Роман Гринь.

Битвы магов. Книга Хаоса



скачать книгу бесплатно

Нужно носить в себе еще хаос, чтобы быть в состоянии родить танцующую звезду.

Ф. Ницше

Пролог
Точка отсчета или финишная прямая?

Что есть правда, а что – ложь? Что – реальность, а что – иллюзия? Когда-то все было просто. То, что видели глаза и слышали уши, и было правдой. А мир, который можно познать умом и сердцем, становился нашей реальностью. Но рано или поздно каждый, кто умеет мыслить, задает себе вопрос: действительно ли наш мир такой, каким мы его воспринимаем? Или есть что-то значительно большее? Что-то, далеко выходящее за рамки нашего восприятия? И конечно, этих вопросов не избежать, если в вашу жизнь постучался мир неизвестного. Можно спрятаться в уютную раковину обыденности, где все привычно и понятно, отрицать все то, что способно ее разрушить, и не замечать очевидного, дескать, померещилось или привиделось, нервишки сдали от перенапряжения. Но не лучше ли впустить неизвестное в свою жизнь, использовать полученный шанс, чтобы хоть на мгновение прикоснуться к сказке? Ведь тогда можно открыть для себя новый мир, живущий по своим законам и правилам, увлекательный и непредсказуемый. Вот только пути назад уже не будет. Такова цена!

Маг вдохнул полной грудью прохладный воздух, который ночью был особенно свежим и нес десятки ароматов и запахов, кажущихся куда более слабыми в разгар дня. Часы уже давно пробили полночь, а шумные компании все тянулись к набережной. Молодежь и люди более солидного возраста, местные и туристы, трезвые и не очень – все спешили увидеть одно из излюбленных питерских зрелищ – подъем разводных мостов над Невой. Яркая иллюминация дворцов и тысячи огней, отражающихся в темных водах реки, ночная прохлада и свежее дыхание ветра, легкий сумрак белых ночей и плавно поднимающиеся створки Дворцового моста – все это завораживало, зачаровывало и манило к себе новых и новых зрителей, навеки оставляя волнующий отпечаток в их сердцах.

Тот, кому посчастливилось видеть это зрелище, а может, даже любоваться алыми парусами на празднике выпускников, смакуя сладковато-приторное шампанское, вряд ли сможет забыть вечно холодные, но милые сердцу темные воды Невы.

Маг посмотрел вниз. Людей становилось все больше. До него доносились веселый смех и радостные крики. Несколько человек возились вокруг китайского бумажного фонарика, пытаясь запустить его в воздух. Чародей поднял голову и увидел, что один такой фонарь, уже превратившийся в маленькую светящуюся точку и сопровождаемый радостными криками и фотовспышками, плавно перемещается в сотне метров над ночным городом.

Питер был поистине красив, особенно в это время суток и в это время года. За свою не очень долгую жизнь маг успел повидать немало городов, и не только земных, но Петербург был одним из его любимых. Эта холодная и суровая гранитная твердыня всегда представлялась ему эталоном надежности, хладнокровия, выдержки.

Именно тех качеств, которые маг так ценил в себе и в окружающих.

Вид, который открывался с крыши Зимнего дворца, был потрясающим, вряд ли он оставил бы кого-то равнодушным. Конечно, с колоннады Исаакиевского собора было бы видно значительно дальше, но уж больно холодные ветра там в это время. Поэтому маг выбрал именно здание Зимнего. Пришлось немного повозиться с маскировкой. Ему не хотелось привлекать внимание окружающих, в частности, правоохранительных органов, которым мог совсем не понравиться темный силуэт мужчины, пристроившегося рядом со скульптурой какой-то девушки с копьем и свесившего ноги с крыши одной из главных достопримечательностей города. Кажется, это была статуя древнегреческой богини Афины, а может – Артемиды. Мага точность мало интересовала. Он наслаждался прохладным ветром и чувством невероятной свободы, поскольку всегда чувствовал себя свободным, когда знал, что невидим для окружающих. Чужие взгляды так же, как и чужие мысли, обременяют, они словно сковывают цепями. А сейчас каждый, кто вздумает взглянуть на крышу Зимнего, чтобы полюбоваться прекрасными скульптурами, только их, собственно, и увидит. И уж, конечно, этому любопытному зеваке или же истинному ценителю искусства даже в голову не придет, что за ним зорко следит некто невидимый и любящий наблюдать за людьми – за этими забавными и такими интересными созданиями, считающими себя хозяевами этого мира и не подозревающими, что они лишь его гости.


Кстати о гостях. Маг уже давно ждал свою спутницу, которой все еще не было. Опаздывает? Или не придет? От этих мыслей ему стало как-то тоскливо, даже настроение испортилось. Он никогда не думал, что привяжется к странной девушке. Он вообще не думал, что способен на чувство привязанности после всего, что пришлось испытать. Да и можно ли назвать это привязанностью? Впрочем, одно маг знал наверняка: ему очень хотелось, чтобы девушка пришла.

Снизу послышались радостные крики. Маг посмотрел на Неву и сразу понял причину возбуждения. Две половинки Дворцового моста медленно поползли вверх, вызывая небывалый восторг у публики.

– Правда, это очень красиво, Странник?! – послышался сзади мага тихий вкрадчивый голос.

Маг обернулся и увидел долгожданную гостью, которая, как всегда, пришла в самый подходящий момент. Девушка была одета довольно скромно и неброско: темные джинсы, кроссовки и кожаная черная куртка. Длинные каштановые волосы развевались на ветру, а большие синие глаза имели невероятную глубину и отражали мудрость столетий, они манили куда-то вдаль, в более светлый и прекрасный мир, и светились теплом, от которого становилось по-домашнему уютно.

– Очень красиво! – согласился маг. – Как вижу, тебе ничего не стоило раскрыть мою маскировку, Анель!

– Несложно найти, если знаешь, где искать, – уклончиво ответила девушка. Она говорила полушепотом, и все же каждое слово звучало очень четко.

Девушка подошла к магу и села рядом, так же, как и он, свесив ноги с крыши. Мужчина аккуратно сплел несложный энергетический символ и, легонько коснувшись указательным пальцем ее виска, прошептал: «Невидима!» Если бы кто-то сейчас смотрел в эту сторону, то заметил бы, как девушка растаяла прямо в воздухе. Но, к счастью, сотни глаз были прикованы к медленно плывущим вверх створкам моста.

– Я никого не боюсь, не обязательно было делать это! – сказала Анель.

«Зато я боюсь, – подумал маг, – мало мне проблем в последнее время? Хоть тут стоит вести себя потише». Девушку же он заверил, что нисколько не сомневается в ее смелости, и уже несколько раз мог лично в ней удостовериться, но просто не хочет, чтобы их разговору помешали. Поэтому им лучше остаться невидимыми для посторонних. Анель решила не спорить. Она перевела взгляд на реку и стала с интересом рассматривать Заячий остров, Петропавловскую крепость, стрелку Васильевского острова и поднятый мост. Через несколько минут девушка поежилась от холодного ветра, который последние полчаса все усиливался и сейчас дул с Финского залива. Да уж, здесь и в разгар июня можно замерзнуть! Маг сделал еще один несложный пасс рукой, и прямо на крыше между ним и Анель заплясали языки пламени, тоже невидимые для чужих глаз. Полезная штуковина, дров не просит и не обжигает, зато согревает очень хорошо. Правда, заклинание требует постоянной подпитки энергией, к счастью, небольшой.

– Ух ты! – воскликнула Анель и захлопала в ладоши, когда увидела чародейское пламя. – Какой интересный фокус! – Она стала внимательно изучать огонь, то медленно приближая к нему руку, направленную раскрытой ладонью к пламени, то отдаляя ее. – А можешь еще горячего чая наколдовать?

Ох уж эти девушки! Сначала они хвалят вас, а через мгновение требуют новых подвигов.

– Я же говорил тебе, что нельзя просто так наколдовать пищу или напитки. Можно только позаимствовать их где-то, – ответил Странник менторским тоном, но, увидев жалобный взгляд спутницы, добавил: – Впрочем, можно кое-что придумать.

Маг закрыл глаза и сконцентрировался. Прошло всего несколько мгновений, хотя ему показалось – значительно больше времени. Анель терпеливо ждала, она боялась нарушить концентрацию Странника и словно бы превратилась в изваяние, еще одну статую на крыше Зимнего. Он же медленно просматривал город Истинным Оком.

– Ага, кажется, есть занятный вариант, – поиск наконец-то увенчался успехом, – да уж, Светлана Семеновна, очень интересно. – Маг скорчил серьезную мину и потер подбородок указательным пальцем.

– Кто такая Светлана Семеновна? – спросила девушка, не слишком правдоподобно изобразив удивление.

– Вполне себе обыкновенная женщина тридцати семи лет. Хорошая хозяйка и заботливая жена, умная и рассудительная, а главное, по-настоящему осторожная. Настолько, что ее муж, сумевший сколотить для нее в поте лица громадное состояние, даже не догадывается, что львиная доля его денег уходит на молоденьких любовников жены. Как считаешь, стоит ее немного проучить? – Маг заговорщицки подмигнул девушке.

– Хм… – Анель приложила указательный палец к губам, посмотрела вверх, на небо, и, кажется, всерьез задумалась. – Не то чтобы я была в восторге от идеи, но мне грешок этой леди не нравится. Ох как не нравится! Можно и проучить. Но почему ты сейчас про нее вспомнил?

– Да все очень просто, – ответил маг с веселым задором. Он был искренне рад, что хоть раз смог удивить и поставить в тупик свою загадочную собеседницу. Или ему только показалось, что она удивилась? – Дело в том, что у этой хозяюшки сейчас накрыт аппетитный стол, который она приготовила себе и очередному ухажеру, воспользовавшись тем, что мужа нет дома. Вот я и подумал, что нам стоит ее чай позаимствовать, а заодно и повеселиться немного!

Перед магом и девушкой возникло легкое прозрачное облачко, понемногу в нем стали прорисовываться все более четкие очертания и образы: красиво обставленная гостиная, полная дорогой мебели, на стенах – картины с завораживающими пейзажами, декоративные полочки и даже один старенький гобелен с чьим-то фамильным древом. Посередине комнаты стоял чайный столик, накрытый белой скатертью. На нем – большой старинный самовар, фарфоровый заварочный чайник и две чашки на блюдцах. На столе поджидали гостя огромная ваза с эклерами, поднос с яблочным пирогом, маленькая вазочка с шоколадными конфетами, две рюмки и графин с какой-то жидкостью, в которой маг сразу же узнал коньяк. На красивом резном стульчике сидела уже не молодая, но вполне еще привлекательная женщина, из тех, которые еще могут покорять мужчин, но уже чувствуют, что красота их вот-вот безвозвратно увянет. На хозяйке было роскошное и довольно откровенное изумрудное платье под цвет глаз. Женщина, которую, как уже говорилось, звали Светланой Семеновной, в чем сомнения, уж будьте уверены, не возникало, явно кого-то ждала. Она посматривала на двери, словно ожидала звонка, и немного нервозно крутила двумя пальцами чашечку на блюдце.

– Ну что ж, приступим к нравоучительному эксперименту, коллега, – произнес маг важным напыщенным тоном, улыбнувшись с нетерпением ждавшей девушке.

– Ну же! Не тяни! – В глазах Анель загорелись огоньки, она даже прикусила от волнения нижнюю губу.

– Что ж, тогда начнем! – Странник был очень доволен тем, что целиком и полностью владел ситуацией и мог развлечь себя и свою собеседницу. Он вытянул руки вперед и выполнил в воздухе несколько плетений пальцами, потом наклонил голову к висящему перед ним облаку и дунул в него. Картинка начала меняться. Сначала в наблюдаемой квартире раздался громкий хлопок и со стола исчез самовар вместе с фарфоровой посудой и всеми сладостями. Женщина в изумрудном платье негромко вскрикнула и вскочила со стула. Тут же перед ней на месте исчезнувшего самовара появилось темно-серое облачко. В нем проявились очертания призрачной руки. Оттопыренный вверх указательный палец легко покачивался, изображая типичный нравоучительный жест. По всей квартире разнесся глухой, словно загробный голос: «Женщина! Да как ты посмела предать мужа своего, обет которому дала перед Господом, государством и людьми? Да как могла ты нарушить клятвы и изменой запятнать себя? Окстись, неверная, ведь твоя старость близка! Не позорь седеющую голову! Смотри мне, если еще замечу за тобой этот грешок – вернусь по твою душу!» Последние слова были произнесены холодящим кровь, шипящим, словно змеиным, голосом. Хотя в этом уже не было особой необходимости. Белая, как мел, женщина неистово крестилась, наблюдая, как над столом рассеивается серое облако, после чего она открыла дверь и стремглав выбежала из квартиры.

А в это время на крыше Зимнего дворца два невидимых собеседника заливались звонким хохотом, которого никто, кроме них, не слышал.

– А ты не переборщил? – слегка обеспокоенно спросила Анель, отсмеявшись.

Кажется, она правда переживала за женщину, которой сегодня от рук мага и ради их потехи пришлось поплатиться за свои прегрешения против супружеской верности.

– Как бы у нее после такого представления с сердцем чего не случилось или с психикой.

– Да не сделается с ней ничего. Вот завтра с утречка в церковь сбегает, в которой она бывает только раз в году, на праздник Пасхи, да и то только ради того, чтобы посмотреть, нет ли, не приведи господь, у кого-то из прихожан более дорогого наряда, чем у нее, простоит службу, десяток раз перекрестится. Это, конечно, ей не поможет, но и не навредит. А там, глядишь, и более верной женой станет. Хотя муж у нее – та еще сволочь. Ну да ладно. Ты лучше на трофей наш погляди.

Там, где только что висело облачко, транслирующее веселое представление, состоявшееся в одной из питерских квартир, появился поднос с теми самыми самоваром, фарфоровыми чашечками и вазочками со сладостями. Коньяк маг решил оставить хозяйке, подумал, что ей он сегодня нужнее.

Долгое время Странник и Анель пили чай с эклерами и конфетами, молча любуясь ночным Петербургом. Толпа людей на набережной сильно поредела. Остались самые стойкие к ночной прохладе молодежные компании, которые все еще не переставали веселиться и шуметь.

– Ты обещал мне рассказать свою историю, – девушка внимательно посмотрела на мага, – она, видимо, как-то связана с этим городом?

– Нет, к этому городу она не имеет никакого отношения. Просто мне нравится здесь, – Странник сделал большой глоток чая и отставил чашку в сторону, – но история будет длинной, я не люблю опускать подробности. Так что, если ты не хотела слушать долгий рассказ…

– То я бы здесь и не появилась, – резонно заметила девушка и ослепительно улыбнулась, – давай уже, не тяни.

– Даже не знаю, с чего и начать…

– С самого начала и со всеми деталями, но так, чтобы я увидела все случившееся твоими глазами.

– Что ж, если с самого начала… Когда-то давно, уже никто не помнит тех времен, обнаружилось, что некоторые люди владеют необычными способностями, которыми другим овладеть не дано, как бы те ни старались и сколько бы ни учились. Рождались такие люди, которые видели будущее, умели влиять на погоду, могли беду отвести или наоборот – напустить ее. С одной стороны, такие индивиды были очень ценны для общества, с другой – вызывали панический страх, а еще зависть и недоверие. Зависть, к сожалению, один из самых распространенных людских пороков, сильно усложняющих жизнь. И больше всего люди склонны завидовать тем благам, которые другой человек получил задаром, не приложив к этому никаких усилий. И именно таким благом, хотя, скорее уж, проклятием, оказались способности немногочисленных «избранных». Люди терпели их, а те в свою очередь старались помогать ближним. За это «избранные» часто получали разные привилегии и особые полномочия, а также пользовались уважением своей общины или племени. Некоторое время все жили в относительном мире и даже в гармонии.

Прошло много лет, наступили темные времена Средневековья с мракобесием и охотой на ведьм. Люди, владеющие необычными способностями, подвергались гонениям и уничтожению, ведь все были уверены, что силу они получили от дьявола. В это время одаренные люди (которых я дальше буду называть магами, ведь так они называют себя сами!) узнали много нового о себе и о своих способностях, а главное – осознали, что безопаснее скрывать необычные умения от простых людей. Тогда они ушли в подполье. Многие из них были сожжены на кострах инквизиции, хотя в этом пламени погибло неизмеримо большее количество простых, ни в чем не повинных людей. М-да, темные были времена. Ну, дальше началась эпоха Возрождения с ее бурной увлеченностью оккультизмом. Многие маги вышли из тени, заработали себе хорошую репутацию и теплые местечки при дворах знатных господ. Да и до сих пор некоторые из них действуют открыто, пользуясь скептицизмом и невежеством людей, которые зачастую считают их Силу жульничеством и дешевыми фокусами. Но большинство магов, особенно очень одаренных, по сегодняшний день остались в подполье.

Все бы текло своим чередом, если бы не одно важное событие, изменившее мир магов, и конечно же, как следствие, мир людей. Ведь в этой Вселенной все взаимосвязано.

В нашем мире появились Великие Мастера. Много о них ходило слухов, и не разобрать, что – правда, а что – ложь. Поговаривали, что они пришли к нам из другого мира, что их насчитывалось двенадцать, что силой они были равны богам. Мастера научили магов использовать Силу осознанно и грамотно. Передали нам знание о том, что маги – не люди, а другой биологический вид, представители которого хоть и не отличаются от людей никакими внешними чертами, но имеют особое дополнительное энергетическое тело. Великие Мастера рассказали, что предугадать рождение такого существа невозможно, равно как и передать Силу в наследство. Хоть предрасположенность к магии и заложена в генетическом коде, но все же в семье двух магов вполне может родиться человек, и наоборот, в семье двух людей – маг. Знание, принесенное Мастерами, оказалось очень полезным, оно улучшило жизнь магов, подняло их на новый уровень, научило искусно пользоваться своей Силой. Владение Силой перестало быть полуосознанным стихийным талантом, появились целые учебные заведения, где Мастера обучали всех, пригодных для овладения их знаниями. Но, как и в любом знании, в знании Великих Мастеров имелся свой подвох. Как выяснилось, Силу во Вселенной можно черпать из шести источников. То есть Сила – одна, а способов ее получения – шесть. И эти шесть путей качественно отличаются друг од друга. А главное, эти духовные пути изменяют самих магов, которые по ним следуют, вносят неизгладимые отпечатки в их души. На основе шести возможных путей возникло шесть магических школ, каждая из которых использовала один из шести источников Силы: Хаос, Порядок, Жизнь, Смерть, Свет или Тьму. Каждая школа имела своих адептов, магов, которые придерживались ее доктрины, идейных позиций и мировоззрения. Но маги допустили страшную ошибку, такие ошибки, казалось бы, свойственны лишь людям. А именно, они стали нетерпимы к чужим взглядам, к чужому восприятию мира. Маги развязали войну, кровопролитную и беспощадную. Войну всех против всех. Каждая из шести школ воевала на пять фронтов только потому, что хотела иметь монополию на истину. Много магов полегло в этой войне, со временем отдельные битвы переросли в бесконечную бессмысленную вендетту, многие, потерявшие своих друзей и близких, стремились отомстить за них. Потом пыл немного поутих, началось позиционное противостояние, обескровленные противники перешли к обороне и, наконец, было установлено негласное шаткое перемирие. Оно длилось достаточно долго, до тех событий, о которых и пойдет рассказ. Но рассказ мой не об истории магов, не об их давних войнах и постоянном противостоянии. Он – о падении одной из величайших магических школ, о масштабной войне и о моем скромном участии в этих событиях.

Маг еще раз посмотрел на ночной Петербург, потом взглянул на девушку. Анель сидела рядом и внимательно слушала повествование, подогнув под себя ноги и подперев рукой подбородок. В этот момент она, задумчиво застывшая на фоне ночного города, казалась невероятно красивой. Странно, что после всего, что Странник пережил, и после того, кем он стал, он еще мог думать о таких вещах.

Маг шумно вдохнул прохладный ночной воздух и сказал:

– Знаешь, лето, это, конечно, хорошо, но я больше люблю весну…

Акт первый, основной
Действие 1
Смерть в сияющих доспехах, или, если без пафоса, Вот же влип…

Я уверен, что на самом деле демоны часто бывают добрыми, отзывчивыми и милыми существами, нужно только найти к ним правильный подход.

Отрывок из дневника, который нашли возле тела неизвестного мага, растерзанного демонами

Я очень люблю весну, особенно – май. Когда на улицах уже тепло, но еще нет летнего зноя. Когда люди повсеместно вылезают из своих уютных кирпичных норок, чтобы насладиться нежными лучами весеннего солнца, а цветущие деревья, раскинувшиеся густым шатром над бульварами, оплетают тебя десятками тончайших ароматов, увлекая в чудесный мир грез и воспоминаний.

Меня всегда удивляла эта способность запахов пробуждать в памяти, казалось бы, давно забытые моменты прошлого. Особенно хорошо им удается воскресить столь красочные и тревожащие душу картинки детства, которые впечатляют своей яркостью и вспоминаются на протяжении всей недолгой человеческой жизни. Вот и сейчас ароматы пышно цветущей сирени увлекли меня в далекое прошлое. Словно по волшебству в памяти всплывали образы давно минувших дней, таких непохожих на мою нынешнюю жизнь: родной город, школа, двор и крохотная уютная квартира, под окнами которой раскинулись два огромных куста сирени. Нежно-терпкий запах розовых цветков, казалось, заполнявший все пространство вокруг. Кем я был тогда? А кем стал сейчас? Кажется, что это две разные жизни, которые ничего не соединяет. Имел ли я право на тот решающий шаг? Имел ли право стать тем, кем я стал?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36