извинюсь!

С этими словами она подхватила бешено отбивающегося лейтенанта МГБ, как котенка и швырнула в фиолетовый туман.


                  Глава 2.

Руслан не потерял сознания и успел сгруппироваться. Пролетев сквозь холодный туман, он приземлился на какое-то мягкое покрытие. Вскочил и отдался, как учили, на волю рефлексам. В двух метрах над полом висело фиолетовое облачко и из него, скорее всего и выпал парень. Он находился в какой-то пустой комнате без окон. Весь пол был покрыт мягким губчатым веществом и имел стерильный светло-серый цвет. Стены и потолок были матово белыми. Все это Руслан отметил за несколько секунд, для более подробного осмотра не было времени, потому что из фиолетового облака изящно приземлилась Купава.

В прочем она тут же растеряла большую часть своего изящества, потому что разъяренный Руслан, без разговоров, зарядил ей прямо в глаз. Девушка с криком боли, отлетела к стене. Внутренним, звериным чутьем он почуял движение за спиной и, не оборачиваясь, ударил ногой. Попал во что-то мягкое и это мягкое с, приглушенным стоном, упало на пол. Но праздник имени Русского мордобоя, продолжения не имел. В голове громко щелкнуло, и Руслан потерял сознание.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6