Роман Казимирский.

Элвин



скачать книгу бесплатно

– Да что же это такое?! Прекратите сейчас же!

Элвин принялся избивать паркет пятками с такой яростью, что очень скоро выдохся. Проковыляв к любимому креслу, он упал в него и поджал под себя ушибленные ноги. Соседи всякий стыд потеряли – как можно так громко стонать? И пусть бы там была какая-нибудь голливудская парочка, так нет ведь – молодожены, поселившиеся этажом ниже, своим внешним видом являли бесспорное доказательство происхождения человека от обезьяны. Он никогда не был ярым сторонником дарвинизма, однако в данном случае мысленно пожал ему руку: сложно было найти иное объяснение их появления на свет и достижения половозрелого возраста.

– Наконец-то, – проворчал Элвин.

То ли его возмущенные вопли возымели эффект, то ли чересчур любвеобильные человекоподобные, наконец, пресытились друг другом, но в доме наступила долгожданная тишина. Стараясь ничем не нарушить ее, молодой человек на цыпочках пересек комнату и подошел к окну, чтобы взглянуть на идиллический пейзаж, окружавший элитный комплекс. Люди, с которыми ему приходилось общаться время от времени, каждый раз удивлялись, когда перед ними появлялся молодой мужчина, которому на вид едва ли можно было дать больше двадцати пяти.

– Я думал, вы старше, – проворчала дородная баба, принесшая ему документы на подпись.

Глядя на ее красную потную физиономию, он испытывал что-то похожее на внутреннее удовлетворение. Пока Элвин пытался объяснить по телефону этому ожившему пончику, в чем заключаются ее обязанности и почему он не должен приходить за своей посылкой на почту лично, ему показалось, что он как минимум дважды сдох от непроходимой тупости и лени своей собеседницы.

– А мне казалось, что вы стройнее, – бросил он в ответ и, не дав ей времени собраться с мыслями, чтобы выдать очередную порцию грубости, захлопнул дверь прямо у нее перед носом.

Потопав немного, чтобы у почтальонши создалось впечатление, будто он ушел, молодой человек с любопытством прильнул к двери.

– Козёл! – прокричала женщина запоздалое ругательство и, бормоча что-то под нос, наконец, ушла.

Наверное, станет теперь рассказывать своим коллегам – таким же тупым и жирным – о том, какой он урод. Пусть так. Зато в следующий раз они не станут вынуждать его обращаться к их начальству. Может быть, сказать управляющему, что лифт уже можно запускать? Все же он не один здесь живет.

– Неее, – нараспев произнес Элвин, с удовольствием вспоминая потную физиономию тетки.

Он не хотел признаваться себе в том, что подобные встречи ему на самом деле нравятся. И пусть врачи говорят, что у него социофобия – что с того? Элвин давно миновал период отрицания и научился жить с собой в мире. У него было все, что нужно: счет в банке, собственная квартира, в любой комнате которой при желании можно было поселить целый выводок муми-троллей, и настоящая армия посыльных всех мастей, готовых по первому его желанию привезти все, что можно купить за деньги. Правда, иногда все же приходится браться за дело лично, как, например, в случае с недоставленной вовремя посылкой, но молодой человек не имел ничего против такой разминки.

А что? Если сказано, что заказ будет у него утром в одиннадцать, то именно утром и именно в одиннадцать он должен быть возле его двери, что бы там ни произошло. Его и так вынудили ждать лишние два часа и сорок семь минут. А это, между прочим, его жизнь. Кто имеет право распоряжаться хотя бы секундой, если она принадлежит ему – и никому другому? Кивнув себе, Элвин отошел от окна и взглянул на новый миксер, доставленный накануне. Но был таким чистым и аккуратным, что его владелец никак не мог решиться начать им пользоваться. Пару раз он уже почти включил его в розетку, но в последний момент его что-то отвлекало. То эти сексуальные террористы снизу, то…

– Опять?!

Он прислушался к звукам, доносящимся сверху, и, подождав несколько секунд, удовлетворенно хмыкнул: ему пришлось выдержать настоящий бой со старухой, живущей этажом выше, прежде, чем она, наконец, нацепила на свою клюку резинку. Пожалуй, прежде он не сталкивался с такими упертыми существами, как эта старая карга, и если до этого он всегда выигрывал словесные поединки за счет своей способности завершать разговор тогда, когда ему было угодно, то с ней эта стратегия не срабатывала. Дело в том, что старушенция была глуха, как Бетховен, во всяком случае, делала вид, будто ничего не слышит. Пару раз, закончив гневную тираду на победной ноте, молодой человек уже успевал спуститься к себе, как вдруг слышал все то же мерное постукивание, от которого не спасали ни шумоизоляция, ни затычки в ушах. Поднимаясь снова, он видел перед собой ту же беззубую улыбку и по-детски доверчивые глаза за толстенными стеклами очков.

– Да, милочка, – дребезжащим голосом приветствовала его каждый раз старуха. – Забыла что-нибудь?

Элвин устал объяснять ей, что он не девочка, а совсем наоборот, и в какой-то момент догадался, что его собеседница попросту издевается над ним, прикидываясь немощной. Ну, что ж, подумал он, посмотрим, кто кого. Он на протяжении целого месяца фиксировал на диктофон все шумы, которые производила его соседка, пока, наконец, не вывалил перед обалдевшим управляющим целую кипу жалоб, подкрепленных записями и доказательствами того, что жить рядом со старухой совершенно невозможно.

– Может ее того – в дом престарелых определить? – подмигнул он мужчине, который, нацепив очки на нос, сосредоточенно разглядывал каждый предоставленный ему листок.

– Не положено, – наконец, тот оторвался от чтения и с сожалением поцокал языком. – Я уже предлагал ей, но она не хочет.

– А с родственниками поговорить не пробовали?

– Судя по документам, у нее нет никого. Она пережила всех и теперь осталась совершенно одна. Знаете, сколько ей лет?

– Пятьсот?

Элвину было наплевать на то, насколько древней была эта ковыляющая проблема. Пусть даже ее бывшим соседом был сам Тутанхамон, ему-то что? Впрочем, он бы с удовольствием выяснил у него, как он избавился от такого паршивого соседства. Хотя, молодой человек хмыкнул про себя, старуха-то здесь, а вот фараон… Да, живучая тварь.

– Ей девяносто девять лет, – почему-то торжественно объявил управляющий.

– Наплевать. Хочу, чтобы вы ее убрали.

– Но это никак не возможно. Было бы проще, если бы она снимала квартиру, но она такая же собственница, как и вы. К тому же она не такая уж и шумная, как мне показалось. С чего вы взяли, что после того, как она съедет, в квартиру не заселится какая-нибудь многодетная семья? Представьте себе, сколько шума они будут производить.

– Да, здесь вы правы, – Элвин нехотя согласился, на секунду вообразив, что над ним устроили игру в догонялки какие-нибудь мелкие засранцы. – И что делать?

– Вот что. Я обещаю поговорить с ней. На худой конец сломаю ей палку и подарю новую – со специальной накладкой.

– И она не будет стучать так громко?

– Обещаю.

Молодой человек так и не узнал, что именно всемогущий управдом сделал, но факт оставался фактом: с тех пор стук сверху практически прекратился. Иногда ему казалось, что там вообще никого нет – и тогда он поднимался на этаж выше, чтобы удостовериться в том, что старуха доживет до своей сотни.

Элвин сел за стол и раскрыл перед собой тетрадь, в которой была расчерченная таблица. Пробежав по ней взглядом, он поставил галочку напротив графы «Дряхлая древность». Улыбнувшись этому своему достижению, молодой человек тут же нахмурился – оставалось еще несколько позиций, состояние которых совершенно его не устраивало. Главной проблемой были все те же соседи снизу. Что бы такого сделать, чтобы они угомонились? Он испробовал самые разные методы: жалобы, угрозы, громкая музыка рано утром – создавалось впечатление, что под ним поселились не люди, а какие-то трахороботы. Им все было ни по чем. В конечном итоге он добился лишь того, что как-то к нему зашла заспанная соседка, которая жила двумя этажами ниже, и пообещала откусить ему нос, если он не прекратит свинячить. Так и сказала: свинячить. При этом на ней была полупрозрачная блузка, сквозь которую… Ух, какая же она клевая! Элвин, вспомнив ту незапланированную встречу, почувствовал, как у него свело судорогой живот от внезапно нахлынувших чувств. Интересно, она жила одна – или с кем-то? Впрочем, одернул он себя, даже если бы у нее никого не было, он все равно вряд ли когда-нибудь решился с ней познакомиться. А вдруг он бы ей понравился? Пришлось бы ходить на свидания, приглашать ее к себе. На последнее он пойти никак не мог, потому что с трудом мог представить, чтобы кто-то, кроме него самого, прикасался к его простыням и пил из его кружек. А ванная комната? Он читал о том, что женщины, прежде всего, оккупируют эту часть мужского личного пространства, баррикадируя путь к свободе всевозможными баночками, кремами, лосьонами и прочей ерундой. Нет уж, спасибо! Вытянув перед собой руку, словно отказываясь от поступившего предложения жить вместе, он представил, как по милому лицу его соседки катятся слезы и автоматически отстранился, чтобы она не залила его рубашку.

Поставив, таким образом, крест на отношениях с коварной незнакомкой, Элвин задумался. Ему вдруг пришло в голову, что его негативное отношения к соседям снизу было вызвано элементарной завистью. Однако он тут же рассмеялся, отметя это предположение как совершенно абсурдное. Молодой человек был счастлив, и достигнуть абсолютной гармонии ему мешали лишь моральные уроды, окружившие его со всех сторон. Это на самом деле походило на какую-то осаду Ла-Рошели, при этом он ощущал себя гугенотом, которому приходилось отбиваться от надоедливых наемников Людовика. Правда, у него не было поддержки ни голландцев, ни англичан – ему все приходилось делать самому. Вот и сейчас он ломал голову над тем, какую бы еще диверсию устроить, чтобы, наконец, пронять этих приматов, но при этом не вызвать гнев остальных жильцов дома. Элвин привык воспринимать себя как пример для подражания, и ему была невыносима даже мысль о том, что его действия могут быть восприняты как хулиганство. Устав строить планы мести, один неосуществимее другого, он с раздражением захлопну тетрадь и решил переключиться на что-нибудь более созидательное. Вспомнив о блендере, молодой человек отправился на кухню. Хромированный красавец смотрел на него со столешницы, словно говоря: ну, сделай же это, наконец!

– А почему бы и нет? – произнес вслух Элвин, с чувством собственного превосходства глядя на своего немого собеседника. – Смысл твоего существования состоит в том, чтобы я был счастлив. Так? Так. Значит, сделай мне коктейль. Но, черт возьми, почему ты такой шикарный?

Выругавшись, молодой человек тут же зажал рот руками, словно оттуда могло вылиться что-то отвратительное. Зажмурившись, он несколько раз крутанулся на месте и, наконец, без сил опустился на стул, хмуро глядя перед собой.

– Хорошо, ты победил. Можешь гордиться собой.

Элвин терпеть не мог признавать свои поражения, что все эти новенькие устройства, которые выглядели такими доступными на экране монитора, вводили его в ступор, стоило им попасть ему в руки. Он не мог представить себе, как будет смывать остатки пищи с их когда-то идеально чистых поверхностей. Во многом именно из-за его неспособности смириться с несовершенством этого мира одна из многочисленных комнат в квартире была практически полностью заставлена заказами, которыми он так и не решился воспользоваться. При желании этой коллекцией можно было обеспечить целую армию поваров и домохозяек, но Элвин даже мысли о том, чтобы расстаться хоть с одним экземпляром, не допускал. Когда-нибудь он обязательно решится, но потом. А сейчас он просто поставил блендер рядом с его коллегами и, помахав ему на прощание рукой, захлопнул дверь. Возможно, следующая попытка будет более успешной.

Кто-то постучал в дверь – молодой человек не признавал электрических звонков и поэтому сначала поставил свой на беззвучный режим, а потом и вовсе попросил управляющего снять его со стены. Конечно, и стук не мог ему нравиться, потому что кому-то обязательно нужно было прикасаться к его двери, пусть и снаружи, однако это было меньшее из зол. Удивившись тому, что кто-то решил побеспокоить его, он взглянул на календарь, висевший на стене, и почесал затылок: кому он мог понадобиться в субботнее утро? Может быть, жильцы опять решили провести внеочередное собрание? Неужели они еще не привыкли к тому, что он на них никогда не присутствует? Стараясь не производить шума, Элвин притаился в надежде на то, что неизвестный посетитель решит, будто его нет дома, и уберется. Однако человек за дверью, похоже, не понимал намеков. Когда стук раздался в третий раз, молодой человек, громко возмущаясь и старательно топая, подошел к двери и распахнул ее, приготовившись вылить на незваного гостя ушат раздражения и злости. Однако снаружи никого не оказалось – его настолько заинтересовал этот факт, что он даже переступил свой порог, чего прежде почти никогда не делал. Нет, никого. Пробормотав какие-то не слишком грязные ругательства в адрес неизвестных шутников, Элвин вернулся в квартиру и закрыл за собой дверь. Что за глупые шутки? Или это старуха научилась снимать с палки резинку? Если это так, то ей не поздоровится, когда он снова натравит на нее управляющего. Безобразие!

К тому моменту, когда Элвин вернулся в свою любимую комнату с видом на парк, он уже успел настолько накрутить себя, что не сразу заметил в ней постороннего и обнаружил его, только услышав рядом с собой вежливое покашливание. Это было настолько неожиданно, что молодой человек не сразу решился оглянуться – замерев на месте, он некоторое время старался унять бешено колотящееся сердце. Наконец, ему удалось это сделать, и он медленно повернулся к внезапно материализовавшемуся источнику опасности. То, что он увидел, заставило его сначала раскрыть рот от удивления, а затем протереть глаза, чтобы убедиться в том, что он не спит. И если раньше ему казалось, что настолько явное проявление удивления возможно только в плохих фильмах, то теперь он понял, что иногда только так можно отличить фантазию от реальности. Перед ним, развалившись в кресле, сидел самый настоящий карлик – с длинной бородой, которая была несколько раз обмотана вокруг его тела, и в остроконечной зеленой шляпе. Прям Черномор, отметил про себя молодой человек.

– Здрасьте, – только и нашелся он, что сказать, разглядывая гостя.

– И вам не болеть, милейший, – отозвался тот, широко улыбнувшись и продемонстрировав при этом два ряда великолепных зубов.

– Ээ… – Элвин чувствовал, что вот-вот грохнется в обморок. – Чем обязан? Разве мы знакомы?

– Не помню такого, – все тем же насмешливым тоном ответил карлик, закидывая ногу на ногу. – Но разве это важно? Что вы все заладили: знакомы, не знакомы – на мой взгляд, главная прелесть общения заключается как раз в том, чтобы заводить эти самые знакомства.

Понимая, что происходит что-то странное, Элвин постарался взять себя в руки и вдруг хлопнул себя по лбу:

– Точно! Как я мог забыть?!

– О чем вы говорите, уважаемый?

Не обращая больше внимание на настырного коротышку, молодой человек торопливо достал из кармана пузырек с таблетками. Теперь уже настал его черед насмешливо взглянуть на своего собеседника:

– Мне всегда было интересно, насколько быстро это действует. Вот сейчас и увидим.

Закинув в рот сразу двойную дозу лекарства, он запил ее стаканом воды и принялся спокойно наблюдать за тем, как карлик сначала лишился своей шляпы, под которой оказалась блестящая лысина, а потом, взмахнув коротенькими ручками, вовсе растворился в воздухе, словно его и не было.

– У-ух, – Элвин был впечатлен скоростью, с которой все произошло, и с уважением посмотрел на пузырек. – Отличная штука!

У него давно не было таких проявлений, главным образом, потому, что он обычно не забывал принимать лекарство вовремя. Однако события последних дней сбили ему весь режим. Таблетки имели ярко выраженное расслабляющее действие, и как ни хотелось Элвину продолжить планирование военных действий против соседей, ему вдруг стало на все наплевать, и от его прежней раздражительности не осталось и следа. Лениво осмотревшись, он опустился в свое единственное кресло и закрыл глаза. Голова кружилась, и среди обрывков мыслей и образов чаще все чаще попадалось лицо той самой девушки, которая недавно поразила его воображение. После нескольких неудачных попыток избавиться от воспоминаний о ней молодой человек махнул рукой на свои принципы и сдался. Поток уплывающего в сон сознания подхватил его обмякшее тело и бросил в объятья соблазнительной чертовки, которая почему-то все еще была в своей развратной пижаме.

Когда Элвин очнулся, солнце уже клонилось к закату. Как только до него дошло, что он проспал весь день, молодой человек вскочил на ноги, но, постояв пару секунд, икнул и упал назад: чертовы таблетки! Покрутив головой из стороны в сторону, чтобы размять шею и избавиться от головокружения, Элвин снова поднялся, на этот раз стараясь не делать резких движений. Комната странно пульсировала и была похожа на кисель, которому зачем-то придали форму куба. Путь до кухни показался ему настоящим мучением и занял несколько минут. Наконец, ему удалось взобраться на стул и трясущимися руками налить себе остывший кофе. Возможно, это был не лучший для здоровья способ прийти в себя, но на другое решение у него попросту не было сил.

– Отличная штука, – издевательски протянул он, морщась от горьковатого привкуса напитка. – Чтобы я еще когда-нибудь… А! Да.

Молодой человек неожиданно вспомнил о том, что винить в произошедшем должен, в первую очередь, себя – ему ведь прекрасно была известна дозировка. Зачем было увеличивать ее? Промычав что-то невразумительное в свое оправдание, он с ужасом заметил, что в прямом смысле пускает слюни на стол. Это открытие пришлось ему не по вкусу, тем более что он обнаружил, что не может контролировать этот процесс. Тут же возник вопрос: что, собственно, делать? Запастись слюнявчиками и ждать, пока все пройдет само собой? Или, может быть, обратиться к врачу? Но пускать кого-то незнакомого к себе он не хотел, а о том, чтобы самому отправиться в больницу, вообще речи идти не могло. Оставался единственный вариант: обратиться за помощью к соседям. И как бы ему не хотелось это делать, Элвин рассудил, что это, пожалуй, был самый простой выход из этой неприятной ситуации. Почему бы и нет? Их мнение о нем беспокоило его меньше всего, да и, к тому же, должны ведь они приносить хоть какую-то пользу обществу! Он ведь – общество, верно?

Оставалось решить, к кому из них обратиться. Обитателей самых нижних этажей он даже не знал, так что выбор у него был невелик: глухая старуха, озабоченные молодожены, заспанная дамочка и еще пара квартир, в которых жили какие-то неведомые существа, уходящие рано утром и возвращающиеся ближе к ночи. Этих соседей он любил больше остальных, потому что они не доставляли ему никаких хлопот и по сути были невидимками, но он точно знал, что не застанет их дома засветло. Старая карга отпадала – в его нынешнем состоянии он не сможет объяснить ей, что ему нужно. Любвеобильная парочка… Элвин представил себе, как они будут прикасаться к нему теми же руками, которыми недавно трогали друг друга за всякое, и принял решение: недовольная девушка была идеальным вариантом. Подумав немного, он пришел к выводу, что она, скорее всего, одна. Ведь если бы у нее был муж, то именно он тогда явился бы к нему. Уж во всяком случае мужчина не стал бы отправлять свою жену разбираться с соседом, да еще в таком виде.

Шатаясь и хватаясь за стены, молодой человек выбрался из своей квартиры и некоторое время нерешительно стоял возле лифта, не зная, выдержит ли он эти несколько секунд в замкнутом пространстве. В том, что администрация здания уже успела снова его запустить, у него не было никаких сомнений. Придя к выводу, что пара лестничных пролетов не стоит мучений в этой пыточной, он решил, что ему вполне по силам одолеть несколько ступеней. Это было ошибкой. Когда он прошел половину пути, то был уверен в том, что оставшееся расстояние проделает в горизонтальном положении. Но возвращаться уже было поздно, и он, скрипя зубами, взял себя в руки и доковылял-таки до двери, на которой розовым маркером были нарисованы сердечки. Он никогда прежде не видел всего этого безобразия и в другой ситуации, скорее всего, обратился бы к управляющему, чтобы тот привел здесь все в порядок. Элвин считал себя блюстителем нравственности и верил в то, что любые намеки на анархию необходимо пресекать в зародыше. Но сейчас ему было не до того – прислонившись лбом к стене, молодой человек несколько раз нажал на дверной звонок, посчитав, что создавшаяся ситуация позволяет ему быть настойчивым.

Это настоящее безобразие – так долго не открывать! Ведь слышно же, что за дверью кто-то есть. Молодой человек хотел, по своему обыкновению, громко выразить свое возмущение, но вместо своего голоса услышал противное бульканье, будто кто-то прочищал засорившийся унитаз. Как раз в этот не самые удачный для него момент дверь распахнулась – и перед ним возникло уже знакомое лицо. Наверное, вид у него на самом деле был жалкий, потому что девушка, которая, судя по всему, уже была готова встретить непрошеного гостя не самыми ласковыми словами, попятилась.

– Какого черта? – похоже, она вообще не отличалась хорошими манерами, однако Элвина это сейчас беспокоило меньше всего.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4

Поделиться ссылкой на выделенное