Роман Качалов.

Управление экономическим риском. Теоретические основы и приложения



скачать книгу бесплатно

Присутствие субъективной неопределенности экономических процессов приводит к тому, что используемая в процессе принятия хозяйственных решений информация не точно и не полностью описывает реальную ситуацию. Отправным моментом любого процесса принятия решений является выявление ситуации принятия решения, то есть определение и описание исходной совокупности условий, которые требуют изменения состояния или параметров функционирования хозяйственного объекта управления с тем, чтобы обеспечить достижение заранее поставленной цели. То есть время от времени складывается ситуация, когда должны быть разработаны и приняты меры, ведущие к необходимому для достижения цели изменению состояния хозяйственного объекта. Однако от момента возникновения ситуации принятия решения в течение времени, необходимого для подготовки, принятия и осуществления решения, состояние объекта в силу внутренних и внешних воздействий может измениться. Поэтому целесообразно ввести понятие ситуации реализации решения, под которым понимать совокупность условий, наступающих к моменту осуществления принятого решения.

Неопределенность экономических явлений сказывается на всех этапах процесса принятия и реализации решений. Наиболее распространенной является точка зрения, при которой выделяются следующие пять этапов принятия решений (рис. 1.1):

• выявление и вербальное описание ситуации принятия решений;

• формализованная постановка задачи, формулирование критерия (критериев) выбора решения;

• разработка вариантов решения и прогнозирование результатов принятия и реализации выбранного решения;

• оценка и упорядочение вариантов решения;

• выбор варианта решения, который будет осуществлен.

Отметим, что первые четыре этапа, которые иногда называют этапами подготовки решения, в отличие от последнего – собственно принятия решения, могут быть в значительной степени формализованными. При этом последний этап – собственно принятия решения – является по существу волевым, интуитивным актом, который в тех случаях, когда ЛПР привлекает неформальную информацию(например, известную только ему) может не соответствовать ни одной из рекомендаций предыдущих этапов. Окончательное принятие решения в существенной степени зависит от личностных особенностей и ценностных установок ЛПР.


Рис. 1.1.


Наконец, имея в виду, что в экономических системах действуют люди, то есть достаточно инерционные элементы, наделенные к тому же и собственной волей, следует выделить еще один этап – осуществления решения. Этап осуществления решения может для производственных систем оказаться весьма отдаленным от этапов подготовки решения, и достаточно продолжительным.

Предположив, что намеченная цель достаточно точно определена, можно ограничиться изучением последствий присутствия неопределенности при разработке, оценке и выборе вариантов решения. На разработке вариантов решения неопределенность сказывается двояким образом: во-первых, при подготовке решения нельзя точно предсказать, какая именно ситуация сложится к моменту реализации решения; во-вторых, для предполагаемой ситуации реализации принятия решения нельзя точно определить те хозяйственные мероприятия, которые с неизбежностью ведут к достижению поставленной цели.

Отсюда, вообще говоря, может быть сделан вывод, что в процессе подготовки решения должны рассматриваться, как правило, несколько вариантов решения.

Оценку вариантов решения осуществляют в соответствии с выбранным критерием, принимая во внимание все возможные и выявленные ситуации реализации решения и учитывая объективное и принципиально неустранимое наличие неопределенности.

Наличие неопределенности может привести осуществление выбранного варианта к несколько иным результатам, чем предполагалось, в зависимости от действительно наступившей ситуации реализации решения. В частности, может оказаться, что результат осуществления выбранного варианта решения не приводит к полному достижению поставленной цели. Например, в результате осуществления того или иного решения может реализоваться различная степень достижения поставленной цели. При этом различают, как минимум, два случая:

1. Существует вариант решения, который по сравнению со всеми другими вариантами при любой ситуации реализации решения приведет к наибольшей степени достижения цели. При этом принято допущение о том, что частные степени достижения цели по рассматриваемым критериям оценки можно свести к одной глобальной оценке степени достижения цели, преследуемой ЛПР. Тогда выбор наилучшего варианта не требует дополнительных обоснований.

2. В различных вариантах реализации решения разные варианты решения приводят к максимальной (в данном частном случае) степени достижения глобальной цели. То есть нельзя найти такой вариант, который был бы наилучшим для любой наступившей ситуации реализации решения. В этом случае правило выбора не позволяет получить однозначное упорядочение вариантов, поэтому решение должно приниматься с привлечением дополнительной информации.

Как отмечает К. Эрроу (1995), там, где существует неопределенность, имеется и возможность ее уменьшить. Эту возможность, в принципе, может предоставить добывание дополнительной информации. Хотя известны случаи, когда получение новой информации (например, о появлении нового конкурента или конкурирующего продукта) приводит к возрастанию неопределенности. Проблема информации и ее добывания – будь то информация о возможных событиях, о вероятностях их наступления, о степени значимости и потенциальных последствиях каждого исхода – приобретает существенное значение. Именно информация о возможных событиях и стоимость ее приобретения являются основой для принятия многих хозяйственных решений.

В этом случае важно было бы разобраться в том, какого рода сведения могут быть получены и использованы для преодоления неопределенности в задачах принятия решений. При этом представляется оправданным воспользоваться достаточно естественной иерархией понятий «данные – информация – знания». Эта последовательность отражает степень осмысления и глубины переработки сведений (Макаров, Клейнер, 2007). Согласно Википедии (ru.wikipedia.org) «данные» (калька от англ. data) – это представление фактов и идей в формализованном виде, пригодном для передачи и обработки в некотором информационном процессе.

Точно разграничить термины «данные» и «информация» не представляется возможным, граница между ними весьма условна, что с некоторой долей условности (приблизительности) можно объяснить тем, что этот термин используют разные, подчас весьма далекие друг от друга науки. Понятие информации близко понятию данные. Однако между ними есть различие: данные – это сигналы, из которых еще надо извлечь информацию. Обработка данных есть процесс приведения их к пригодному для этого виду.

Определений термина «информация» (от лат. informatio – формирование как выявление своей сущности, разъяснение, изложение, осведомление) можно найти много, они, как правило, сложны и противоречивы. Ограничимся для целей данной работы определением термина «информация» из той же Википедии, как «значимых сведений о чем-либо, когда форма их представления также является информацией». Важным в этом определении представляется а) существование двух объектов «источника» информации и «потребителя» (получателя) информации и б) значимость информации для ее потребителя (получателя).

Знания, согласно приведенному в монографии (Макаров, Клейнер, 2007) определению, представляют собой концентрированную и общественно (личностно или коллективно) апробированную информацию, формирующую своеобразную микромодель мира. При этом отмечают такие особенности знаний, как интерпретируемость, структурированность, связанность и активность. Под интерпретируемостью понимается возможность содержательного истолкования знаний в терминах данной предметной области; структурированность означает наличие на множестве единиц знаний сложных структур, отражающих как формальную иерархию понятий и категорий (типа «часть – целое», «род – вид» и т. п.), так и содержательные взаимоотношения между структурами, процессами, явлениями. Связность множества знаний является отражением единства объективного мира. Наконец, активность отражает роль знаний не только как результата процесса познания, но и как причины или инициирующего элемента этого процесса (Поспелов, 1988; цит. по: Макаров, Клейнер, 2007).

Иными словами, необходимыми признаками знания, отличающими его от понятий «данные» и «информация», являются а) обобщенный характер; б) доказанность (обоснованность); в) потенциальная полезность; г) личностный характер (убежденность).

Приведенное здесь разграничение различных типов сведений от данных до знаний необходимо учитывать в процессах анализа риска, а также при разработке антирисковых управляющих воздействий. Желательно, используя те или иные сведения в процедурах управления риском (анализа, выбора или разработки управляющих воздействий и т. п.), понимать, к какому типу относятся эти сведения. Тогда открывается гипотетическая возможность ранжировать степень доверия к этим сведениям и к получаемым на их основе выводам и рекомендациям. То есть дифференцировать степень обоснованности разрабатываемых антирисковых воздействий.

Признание фактора неопределенности задает специфический ракурс рассмотрению прошлых и будущих событий – каждый реальный факт или событие рассматривается лишь как одно из возможных. По существу, речь идет о многовариантности социально-экономических процессов, противопоставляемой идеям детерминизма, фатализма, безальтернативности и т. п. Информация о возможных событиях в деятельности предприятий характеризуется различной степенью полноты и доступности. Так, в том, что касается производственного предприятия, то для него набор возможных исходов или путей развития событий под воздействием внешних условий постоянно меняется и не бывает полностью известен. Однако, как показывают исследования, даже при наличии информации хозяйственные решения зачастую принимаются иррационально, без учета имеющейся информации (Сен, 1996).

Предложенное Ф. Найтом разграничение (см. начало данного параграфа), согласно которому риск – это оцененная любым способом вероятность, а неопределенность – это то, что не поддается вероятностной оценке, в настоящее время разделяют далеко не все. К тому же исследования К. Эрроу (1995), Н. Лумана (2005) и других выдвигают иные критерии разграничения неопределенности и риска, например информационные и целевые. В данной работе принято разграничение, основанное на целевом критерии: неопределенность – это характеристика объективной реальности или ее субъективного представления, а риск – это характеристика той же реальности, но в контексте целенаправленной деятельности хозяйствующего субъекта.

В более поздних работах многих авторов исследуется именно целевой подход, то есть «именно порожденная неопределенностью возможность того, что при осуществлении выбранного варианта решения поставленная цель не достигается – называется риском» (Хозяйственный риск …, 1979; Цельмер, 1980). Учет феномена риска в управленческой практике подразумевает, прежде всего, возможность выбора: принимать или нет на себя ответственность за результаты выбранного в условиях неопределенности и реализованного решения на уровне отдельного индивида, хозяйствующего субъекта, и так вплоть до общества в целом. В основе данного подхода к феномену риска, как видим, лежит понятие неопределенности.

Следует заметить, что классическая теория принятия решений в основном имеет дело с формализованными правилами анализа и выбора решений. В то время как теория управления риском смещает акцент в сторону исследования слабоструктурированных явлений, разработки методов оценки достаточности и пополнения исходной (для принятия решений) информации, генерации вариантов решений (управленческих воздействий) и идентификации возможных помех, а также прогнозированию результатов применения выбранных решений. Например, теория управления экономическим риском большее внимание уделяет анализу и сопоставлению информации о хозяйственной ситуации на момент подготовки решения и на момент реализации решения, а также разработке методов прогнозирования результатов применения управляющих воздействий и оценки их соответствия поставленной задаче.

Рассматриваемая проблематика имеет и ярко выраженный временной аспект. С одной стороны, при подготовке хозяйственных решений в рассмотрение принимается прогнозная информация – то есть о ситуациях и событиях, которые еще только должны произойти. С другой стороны, в преддверии будущих, неизвестных событий решения должны быть приняты сегодня. Наконец, огромное значение имеет и прошлое – именно ретроспективные данные являются основным источником информации о вероятных будущих событиях, о возможности их наступления, равно как и о потенциальной значимости последствий каждого вероятного события и значении принятых ранее решений для субъекта хозяйствования.

Решение, в результате принятия которого будет реализовываться некоторая «бизнес-идея», будь то хозяйственное использование нового объекта, технический замысел неапробированной на практике конструкции, нетрадиционная технология, новый товар, новая коммерческая схема или хозяйственная инициатива и т. п., сопряжено с повышенным уровнем риска, обусловленным, прежде всего, принципиальной недоступностью точного знания о будущем (Гринберг и др., 1989). При этом относительно любой «бизнес-идеи» хозяйственный руководитель может избрать одну из трех альтернатив: отказаться от принятия сомнительного решения, не раздумывая; принять чем-то привлекательное решение, согласившись с принятием повышенного риска и, наконец, попытаться обосновать свое решение, затратив усилия на добывание дополнительной информации, ее осмысление и анализ риска. Именно последний случай, видимо, имел в виду К. Эрроу, когда писал, что экономическая роль информации заключается в снижении неопределенности и предотвращении убытков (Эрроу, 1995).

Отказ от инновационной деятельности, от реализации новых бизнес-идей и проектов – тупиковый путь, который рано или поздно заканчивается застоем, стагнацией. В этом случае субъект хозяйствования обрекает себя на применение рутинных методов хозяйствования, чем естественно повышаются шансы на потерю конкурентоспособности и банкротство (Половинкин, Зозулюк, 1997). Напротив, безоглядное принятие непродуманных, не обоснованных анализом и расчетом решений – авантюристический путь, который иногда может принести заманчивые плоды, дать сиюминутные выгоды, но, как правило, не приводит к стабильному успеху (Буриен, 1980). Существует еще третий путь: рациональное осмысление ситуации принятия решения, выяснение возможных плюсов и минусов от принятия данного решения или от его отклонения, выявление скрытых препятствий на пути достижения поставленной цели и, наконец, выяснение возможностей «подстраховаться» на случай неудачного или нежелательного развития событий после принятия решения.

Действительно, в период подготовки и принятия любого хозяйственного решения нельзя с полной уверенностью утверждать, какая конкретно конъюнктура сложится на рынке, какие изменения окружающей хозяйственной среды повлечет за собой ввод в действие или новые характеристики функционирования промышленного объекта, какие могут возникнуть неожиданные технические препятствия или конструктивные проблемы. Покупателям может не понравиться новый товар, конъюнктура в секторе рынка данного предприятия может измениться по причинам, неподконтрольным предпринимателю и т. п. Однако, подвергнув выдвинутую идею разностороннему критическому разбору, идентифицируя потенциальные опасности и анализируя возможные последствия, наконец, привлекая дополнительную информацию, можно предусмотреть меры по нейтрализации или по смягчению нежелательных последствий проявления тех или иных факторов риска.

Например, сравнение размеров потенциального выигрыша (в случае получения запланированного результата) от принятия данного решения с учетом затрат на разработку и проведение подстраховочных мероприятий, с одной стороны, и оценки возможного ущерба в случае неудачи – с другой, может привести к существенному изменению отношения ЛПР или хозяйствующего субъекта к «рискованности» предлагаемого решения. С учетом принятых мер изменится не только психологическое отношение к риску, но и объективный уровень риска. Предполагаемый урон при неблагоприятном развитии событий может оказаться приемлемым для того, чтобы принять «рискованное» решение.

Естественно такая линия поведения требует определенных затрат на добывание информации и ее обработку. Скорее всего, в результате изменится информированность лица, принимающего решения, и степень неопределенности всей ситуации принятия решения[4]4
  Возможны ситуации, когда недостающая информация не может быть получена в принципе, в этом случае степень неопределенности уменьшить не удается.


[Закрыть]
.

Предсказуемые факторы риска можно компенсировать превентивными мерами. Во многих практических ситуациях для подкрепления надежности «рискованного» предложения бывает достаточно сформировать некоторые резервы (финансовые или материальные), застраховать сделку либо разработать план действий на случай возникновения нежелательного развития событий.

Приходится различать две разнесенные во времени оценки: «стартового» и «финального» уровня риска. «Стартовый» уровень риска характеризует риск, заключенный в идее, замысле, предложении, в то время как «финальный» уровень риска уже учитывает вклад тех «антирисковых» мер, которые могут быть продуманы, разработаны и предусмотрены заранее, до того, как те или иные факторы риска проявят себя. Разнесенными во времени оказываются два других события: момент принятия решения и момент наступления ущерба. В итоге противоречие разрушает сама асимметрия времени.

Н. Луман, прослеживая этимологию понятия «риск», показывает, что решения, принятые с учетом риска, являются решениями, с помощью которых связываются разнесенные во времени события. Хотя будущее не может быть известно в достаточной мере; причем даже то будущее, которое создается решениями самих людей (Луман, 1994 с. 143), тем не менее сознательное принятие рискованных решений расширяет границы рационального действования.

Не следует думать, что люди становятся предпринимателями только потому, что они в самом деле рисковые натуры, люди авантюрного склада. Психологами доказано, что огромное большинство людей испытывает как раз антипатию к риску и не склонны принимать повышенный риск. Но если отвергать решения, связанные с принятием повышенного риска, то многие прекрасные идеи никогда не были бы реализованы, так как им суждено было бы долгие годы ждать какого-нибудь авантюриста. Н. Луман (1994, с. 156) утверждал, что «в процесс с неопределенным результатом ввязываются с большей готовностью, если имеются гарантии правовой защиты. Замечено также, что в рискованных ситуациях менеджеры склонны переоценивать степень своего контроля над процессами, которые могут быть чреваты ущербом, бывает даже так, что они игнорируют имеющиеся данные и подбадривают себя тем, что обеспечивают появление других, более благоприятных оценок. Иными словами, идет активный поиск данных в пользу предположения о том, что процесс и далее не выйдет из-под контроля». Всякая оценка риска всегда остается привязанной к контексту. По-видимому, не существует абстрактного предпочтения или пренебрежения риском. В этом смысле важным представляется использование в практике антирисковых подразделений предприятий метода «протоколов мониторинга риска», который далее описан более подробно.

Известно также, что хозяйственные руководители, добивающиеся стабильного успеха и высоких экономических результатов своих предприятий, чаще избегают рискованных авантюристических проектов и предпочитают надежные проверенные осмотрительные действия. И это несмотря на то, что сделки с наиболее высокой степенью риска при их благополучном исходе оказываются, как правило, и самыми прибыльными. Недаром в обыденном сознании больший риск ассоциируется не только с потенциально большей выгодой, но и с возможностью больше потерять. В некоторых работах эта ситуация описывается как «сожаления после принятия решения» (postdecision regret). Это случай решений, в которых возможно придется раскаиваться, указывает на то, что решение, которое привело к ущербу, могло быть, тем не менее, правильным. Асимметрия времени разрушает и этот парадокс. По сути дела, именно для этого случая разрабатывались вероятностно-статистические модели исчисления риска.

Однако, какие бы изощренные вычисления ни производились и какие бы при этом ни получались убедительные совпадения результатов, это отнюдь не означает, что существует такое решение, которое вообще избавляет от риска. И, само собой разумеется, отказ от принятия какого-либо решения – это тоже решение, которому также сопутствует риск не получить желаемый результат. Опыт учит: чем больше знаешь, тем больше знаешь, чего не знаешь, и тем скорее формируется сознание риска. Тем не менее, чем более рациональны, чем более сложно задуманы обосновывающие решение исследования и расчеты, тем больше граней проблемы попадает в поле зрения. Идея использования категории «хозяйственный риск» и связанных с ней расчетов и оценок способствует расширению исследовательских и прикладных возможностей и пополнению знаний об управляемом хозяйственном объекте, а значит, в конечном счете будет способствовать повышению качества управления.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8