Роман Красиков.

Дом, милый дом и другие рассказы



скачать книгу бесплатно

Дом, милый дом

Посадочный модуль мягко коснулся грунта и замер, зарывшись опорами в серый песок. Озарив навигационную рубку призрачным светом, вспыхнули экраны головизоров. На прозрачной поверхности мониторов появлялись и исчезали лихорадочно бегущие цепочки непонятных символов и пиктограмм. Электронная чехарда продолжалась около двух минут. После чего всё стихло, и в тишине раздался отрывистый писк, сообщавший о том, что анализ окружающей среды успешно завершён. Зан бегло взглянул на экран. Атмосфера почти в норме. Условно пригодная для дыхания. Уровень кислорода сильно понижен. Содержание углекислого газа и соединений тяжёлых металлов близко к критическим показателям. Радиация – выше среднего, сложных форм жизни в радиусе пятидесяти километров не обнаружено. В общем, что и следовало ожидать от планеты, которой причислен класс опасности А. Зан провел рукой над панелью управления дроидами, и в ответ ему из грузового отсека модуля послышалась суетливая возня роботов. Зашипела гидравлика внешнего шлюза, и верные помощники человека безропотной толпой высыпали наружу. Вспахивая мёртвый песок титановыми гусеницами, дроиды принялись за возведение защитного периметра вокруг корабля. Непонятно только от кого тут защищаться. Планета давно мертва и представляет из себя одну огромную безжизненную пустыню. Однако, если, по какой-то причине, ей причислен класс А, тогда всё должно быть строго по инструкции. То, что в окрестностях не зафиксированы многоклеточные формы жизни не значит ровным счётом ничего. Простейшие тоже могут быть опасны. В предполётный инструктаж до сих входит разбор той злосчастной экспедиции на одну из планет Гаммы Стрельца. Тогда Научный Совет лишился исследовательского транспорта и десятка бесценных сотрудников. Никто и предположить не мог, что огромные пластинчатые черви, населявшие тот странный, выкрашенный в пёстрые краски мир, настолько опасны. Зан не раз просматривал слайды, изображавшие то, что в конечном итоге осталось от исследовательского корабля. Вид искорёженные куски армированного металла, способного выдерживать колоссальные нагрузки и температуры, кого угодно способны повергнуть в ужас. Или же мотивировать строго следовать инструкции. О том, что стало с командой лучше не думать. Причём никакой агрессии со стороны местной фауны зафиксировано не было. Просто тем чудовищным червям для того, чтобы начать процесс размножения путём деления, необходимо колоссальное количество оксида титана. Причина катастрофы, как всегда проста и банальна. Экипаж корабля действовал не по инструкции. Как обычно сыграл свою роль пресловутый человеческий фактор. Поэтому всё всегда должно быть строго по инструкции.

Зан вывел на экран изображение того, что творилось вокруг корабля и откинулся на спинку кресла, заложив руки за голову. Тьма и холод. Бескрайняя пустошь серого мёртвого песка, над которой пляшет позёмка, гонимая невидимой рукой ветра. Сверху непроглядный чёрный купол равнодушного неба, усыпанный льдинками далёких звезд.

И всё. Это и есть наш дом, думал Зан, глядя в непроглядную черноту ночи. Колыбель человечества. Земля. Рай, потерянный много лет тому назад, уничтоженный по собственной глупости и жадности. Родина. Мать, давшая жизнь великой цивилизации которой покорились звёзды. Теперь всего лишь пустошь, выжженная дотла голодным пламенем ядерной войны. Зан попытался вызвать у себя хоть какие-то чувства, проникнуться смыслом этих слов, услышать отклик на них у себя внутри. Ничего. Пустота. Точно такая же пустота, что царила снаружи. А разве может быть иначе? Для него, родившегося и выросшего на космической станции слова «родина» и «мать» не несли в себе абсолютно никакой эмоциональной нагрузки. Да и вообще, эмоции давно уже официально признаны рудиментом, мешающим развиваться человечеству, тормозящим естественный прогресс и движение вперед. Около двухсот лет назад был выведен ген, подавляющий агрессию, ненависть, злобу, любовь, зависть, привязанность. То, что неминуемо ведёт нас к безумию, необузданности, неуправляемости, то, что вызывает войны и распри. Людям пришлось принести собственную душу в жертву ради блага и процветания цивилизации. Зан прекрасно помнил из курса истории, почему Научный Совет решил пойти на столь радикальные методы. Кровавый калейдоскоп событий, который неминуемо привёл бы всё человечество к гибели необходимо было остановить. Зан вывел на монитор данные, которыми его снабдили перед вылетом. Что мы имеем? Терра Прима. Планета условно земного типа. Биосфера отсутствует, уничтожена около трёхсот лет назад вследствие глобального катаклизма. Глобальный катаклизм! Любят в Научном Совете громкие определения. Зан усмехнулся. Как не называй, война всегда остаётся войной. Дальше… Запасы природных ресурсов минимальны. Воды, в обычном для неё агрегатном состоянии практически нет. Ледяные шапки на полюсах не в счёт. Ядро слабоактивное, поэтому новообразований полезных ископаемых в ближайшем обозримом будущем ожидать не приходится. Беглого взгляда на эти данные вполне достаточно, чтобы понять – жизнь едва тлеет в этом дряхлом теле. Чем же, интересно, эта крохотная планета, затерянная на задворках Галактики так притягательна для учёных? Третий исследовательский модуль сюда посылают. Странно и непонятно.

Зан снова переключил мониторы на внешний обзор. Без изменений. Унылый пейзаж, на фоне которого словно большие чёрные жуки копошатся дроиды. Раз он тут оказался, значит это кому-то надо. Ведь кто-то должен был профинансировать экспедицию, даже несмотря на предыдущие неудачи. Значит от Зана требуется лишь выполнять свою работу. И, конечно же, следовать инструкции. Знать бы ещё, что именно от него ожидают? Не образцы же радиоактивного песка собирать!

Прошло два часа и вокруг модуля стараниями дроидов был возведён довольно надёжный защитный периметр. Вокруг корабля, словно огромные грибы, выросли плазменные турели. Они угрожающе водили из стороны в сторону своими орудиями, поджидая врага. Судя по всему, не существующему в этом жалком мире. Сканеры органики жужжали сервомоторами, прощупывая окрестности, анализируя почву и воздух в поисках хоть малейшего признака биологически активной жизни. Терра– и аэрозонды выстраивались ровными шеренгами и один за другим отправлялись на разведку окрестностей. Над всем этим техногенным великолепием огромным пузырем расцвело, заискрилось в разряженной атмосфере, прозрачно голубое сияние энергетического щита.

Зан не спеша облачился в скафандр и вышел наружу.

Модуль приземлился на вершине небольшого холма. Вокруг, насколько хватало глаз, простиралась серая безжизненная пустыня. Пустота и тишина. Слышно только, как гудит генератор силового поля и тихо шепчет песок, путаясь в ногах. Зан обошёл корабль, давая антигравитатору возможность настроиться под силу тяжести планеты. Возле трапа он остановился. Небо на востоке покрылось бледными пятнами. Тени потянулись к западу. Занималась заря, первый рассвет Зана в этом уставшем, одряхлевшем под тяжестью веков мире.

Выехать раньше полудня, как планировал Зан, не получилось. Причиной тому стал один из терразондов, который вернулся к кораблю с поломкой. Его угораздило где-то надломить жало алмазного бура. Ничего серьёзного, но пришлось задержаться и заняться ремонтом. Как только робот был готов отправиться в очередное путешествие к недрам Земли, Зан вскочил в изогнутое кресло гравицикла и, вздымая тучи пыли помчался вниз по склону холма.

Солнце, вскарабкавшись в самую верхнюю точку зенита, нещадно заливало жаром мёртвые пески. Двести пятьдесят градусов Цельсия. Цифры тревожно мелькали перед глазами, выведенные для удобства на внутреннюю панель светофильтра гермошлема. В запасе ещё есть около ста градусов, после чего начнут плавиться мозги. От таких запредельных температур не спасет даже скафандр. Да, ничего себе местечко. Поверхность планеты нагревается очень быстро, увеличивая температуру воздуха в десятки раз. Нужно быть начеку. Как показывает практика, компьютерным, механическим и прочим системам, стоящим на службе людей, свойственно отказывать в самый неподходящий для этого момент.

Прошло два с лишним часа бешеной гонки сквозь пески, однако безжизненный пейзаж и не думал меняться. Вокруг по-прежнему высились пепельно-серые дюны, утопавшие в знойном мареве. Песок шуршал под колёсами, хлестал и царапал светофильтр, забивался в каждую складку скафандра, просачивался в любую, даже самую крохотную щель на корпусе гравицикла. Жара стояла такая, что даже усилившийся было ветер был не в состоянии развеять её. Зан въехал на вершину очередного холма и остановился. На сегодня хватит. Завтра можно будет начать поиск с этого места, постепенно углубляясь дальше в пустыню. Зан зачерпнул пригоршню песка. Хотелось бы увидеть воочию, что представляла из себя Земля до катастрофы. Ему никогда прежде не приходилось бывать на планетах земного типа. Красивые картинки, которые он просматривал перед вылетом не могли в полной мере передать всю прелесть или же наоборот все недостатки обитания в мире полном органической жизни.

Песчинки стремительными ручейками ускользали сквозь пальцы. Ветер подхватывал их на лету и уносил прочь. Похоже на пепел… Серый и безжизненный. Что именно Научный Совет хочет тут найти? Останки былой цивилизации, некий древний артефакт или сделать очередное сенсационное открытие, после которого снова придётся переписывать учебники по истории? Похоже на бред. У учёных и без того хватает проблем, кроме как копаться среди руин древних мегаполисов. В данный момент все силы брошены на поиски новых колоний. Космические станции уже не в состоянии вместить в себя быстро растущее население людей. Нужен новый мир. Старый-то уже не вернёшь.

Кстати о старом мире… Когда Зан просматривал данные, полученные с орбиты, он заметил неподалеку от места высадки руины крупного города. Километров триста на запад. Надо наведаться туда и сделать пару снимков для Совета.

Зан воткнул в песок стальной шест спектрального маяка и развернул гравицикл. Ещё раз окинув взглядом унылые барханы, взъерошенные ветром, он задал компьютеру максимальную скорость. Задерживаться тут не было ни малейшего желания. Завтра он продолжит поиски. Песок. Всюду серый песок. Монохромный ландшафт. Не за что глазу зацепиться. А небо, словно в насмешку, чистое, прозрачно голубое. Ни единого облачка. Возможно, большие «шишки» в Научном Совете и, в правду, тешат себя надеждой вернуть этот мир? Может они хотят восстановить погибшую биосферу и вновь заселить родную планету? Дать людям второй шанс. Пусть так, но возникает логичный вопрос. А захочет ли кто-то вернуться? Жизнь на колониальных станциях, если и не идеальна, то очень близка к этому. Целые города, вместившие многомиллионное население, парящие в вечной пустоте космоса полностью автономны и в состоянии обеспечить всем необходимым своих обитателей. Продукты питания синтезируются прямо на борту. Ресурсы, необходимые для жизнедеятельности станции, добываются на необитаемых планетах и астероидах, которых встречается несчётное число на вечном пути человечества сквозь Вселенную. Две сотни лет прошло с тех пор, как люди сумели победить такие недуги общества как голод, нищета, расовые и социальные неравенства. То, что когда-то вело к неминуемому конфликту, агрессии и самоуничтожению, теперь считается пережитком прошлого, побочным эффектом развития социума. Сами эти понятия канули в бездну веков, а слова, обозначавшие их принято считать архаизмами. Современное общество идеально. Оно строится по такой модели, где полностью исключается неравноправие по отношению к отдельным его единицам. Каждый занимает ту ячейку в социальной системе, которую назначит ему Система Распределения. Компьютер проводит тщательный анализ личности и определяет врождённые способности человека и, на основе полученных данных производит расчёт его будущей жизни. В Системе Распределения задействованы мощнейшие компьютеры, которые контролируются лучшими умами Научного Совета. Любая ошибка исключена. Достигнув нужного возраста, получаешь требуемое образование, после чего начинаешь осваивать профессию, предопределённую тебе компьютером. Ту профессию, что подходит тебе идеальным образом. Не в этом ли счастье? Получить то, что желаешь. Пусть неосознанно, подсознательно, но желаешь. Это прекрасно – быть частью чего-то великого, пружинкой огромного механизма.

Переселение землян с поверхности планеты на космические корабли стало важным и решающим шагом для всей цивилизации. И, как водится, любые перемены, особенно глобального характера, неминуемо сопровождаются конфликтами и кровопролитием. Несогласных с новым направлением политики было более, чем достаточно. Ещё одну войну человечество бы не выдержало. Тогда был создан Научный Совет. Коллегия учёных укрепилась в аппарате власти, со временем заняв в нём главенствующую роль. Когда стало ясно, что обычные меры не в силах остановить вспыхнувшие по всей планете восстания, был издан Закон о всеобщей диэмоционализации. Сперва с воздуха распылили газ, подавляющий эмоциональность. Но, так как действие газа было весьма ограниченным, генными инженерами был разработан метод прямого воздействия на ДНК. Оглушённые внезапным действием газа люди свозились в специальные медицинские центры, где им вводилась вакцина перманентного действия. Этот процесс занял несколько десятков лет, но в итоге Научный Совет одержал верх. Будущее неизбежно. Постепенно общество встало на путь перевоспитания. Ведомые мудрыми Наставниками люди становились лучше и лучше. С годами человечество забыло навсегда о таких вещах, как война, терроризм, религиозная нетерпимость и национализм. Все стали равны. Люди были готовы отправиться в путь, начать свою историю сначала.

Система жизни на колониальных станциях проста, как всё гениальное. После проведения диэмоционализации сознание людей кардинально переменилось. Оно поднялось на следующую ступень развития. Эмоции – это рудимент, пережиток прошлого, регресс. Эти простые истины и исторические факты были известны Зану с раннего детства, которое он провёл, как и остальные дети, в Инкубаторе. Прекрасное место в лучшем отсеке станции, наполненное холодным сиянием звёзд и блеском корабельных переборок. Под присмотром строгих Наставников и дроидов дети познавали Истину и своё предназначение. Таков был мир, к которому привык Зан и менять что-то у него не было не малейшего желания. Но, похоже, у кого-то в Совете другое мнение на этот счёт. Кто, а главное, зачем? Эти вопросы не давали покоя. И, какова его миссия на этой позабытой всеми планете?

Когда до посадочного модуля, окутанного голубым грибом защитного поля оставалось около трёх километров, ветер заметно усилился. Низко стелясь к земле, под колёсами гравицикла заплясали маленькие песчаные вихри. Восточную часть горизонта заволокла тьма. Лилово-чёрное облако, искрящееся электрическими разрядами, быстро увеличивалось в размере, приближалось, охватывая дюны пылевыми щупальцами, грозя отрезать Зана от корабля. Скоро ветер уже ощущался даже сквозь плотную ткань скафандра. Компьютер тихо запищал и вывел не экран шлема цепочку тревожно пульсирующих красным цифр. Скорость движения воздушных масс к востоку от холма превышала сто пятьдесят километров в час. Настоящий ураган. Зан перевёл управление гравициклом в ручной режим и прибавил скорости. Остаток дня лучше провести под надёжной защитой титановой обшивки модуля. Едва за спиной закрылась впустившая Зана брешь в куполе энергетического поля, как свет померк и первые разряды молний ударили в землю. Буря взвыла сотней демонических голосов, поднимая в воздух тонны песка. Зан едва мог различить вытянутую перед собой руку. Если бы не встроенная в скафандр электроника, помогавшая определять направление, пришлось бы двигаться буквально на ощупь. Оказавшись внутри корабля, Зан первым делом скинул с себя тяжёлый скафандр, каждая армированная складка которого была залеплена песком. Впредь надо быть осторожнее. Заранее выбирать маршрут так, чтобы избегать подобных встреч. Если буря застигнет его посреди пустыни – это конец. Проходит она быстро, но от этого не становится менее разрушительной. Зан сбросил с себя всю одежду и прошлёпал босыми ногами в душ.

Ближе к вечеру, когда шторм снаружи немного стих, Зан попытался связаться с автоматическим кораблём-носителем, доставившим его на Землю, но ответа не последовало. Не отвечал так же и спутник, запущенный на околоземную орбиту, которому полагалось обеспечивать связь на дальних дистанциях. Скорее всего, причиной тому стала треклятая буря, которая заволокла собой половину горизонта и, презрев все законы метеорологии, не желала уходить дальше на запад. В сложившейся ситуации не было ничего необычного, планета класса А, без сюрпризов не обойтись. Просто нужно следовать инструкции и сохранять хладнокровие. Зан отдал приказ дроидам проверить внешние устройства связи и синтезировал себе ужин. С докладом на станцию можно и подождать. Покончив с едой, Зан перебрался в рубку. Ветер ещё бесновался снаружи, осыпая хлёсткими ударами обшивку посадочного модуля, но сила его уже была не та, что час назад. Буря нехотя уползала, оставив в покое маленький корабль посреди огромной пустыни. Зан включил мониторы внешнего обзора и лёг на диван, глядя в сгущавшуюся мглу сумерек, пронизанную свистом ветра и шорохом песка. Его не покидало странное чувство, что в сложившейся ситуации было что-то не так. Вся эта экспедиция казалась чем-то несуразным. Дело даже было не в чувстве, понятии неприемлемом для современного человека, а в обычном логическом умозаключении. Зан вспомнил свой вылет с колониальной станции. Пустой ангар, монотонная суета дроидов, подготавливавших корабль, в руках у него сияющий металлическим блеском тубус с электронной картой внутри, полученный от представителя Научного Совета накануне. Всё, как положено, по инструкции… И всё же. Тут Зана осенило. Обычно, перед высадкой на планете с повышенным классом опасности, инструктаж проводится до получения задания, а не наоборот. Обсуждаются возможные риски, оговариваются действия в экстренных ситуациях, планы эвакуации. Только после этого пилот получает карту, которую загружает в бортовой компьютер своего корабля. В этот раз Зана никто не инструктировал. Ему просто вручили тубус. Тогда он не придал этому значения. Для него, не раз выполнявшего подобные вылеты, как боевые, так и тренировочные, всё было и так известно, зазубрено и записано, как говориться прямо на подкорку. Не было необходимости повторять известные истины. Но инструкция есть инструкция. До последнего момента, пока Зан не загрузил карту в компьютер, он толком и не знал, да и не задумывался особо, куда направляется. Бегло глянув на координаты места назначения, он преспокойно доверился искусственному интеллекту корабля. Надо бы перепроверить всю информацию, что он получил на станции, чтобы выкинуть из головы все ненужные сомнения. Зан перекочевал в кресло и включил компьютер. Спустя полчаса нервного блуждания по закоулкам электронной памяти бортового компьютера, его хладнокровие дало трещину. Записи о том, что он покинул станцию, напрочь отсутствовали в системе. Не было данных ни о том, куда он направляется, ни о цели его экспедиции. Ничего. Но не может же просто так взять и исчезнуть с борта колониальной станции корабль, оснащённый гиперпрыжковым двигателем с пилотом на борту, и никто этого не заметил? Или может. Зан нервно провёл рукой по коротко стриженным волосам, вскочил с кресла и принялся расхаживать взад и вперед. Выходило так, что кто-то решил отправить его на Землю, не получив одобрения Совета после чего, намеренно скрыл всё, касательно вылета. Опять эти пресловутые вопросы: кто и зачем? Зан вернулся мыслями к началу своего путешествия. Он вспоминал каждую деталь, скрупулезно складывая каждую на отдельную полочку своей памяти. Медицинское освидетельствование, психологические тесты, настройка аппаратуры, всё проводилось роботами. Ни единой живой души. Кроме… Тубус с навигационной картой ему вручил старик в сером халате учёного. Да, точно, теперь Зан вспомнил его лицо, выцветшие бледно голубые глаза и молочно-белые волосы с пробором посередине. Профессор чуть замешкался, передавая карту молодому пилоту и, вроде, что-то сказал ему в напутствие. Что именно, теперь уже не имело значения, да и не вспомнить. Тогда Зан не обратил внимания на старика. Все они, учёные, похожи друг на друга, отличить одного от другого можно лишь по возрасту. Но пойти против всех правил, установленных Советом! Для этого должны быть очень серьёзные мотивы. А тот профессор не очень-то походил на бунтаря, к тому же, запуск модуля невозможно осуществить в одиночку. Значит старику помогали. У Зана по спине пробежал холодок. Его ведь тоже, наверное, теперь считают соучастником заговора. Но почему никто его не предупредил, не сообщили о цели полета? Чтобы он тогда стал делать? Скорее всего сообщил бы куда следует и дело с концом. Хотя… Зан совсем запутался. Что дальше? Ответа он не знал. Остаётся лишь одно – следовать инструкции. Это наиболее верное и, главное, лёгкое решение. Он продолжит собирать образцы почвы и воздуха, искать признаки органики и воды, словно ничего не случилось и ждать момента, когда, наконец, появится связь.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2

сообщить о нарушении