Роман Гринь.

Битвы магов. Книга Хаоса



скачать книгу бесплатно

– Нет, он мой. Два к одному. – В руке рыжеволосой девушки блеснуло сразу две монетки, которые тут же отправились в горшочек. Девушка улыбнулась мне на этот раз самой теплой и нежной улыбкой и даже подмигнула.

– Ну, шаман из парня явно не получится, но он и не некромаг, и не темный, – прохрипела последняя участница спора. После этого она медленно сделала несколько затяжек из курительной трубки, сложила свои потрескавшиеся губы трубочкой и выдохнула дым тремя ровными кольцами. Некоторые уже начинали злиться, а она все не торопилась. Но вот в руках шаманки сверкнула монета и тут же полетела в горшочек. – Эх, была не была, присоединюсь к юной волшебнице. Думаю, светлый!

Девушка с серебристыми волосами заулыбалась, радуясь, что кто-то разделяет ее мнение. Рыжеволосая только хмыкнула, вампир удивленно покосился на старую шаманку. Остальные остались беспристрастными.

– Ставки сделаны, дамы и господа, начинаем!


После этих слов девушка с серебристыми волосами медленно и несколько робко, но при этом очень грациозно вышла вперед. Она чем-то напоминала прекрасного лебедя.

– Я призываю Истинный Свет, и пусть примет он своего ученика. – Девушка сделала несколько необычных пассов и сложила перед собой ладони чашей, словно держала в них воду. После ее слов над руками возник яркий сияющий символ в форме белоснежного солнца с шестнадцатью (как мне показалось) лучами, в диаметре примерно равный баскетбольному мячу. Символ засиял серебристо-белым светом.

– Я зову Тьму себе в свидетели, да определит она своего нового адепта. – Вампир стал рядом с девушкой, и после нескольких сложных пассов над его руками возникла багряная перевернутая пентаграмма, светящаяся ярко-алым сиянием.

– Я взываю к Силам Смерти, – тщательно и с расстановкой пророкотал своим басом некромаг, сделав те же пассы руками, – черная дымка взмыла над его ладонями и сложилась в зловещий угрюмый череп. – Пускай присоединится к нам новый соратник.

– Я уповаю на Жизнь и неисчерпаемую Силу, спящую в ней, – прохрипела курящая старушка, – так пускай же станет он в наши ряды и будет славным шаманом или друидом. – Сияющий изумрудный лист тут же сформировался у нее над ладонями.

– Всему глава – Порядок, – провозгласил мужчина в пирамидальном головном уборе, – твердыня стабильности и гармонии. Пускай же придет он на помощь своему новому верному последователю. – Снова несколько пассов, и над ладонями у мага материализовался призрачный ярко-золотистый щит, сияющий как солнце.

Потом выступила вперед рыжеволосая девушка.

– Хаос – первоначало всего, – произнесла она, – породивший богов и людей, разделивший все и вся ради жизни, основа всех основ, неиссякаемая энергия творения и разрушения, сегодня ты получишь нового адепта.

Все те же пассы – и над руками девушки взмыл странный знак. Он был коричневого цвета и являл собой четыре обоюдоострых луча разной длины, что, пересекаясь, формировали символ, напоминающий неправильную восьмиконечную звезду.

– Начинайте! – повелительным тоном произнесли Смотрящие.

Я не мог отвести взгляда от магов.

Шесть неподвижных изваяний сейчас казались не более живыми, чем стоявшие по соседству Смотрящие. Все маги замерли в одной позе – сложив ладони ковшом перед собой. Перед каждым висел причудливый символ, ярко светящийся в темноте собственным светом, который освещал лица магов, искажая их и делая довольно жуткими. Мне почему-то невольно вспомнились детские шалости, когда мы с друзьями в темноте светили фонариком снизу на свое лицо, это порой порождало достаточно страшное зрелище. Правда, в результате все заканчивалось беззаботным смехом. Сейчас мне смеяться хотелось меньше всего.

Внезапно от каждого из шести символов отделился тонкий световой луч, напоминавший лазер. Лучи медленно направились в мою сторону, грозя рано или поздно слиться в один. Одни ползли ко мне достаточно уверенно и быстро, другие медленнее, порой словно бы помигивая. Серебристо-белый луч остановился на полпути и буквально взорвался с негромким треском, без следа растворившись в воздухе. Сияющее солнце на руках у беловолосой девушки тут же исчезло вместе с ним. Волшебница вздохнула (мне показалось, что она действительно расстроилась) и, опустив руки, отошла на несколько шагов назад.

Черный и желто-золотистый лучи исчезли один за другим с таким же характерным хлопком. С ними вместе растворились черный череп и золотистый щит. Маги, не выказывая никаких эмоций, сделали три шага назад.

Передо мной остались трое. Символы все еще висели перед ними, а лучи ползли ко мне медленно и неотвратимо. Лица магов не выражали никаких эмоций. До моего тела лучам оставалось пройти чуть больше метра, как вдруг изумрудный луч лопнул и шаманка отошла назад.

Два оставшихся луча подошли почти вплотную. От них резко ударило жаром, словно из печи. Меня снова охватил необъяснимый страх, захотелось сбежать. Но тело отказалось слушаться. Я, в который раз за этот вечер, стоял как беспомощный кролик, глядящий в глаза удаву. Лучи почти коснулись меня. Жар становился нестерпимым, казалось, на меня вот-вот польется кипяток. И вдруг красный луч лопнул.

– Я же говорила, он мой, – ликующе воскликнула рыжеволосая, и я увидел, как горшочек с золотыми монетами подлетел к ней.


Коричневый луч коснулся моей груди. Никакой боли я не почувствовал, да и ожогов, вопреки моим ожиданиям, не было. Более того, от места, к которому прикоснулся луч, по всему телу разошлось приятное тепло. Окружающий мир стал расплываться, казалось, что я вот-вот упаду в обморок. К счастью, такое состояние продлилось всего несколько мгновений. Когда я широко раскрыл глаза и снова стал полноценно воспринимать мир, меня ждал сюрприз. Я стоял посреди кладбища, темной ночью, совсем один. Никаких тебе магов и Смотрящих. Не было, разумеется, ни загадочного тумана, ни бродячей могилы, и все произошедшее казалось дурным сном. Может, я действительно случайно заснул и мне приснился весь этот бред? Думать так приятнее, чем искать у себя психические патологии.

– Вот же чертовщина. И померещится же такое, – сказал я сам себе.

– Это ты о чем? – ответил мне тихий голос прямо возле уха, так неожиданно, что я подпрыгнул.

Рыжеволосая девушка стояла в шаге от меня и улыбалась.

– Так, значит, все это правда?

– А ты только сейчас понял?

Головокружение прошло, но приятный согревающий жар еще держался во всем теле, словно я сидел у костра.

– Что со мной происходит?

– Ничего особенного, ты стал одним из нас.

– А куда делись остальные?

– Тебя выбрал Хаос, им здесь больше нечего делать, – девушка наклонилась к моему уху, и меня обдало горячим дыханием с запахом лаванды, – впрочем, и нам не стоит задерживаться. Ты еще не хочешь спать? – Этот вопрос она произнесла шепотом. Девушка прильнула ко мне, и даже через одежду я почувствовал прикосновение ее мягкой груди. Интересно, у них со всеми новичками так обращаются? Или это такая изощренная форма дедовщины, которая в конечном итоге закончится моим унижением? Я только сейчас заметил, что моя правая рука обнимает ее талию. Странно, что-то не помню я за собой такой прыткости в общении с девушками. Я всегда был достаточно прохладен с ними.

– Не убегай от этого тепла, отдайся ему, плыви в нем. Оно отнесет тебя куда нужно, – нашептывала рыжеволосая. Я чувствовал, что мышцы становятся тяжелее. Веки слипались. Я еще раз взглянул на девушку. Она была прекрасна. Несравненна. Глубокой ночью я стоял посреди кладбища и обнимал сногсшибательную красавицу лет на десять старше меня. А может, и на триста десять, кто поручится за этих ведьм? У них все не как у людей. Я, во всяком случае, сейчас точно не хотел спрашивать о ее возрасте.

Мягкие горячие губы коснулись моей щеки, я вздрогнул. Мое сознание слабело, мысли путались, а странное тепло все сильнее согревало и расслабляло. Мне почему-то вспомнился эксперимент с двумя лягушками. Одну бросают в кипяток, и, ошпаренная, она тут же выскакивает наружу. Другую кладут в холодную воду, которую потом медленно подогревают. Лягушке приятно, мышцы расслабляются, и, когда она понимает, что становится слишком горячо, сил выбраться уже нет. Сладкая смерть! И к чему я об этом вспомнил? Мысли смешались, и я стал куда-то проваливаться. Пространство вокруг затянуло серой дымкой, и откуда-то сверху послышался насмешливый голос рыжеволосой:

– А ты забавный! Может, еще как-нибудь встретимся. Меня, кстати, Бестией, кличут! – Милая озорная улыбка девушки – это последнее, что я увидел перед тем, как мое сознание провалилось в черную бездну.

Акт первый, основной
Действие 2
Добро пожаловать в Мир Теней, или Магминздрав предупреждает: «Ваши желания убивают вас»

Любовь – это страсть! Любовь – это пламя! Каждый раз с возлюбленной должен быть как последний. Ведь это чувство словно пожирает вас.

Из интервью самца кузнечика-богомола

Дневной свет ослепил меня, как только я открыл глаза. Они заслезились, и мне пришлось часто моргать, чтобы привыкнуть к яркому освещению. Приподнявшись на локтях, я почувствовал тупую ломящую боль во всем теле, но все равно прежде, чем плюхнуться обратно на подушку, внимательно осмотрел помещение. Комната оказалась небольшой: окно напротив кровати с прозрачным тюлем и широко раздвинутыми бледно-салатовыми шторами, болотно-коричневый шкаф, несколько неказистых стульев, столик со стопкой каких-то глянцевых журналов, в углу тумбочка со стареньким телевизором. А рядом с окном, на мягком, обтянутом кожей (хотя скорее уж кожзаменителем) кресле, мирно дремала черная кошка, нежась под теплыми лучами солнца. Кстати, о солнце, судя по его положению, уже перевалило за полдень. Долго же я спал.

– Кира, – тихо позвал я. Голова раскалывалась, словно после бурной пьянки, а ощущения в теле были такими, как будто вчера кто-то долго и методично меня избивал.

Изумрудные глаза открылись мгновенно и посмотрели на меня с обычным веселым любопытством.

– Очнулся-таки? – промурлыкала Кира. – Я уж и не надеялась.

– Не дождешься, – буркнул я и попробовал активнее пошевелить руками и ногами. Кажется, ничего не сломано. Но чувствовал я себя очень потрепанным. – Что со мной произошло?

– Ты совсем ничего не помнишь?

– Смутно, все как в тумане. Бестия, группа специального назначения, смертоносный демон, странный ночной пришелец, спасший меня. – Я пытался сложить цельную картину из всего, что произошло. – Ну и вечерок вчера выдался. Странно, что я до сих пор жив.

– Да, действительно странно. Хотя могу тебя немного обрадовать: твои новоиспеченные враги заметили валькирию, севшую нам на хвост. В отличие от тебя боевые маги Хаоса из специальной группы знают, что она из себя представляет. Так что все уверены, что ты мертв.

– И никто даже не попытался отыскать мое тело и потыкать в него палкой, чтобы убедиться в моей смерти? Или сделать контрольный выстрел в голову? Как непрофессионально! – удивился я. – Ну что ж, не будем пока разочаровывать наших врагов и внезапно воскресать. А то, глядишь, помрут с перепуга от такого неожиданного зрелища, где же мы тогда новых врагов найдем? Но все-таки интересно, как скоро они догадаются, что я жив?

– Ну, это зависит от многих факторов, в принципе они уже могли пойти по следу и найти тебя. А сейчас они стоят за дверью и спорят, что лучше: спустить с тебя шкуру или сжечь заживо, – промурлыкала кошка, спрыгнув с кресла.

– Очень смешно! Ты всегда умела утешать. В любом случае ты отчасти права, в моей ситуации малейшее промедление опасно для жизни. Нужно убираться отсюда, и поскорее. Кстати, отсюда – это откуда? – Я с растерянностью осмотрел совершенно незнакомую комнату. – Где я? Как я здесь очутился?

– Помнишь того ночного незнакомца, что спас тебя от демона? – не дожидаясь ответа, Кира продолжила: – Он еще пожелал тебе спокойной ночи.

Да уж, такое забудешь.

– Так вот, после этого ты сел в машину и приехал сюда. Это небольшой придорожный отель. Ты все это время был сильно не в себе, как будто пьян или под гипнозом. Ты снял эту комнату, разделся, упал на кровать, тут же вырубился и проспал, если быть дотошной, четырнадцать часов и сорок три минуты.

– Так что со мной было?! Ты не в состоянии отличить пьяного от жертвы гипноза?! – Я почему-то сильно разозлился, когда осознал достаточно очевидный факт – меня нагло и без спросу загипнотизировали. Хотя стоило бы быть благодарным за то, что жив остался.

– Не кипятись. – Кира смотрела на меня невозмутимо, ее выдержка и хладнокровие всегда превосходили мои, а они тоже были неслабыми. – Это какая-то незнакомая мне форма гипноза. Да, как ты знаешь, обыкновенный гипноз на магов не действует из-за ваших ментальных блоков. Здесь применили что-то посильнее.

– Мне кажется, травля спецназом Хаоса и два редких сверхсильных существа, одно из которых владеет гипнозом, – это перебор для одного вечера. – Я вздохнул и снова откинулся на подушку. – И что ты думаешь об этом?

– Уточняй, о чем именно спрашиваешь! – промурлыкала Кира. – Вчера вечером слишком много всего произошло.

– Ну, с Бестией и группой специального назначения все более или менее понятно, хотя проблем от этого не меньше. У хаоситов произошел переворот, в результате чего я потерял верного друга и стал ренегатом для своих бывших товарищей. Насчет того, как быть дальше, еще пораскину мозгами. Мне интересно твое мнение о демоне в золотых сияющих доспехах и о том странном существе в черном плаще, что разорвало демона на куски. Этот ночной пришелец почему-то спас нас от неминуемой гибели.

– Не нас, а тебя. Я не живая, и смерть мне не грозит. – Поймав мой не самый любящий взгляд, демонесса продолжила: – Да, мне тоже все это кажется странным. Особенно – нападение валькирии. Ее явно кто-то подослал. Сами по себе эти демоны на магов не охотятся. Да валькирия и сама призналась, что ей приказали тебя убить. Но вот странно, что кто-то решил избавиться от тебя таким способом, если…

– Если есть сотни более простых и практичных способов покончить со мной, – закончил я за свою спутницу. – Да, меня это тоже удивляет. Все маги довольно прагматичны, они и лишней капли энергии не потратят. А тут такая расточительность. Натравить на мага моего уровня валькирию – это все равно что бороться с клопами при помощи миномета и ручных гранат. Непрактично – это мягко сказано.

– Может, тебя вовсе и не хотели убивать?

– Ну, не похоже, что валькирия имела мирные намерения.

– Я не об этом, – сказала Кира.

– Думаешь, враг хотел проверить, придет ли кто-то ко мне на помощь? То странное существо в плаще? Может, его спровоцировали на защиту, заставили открыться и показать себя? Не знаю, все это кажется маловероятным, – сказал я и обхватил голову руками.

– Возможно все, – философски заметила Кира. – Хотя… все еще непонятно, зачем к тебе подослали именно валькирию, а не кого-то другого? Что, если твой враг просто живет за Гранью, в Сумеречном Мире, и сам до тебя дотянуться не может? Вот и посылает кого-то вместо себя.

– Это вряд ли. Я всего несколько раз был за Гранью и врагов в тех краях нажить себе не успел. Да и живут там одни тени и призраки, больно нужен я им. У меня и в этом-то мире врагов нет. Точнее, не было до вчерашнего вечера. И все-таки тот незнакомец в плаще кажется мне еще удивительней валькирии. Кто он такой? Или что он такое? Как он настолько быстро разделался с могущественным демоном? А его голос! – Я поежился от одного воспоминания.

– Стилем боя это существо очень походило на вампира.

– А вампиру под силу разделаться с валькирией? – поинтересовался я.

– Ну, думаю, слаженная команда, в которую входит дюжина тысячелетних вампиров, с этой задачей справилась бы минут за пять. Не без потерь, скорее всего. Но чтобы вот так, за несколько мгновений, разорвать валькирию… На такую мощь способны только Великие Мастера. Но все они пользуются магией, а не когтями и клыками.

– У меня голова раскалывается от всех этих загадок, – ответил я, еще сильнее сжав руками голову, которая и так чуть ли не трещала по швам. – Нужно пойти поесть. На пустой желудок из меня плохой аналитик.

– Впрочем, как и на полный, – не удержалась от шпильки Кира. Кошка спрыгнула с кресла и направилась к выходу из комнаты.

– Э нет! Мне могут пригодиться твои советы, а на людях я не собираюсь болтать с пустотой, так что полезай-ка ты в медальон! – Как я уже говорил, Кира очень не любила сидеть внутри «презренного куска металла», но это был единственный способ поддерживать ментальную связь, то есть, говоря проще, общаться друг с другом без посредства речевого аппарата.

Я, стиснув зубы, приподнялся на локтях, сел, а потом аккуратно встал с кровати. Все тело невыносимо болело, но отлеживаться не было времени. В любой момент мои враги, коих у меня, как вчера оказалось, немало, могут узнать, что мне удалось выжить, и тут же поспешат исправить эту досадную ошибку.

Я взял со стула свою одежду и, кое-как натянув на себя, двинулся к выходу. Оглянувшись, в последний раз осмотрел маленькую уютную комнатку. Больше всего мне хотелось остаться здесь хотя бы на день и ни о чем не думать, ни о чем не переживать. Но я не мог позволить себе такую роскошь.


Я, не особо глядя по сторонам, быстро миновал холл гостиницы и вышел на улицу. За ограждением, под зонтиками с логотипами кока-колы, стояло около десяти пластиковых столиков, три из которых были заняты. Из мангала, что находился недалеко от летней кухни, доносился аппетитный запах шашлыка. Желудок протяжным жалобным урчанием напомнил мне, что подкрепиться было бы совсем не лишним. А я как раз вспомнил, что с деньгами у меня туго. Какая досада! Что ж, придется использовать старый, не слишком благородный, но весьма эффективный способ. Я посмотрел на людей, сидящих за столиками, и прикинул, кто же сегодня будет моим спонсором. Слева устроилась семья: отец, мать и дочурка лет пяти уплетали бургеры и жизнерадостно улыбались. Эти люди выглядели счастливыми и довольными, и в мои планы не входило менять это. Справа от них скучала одинокая дама в деловом костюме и с выражением крайнего усердия на лице вяло ковыряла вилкой крохотную порцию какого-то салата, изредка маленькими глотками прихлебывая из бокала белое вино. Эта тоже не подходит. Еще правее за крайним столиком сидел тучный мужчина лет сорока, одетый в дорогой костюм, пуговицы которого еле сходились на необъятном чреве. Перед ним стояли бокал с темным пивом, большая тарелка картофеля и двойная порция шашлыка. Половина этой еды была уже съедена, и по той скорости, с которой толстяк расправлялся с едой и пивом, я понял, что это не первая порция и далеко не первый бокал. Вот кто мне нужен.

Превозмогая боль, я уверенным, как мне казалось, шагом подошел к столику, хлопнул толстяка ладонью по плечу и достаточно громко произнес: «Здоров! Давненько не виделись!» Краем глаза где-то на периферии заметил человека в черном костюме и затемненных очках. Он стоял в достаточно расслабленной позе возле черного BMW, но когда я подошел к толстяку – тут же напрягся. Черт бы побрал мою невнимательность! Когда-нибудь она меня погубит! Это, судя по всему, телохранитель толстяка, но отступать уже было слишком поздно.

Мужчина передо мной тоже напрягся, его массивная голова повернулась в мою сторону, и на меня уставились крохотные поросячьи глазки, совсем сузившиеся в подозрительном прищуре. Так продолжалось несколько мгновений, после чего его глаза расширились, и я увидел в них сначала удивление, а потом и узнавание. Вдруг лицо толстяка расплылось в широкой улыбке, и он так неожиданно схватил меня своей громадной ручищей и прижал к себе, что я еле устоял на ногах:

– Сашка! Санек! Сколько лет, сколько зим! Как ты? Как жена? Все еще держишь свой ларек или уже расширяешь дело?

Сашка?! Ладно, почему бы и нет? Буду сегодня Саньком, лишь бы накормили досыта. Я заметил, что охранник снова расслабился и, скрестив руки на груди, оперся на капот машины. Он с нескрываемым любопытством изучал меня. Ну и пусть. Мне все равно!

– Да ты садись! В ногах правды нет! – Я послушно плюхнулся на пластиковый стул. – Эй, официант! – Толстяк громко хлопнул своими пухлыми ладонями. – Неси-ка ты еще одну порцию, двойную. И пива, да поживее!

Официант умчался на кухню с небывалым проворством, видимо, такие богатенькие посетители, как этот толстяк, были редкими птицами в забегаловке у придорожного отеля. Что ж, мне оставалось лишь изображать из себя того самого Санька и следить, чтобы завеса моего психомагического гипноза не упала. Хорошо, что я не пропускал в академии ни единого урока психомагии. Нет, конечно, эта дисциплина не называлась «психомагией», она носила какое-то название вроде «принципы и механизмы использования энергетических потоков и полей нестабильной хаотической среды для влияния на поверхностные и глубинные психические процессы гуманоидных и некоторых негуманоидных существ». Я уже точно не помню. Но по-простому такое искусство мы называли «психомагией». И это та единственная сфера магии, в которой я слыл асом. И гипноз, кстати, был далеко не единственным фокусом в этой отрасли магического искусства. Я, например, могу создавать разные глубинные установки и даже менять воспоминания человека и многое, многое другое, но сейчас не об этом. Просто скажу, что это направление в магии являлось одним из моих любимых. По окончании двухлетней общеобразовательной подготовки в Академии Хаоса я поступил именно на психомагический факультет и добился немалых результатов. Психомагию явно стоит считать моей сильной стороной. А вот самым слабым моим местом всегда была техномагия – создание и использование всякого рода магических гаджетов. Но что-то я отвлекся.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36