Роман Душкин.

Шифры и квесты: таинственные истории в логических загадках



скачать книгу бесплатно

Итак, есть два кодовых замка, на каждом из которых 4 цифры. Всего же существует 10 цифр. Следовательно, на каждом замке можно установить десять тысяч различных комбинаций от 0000 до 9999. Каждый замок открывается независимо от другого, а это значит, что можно перебрать все возможные комбинации каждого замка, то есть дважды по 10 000. Это не так уж и много. Тяжело и скучно, но есть такой путь.

Я стал пробовать: 0000 (уже было, но я попробовал ещё раз), 0001, 0002, 0003 и так далее до 0010. Да уж, это ещё более непросто, чем я предполагал. Надо пройтись и подумать. Я вышел из амбара и пошёл на другой конец нашей усадьбы к берёзкам. Пчёлы деловито гудели, и я с опаской проходил мимо ульев. Пока никак не могу к ним привыкнуть.

Под липой около дома сидел неизменный дед Трофим со своей газетой. Я спросил его:

– Дедушка, а тебе папа что-нибудь говорил про чемодан, который он привёз?

Дед Трофим хитро посмотрел на меня и покачал головой. Потом он позвал меня попить чайку, но я только махнул рукой и пошёл на задний огород к берёзкам.

Пока я дошёл до берёзок, мне пришла в голову пара идей. Для начала надо проверить комбинации чисел, которые папа часто может использовать. Это могут быть его любимые числа, даты или годы рождения его самого или кого-то из нас. Я начал было вспоминать эти возможные числа, но потом решил возвратиться и выписать их на лист бумаги и проверить. А вторая идея, которая мне пришла в голову, состояла в том, что надо поискать в тех местах, где папа был, когда привёз меня сюда. Возможно, что он оставил какие-то намёки или даже записку с кодами.

Я развернулся и пошёл назад. Вот что происходит от хорошей прогулки! Голова сразу проясняется, мысли начинают упорядочиваться, и новые идеи сразу приходят в голову. Я вернулся домой и попросил у деда Трофима ручку и лист бумаги. Он пожал плечами и сказал, что у него есть только пара простых карандашей и обрывки газет. Да, это действительно каменный век. На самом деле, предполагаю, всё у него есть, но он не хочет мне давать, опасаясь, что я сломаю или потеряю.

Я пошёл в амбар. Вроде бы у меня в моём рюкзаке, который мне собрала бабушка в дорогу, должно что-то быть. Но там ничего не оказалось, и я снова пошёл к деду, чтобы воспользоваться карандашом. Карандаш и старую газету он мне дал, но при этом сказал, что я мог бы и запомнить, а не записывать. Дескать, он в молодости очень многое мог запомнить без записи.

Я опять вернулся в амбар и сел на кровать. Стал думать, какие комбинации чисел мог использовать папа. В голову пришла парочка вариантов. Я записал их, а потом выписал годы рождения всех своих родных. Даты я тоже выписал. В итоге получилось 10 разных чисел. Проверить можно быстро. Я соскочил с кровати к папиному чемодану и взялся за правый замок. Начал щёлкать колёсиками, но ни одно число не подошло. Тут же понял, что перед тем как пробовать, надо было расположить выписанные числа по возрастанию, чтобы количество прокручиваний колёсиков было наименьшим.

Так можно проверить намного быстрее. Это я и сделал для левого замка. Но тщетно, всё равно ни одно из выписанных чисел не было правильным.

Ещё бы! Папа не так прост и очень даже хитёр. Стал бы он использовать такую простую возможность!

Итак, первая идея себя не оправдала. Я решил перейти ко второй и стал вспоминать, где ходил отец, когда привёз меня в деревню. Вроде бы не так много мест. Во-первых, он мог спрятать что-нибудь в доме. Во-вторых, тут же, прямо в амбаре. И тут меня осенило. Он же первым залез на второй этаж и был там один, пока я забирался.

Я мигом взлетел туда и стал осматриваться. Там ничего такого не было. Нет даже никаких полочек или ящичков. Просто набитые доски в виде спального места и окошко. На досках лежит матрас и подушка. Матрас тут лежал, а подушку мы принесли из дома. При этом матрас мы выносили на улицу и выбивали. Ничего интересного. Но я решил ещё раз всё внимательно осмотреть.

Я вынес подушку и матрас на улицу, чтобы внимательно изучить их при дневном свете. Нет, вроде бы всё в норме. Внутри ничего не прощупывалось. Я оставил их на первом этаже, а сам вновь полез на второй, чтобы осмотреть доски. Опять же ничего необычного. Но тут в самом углу я заметил пачку тетрадей или чего-то похожего на них. Я протянул руку и достал неизвестный предмет. Это действительно оказалась стопка выцветших тетрадей, перевязанных бечёвкой. Они были пыльные, с одного угла даже были изгрызены мышами, как мне показалось. Интересно, что в них?

Я снова слез и вышел на улицу. Около амбара стояла небольшая лавка, на ней я и расположился. Сдув с найденных тетрадей пыль, я осмотрел находку. В стопке было несколько тетрадей, причём разных. Обычная школьная тетрадь была только первой, остальные оказались разнообразными блокнотами, домовыми книгами, толстыми тетрадями. Я развязал бечёвку и открыл первую тетрадь.

Это оказались дневники отца. Не те дневники, в которых в школах ставят оценки, а записи о произошедшем в жизни. Я узнал его почерк, хотя это был немного другой почерк, нежели сейчас. Но всё те же ровные печатные буквы со своеобразными длинными палочками и чёрточками. Как странно. Дневники датированы числами, которые были от 22 до 28 лет назад. Значит, первый из этих дневников был написан тогда, когда отец был на год младше меня. Но дневники были не за каждый год, несколько лет было пропущено. Вероятно, это те дневники, которые писались тогда, когда отец бывал в этой деревне. Очевидно, он приезжал сюда не каждый год.

Это оказалась интересная находка, и она захватила меня. Я даже было позабыл про чемодан, который хотел открыть. Никаких записок от папы я не нашёл, зато обнаружил его старые дневники, а это намного интересней. Кто знает, он сам, возможно, уже и забыл про них. Надо будет ему отдать, когда он приедет.

Я полистал ещё несколько тетрадей. Ровные заполненные страницы, иногда перемежаемые рисунками, всё больше всякие схемы и диаграммы. Попадались карты, но очень редко. Иногда попадались зарисовки разных птиц. Всё это надо изучить очень основательно. Я хотел было уже закрыть тетрадь, которую держал и изучал, как тут на очередном листе я увидел странные символы. Это были разнообразные завитки.

Опа! День становится ещё более интересным. Это, несомненно, шифровка. Так, какая дата? Примерно 27 лет назад, то есть отцу было столько же лет, сколько и мне сейчас. И он что-то зашифровал. Я пролистал всю эту тетрадь от начала и до конца, но нигде ключа к этой шифровке не нашёл. Надо подумать…



Беглый взгляд на шифровку дал мне понять, что тут всё должно быть просто. Только что-то голова не соображала, и я не мог сосредоточиться. Я лишь отметил, что здесь есть пробелы между словами. Это означает, что шифр совсем «детский», и при должном умении его можно будет без труда взломать. Как-то папа мне рассказывал, что в школе он потешался над своими одноклассниками, когда сначала научил их шифровать при помощи простейших шифров, а потом успешно взламывал их. Как же он это делал?..

Я снова начал вглядываться в найденную шифрограмму, но у меня зарябило в глазах. Поэтому для начала я решил пообедать и вздремнуть, чтобы в отдохнувшей голове зародились какие-нибудь идеи. Дед Трофим сегодня приготовил грибной суп из тех грибов, которые принесла соседка. Он был наварист и вкусен, и я уплетал его за обе щёки. За обедом дед обычно расспрашивал меня о всяких новостях и событиях в Москве и о том, что произошло в нашей жизни. Я старался кратко рассказывать, часто мне это надоедало.

После обеда я залез на печку в доме и решил поваляться там. Это была выбеленная русская печь с полатями. Я сначала не понял этого слова, но потом дед Трофим его разъяснил. Сам он на печку залезть не может из-за своей ноги, которой нет, а вот мне там понравилось. На печке пахло сушёными грибами и лекарственными травами. Отдыхать в зной здесь было одно удовольствие, а потому и на этот раз я забрался сюда и расположился на фуфайке.



Итак, нежданно-негаданно передо мной возникло сразу две задачи: надо открыть чемодан и расшифровать древнюю шифрограмму, которую написал отец 27 лет назад. Интересно, что там? Я закрыл глаза и начал размышлять. В своей записке, прикреплённой к чемодану, отец написал, что мне надо воспользоваться им, если у меня возникнут затруднения. И тут шифрограмма. Да, её можно назвать затруднением. Но насколько она сложная, чтобы сразу же считать её затруднением? А впрочем, чего думать – надо открывать чемодан.

Я стал размышлять над тем, как открыть чемодан. В голову пришли кровожадные мысли о том, что можно его просто вспороть ножом. Это было бы очень просто, но неконструктивно. Был бы я на необитаемом острове и умирал там от голода, я бы так и поступил. Но тут у меня есть запас времени, так что можно подумать и попытаться его открыть. К тому же сам чемодан мне ещё может вполне пригодиться.

Есть запасной путь, которым я воспользуюсь, если ничего не придёт в голову. Я просто буду перебирать все комбинации чисел. Думаю, что за два дня смогу подобрать коды для обоих замков. Всё равно делать особо нечего. Планшета нет, телефона нет, даже телевизора нет. Самое странное то, что и в округе никого особо нет. В деревне остались жить практически одни старики, а подростков или хотя бы девочек моего возраста я здесь так и не увидел, так что даже и похулиганить не с кем. Так что, в крайнем случае, содержимое чемодана достанется мне через два или три дня.

Я продолжил размышлять, но в голову ничего не лезло. Постепенно глаза мои затуманились, и я сам не заметил, как уснул.

Проснулся я из-за мухи. Голова была чистая, не было в ней и никаких идей. Но я вновь пошёл в амбар к чемодану. У меня чесались руки начать хоть что-то делать. Чемодан лежал в том же состоянии, в котором я его оставил. Я сел рядом с ним и снова принялся крутить левый кодовый замок. Продолжил подбирать код, теперь сразу набрав с 0011. Дошёл до 0050. Это очень скучно. Но пальцы уже начали автоматически щёлкать колёсиками.

Выйдя на улицу, я прошёлся до ручья и обратно. Затем снова приступил к подбору и дошёл до 0100. По ощущениям прошло полчаса. Да уж, так мне трёх дней не хватит. Скорее, не хватит терпения. Мне уже начала надоедать эта деятельность, и в голове ярко горела мысль пойти за ножом, чтобы вскрыть чемодан.

И тут я начал кое-что замечать. Второе колёсико, на котором выставляются десятки, странно заедало. Несколько раз я не обратил внимания, но потом увидел, что это постоянно происходит на одной и той же цифре. Это была цифра 2. Чтобы на неё переключиться, надо было приложить чуточку больше усилий, чем для переключения на другие цифры, а вот переход с цифры 2 на 3 происходил очень легко – легче всего остального. Я прощёлкал второе колёсико ещё на целый оборот, и опять то же самое. Что такое?

Мысль, как молния, поразила мой разум. Там же внутри механика, и всё дело в каком-нибудь штырьке, который держится кодовой комбинацией. И когда на каком-нибудь колёсике подходит цифра, входящая в кодовую комбинацию, этот штырёк западает, и прокручивание более тяжёлое. Я установил второе колёсико на цифре 2 и стал щёлкать первое, на котором выставляются единицы. Но никакой разницы ни для какого из чисел я не почувствовал. Что такое?..

Я снова вышел на улицу и прогулялся, но теперь в сторону дома. Пчёлы неодобрительно гудели, но я не обратил на них внимания, поскольку был возбуждён новой идеей. Дома я нашёл деда Трофима и спросил, есть ли у него стетоскоп. Он недоумённо посмотрел на меня и переспросил, что это такое. Я попытался объяснить, но было сложно. В конце концов, он пошёл к серванту и достал оттуда аптечку. В ней обнаружилась странная тонкая трубка с двумя раструбами на концах. С одной стороны раструб был маленький, а с другой – побольше. Похоже, что это стетоскоп каменного века.

Я попросил его в амбар, но дед Трофим покачал головой и сказал, что вещь нужная, а я потеряю или сломаю. Тогда я спросил его, даст ли он мне эту нужную вещь под присмотром, и дед Трофим положительно кивнул. Я пошёл в амбар и принёс оттуда чемодан. Дед только хмыкнул.



Взяв этот допотопный стетоскоп, я приложил его к поверхности чемодана прямо около замка. Стал слушать и крутить первое колёсико. Слышно было хорошо. И, действительно, в определённый момент щелчок был сильнее, громче, чем в остальные. Я проверил, прокрутив колёсико ещё на одну цифру, и щелчка практически не услышал. Вот оно! Я вновь прокрутил колёсико так, чтобы был слышен громкий щелчок. На замке установилась цифра 7.

Я стал слушать дальше. Теперь я крутил третье колёсико. Щелчок был практически неуловим, но мне помогло то, что после него прокрутка цифры опять была легче, чем остальные цифры. Я вновь прокрутил колёсико на девять позиций, и на третьем колёсике установилась цифра 5. Продолжаю. Но четвёртое колёсико не поддалось на эту уловку. Я не смог уловить никакой разницы в щелчках всех цифр. Это странно. Я попробовал послушать несколько раз, но всё то же самое – разницы никакой. Я распрямился, шея уже изрядно болела от напряжения. Тем не менее у меня есть три цифры кода от левого замка. Четвёртую же можно просто подобрать! Я с энтузиазмом начал крутить четвёртое колёсико и пробовать открывать замок. И вот он поддался. На замке был установлен код 5527. Я записал его на бумажку.

Правый замок поддался так же легко. На нём был установлен код 2980. И опять та же самая ситуация – щелчка четвёртого колёсика не слышно. Мне опять пришлось подбирать четвёртую цифру. И теперь мне кажется, что это неспроста. Но проверять я не стал, а просто опять записал второй код.

Я открыл чемодан. Прямо наверху лежала книга, на обложке которой большими буквами было выведено: «Золотой жук». Я хмыкнул. Эту книгу я читал некоторое время назад, она повествует об искателе приключений, который нашёл шифровку пирата и, расшифровав её, откопал клад. Теперь мне со всей очевидностью стало понятно, что всё это подстроено отцом. Он, конечно, хитрец. Но тем не менее его дневники выглядят очень натурально. Не думаю, что это подделка сегодняшнего времени. И почерк там такой, как будто бы написано маленькой рукой, и тетради очень старые. Не мог же он ещё 27 лет назад спрогнозировать то, что в этом году я получу тройку за контрольную по математике…

У меня в голове завертелся вихрь мыслей о том, что такое «прогнозирование» и как оно соотносится с «проектированием будущего». Голова закружилась от новых идей, и я закрыл глаза. Всё это настолько же сложно, насколько интересно. Надо будет подумать на досуге на эту тему. Тем не менее это реально загадка.

Я закрыл чемодан и отнёс его в амбар. Думаю, что надо там сделать свой штаб, а все материалы и находки хранить именно в амбаре. И ещё я решил так же, как и папа, завести дневник и записывать в него свои достижения. Надеюсь, что они будут. По крайней мере, если я расшифрую папину шифровку, то для меня это будет несомненное достижение. Будет чем на следующий год похвалиться в школе. И что-то мне подсказывало, что лето начинает быть интересным.

Я закрыл чемодан, достав из него только книжку про золотого жука и найденный там блокнот с ручкой. Чемодан задвинул под кровать, книжку отнёс на второй этаж, а блокнот засунул в карман. Эмоции переполняли меня, и я решил прогуляться.

Глава 4

Присланную папой книгу я прочитал за два дня. Конечно, я читаю намного быстрее и мог бы прочитать её и за два часа, но я решил делать это очень вдумчиво и особенно тщательно читал про метод, который применил главный герой для расшифровки секретного послания пирата Кидда. Очевидно, что для решения подобной задачи требуется таблица с количествами букв в русском языке. В книге говорилось про английский язык, а потому в ней приведена таблица именно для него. А папа много лет назад наверняка писал по-русски (да ещё и не исключено, что с ошибками).

Я немного подумал и спустился на первый этаж своего штаба. Папин секретный чемодан лежал на полу. Я набрал кодовые последовательности чисел и открыл его. Я искренне надеялся найти в нём таблицу количеств букв русского языка. Но, конечно же, это было бы слишком легко. Зато я нашёл ещё две книги: Артур Конан Дойль «Пляшущие человечки» и Жюль Верн «Путешествие к центру Земли». Первую книгу я читал ещё несколько лет назад, и она мне очень понравилась. А вторую я видел впервые.

Я пролистал обе книги и нашёл, что в обеих есть немного про расшифровку тайных посланий. Но метод полностью был описан в той книге, которая уже была прочитана, так что я пока отложил эти две новые находки, чтобы прочитать их, когда найдётся время или будет скучно.

А сейчас нужно было подумать над тем, где бы добыть таблицу с буквами. Можно, конечно же, позвонить папе и рассказать ему про то, что я нашёл. Он наверняка обрадуется и похвалит меня, но вряд ли что-то подскажет. Если уж он замыслил для меня всё это, то подсказывать не будет. Максимум, что можно будет от него добиться, так это обнаружение всех необходимых для работы подсказок в чемодане.

Тогда я просто написал папе телеграмму, что его шифровка в старинном дневнике обнаружена, а коды на чемодане вскрыты. Я решил немного подшутить над ним, и получился вот такой текст:

TBOU 4EMODAH BCKPbIT. WU(|)POBKA O6HAPY>|<EHA. 6EPEFUCb MEHR.

Да! В этом телефоне, который он мне дал, нет русских букв. И вот мне приходится выкручиваться, чтобы писать по-русски. Конечно, я вполне бы мог пользоваться транслитерацией латиницей, но меня просто коробит от этого способа. А так хоть какое-то подобие родного алфавита.

Ответ не заставил себя долго ждать. Он гласил:

MO?O?EU, BEP|O B TE6R. (B TE?E?OHE ECTb ?PE4ECKUE 6YKBbI)

Надо же, а папа у меня тоже, оказывается, любит пошалить…

Я стал размышлять над тем, где мне достать таблицу с количествами букв. Но всё, что мне приходило в голову, не могло быть реализовано. Следующий простой метод – посмотреть в Интернете. Но при помощи такого допотопного телефона сделать это невозможно. Оставалось только одно: составить такую таблицу самостоятельно.

Для этого требуется текст. Мне нужен был большой текст на русском языке. Я подумал, что лучше всего для этого подойдёт какая-нибудь старая газета. Ведь её можно взять и использовать непосредственно, то есть писать прямо в ней. По крайней мере, можно будет зачёркивать подсчитанные буквы, чтобы не сбиться.



Сказано – сделано. Я пошёл домой и отыскал деда Трофима. Впрочем, это было сделать несложно. Он, как обычно, сидел на скамейке под липой. Я спросил его:

– Дедушка, а у тебя есть какие-нибудь старые газеты? Мне нужна одна для моих занятий.

– Слазай в избе на чердак, там найдёшь.

– Я её испорчу.

– Пусть.

Что значит «пусть»? Вот уж мне этот тамбовский говор.

Я вошёл в дом. Терраска (так это тут называется) вела дальше в сени. Это было полутёмное помещение, заставленное разной кухонной утварью. В углу сеней находилась лестница на чердак. Влезть на неё можно было только с сундука, который стоял рядом и заслонял собой проход. Я залез на сундук и далее на лестницу. Ещё немного, и я оказался на чердаке. Темно. Эх, у меня же в штабе есть фонарик. Надо бы сбегать за ним. Но мне стало лениво вновь спускаться, бегать по пасеке, подниматься. Я сел на край люка и стал смотреть в темноту.

Через некоторое время глаза мои привыкли, и я начал хоть что-то различать. В нескольких метрах от меня громоздилась бесформенная груда чего-то. Разглядеть её было очень сложно. Но то, что находилось рядом со мной, можно было уже разобрать. Здесь лежали огромные запасы макулатуры. В основном это были газеты, сложенные в тюки и перевязанные бечёвкой. Я отошёл подальше от люка и взял первый попавшийся тюк. Он был тяжёлым. Я попытался поднять его, и бечёвка лопнула. Газеты разлетелись по всем углам. Мне стало стыдно – всё так и останется лежать, сложить их в темноте уже не получится.



Я взял одну из выпавших газет и полез вниз. На терраске я смог рассмотреть свою добычу. Это была старинная газета из времён задолго до моего рождения. Вероятно, мой отец мог держать её в руках в дни своего детства. Казалось, что пожелтевшая бумага несла запах той эпохи. Впрочем, это был запах прожитых лет – затхлый дух всепоглощающего времени. Бегло просмотрев газету, я понял, что речь в ней идёт о надоях крупного рогатого скота, о социалистических соревнованиях между колхозами района, о лесхозах и восстановлении поголовья диких животных.

Снова пора в амбар, в мой штаб. Я достал блокнот и нарисовал в нём таблицу. В первом столбце этой таблицы я выписал все буквы русского алфавита, а также поставил пробел. Пробелы тоже посчитаю на всякий случай. Второй столбец таблицы сделал шире и оставил незаполненным. Теперь осталось брать и считать каждую букву, а результат записывать в таблицу.

Но тут я подумал: что, если подсчитанные буквы в старой газете, где писалось про надои, не будут показательны для моих целей? Ведь может так случиться, что какие-нибудь буквы из-за этих надоев будут встречаться намного чаще, чем они встречаются в обычных текстах. Эта мысль увлекла меня, и я решил воспользоваться не газетой, а другой книгой из чемодана отца. Я достал «Путешествие к центру Земли» Жюля Верна и открыл первую главу. Она оказалась совсем небольшой, и я решил использовать её. Сначала подсчитал количество всех букв и пробелов, исключая все остальные символы, то есть цифры, знаки препинания и т. д. Оказалось, что всего в этом тексте 7037 знаков. Что ж, это немного. Можно начинать.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14