Роман Костенко.

Отвергнутые боги. Избранника не существует



скачать книгу бесплатно

© Роман Андреевич Костенко, 2017


ISBN 978-5-4483-8768-5

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero


Предисловие

Яркое утреннее солнце осветило крышу Королевского замка. Это утро всех встречало с теплыми лучами солнца, и с каждой минутой становилось все теплее, и теплее, но было кое-что, что грело эту землю намного сильнее… Пламя войны бушевало уже долгое время. Поводами для этого были все банальные причины: месть, дележка земли или просто жажда власти. Нынешняя война идет уже почти год между двумя государствами: Королевством Патриа Люкс и, некогда кочевыми разрозненными племенами, которые ныне представляют огромную орду под названием Ауре, во главе которой Иммортель, беспощадный и хладнокровный воин, и непревзойденный стратег. Вроде бы еще недавно Патриа Люкс было самым сильным государством, и никто не мог осмелиться на него напасть, но вот идет война с кочевниками на востоке, и некоторые государства образовывают некий союз под названием Триастате. Это своего рода договор между тремя государствами, в который входят такие обязательства, как война против Патриа Люкс по общей готовности и любой поддержке, и помощи в любой момент. В этом мире у каждого есть свои враги и союзники, но в отчаянные меры люди создают себе героя из кого-то, кто просто привлек внимание. Но правда жизни такова – избранников не существует…

Глава 1

– Вставайте, юная леди. – произнесла пухлая невысокая женщина, одёргивая шторы на окне.

Эта женщина не выглядела уставшей или запуганной, хотя и являлась слугой. Нынешняя королевская династия отличается от предыдущей, своим отношением к слугам. В целом, низшие слои свободных людей и рабы, кои находились на одинаковых условиях жизни, всегда были призираемы любыми людьми, даже теми, у которых было на пару монет в кармане больше. Рабы в королевстве Патриа Люкс были в основном люди военнопленные или с долговой кабалой. Единственное, что отличало раба от свободного бедняка, это то, что свободному разрешалось иметь собственность или какое-то свое дело, другими словами создавать свое наследство. Хотя, это никогда не считалось за различие. Ну правда, откуда у бедняка средства на собственность или, тем более, на наследство?! Поэтому свободные бедняки и рабы были общим общественным классом.

В основном, в аристократических семьях с такими людьми обращались как с ненужной, постоянно мешающей вещью, которую жалко выкинуть, потому как за нее они отдали пару золотых статеров. Как говорится: «Лучше купить десять килограмм мертвой скотины, которую можно съесть, чем семьдесят килограмм живой, которая будет объедать тебя». По этой поговорке можно понять, что рабы здесь ценились намного хуже скота. Чем богаче человек, тем он становится более жадным.

Королевская семья пыталась с этим бороться, вывести рабство даже за пол века нереально, а никто кроме них не хотел расставаться со своими рабами, потому что это очень удобно.

Содержать раба намного дешевле, чем платить кому-то жалование, поэтому богатые и влиятельные семьи были против лишения их «живых вещей», а без их поддержки королю не удавалось покончить с рабством или хотя бы ослабить его влияние.

Было обычное утро. Лучи солнца еле касались земли, изгоняя мрак из всех темных уголков королевства. Все лесные зверьки повылазили из своих норок и пещерок и занялись своими обычными природа-естественными делами. Вот, например, тролли, в припрыжку бегают по красивейшим лугам Трамвийской равнины за гоблинами, просто, потому что они еще не завтракали. Нагие девы и мужи рассредоточены в хаотичном порядке по всему Бургунскому лесу, так как полнолуние уже прошло. Нибелунги вновь вышли на дороги, чтобы полакомиться свеженькими жирненькими торговцами, что спешат из города в город, для продажи своих, никому не нужных безделушек. Вампиры, перед сном желая друг другу вечной жизни, и человека с повышенным содержанием сахара в крови, ложатся в свои гробы, принимая перед этим бокал алой, дурманящей разум крови, чтобы лучше спалось. В общем природа не меняется и продолжает жить своей жизнью.

Одёрнув шторы, служанка впустила яркие солнечные лучи и в покои принцессы. Лучики сразу попали девочке на глаза, от чего она начала сильно морщиться и забиваться между подушками, отыскивая там немного темноты для своих глаз.

– Омара, солнце только встало! Зачем в такую рань меня будить?! – с еле приоткрытым одним глазом и явным недовольством спросила девочка.

– Ваш отец, хочет видеть вас в тронном зале, – ответила служанка и начала готовить одежду для принцессы.

Девочка любила одевать штаны и габисон, чтобы заниматься делами, совсем не соответствовавшими леди. Ее любимыми занятиями были такие вещи, как: залазить куда-нибудь на высоту, ездить верхом на лошади и заниматься фехтованием на мечах. Все это король Орбис пресекал, как только узнавал об этом. «Она леди и ей не стоить уметь все это делать» – всегда он говорил. И Орбис всегда заставлял ее одеваться в роскошнейшие платья каждый день, чтобы хоть как-то заставить ее это носить.

– Это еще зачем? – с большим удивлением спросила принцесса, вставая с постели.

Эта девочка была двенадцати лет, ростом около сто сорока сантиметров, стройного телосложения, с красивыми вьющимися длинными светло-золотыми волосами. О ее красоте уже слагали легенды. Принцессу считали чародейкой, потому как их всегда изображали неземной красоты во всех сказаниях и преданиях. Или была еще легенда, что ее заколдовала добрая чародейка еще в детстве, даровав ей облик богини и интересы присущие смертным мужам.

– Его Величество не оказывает мне столько доверия и такого отношения, он лишь приказал вас привести, – служанка продолжала копошиться с вещами принцессы.

– Значит настроение у него плохое… В последнее время он часто бывает не в духе. Как дела на войне? – уже надевая платье, перевела быстро тему девочка.

– Юной леди не надо думать о войне. Вам следует уделять внимание более женским вещам, – помогая одеть платье ответила Омара.

– И что же это?! Как заплести косу или сшить платье?! – принцесса всегда начинала выходить из себя, когда ее заставляли заниматься чем-то «женственным». Она любила в основном наблюдать поединки рыцарей или занятия новобранцев и опытных солдат в Солдатском двору.

– Нет, для этого у вас есть слуги, – как-то устало произнесла служанка. Возможно, потому что этот разговор был у них уже в тысячный раз.

– Отлично! Тогда я буду думать о войне! – девочка натянула вокруг себя пояс и направилась к выходу из комнаты, чтобы спуститься в тронный зал к отцу.

Принцесса не успела дойти до ступенек, как неожиданно, не пойми откуда, появился архонт Каллидус, глава шпионского королевского подразделения. Элис врезалась в архонта, но, не смотря на его титул, она заулыбалась. Принцесса давно знает Каллидуса. Он с самого детства заменяет ей дядю, а ее отцу брата.

– Извините, я вас не заметила, – произнесла принцесса.

– Ничего. Это для меня даже комплимент, – архонт негромко рассмеялся.

– Как у вас дела? – вдруг спросила девочка.

– Хорошо, но Элис, я тебя не первый день знаю, – архонт немного наклонился к девочке. – Опять собралась меня про войну расспрашивать?!

– А вы опять, наверное, мне ничего не скажете? – Элис громко вздохнула, надеясь вызвать чувство жалости у архонта.

– Могу лишь сказать, что все несколько хуже, чем все думают, – Каллидус подмигнул принцессе, – но я тебе этого не говорил.

– Конечно, сир. Все как обычно, – закончив разговор, Элис направилась к лестнице и продолжила путь на встречу со своим отцом.

По пути принцесса, как обычно, разглядывала красивые доспехи рыцарей, что висели на внутренних стенах замка. Каждый доспех был именным. В прошлом его носил один из легендарных рыцарей, что жили когда-то в этом королевстве. Например, «жемчужиной» этой коллекции были доспехи некоего Драгона, темно-синие доспехи из мифической драконьей кожи с шипами на руках, ногах и плечах. Удивительные доспехи, подчеркивающие и выделяющие фигуру, делая из своего носителя настоящей устрашающей силой, одним своим видом они рассказывали самую красочную легенду. Возле каждого доспеха висят портреты тех самых рыцарей, что носили их. Конечно, большинство этих портретов написано со слов «как бы» очевидцев, но тем не менее в фольклоре эти описания являются опорой в написании легенд об их подвигах. Согласно одной из таких легенд, в Драгоне текла кровь драконов, он обладал магией сильнее чем у чародеев и колдунов, и глаза у него были змеиные, а цвет зрачка небесный. Так он и был изображен на его портрете, что висел рядом с его доспехами. Драгон был кумиром Элис. Ведь, по тем же легендам, он был потрясающим мастером фехтования двумя мечами, то есть в стиле Демахера. У его портрета и доспехов принцесса всегда задерживалась надолго, представляя себя в этих доспехах, совершая подвиги, и убивая всех врагов на своем пути. Но ее мечта была неосуществима. Она ведь «леди», которой нужно выйти замуж, нарожать каких-нибудь принцев и принцесс и умереть забытой в истории. Именно последняя часть этой жизненной цепочки ее приводила в бешенство само больше. Она хочет оставить свое имя в истории, чтобы ее вспоминали, как и Драгона – сородичи с восхищением, враги с трепетом.

Глава 2

Громким стуком пивной кружки по столу, мужчина лет двадцати пяти, с обычной короткой прической и легкой щетиной, крепкого телосложения, и одетый в железную кольчугу, обвитые простой одеждой, разбудил, полусидящего спящего ремесленника за столом.

– Еще мне пива! – воскликнул пьяница и вновь опустил свою взъерошенную голову на стол, закрывая при этом глаза.

Типичный городской кабак в дальнем районе города, в котором сидят в основном наемники, преступники и ремесленники, не отличающиеся особыми талантами, и из-за чего не очень богаты. Вообще, кабаки, бордели и гостиницы в королевстве это одно и тоже. Раньше это были разные заведения, но постепенно все это срослось в одно, потому что, во-первых, так прибыльнее. Во-вторых, посетителей стало втрое больше. И в-третьих, все это настолько сплетенные структуры, словно одна единая паутина отдыха и развлечений. В каждый праздник, в каждом городе, хозяины таких заведений наживаются очень даже не плохо, а те, у которых еще и все стерильно и вход только по приглашениям, вообще купаются в золоте. В общем это вполне прибыльное дело.

Сегодня, как никогда в кабаке под названием «Ночник» было очень шумно. Король ожидал иностранную делегацию из орды Ауре, чтобы заключить временный мир. По этому поводу, Его Величество, обещал устроить праздник на целую неделю, если, конечно, мир состоится. Теперь столица королевства Патриа Люкс полна прихожан, и все кабаки с комнатами забиты, словно рыночная площадь в выходное утро.

К столу подошел мужчина, лет тридцати на вид, тоже крепкого телосложения, с длинными, слегка вьющимися волосами, и густой, но небольшой бородой и шрамами от лезвий на лице. Без всякого сомнения этот человек был в бою ни один раз.

– Вот же все огорчатся если праздник не состоится, – с пьяной улыбкой произнес мужчина. – Слушай, а может в более дорогое и безлюдное место пойдем, а?! Мы не плохо заработали за последний месяц и пару недель мы можем отлежаться в заведении у Лено. У него не самые лучшие комнаты, но точно лучше, чем здесь и, что самое главное, у него там просто шикарные барышни. – С предвкушающим удовольствием от того заведения, и подмигивая своему приятелю, произнес мужчина.

Но его собеседник все молчал и пристально смотрел на рядом, полусидящего спящего ремесленника. Этот пьяница сидел не двигаясь, лишь пускал слюнявые пузырьки изо рта, и иногда, что-то бормотал на непонятном языке. Ремесленник был весь взъерошен, а его одежда порвана и грязна. С виду можно подумать, что это страдалец, переживший осаду замка, а на деле простой пьяница.

– Крейвен, что-то не так? Ты чего уставился на этого идиота? – начал заподозривать что-то неладное мужчина.

– Смотри, – Крейвен указал пальцем на синюшность вокруг глаза пьяницы, – он уже пятый раз просыпается, заказывает себе пиво, которое ему кстати и не собираются нести, и падает на этот глаз. В итоге, у него уже образовался фингал.

Крейвен говорил это с таким интересом, что его другу показалось это чертовски странным. Обоим наемникам всегда не было дела ни до одного пьяницы или неудачника. Они презирали таковых и никогда их не замечали, чтобы лишний раз не тратить на них время. Вообще Крейвен считал, что если человек ничего не добился в жизни и ничего не делает со своим положением, то он не человек, он попросту никто. Его не существует. Он не полезнее камня, что лежит на дороге. Его друг был более простого мнения на этот счет. Он всегда думал, что такими людьми легче всего манипулировать (точнее только такими он и манипулировал) и использовать себе на благо. Тем не менее общее мнение у них было одинаково – такие люди не заслуживают уважения.

– Парень, ты меня пугаешь… – в недоумении произнес приятель.

– Ну вот, смотри, – сказал Крейвен и пролил немного пива рядом с лицом пьяницы.

Ремесленник начал внюхиваться, не открывая глаза. Потом он постепенно принимал вертикальное положение и, в конце концов, открыл глаза, правда с трудом. Пьяница несколько секунд сидел и дремал, он был слишком пьян и ему надо было ответить на один из трех вопросов: кто он, где он и, что ему делать. Вскоре он принял самое очевидное решение, и самый логичный ответ.

– Еще мне пива, быстро! – закричал мужчина и снова упал лицом на стол, ударяясь о пустую тарелку синюшным глазом.

– Видел?! – с улыбкой воскликнул Крейвен, – до чего же он резиновый придурок!

– Мне кажется, что тебе на сегодня хватит алкоголя. – Хаин стоял с каменным лицом. – Давай к Лено лучше завтра заглянем.

– Да ладно, я просто развлекаюсь, как могу. А то скукотище-то какое… И к тому же я тоже собираюсь напиться сегодня и не хочу завтра утром проснуться с образовавшимся фингалом без драки. А если это случится, мне придется ударить тебя, чтобы я не чувствовал себя таким же пьяницей, как и этот идиот.

– Не волнуйся, друг, в заведении у Лено ты будешь падать лицом только в женские сиськи, – успокоил Крейвена его друг.

– Ну что же, мой патлатый друг, значит потешимся как следует сегодня, – Крейвен встал из-за стола и направился к выходу.

Выйдя на улицу, они увидели перед собой очень красивую улицу, несмотря на то, что это самый «темный» уголок в королевстве. Широкая дорога, вымощенная камнем, привезенным из горного королевства Маунтан. Или как говорил Хаин: «местность озлобленных гномов-переростков». Дома, выполненные в стилях романского, готического и ренессанса. Конечно, с красотой центральной улицы ей не сравниться, но и эта может заворожить своей красотой.

Наемники шли не спеша, наслаждаясь тихим ранним утром и, любуясь всеми красотами, что предоставляло это Королевство. «Заведение у Лено» находилось намного ближе к центру, то есть к замку, поэтому и должно было соответствовать стандарту красоты своей части города.

По пути к Лено, Крейвен размышлял о своей жизни. Ему всего двадцать с лишним, а уже событий наберется на целую книгу. В общем, было над чем размышлять, пока Хаин травил свои анекдоты, которые Крейвен слышал уже в десятый раз.

– Не трогайте меня! – кричала женщина, стоявшая у лавки с различными снадобьями и травами.

Этот крик одновременно прервал и размышления Крейвана, и анекдоты Хаина, кстати, что было редкостью.

Наемники направились к лавке, чтобы узнать, что там происходит. Подойдя к лавке, они увидели женщину, среднего роста с изящной фигурой, как будто наколдованной, с черными прямыми волосами чуть ниже лопаток и зеленными, как у кошки глазами. У нее в руке был нож для нарезки различных ингредиентов для микстур. Рядом с ней было четверо мужчин, все вооружены мечами, с плащами на спинах и со странным знаком на грудях. Этот знак, а точнее символ: меч из желтой стали и черной рукояти с гномьими символами, объятый синим пламенем, все это внутри шестиугольной звезды Морса, это отличительный знак инквизиторов, которые ищут волшебников и волшебниц, коих не существует уже давно. Они сжигают любого, кто просто подходит под их описание. Они давно были сняты с государственного обеспечения из-за ненадобности, и более того, считаются приступной группировкой, потому что по сути своей они войны, а точнее головорезы, которые убивают невинных людей.

– Вы чекнутые фанатики, с червями вместо мозгов, оставьте меня в покое! – все не преставала кричать женщина на инквизиторов.

– Ты ведьма, госпожа Амелия! И ты должна быть сожжена! – говорил один из них, единственный у кого были грудные доспехи с красивой гравировкой, остальные были в литых доспехах. Видимо это был главный в их группе, к нему и начал сперва присматриваться Крейвен.

– И откуда вы это знаете? Откуда знаете, что эта женщина ведьма, чародейка, волшебница или, кто она там по вашему мнению? – вмешался в разговор Крейвен.

– У ее снадобий слишком быстрый эффект. Они заживляют раны слишком быстро и еще они лечат абсолютно любую хворь, – ответил их главный.

Целительница решила теперь помолчать. Она смотрела то на Крейвена, то на инквизитора. Ей не верили ни одному ее слову, и она думала, что неожиданные заступники переубедят психов с мечами, желающие ее сжечь, отступиться от этой затеи, ну или просто их прогнать, ей было все равно как.

Хаин тем временем тоже молчал. Он сам прекрасно знал, что Крейвен в переговорах получше его будет, но он также знал, что его терпение не резиновое.

– Так вы наоборот радуйтесь, что у нее такие снадобья, – продолжал Крейвен – она может своей настойкой жизни миллионам спасет, а вы ее на костер сразу.

– Пошел прочь! Еще одно заступное слово и во имя Мендациума я лишу тебя жизни, неверный! – закричал главный инквизитор и вытащил меч из ножен.

Другие инквизиторы последовали его примеру. Наемники сделали тоже самое. Хоть они и не хотели сражаться с отлично обученными бойцами перед походом в элитный бордель, но их мнения уже никто не собирался спрашивать.

– Ну попробуй, – Крейвен встал в стойку.

Первым напал на Крейвена ближайший к нему инквизитор. Наемник уклонился от атаки и нанес скользящий удар по корпусу, который отразил главный инквизитор. Крейвен удивился столь командному ходу. Видимо, бой группой у них в обучении в приоритете. На Хаина напали сразу двое, но он ушел от их ударов кувырком вперед и оказался у них за спинами. Хаин попытался ударить одного из них в шею, пока представилась возможность, но быстро развернувшись, рыцарь отразил его удар, а второй сразу же напал на него. Крейвен только что и успевал отражать удары инквизиторов, но, увидев оплошность не главного рыцаря, который слишком сильно открылся в замахе удара, наемник атаковал в плечо со всего маха. Инквизитор взвыл от боли, так как лезвие проникло очень глубоко, и рука была теперь постностью нерабочая. Главный инквизитор, увидев это, сразу же усилил напор на наемника. Хаин в это время лишь слегка порезал ногу одному головорезу. Он тоже еле успевал отбивать удары всё наступающих инквизиторов, как будто заговоренных. Быстрым движением, достав кинжал из ножен, Хаин отбил удары сразу обоих рыцарей и, сделав шаг вперед, перерезал горла обоим инквизиторам. Тем временем Крейвен отражал атаки главного и последнего, из сражающихся рыцарей. Но, увидев, что последний задержался на секунду в замахе, ударил его ногой в грудь. Инквизитор отлетел на несколько шагов назад. Но тут же двинулся обратно к наемнику. Рыцарь снова напал на Крейвена, но наемник уже сам решил наступать на противника. Крейвен уклонился от атаки и ударил кулаком по лицу, потом мечом нанес рубящий удар по голове, который рыцарь еле отразил и отлетел немного назад. Крейвен, с разбега в три шага, левой ногой наступил на чуть согнутое правое колено рыцаря, а правой коленкой со всего маха ударил по его лицу. Инквизитор упал на землю, выронив меч из руки, и на несколько секунд потерял сознание.

– Крейвен, ты удивлен не меньше меня, что первым напал не я?! – с улыбкой спросил Хаин, на что Крейвен ответил лишь улыбкой.

В этом момент подбежали стражники. Их было пятеро. Сначала все они кричали, чтобы наемники бросили оружие, но увидев, что за эмблемы были на грудях у рыцарей, сразу поняли в чем тут дело.

– Самооборона, это, конечно, не преступление, но посреди города затевать драку, да еще и с убийствами, это не хорошо, – сказал один из стражников.

– Мы подошли пару снадобий купить, но один из них напал на нас, как бешенный козел, – ответил Хаин.

От такого стыдного ответа у Крейвена скривилось лицо. Но все же он решил дать Хаину волю, чтобы тот уладил дело со стражниками. Пока Хаин там разбирался с блюстителями закона, он решил поговорить с «якобы волшебницей».

– Извините, что распугали всех покупателей, – с улыбкой произнес Крейвен.

– Ничего страшного, это я по крайней мере переживу, что не сказала бы о той встрече с инквизиторами, – отвечая улыбкой на улыбку, ответила женщина.

– У вас правда есть такие снадобья, о которых они говорили? – все-таки поинтересовался Крейвен.

– Да, есть. Я нашла чудные растения к западу от замка, на берегу. Они-то и дают такой чудесный эффект. Вот, возьмите несколько таких снадобий, за то, что спасли мою жизнь. – не преставая улыбаться, ответила Амелия. – Спасибо, что вступились за меня. Не знаю, чтобы я делала, если бы не вы. Ведь стражники бояться перечить инквизиторам. Эти бандиты вообще с головой не дружат, даже если им король приказал бы отстать от меня, то они бы и на него набросились.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное