Роман Мавдрык.

И будет светлым мир



скачать книгу бесплатно

И будет светлым мир.

Глава 1


Утро оповестило о себе медленно разгорающимся светом. Уже больше часа лёжу на кровати, закинув руки за голову и пялюсь в полумраке в стерильно белый потолок. В душе шевельнулось гадкое чувство. Захотелось как Федор Михалыч, вымазать эту стерильно белую комнату грязью. Он хотел грязными булыжниками в хрустальный дворец, а я вот грязью в стену. Но нельзя, надо сдерживать иррациональные порывы разрушать. Да и занятие бессмысленное. Нанороботы всходящие в состав всего окружающего: стен, постели, одежды, даже нас, как услужливые полудурки, мгновенно уберут любую грязь. Такой белоснежной идиллии в том далеком, донанонехнологическом мире, было невозможно достичь. К белому, вопреки поговорке, липнет любая грязь, стоит куда-то чуточку влезть – сразу грязь, стирать не перестирать, а вот нанороботы как педанты, старательно выполняют свою программу.

Справа по-кошачьи мурлыкнуло, скосил глаза. Светланка в сладкой, сонной истоме, прижалась, закинув на меня ногу. Медленно отстранился, не желая неосторожным движением будить, недовольно мурлыкнула, подгребла подушку и засопела.

Всё-таки нанотехнологии кроме технологического могущества, дали и такие вот приятные побочные результаты. Хотя нет, не побочные, это было основной задачей, но о ней непонятно почему стыдливо умалчиваем. Светлане больше двухсот лет, а нанороботы поддерживают организм на тридцати, сохраняя абсолютное здоровье и красоту. Да и наш организм, давно не тот слабый водно-солевой раствор, каким был раньше. Нанороботы неимоверно усилили человека, взорви рядом авиационную бомбу, только оглянется, – где стучат? Можем не спать по несколько дней без ущерба для здоровья. Нам не страшны несчастные случаи, все болезни прошлого. Любой человек знает придуманное, открытое, сочинённое, созданное человечеством за всю его историю. Можем мысленно напрямую подключаться к всемирной сети, раньше именовавшейся Интернет, а теперь просто Сеть. Любую информацию сразу скачиваем, просматриваем, анализируем, почти не используя мониторов, голограмм, голопланшетов и прочего. Можем лежать на диване, чесать пузо, просматривать одновременно несколько фильмов, читать Войну и Мир, сочинять стихи. А со стороны будут видеть только чешущегося мужика. Но всё-таки самый приятный бонус нанотехнологий – бесконечная молодость и абсолютное здоровье.

В голове раздался вопросительная трель.

– Можно, – разрешая, подумал я.

– Не помешал? – спросил на радиоволне Каменев, мой первый заместитель.

– Нет. Чего тебе?

– Шеф, все уже ждут.

– Вечно спешат, ещё полторы минуты.

– Да, но…

– Ладно, сейчас буду, – ответил я и отключился.

Осторожно встал с кровати. На противоположной стене россыпь космоса с ярко сияющим созвездием Плеяд, сменилось огромным на всю стену зеркалом. Как по мне, эти атрибуты прошлого: столы, кровати, лампы освещающие и без того белоснежную комнату… придурь. Например, на себя можно посмотреть, не пялясь в зеркало, просто стоит подключиться к камерам слежения, которыми утыкана вся комната и смотреть с любого ракурса, в фас, профиль, сверху, снизу.

В зеркале видим себя такими, какими хотим быть. Фейс перед зеркалом приобретает нужное выражение, осанка нужную ровность. Видеокамеры наоборот показывают все недостатки и косяки.

Но не зря совет составил свод правил и законов, которые наночеловек должен соблюдать, вот и пялюсь в зеркало на себя красивого.

За несколько секунд преобразовал пижаму в классическую одежду белохалатного учённого. Глянул в зеркало. Оттуда смотрит среднего роста, лысоватый, с небольшой щетиной, широкогрудый и крутоплечий человек. По внешности не определишь кто. Одень в рабочую одежду – грузчик, одеть в спортивный костюм – тренер, в элегантный классический костюм, такой себе интелегенствующий браток. Но белый халат, хоть и не очень подходящий к лицу немного смягчал глуповато – агрессивный образ. Коричневые глаза смотрят снисходительно – насмешливо. До сих пор не могу вспомнить где и как приобрёл и никак не могу избавится, да и эта насмешка раздражает многих, особенно с кем впервые встречаюсь. К счастью за две сотни лет научился разгадывать чувства людей, и вовремя надевать карнеговский смайл, – помогает.

Подошел к транспортному кругу в углу комнаты, на радиолуче задал координаты субатомного переноса, скомандовал – пуск. В мозгу вспыхнула и погасла яркая вспышка, и через мгновение сошел с такого же круга в Башне Совета.

Семь передовых ученых составляющих Верховный Совет, стоят возле огромного панорамного окна, широко опоясывающего белоснежный зал. Рассматривают тёмное звездное небо, и расстилающуюся далеко внизу, изрытую кратерами, покрытую толстым слоем замёрзшего воздуха – снега, поверхность родной планеты. Оглянулись, кто кивком, кто взмахом руки поприветствовали. Я кивнул. Сам себе усмехнулся. Все мудрые и старые, но до сих пор как юноши. Хотя удивляться нечему все мужчины взрослые дети. Возможно, только это и держит мужчин в этом мире.

Пока хочется узнавать новое, удивляться, радоваться, пока есть интерес, до тех пор мужчина жив и силен. С возрастом и приобретением опыта, только меняются интересы. Хочется познавать не только радость телесных утех, радость богатства, власти, почёта, а и запредельное, находящееся за рамками материального мира. Но с прорывом в нанотехнологиях, мы опять ударились в материальное. Даже Верховный совет не минула чаша сия. Кроме одного дедушки, все сплошь, богатыри, капитаны америки, мистеры олимпия, даже один халк. Белые халаты распираются от еле помещающихся толстых мускулистых рук, широких плечей, выпирающих плит грудных мышц. Хотя можно понять, не натешились ещё могуществом и расширенными в сотни раз возможностями. Но к счастью у каждого желания лишь ограниченное количество искр вкуса, когда они заканчиваются, иссекает и желание. Насытятся всем этим, захочется чего-то нового, прогресс не остановится.

– Удручающая картина,– сказал я обычной речью, соблюдая ещё одно правило совета. Между собой общаться только голосом, никаких радиоволн, подпространственных передач и прочего. Каждое слово, движение, мимика, записывается. Конечно, пишутся разговоры на радиоволнах, и подпространственные. Но доказать, в этом случае что-то трудно, можно сказать, задумался и случайно ляпнул на радиоволне или на что-то другое. А так. Сказал? Сказал. Всё, слово не воробей…

– Ценим, только когда потеряем, – грустно сказал Ашдот, сегодня он к торсу Геракла прилепил благородную седую голову. Постоянная смена головы и лица, толи комплекс, толи бзик, но все давно свыклись, да и великим ученым позволительно быть в мелочах странными.

– Сколько будем себе врать, и ходить вокруг да около, – вмешался в разговор Ринат-халк, поскребши по бритой черепушке – прекрасно знаем, почему так случилось. Прошляпили, похерили и тэдэ. Причина не в том, что не ценили, а в том, что дураки. Нет, чтобы признать этот факт, так нет…, мы постоянно ищем оправдания.

– Этому нет оправдания, – укоризненно сказал я. – В произошедшем виновны мы и нам с этим жить, никуда не денемся.

– Я вот думаю, стоит ли так долго жить, чтобы с таким жить, – ехидно поинтересовался Ринат. Все промолчали. Правду говорит этот зелёный бугай. Долголетие… хотя слово долголетие не подходит, оно актуально для живших меньше столетия. Сейчас, получив возможность продолжать жизнь хоть до бесконечности, все в растерянности, ещё не свыклись. Моральные аспекты многих вопросов, ещё не до конца ясны, появились новые, ответов на которые вообще нет. Например, как жить человеку, оплошность которого привела к гибели людей, как договориться с совестью, как забыть, сколько времени искуплять такой проступок. Чувствую, ждут подводные камни, ждут.

Мы оторвались от созерцания фантасмагорического пейзажа, расселись за круглым, как у короля Артура, столом. Соблюдаем кажущуюся равность, но давно признали, в совете главный я, и моё слово хоть и не закон, но имеет приоритетное значение. К счастью ещё не приходилось идти одному против совета. На то мы и совет, чтобы находить разумные решения.

– Что говорит разведка, – спросил я, сев, опёршись локтями на стол и скрестив пальцы.

– Вроде бы ничего необычного. За время путешествия сталкивались с такими астероидами восемь раз, диаметр пять с лишним километров, масса около миллиона тон. Он нашему авангарду по зубам, дополнительных затрат не потребуется…, – ответил Нильс, и умолк, не решаясь продолжать.

– Почему, вроде бы…., – я уловил неприятную тревогу в его голосе, – что не так?

Нильс молчал, задумчивость белобрысого арийского лица выдавала нерешительность сказать важное, но неопределённое.

– Не могу утверждать точно, – медленно и осторожно произнёс он. – Но… возможно астероид искусственного происхождения.

В зале затихло. Все уставились на Нильса.

– Подтверждения? – потребовал я

– Смотрите и делаете выводы.

Над столом возникла трёхмерная голографическая проекция. Космос, щедрая россыпь далёких звёзд, среди всего этого выделилась маленькая движущаяся точка. Компьютер увеличил изображение. Точка превратилась в астероид. Нильс приблизил, стало видно поверхность.

– Вот, – ткнул он пальцем, – видите…, шесть образований похожих на квадраты расположены симметрично на равном расстоянии, образуют круг, от каждого исходят линии, пересекающиеся точно по центру. Это явно не природного происхождения.

– М-да, – произнёс Ринат, выстукивая зелёными пальцами дробь на столе, – какова вероятность, встретить других разумных?

– Один к нескольким миллионам, если не больше.

– Надо же такому случиться, как раз этот один и попался нам…, как Емелям, – с недовольством на зелёном лице вздохнул Ринат.

– Компьютер, каковы пропорции изображения, – взволнованный голос Ашдода, неприятно резанул по ушам. Я поморщился, но сразу взял себя в руки. Что поделаешь, одни принимают новости с оптимизмом, другие не приемлют, я хоть и приемлю, но всегда отношусь с опаской.

– Пропорции соответствуют золотому сечению, – ответил приятный женский голос, – вероятность создания изображения разумными существами, девяносто семь и девять десятых процента.

– Приготовьте нанобомбы, пусть авангард будет готов применить, – сухо распорядился я.

– Дмитрий, так нельзя. Надо изучить. Это первое важное событие с момента катастрофы, – волнуясь ожидая отказа, возразил Ашдот.

– Не запрещаю. Но траектория пересекается с нашей, – я развел ладони. – Увы. Будьте готовы уничтожить объект. Мы не можем рисковать.

– Немедленно вылетаю,– обрадовано ответил он, уже поднявшись и направляясь к кругу, – соберу лучших специалистов, постараемся узнать как можно больше.

– Возьмите летуна, неизвестно с чем столкнётесь, оружие не помешает.

Ашдот кивнул и исчез в круге. За ним последовало ещё двое.

– Надо же, такая удача, – восторженно сказал Нильс.

– Я бы так не радовался, – отозвался Ринат, остальные закивали. Последняя встреча Земли с космическим пришельцем едва не стоила человечеству существования.

– Согласен с зелёным, – поддержал я, – такие сюрпризы и встречи нам ни к чему.

– Что вы так. Это же мечта человечества – встретить себе подобных.

– Вот в этом всё и дело, – сказал Ринат, – если человек встретит себе подобных, это чревато б-а-а-альшими неприятностями. Мы очень неприятные существа. Забыли, с каким трудом удалось взять под контроль и навести порядок до и после катастрофы. А ведь отобрали лучших: учёных, преуспевающих бизнесменов, инженеров и других вроде бы адекватных и разумных…. И вот как раз те, лучшие, выжившие после катастрофы, чуть друг друга не перебили. Так что не очень хочется встретить похожих на нас. Да и перестраховаться надо, неизвестно что у них в мозгах, и какова технологическая мощь. Судя потому какую отгрохали махину, немалая. Так что не радуйтесь.

Нильс поник. Как не крути, а Ринат прав, жестоко прав, – подумал я. – Если бы человечество не относилось ко всему с опаской, давно быть ему в архиве истории вселенной. Хватило один раз дать слабину и вот результат. Астероид столкнул планету с орбиты. Нам ещё повезло, что столкнул не в сторону Солнца, а вытолкнул с плоскости Солнечной системы. Теперь несёмся одуревшие, непонятно куда и как, на неуправляемой планете, без атмосферы, магнитного поля…. О, насчёт неуправляемой планеты.

– Нильс, что у нас с планетарным двигателем?

– Установку и тестирование основных узлов закончим через месяц, ещё недели две на полную проверку, потом можно делать пробный пуск. Компьютер покажи отчет.

Голограмма несколько раз мигнула, изображение астероида сменилось рядами формул и графиков.

– Ты наш лучший специалист-геолог, – сказал я, просматривая массив данных, – По последним данным внутренность планеты остыла на двадцать тысячных градуса…

– Дмитрий не беспокойся. Мы решили использовать в качестве источника энергии земные недра, потому что нет более мощного для такого двигателя. Все расчёты говорят – беспокоится не о чем. Запас термической энергии огромнейший. Есть и плюс в его использовании.

–Какой?

–По возвращении планеты на орбиту, будет намного легче восстановить магнитное поле. Ты ведь знаете, как оно образуется….

– Знаю, знаю. Глупо конечно говорить, но проверяйте и перепроверяйте всё по сто раз. Мы хоть и изменили атомную решетку поверхности планеты, но под ней такая мощь, сам знаешь, пойдёт что-то не так, разнесёт наш глиняный шарик, как тухлое яйцо.

– Проверяем всё,– заверил Нильс, – каждый шажок, каждую мелочь, после монтажа просимулируем все возможные варианты на компьютере.

Я одобрительно кивнул. Хотя человечество слилось в один народ, точнее не народ, даже не знаю, как назвать, но чувствуется, в жилах Нильса течёт германская кровь. Его дотошности, педантичности и настойчивости может позавидовать любой компьютер. Если сказал, что проверит, и перепроверит сто раз, можно не сомневаться, так будет, даже для уверенности проверит сто первый.

– Что у нас с Тайными? – спросил я.

Ринат перестал поглаживать покрытый чёрной щетиной подбородок и мечтательно смотреть в окно, повернулся к залу. Тайные, наша постоянная и вяломучающая мозг головная боль. Где они впервые появись как группа и организация никто не знает. Но в полной мере проявили себя прямо перед катастрофой. Никто и не мог подумать, что идея самоубийства человечества с помощью астероида захлестнет столько умов. Тогда с помощью полиции, армии и неадекватной жестокости удалось придушить восстание. Уничтожили лидеров и большинство участников, пустили под нож всех, даже отдалённо сочувствующих. Попутно перебили всех известных членов всех известных на то время террористических организаций, любого толка, будь то мусульманские или христианские экстремисты, неоязычники, куклус клан и прочие. Но остатки главного противника расползлись по тёмным норам. С тех пор о них никто не слышал, как будто канули в лету, исчезли.

Но иногда смутно ощущается, – кто-то прощупывает наше общество, на способность принять их идеи. Как болезнь, подбирающаяся к здоровому организму. Пока организм здоров, но кто знает, когда и где даст слабину.

– Пока молчат, точнее не было никаких явных проявлений. Но косвенные данные тревожат.

– Ты поконкретней.

– Поконкретней? Хм. Ну, то кто-то что-то услышит, то где-то шо то ляпнут, то не так посмотрят, – ответил он. – Мы хотя и взяли под контроль всё, прослушиваем разговоры, как обычные, так радио и подпространственные, просматриваем все файлы, переписку. Но фанатики не те дикари, с которыми приходилось иметь дело до катастрофы. Научились прятаться. Тем более есть сведенья, что к ним примкнули несколько ведущих учёных ….

– Ринат, делай что хочешь. Задействуй лучших аналитиков, пускай всматриваются в лица, вслушиваются в интонации, в слова, но найди всех и обезвредь. Мы не можем допустить саботажа, теперь один фанатик, может не только уничтожить планету, а всё человечество.

Ринат кивнул и снова повернулся к окну. Хоть и делает разгильдяйский вид, но в голове уже просчитывает сотни вариантов и предположений. А ведь действительно, что в средневековье мог сделать один фанатик, максимум схватить топор побольше и расшибить одному – двум головы, пока его самого не порешат, в два столения назад, выбежать и стрелять с пулемёта. А сейчас всё намного страшнее и опаснее, один фанатик-учёный, из подручных средств и без особого труда, может создать в кустарных условиях кинетическую бомбу, способную разрушить город. Теперь задачи службы безопасности намного сложнее.

– Медицина, не надо устраивать клоунаду, – обратился я к последнему и не особо разговорчивому члену совета.

Старенький, сморщенный дедок, дремлет, опершись грудью о стол и подперев кулаком щёку. Что за странная придурь у нашего главного медика? Получив шанс расширить возможности, все сразу воспользовались. В первую очередь создали себе красивые и неуязвимые тела. А этот хоть и перестроил тело, сделав неуязвимым, но упорно сохраняет внешность старого дедка, которым был много лет назад. Да и косит под старика, то куняет, то кряхтит, хотя в тоже время мозг постоянно работает, а физической силе и выносливости позавидуют чемпионы тяжеловесы и марафонцы прошлых лет.

– А? Что? Медицина… – встрепенулся он.

– Кларк, давайте серьёзно, – с мягкой укоризной перебил я.

Главный медик сразу посерьёзнел.

– Физиологически всё население абсолютно здоровое, но…

– С психикой проблема, – закончил вместо него я.

– Да, – кивнул он, – После достижения бессмертия в обществе забродили непонятные волнения. Как будто потерялся какой-то важный смысл… назову пока смысл жизни. Раньше все знали, рано или поздно умрут. Цель если и была, то понимали, на её достижение можно и нужно положить всю жизнь. А теперь понимают, любую поставленную цель можно рано или поздно достичь, при чём не особо напрягаясь, в запасе вечность. Значит все цели мелочь по сравнению с вечностью. Вот тут и началась основная проблема – выбор цели.

– М-да, и насколько плохи дела.

– Пока это даже не цветочки, а почки или початки, – сказал Кларк, – Но в дальнейшем проблема станет серьёзной. Как бы ещё Тайные не узнали, тогда получат серьёзный козырь.

– Ринат, слышал? Учти.

– Уже учёл, – ответил Ринат, не поворачиваясь от окна.

– Не думали, как устранить проблему, – спросил я, опять начавшего дремать Кларка. Чувствую, начинает раздражать.

– Думали, – он открыл глаза, посмотрел на меня и сразу стал серьёзным. – Но проблему с ходу не решить. Всё заключается в эволюции человека. Точнее мозга. Он эволюционировал миллионы лет, как говорится, медленно, но уверенно. Расширял возможности, понемногу и осторожно. А тут раз, и сразу такой рывок. Вот мозги и начинают давать сбой. Расширение возможностей мозга с помощью нанотехнологий природой не планировались. Всё произошло внепланово. Так что даже не знаем с чего начать.

– Странно, – ответил я, – У меня мозг наполовину из нанороботов, да и сам почти уже не человек в биологическом смысле. Но я не утратил, ни человечности, ни чувств, ничего, никаких сожалений и тревог по поводу отсутствия цели нету. В вечности у нас будет целей немерянно и каждая всё сложнее и сложнее, и поэтому интересней.

Кларк развёл руками.

– Будем разбираться. Возможно это какая-то болезнь, или естественный отбор. Но рано или поздно разберёмся.

Я одобрительно кивнул.

После достижения бессмертия, появилась куча проблем. Но в первые полсотни лет после катастрофы и эйфории по поводу бессмертия, человечество не забивало себе голову ничем. Сейчас всё вроде бы устаканилось, осталась Великая цель – вернуть планету назад в Солнечную систему и на свою орбиту. Но всё чаще начали появляться мысли, – а что потом. Ну, освоим мы Солнечную систему, потом ближайшие звёзды, галактику, вселенную, параллельные вселенные, чёрные дыры, а что потом? На этот вопрос никто не может дать ответа. А кроме него назревают и другие вопросы, на которые ответов так же нет.

Даже у Совета лишь смутное представление, что потом. Но, увы, это выходит за пределы человеческого понимания. Наш мозг, пусть даже на несколько порядков сильнее, чем раньше, все ещё слишком слаб, и не способен осознать сложность тех задач, которые возникнут в будущем.

Я поднялся из-за стола, это всегда означало конец ежедневного совещания. Теперь у каждого куча рутинной работы. Хотя человечества всего сорок миллионов, но хлопот с ним немало. Ежедневно приходится решать кучу споров, проблем, задач. Все такие, что правителям прошлого и в страшных снах не снились. Сегодня опять появилась куча новых: возможный контакт с другими разумными, Тайные, начинается ранее невиданная болезнь. Решать их надо, и решать в авральном порядке.

Не знаю как кого, но меня беспокоят два вопроса: фанатики и болезнь. Контакт с инопланетным разумом хоть и поражает воображение, фантазию, вызывает любопытство, но это не главное. Ну и что, что мы встретились с другими. Рано или поздно, если они есть, встретили бы, это и ежу понятно. С нашим могуществом, можем спокойно путешествовать в космосе на космических кораблях. При том в очень простых, но надёжных. В них не нужны сложные системы жизнеобеспечения, над которыми ломали головы инженеры прошлого, этим займутся нанороботы в нас самих, обеспечат клетки кислородом, теплом, питательными веществами, всем. Не помеха даже то, что наши двигатели развивают черепашью, до световую скорость, не хватает всего лишь каких-то полторы тысячи километров. Учитывая фактическую бессмертность скорость перемещения не важна.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное