Роман Грабовский.

Княжество



скачать книгу бесплатно

© Роман Грабовский, 2016


ISBN 978-5-4483-4358-2

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Пролог

К 2076 году мир сильно изменился. Реформа ООН постоянно спотыкалась о противодействие США и их союзников, оставаясь в основном системой разборов полётов после каких-либо неурядиц. Сами Соединенные Штаты Америки разрослись на весь североамериканский континент, справедливо решив, что легче присоединить Мексику, чем постоянно противостоять волнам эмигрантов. Тем более, что в присоединившейся к штатам Канаде, неквалифицированных рабочих рук катастрофически не хватало. Европейский Союз развалился, и на первые роли в Европе снова вышли Германия и Франция. Ближний восток никак не мог вылезти из состояния перманентных войн всех со всеми. Китай осваивал Африку, и строил новые острова, доводя этим соседей до истерики. В России же все было как всегда – правительство, привыкшее решать все проблемы за счёт населения, вороватые чиновники, дороги, борьба с очередным кризисом.

Человечество осваивало космос. Уже тридцать лет существовало постоянное поселение на Луне. После постройки двух лунных отелей, туда начались первые туристические рейсы космических челноков. Четвёртый год действовала научная экспедиция на Марсе, изучавшая красную планету. Спутники-автоматы исследовали окраины Солнечной системы.


11.06.2076. Космический грузовик Российского космического агентства «Бурлак». Груз – техника, и сменный персонал для экспедиции на Марсе. 08:00 по корабельному времени. 1-й пост. Ходовая рубка.


– Привет, Леонид, что нового?

– Здравия желаю, Кэп. Через сорок два часа выходим на орбиту Марса. Как отдохнули?

– Да какой тут отдых, так, пересып. Все по расписанию?

– Так точно, все работы согласно плану. Через два часа, надо разбудить профессора Храмова, из военного института, и его группу. У них эксперимент там какой-то, в малой лаборатории.

– Понятно, а где старпом? – капитан почесал только что выбритую до синевы щеку.

– В гальюне. Часов пять уже животом мается, бедолага. Док ему таблетки дал, да что-то пока не очень помогает.

– Ладно, Лёнь. Иди отдыхать. Да поторопи там второго штурмана, а то пока он свои туфли начищает, половина вахты пройдет.

– Это он из-за Машеньки, – первый штурман усмехнулся.

– Ага, значить вторую половину вахты он проведет у Маши в буфете!

– Да ладно, Кэп, не сердись. Молодо – зелено.

– А мне тут одному куковать?

– А Вы, Кэп, завтрак закажите на мостик, тогда они оба тут будут.

– И то верно. Ну, все, иди, спи.

– Спокойной вахты, Кэп! – штурман отсалютовал капитану ладонью, и вышел из рубки.

– Сам знаю.

Капитан поднес к губам микрофон корабельной связи:

– Буфет, завтрак на мостик.

10:35. Малая лаборатория «Бурлака»

Профессор Храмов сидел за столом в лаборатории, наблюдая, как ассистенты готовят оборудование к опыту.

Храмов вполне мог не лететь лично. Возраст есть возраст, да и ребята справились бы без него, но, это был первый опыт в космосе, без земного притяжения (слабая искусственная гравитация корабля не в счет), без земных магнитных полей. Двадцать лет непрерывной работы.

Профессор Храмов не был единственным ученым, работавшим над проблемой мгновенного перемещения предметов в пространстве. Такие работы велись и в Штатах, и в ЕС. Но, по данным разведки, успехом они похвастаться не могли. А у Сергея Егоровича – серия удачных экспериментов в своем институте. Сейчас эксперимент на корабле, потом на Марсе, и заключительный – переброска объекта с Марса на Землю. После этого можно строчить доклад в научную прессу, если, конечно, армейское начальство позволит такую роскошь. И можно будет уйти на долгожданный покой. Ловить рыбку на берегу Дона, копаться в саду, да нянчить непоседливых внуков.

Работа кипела по плану. Лаборанты подключали кабели, настраивали оборудование. Профессора немного беспокоила близость реактора корабля, хотя там хорошая защита, контрольные приборы не фиксируют каких-то отклонений от нормы.

– Санечка, ну что там у тебя? – профессор посмотрел на молодого, лохматого юношу.

– Все в норме, профессор. Заканчиваю настройку волнового усилителя, проверю показатели параметров, и можно начинать.

– Хорошо, – учёный присел за рабочий стол. – Еще раз проверить расчёты, и настроиться на нужный рабочий лад.

09:50. Ходовая рубка

Капитан корабля медленно дожевывал уже остывший завтрак, размышляя о том, какой подарок привезти из рейса младшему сынишке. Второй штурман что-то вычислял на компьютере.

– Костик, что ты всё время считаешь на вахтах?

– Проверяю правильность вычисления курса, Семен Семёныч. А потом буду доказывать теоремы. И вообще, до орбиты Марса, корабль идёт на автопилоте. Кому нужны эти вахты? Мы могли бы спать в своих кабинках для сна до самого Марса!

– Ты рассуждаешь как ребенок. Есть определенный порядок, ведутся профилактические работы на корабле, и потом, кто бы разбудил профессора?

Офицеры замолчали, занятые своими мыслями. Через пару минут, второй штурман неодобрительно произнёс:

– Хм, эти военные учёные меня всегда чем-то пугают. Опять, какую ни будь пакость убийственную придумывают. Семен Семёныч, не знаете случайно, чем они там занимаются? Какой-нибудь новый вирус выводят?

– Не знаю, и знать не хочу. А вообще, профессор Храмов – физик.

– Ну ладно, ядерную бомбу уже изобрели.

– Смешно…

– Командир, мощность реактора падает!

– Черт, что происхо…

Земля. ЦУП.10:49

– Внимание, говорит дежурный по ЦУПу! Тревога! «Бурлак» пропал с мониторов и перестал выдавать автоматический радиосигнал! Повторяю, «Бурлак» пропал! Общая тревога!

10:02. «Бурлак». Ходовая рубка

Семён Семёнович медленно открыл глаза. Перед ним находилась панель управления кораблем, а сам он сидел в своем кресле. В соседнем кресле потихоньку очухивался второй штурман.

– Костя, тревога по кораблю! Проверить все системы.

– Есть, Кэп!

Судя по показаниям приборов, все было в норме, только бешено что-то вычислял бортовой компьютер. Через несколько минут в рубку вбежали старпом и первый штурман, за ними появились глав. Мех с боцманом.

– Что это было?

– Я кое-как оклемался!

– Черт те что, блин!

Кэп поднял руку.

– Всем тихо! Докладывайте, – капитан развернулся в кресле к вошедшим офицерам.

– В реакторном отсеке был какой-то скачок напряжения, но сейчас все в норме, – грузный главный механик никак не мог отдышаться. – И энергетик куда-то пропал.

– Да тут я! – энергетик корабля быстрым шагом вошел в рубку.

– Среди экипажа пострадавших нет. Правда, Маша разбила вашу чашку, Кэп, она как раз Вам кофе несла, – боцман массировал ладонью ушибленное колено.

– Второй штурман, что с бортовым компьютером?

– Пытается сориентироваться, видно, настройка сбилась.

Первый штурман, оторвав взгляд от ходового монитора, повернулся к офицерам, и тихо, севшим голосом произнес:

– Комп не сориентируется. Ему не к чему сделать привязку. Не на что опереться. Посмотрите на звезды… это не наше небо… это не наша звездная система… и даже не наша галактика.

В рубке повисло гробовое молчание.

– Профессор! Костя, сходи в лабораторию, узнай, как там они, и что, черт возьми, они сотворили? – капитан почувствовал, как подпрыгнуло его кровяное давление.

– Есть, Кэп.

– Первый штурман, Сергей. Попытайся хоть как-то определиться на местности, посмотри, что тут есть поблизости. Боцман, успокой экипаж, ты это умеешь, расскажи им новую байку про свою тещу. Где, кстати, док? Пусть выводит из сна сменного начальника марсианской базы, шефа их безопасности, и всех членов экипажа корабля. Через час, всему командному составу быть в кают-компании на совещании.

11:50. Кают-компания

В кают-компании собрались все, кого посчитал необходимым пригласить на экстренное совещание капитан. Люди разбились на небольшие группы, тихо переговаривались, обсуждали ситуацию. Буфетчица Маша принесла на подносе чашки с чаем. Вошел Кэп.

– Приветствую всех, можете садиться. Вкратце все с ситуацией уже ознакомлены, расскажу о новых, только что поступивших данных.

В результате эксперимента профессора Храмова, мы оказались в чужом космосе, и в данный момент болтаемся между третей и четвертой планетами неизвестной нам звездной системы. Корабль в норме, за исключением малой лаборатории. Видимо, в ней был выброс энергии, взрыв. Дверь выгнуло наружу и заклинило. Полагаю, что профессор Храмов, и весь его персонал погибли. Судя по двери, и внешним переборкам малой лаборатории, взрыв был приличный, сопровождался очень сильным повышением температуры. Какие будут мнения по сложившейся ситуации?

Невысокий, плотный человек поднялся со своего стула и, представившись, спросил:

– Я шеф безопасности марсианской экспедиции, Карась Михаил Юрьевич. Можно установить, как далеко мы от Земли?

– Пока точно нет, но очень далеко, ни корабельный компьютер, ни штурманская группа, не могут найти ни одного знакомого созвездия, чтобы можно было хоть как-то сориентироваться.

С места поднялся другой человек, с пышной шевелюрой абсолютно седых волос:

– Я сменный начальник марсианской экспедиции, Князев Ян Андреевич. Что Вы собираетесь предпринять?

– На третьей планете есть атмосфера, и, судя по цвету планеты, там есть вода. Сейчас мы движемся к ней.

– Вы хотите совершить там посадку?

– При определенных условиях – да, Ян Андреевич. Даже если мы найдем направление на Землю, то долететь все равно не сможем. Но жизнь продолжается, посмотрим, что даст нам этот мир. В вашей команде есть биологи? – капитан заинтересованно смотрел на начальника экспедиции.

Князев кивнул:

– Да, капитан. У нас в экспедиции небольшой, многопрофильный институт. 521 человек по списку, из них 204 учёных, биологи, физики, химики, врачи, геологи и другие специалисты. Остальные – обслуживающий персонал базы, 51 человек – служба безопасности. Я предлагаю вывести из походного псевдо-сна химиков, биологов, и врачей.

– Согласен, – капитан утвердительно кивнул.

Совещание продолжалось еще около часа. Утрясались различные мелкие технические вопросы.

– Ну что ж, следующее совещание – на орбите планеты. Всем членам экспедиции находиться на отведенных местах, экипажу готовиться к выходу на орбиту. Все свободны, господа.


Орбита 3-й планеты. 18.06. 2076 г. «Бурлак». Кают-компания. 10:00 по корабельному времени.

В кают-компании было тесно от научной братии. Учёные обменивались свежей информацией собранной автоматическими зондами, что-то обсуждали, спорили, вычисляли. Настроение у всех было приподнятое. Во-первых – исследование атмосферы дало положительный результат, во вторых – учёные, как дети новой игрушке, обрадовались обнаружению планеты земного типа. Для любого учёного это было теперь главным делом их жизни. Ведь открыть подобную планету не удавалось ещё никому. А уж исследовать… переживания о Земле, оставшихся дома близких людях отошли на второй план. Перед ними была целая планета земного типа, и, целая жизнь на её изучение. Князев наблюдал за учеными с улыбкой, думая о том, как будет управляться с ними на планете. Здесь, на корабле, командует капитан, а на планете вся власть перейдет к нему. Хотя… есть ли у Князева эта власть? Ведь ситуация неординарная. Земли нет, ничьих правительств нет. Хорошо, что основная часть людей – из России. Есть пара сербов-биологов, пятьдесят один японец – компьютерщики, и инженеры «Тойоты» (для испытаний нового чуда техники – космо-бота «Тойота старс»), журналист из восточной Европы. Гадкий человечишка.

В кают-компанию вошел капитан «Бурлака».

– Прошу всех садиться, господа, и начнем, пожалуй.

Кэп подождал, пока все рассядутся, и продолжил:

– Судя по докладам химиков и биологов, воздух на планете пригоден для нас, врачи пока не нашли микроорганизмов, серьезно угрожающих нам заразой. Радиоперехват ничего не дает, эфир пуст. Визуальное наблюдение также не выявило каких-либо данных о наличии разумной деятельности на планете. Исходя из всего этого, я предлагаю произвести высадку на планету разведывательной группы. Возражения есть?

Возражений не последовало. Среди сидящих людей послышался радостный шепот.

– Хорошо, тогда обсудим десантную группу. Естественно, группа ученых. Сколько Вы планируете отправить человек, Ян Андреевич?

– Пять человек и оборудование.

– Хорошо. Служба безопасности?

– Я прошу поднять ото сна двадцать моих людей, и оставить их на планете. Они займутся разведкой местности, установкой спецоборудования по периметру лагеря.

– Неплохо было бы. Где люди будут ночевать?

– У экспедиции есть сборные жилые модули. Возьмем легкое стрелковое оружие на всякий случай.

– Согласен. Сами назначьте старших групп, и проведите инструктаж. И так, вроде договорились обо всем. Старт через пять часов. Идите, готовьтесь.


Челнок «Бурлака» мягко коснулся травы на берегу небольшой лесной реки. Бойцы службы безопасности молча высыпались на землю, разбежавшись в разные стороны, образовав круг диаметром метров семьдесят. Ученые начали расставлять оборудование, брать пробы почв, травы, и воды.

Планета представляла собой водяной шар с двумя небольшими материками размером с земную Австралию (один находился в зоне тропиков в северном полушарии планеты, другой почти на противоположной стороне в южном) и множеством островов, компьютер «Бурлака» насчитал больше тысячи различных по величине архипелагов. Растительность планеты весьма походила на земную. Тут были довольно большие по площади хвойные леса и лиственные рощи, они занимали практически всю площадь материка. Спутники наблюдения экспедиции, выпущенные на орбиту планеты, пока не обнаружили каких-либо относительно крупных хищников. Правда, в океанах плавали довольно внушительные экземпляры животных, напоминающие земных китов. Следов разумной деятельности не наблюдалось. На западе материка на котором высадился десант, находилась горная гряда, по которой весело скакали местные горные козлы с витыми рогами. В тех же горах начинали свой стремительный бег две небольшие реки. Одна, пересекала континент, имея множество более мелких притоков, в конце своего пути впадала в океан. Другая, наполняла большое пресное озеро примерно в центре материка, ближе к северу. Также на материке было множество мелких речушек и родников, небольших озёр. Северный полюс планеты был океаническим, а на южном, имелась небольшая ледовая шапка. Чистая, не загаженная цивилизацией природа.

Через час, ученая братия, закончив сбор образцов, начала потихоньку собираться обратно на корабль. Несколько сотрудников безопасности уже патрулировали территорию, другие бойцы собирали жилые модули. Один из биологов подошел к старшему офицеру группы безопасности:

– Ну что, лейтенант, бывайте. Водой из реки можете пользоваться, только предварительно фильтруйте и кипятите. Ягоды, и всякие плоды пока не есть!

– Плавали, знаем.

– Рыбу можете половить, ну так, для образцов. Употреблять её в пищу пока не рекомендую, только после изучения и тестов.

– У нас достаточно провианта. А рыбу все-таки половим – для образцов. Ну ладно, наука, двигайте потихоньку, а то шума от вас…

– Пока, пехота.


На следующий день вместе с учеными в лагерь прилетел начальник экспедиции Князев. Лейтенант деловито докладывал Яну Андреевичу о первых сутках на планете.

– Вчера, после отлета челнока, закончили обустройство лагеря и произвели разведку местности примерно на три километра во все стороны по этому берегу реки. Ничего примечательного. Красиво очень, это правда. А так – лес как лес. Много мелких животных. Вот карта, Ян Андреевич, на ней мы отметили синим цветом два родника, красные отметки с номерами, это местоположение установленных видеокамер. Мониторы наблюдения находятся во втором жилом модуле. Жалоб на самочувствие у личного состава нет. Животные не беспокоили. Только под утро птицы распелись. Да вот котяру прикормили, – лейтенант с улыбкой кивнул в сторону кухни. Там уже собрались прибывшие учёные, что-то весело обсуждая. Ян Андреевич подошел к ним. У ног повара, открывавшего консервы для варившегося супа, Князев увидел серого в полоску кота, с интересом наблюдавшего за руками стряпчего, и не обращавшего никакого внимания на остальных. Лейтенант пояснил:

– Вчера, под вечер, ребята попробовали рыбу ловить. Кое-что поймали. Потом отошли к лагерю, а ведро с рыбой на берегу оставили. Возвращаются – а у ведра кот крутится. Точь-в-точь как земной. Только хвост чуть длиннее. Дали ему одну рыбку – съел, дали другую – съел. Да так и остался с нами. В лес убежит, через час возвращается. На руки идёт, не боится, мурлычет. Матроскиным назвали, из-за полосок на спине.

– Надо бы его на «Бурлак» отправить, для зоологов.

– Не стоит. Ребята не дадут.

– Прикажут.

– Есть вещи, Ян Андреевич, на которые приказы не распространяются. Хотят зоологи кого-то исследовать – пусть идут в лес и ловят. А Матроскин – наш местный талисман.

– Ладно, лейтенант, не будем спорить. Пусть в лагере живет.


Начальник экспедиции прогуливался по лагерю, наблюдал за работой учёных, за тем, как налаживается быт наземной команды. Все шло довольно неплохо, насколько это вообще возможно при подобных обстоятельствах. Ученые пока подтверждали, что химико-биологические показатели планеты практически идентичны земным. Спутники экспедиции выдают информацию о богатых залежах полезных ископаемых. Людей только маловато. Хорошо, что женщин и мужчин в его экспедиции примерно поровну. И большинство еще находятся в псевдо-сне на корабле, ни о чем не подозревая. Как они воспримут новость? За учёных и службу безопасности Князев был спокоен. А вот техники и прочий персонал… в любом случае жёсткий порядок в поселении надо устанавливать сразу. Колония должна выжить, выжить любой ценой.

Вчера, на «Бурлаке», капитан провёл закрытое совещание с участием Князева, начальника СБ Карася, старших офицеров корабля. Рассматривался вопрос о возможных проблемах с людьми. Было принято решение – поддерживать строгий режим силами безопасности и экипажа корабля. Людей выводить из псевдо-сна небольшими группами, по 25—30 человек, так будет проще контролировать эмоции. После того, как разбудят последних членов экспедиции, провести общее собрание, чтобы объяснить людям ситуацию, сообща придумать название звезде и планете. Увеличить группу на планете за счет техников, медиков, зоологов, биологов, и еще десяти бойцов безопасности. Штурманской группе «Бурлака» продолжать составлять карту ближайшего звёздного пространства и пытаться сориентироваться. На данный момент, это были главные пункты повестки дня.

Три недели спустя. Лагерь. 9:15 по времени планеты

Ян Андреевич сидел за длинным самодельным столом, на самодельном же стуле (техники в свободное время развлекались, изготовляя простецкую мебель из дерева). На 9:30 назначено общее собрание всего личного состава колонии. Все уже на планете, на «Бурлаке» только дежурная смена экипажа.

За неполный месяц в лагере было сделано поразительно много. Чуть выше по течению реки, инженерная группа смонтировала небольшую гидроэлектростанцию из подручных механизмов экспедиции, так что на ближайшее время вопрос с электричеством для поселка был решен. Построена мастерская, больше напоминающая мини-заводик. На нем уже были собраны два катера на пять посадочных мест, для прогулок по реке. Столовая, лаборатория, медпункт, склад-холодильник для продуктов, жилые корпуса, казарма безопасности. Найдены поблизости с помощью спутников месторождения серы и угля, залежи железа, серебра, меди. Монтируется небольшой плавильный цех, предназначенный для работы на Марсе. Зоологи приручили группу диких копытных, смахивающих на коров. Их надежды оправдались – рожавшие самки неплохо доились, а у самцов нрав такой же непредсказуемый, как и у земных быков (вес, кстати, тоже, что немаловажно). Энтузиасты построили для них небольшой загон с навесом, и косили траву для кормежки животных. Косы изготовил инженер Такеши. Японец увлекался кузнечным делом, да и другие его соотечественники были просто подарком для маленькой колонии. Кто-то владел иглоукалыванием, кто-то – Бу-до и кара-те. Многие поселенцы занимались у этих мастеров изучением воинских искусств, чтобы отвлечься от грустных мыслей о потерянных навсегда близких. По вечерам некоторые колонисты рыбачили. Бойцы безопасности охотились, попутно собирая для биологов различные образцы грибов и плодов на анализ. Многие из принесенных растений оказывались съедобными. Неплохо для начала.

Однако, люди уже практически собрались, пора начинать.


За длинным столом во главе собрания расселись Ян Андреевич Князев, шеф СБ Михаил Юрьевич Карась, капитан «Бурлака» Семен Семенович Безземельных со своими старшими офицерами, руководители научных групп, главный инженер экспедиции. Остальные колонисты уселись прямо на траве перед столом, заняв треть поляны. Краем глаза Князев заметил перемещение между жилыми модулями бойцов СБ, в руках двоих он различил пулеметы. «Да, – подумал Ян Андреевич, – служба безопасности не спит, ей ничего не надо подсказывать. Правда, пулеметы, это конечно перебор. Хотя Карась исходит из худшего, работа у него такая».

На днях Михаил Юрьевич докладывал Князеву об активности журналиста Гнатюка, который общался с разными группами людей, расспрашивал их о том, как они видят будущее колонии… «М-да, еще ни одно стадо не обходилось без паршивой овцы, – подумал начальник экспедиции, – ну, что ж, пора начинать собрание».

Князев встал:

– Друзья, коллеги. Мы собрались, чтобы обсудить несколько вопросов, как неотложных, так и общих, но от этого не менее важных. Вот уже почти месяц, мы живем на этой планете, под светом новой для нас звезды. Случай оказался к нам с одной стороны жестоким, с другой – милостивым. После эксперимента профессора Храмова, корабль выбросило в чужой космос около планеты земного типа. Так что нам крупно повезло, могло быть гораздо хуже. Нет смысла жаловаться на злодейку судьбу, будем довольствоваться тем, что имеем. Зато, очень немногие люди могут похвастаться возможностью построить новый мир с чистого листа, многие на Земле отдали бы за такую удачу все, что у них есть. Наш первый вопрос повестки дня – это названия звезды и планеты. За последние две недели мы провели опрос среди жителей посёлка. На данный момент имеем такие варианты:



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7