Роман Балуев.

Золото верности



скачать книгу бесплатно

Бездонно–синие глаза взглянули на Йеда так, что у того мурашки по спине пробежали. Взгляд Чтеца будто прошил его насквозь.

– При должном тщании, конечно, – уточнил Маэл, поднимая глаза к темнеющим небесам. – Как и работа ювелира–оценщика, даже столь упрощённая проверка требует немалой концентрации, а после десятка кандидатов я, признаюсь, бываю крайне истощён… Но что касается тебя, сын кузнеца, то мою оценку ты уже проходил. Там, ещё в деревне.

Служитель Маэл замолчал, словно намеренно растягивая паузу. Йед опять ощутил на себе его всевидящий взор.

– И… каков же результат, ваша милость? – спросил он с опаской и надеждой в голосе.

– Ты вполне годишься, – молвил Посланник Синода. – Драгоценный камень твоей души прозрачен и чист в достаточной степени.

Йед облегчённо выдохнул.

– Увы, радоваться тут рано, – осёк его Маэл. – Поступить на службу в королевскую гвардию всё равно почти невозможно. Раз всякий может претендовать на освободившиеся места, а мест таких всегда очень мало, то и отбор всегда крайне жёсткий. И дело тут даже не в самих испытаниях… Допустим, ты парень крепкий и пройдёшь их все. Но из года в год повторяется одна проблема: кандидатов после отбора всё равно оказывается больше, чем надо. И все они безупречны. Поэтому в конце им приходится тянуть жребий.

– Жребий… – прошептал Йед. – Это будет сложнее всего…

– Верно мыслишь, – кивнул Маэл. – Всё потому, что в таком испытании от тебя ничего не зависит. Ни от твоей воли, ни от физических качеств, ни от усердия. Можно сказать, что это испытание самой судьбой, а судьба слепа, упряма и неумолима. Однако же… В моей власти тебе помочь.

Йед недоуменно поднял глаза на Маэла.

– Видишь ли, – пояснил тот, – я могу освободить любого кандидата от жеребьёвки. Таково моё право как Посланника Синода при кейлейском троне. Такое правило предусмотрено для того, чтобы слепой жребий не мог отсеивать особо ценных кандидатов. Тех, чей драгоценный камень особенно чист и безупречен… Если ты понял, о чем я.

– Вы хотите сказать, что это всё про меня? – спросил Йед, даже не скрывая скепсиса. – Разве я настолько свободен ото всяких пороков?

– Ннет… – замялся Чтец. – По–хорошему, в твоём случае это не так. Но я полагаю, что с тобой можно сделать небольшое исключение… Вернее, внести поправку. Ведь злая судьба уже заставила тебя страдать… Ты не подаёшь виду, как и положено сыну кузнеца, но я это вижу. Твоя душа открыта мне, как на ладони. Я бы хотел чем–то смягчить твою горечь утраты, даровать спокойствие духа… Однако я не властен повернуть всё вспять. Я не могу ни возвратить мёртвых к жизни, ни возродить деревню из пепла. И всё же, в моих силах избавить тебя от новых превратностей судьбы. Хотя бы в вопросе жеребьёвки – столь небольшом на первый взгляд, но очень коварном.

– Но это же будет нарушение правил! – возмутился Йед. – Разве так можно!

– Ты меня правильно понял? – поднял бровь Маэл. – Тебе придётся проходить все обычные испытания наравне с остальными кандидатами.

Никто не даёт тебе поблажек в том, что касается способностей и умений, какими должен обладать каждый королевский гвардеец. Иначе это было бы грубейшим нарушением вековых традиций! Я гарантирую тебе лишь одно: ежели ты докажешь, что достоин службы в гвардии короля, то ты там будешь, невзирая на капризную волю жребия.

– Но это же несправедливо! – замотал головой Йед. – Остальные ведь будут тянуть жребий! А я… я просто отниму чьё–то место! Отец меня не такому учил! Это противоречит всему, что я знаю о гвардейской чести!

Посланник Синода озадаченно нахмурился. Скрестив руки на груди, он оглядел Йеда с ног до головы, словно оценивая.

– Какой ты щепетильный, юноша! А много ли справедливого в том, что проявив лучшие свои качества, достойный претендент лишается заслуженного места в королевской гвардии лишь по воле случайности? Ты ищешь честности там, где её просто не может быть!

Глядя на помрачневшее лицо Чтеца снизу вверх, Йед только теперь спохватился, что говорит неподобающим тоном.

– Нижайше прошу прощения, ваша милость, – исправился он, – но позвольте спросить, по какой на самом деле причине мне оказана такая честь?

Но Посланник Синода нахмурился только пуще.

– «На самом деле?» – грозно переспросил он. – Ты смеешь подозревать меня во лжи?

– Нет! – спохватился Йед. – Ни в коем случае! Я признателен… Безмерно признателен за всю доброту ко мне. Но это… это точно единственная причина?

Маэл взглянул на Йеда с подозрением. Вопрос юноши застал его врасплох: тот явно о чем–то догадывался. Его недоверие нужно немедля усыпить.

В таких случаях Посланник Синода предпочитал льстить собеседнику и говорить полуправду. Не будет большого вреда, если сыну кузнеца поведать о собственных скудных домыслах. Главное не проговориться о злополучной сестре, всю память о которой Маэл сам стёр из головы Йеда.

– Ну что ж… Ты и вправду совсем не глуп. И это хорошо, ибо глупость отнюдь не приветствуется в гвардии короля. Тогда я поделюсь кое–какими соображениями насчёт тебя.

Маэл отвернулся и поднял синие глаза к почерневшему небу. Там, в вышине, ярко блистала жёлтая звезда – Око Шамины.

– Уверен ли ты, юноша, что ты и правда тот, кем всегда себя считал? Уверен ли ты, что те люди, которых ты всю жизнь считал своей семьёй, действительно твои родные отец и мать? Ведомо ли тебе, кто ты?

– Они всегда относились ко мне как к родному… Что вы имеете в виду, ваша милость? Что я приёмыш? Но я всегда жил с ними… Не помню ничего другого.

– Не помнишь, это правда. Но у меня есть серьёзные причины для сомнений.

– Потому что я один не заболел каменной чумой? – догадался Йед.

– В том числе. Простые смертные не могут ей сопротивляться. Однако ты обычный смертный. Потому твоё происхождение – загадка… И мне нужно время, чтобы её разгадать. Но что бы всё это ни значило, для тебя же лучше, если ты поступишь на службу к королю–регенту Рамису, а не угодишь в воровскую шайку или ещё куда похуже.

На некоторое время воцарилась тишина. Маэл замолчал, а Йед пытался осмыслить им сказанное. Новость о том, что он, возможно, приёмыш, особенно его не трогала. Ну какое это имеет значение теперь, когда он всё равно уже сирота? Его сейчас больше заботило подозрительное предложение Маэла. Йед силился понять, стоило ли принимать его.

– Не сочтите меня неблагодарным, – заговорил он наконец, – но я откажусь от вашей помощи насчёт жребия.

Посланник Синода озабоченно поглядел на упрямого юношу.

– Как это понимать? – нахмурился он. – Ты передумал поступать на службу в королевскую гвардию?

– О нет, ваша милость. Королевская гвардия всегда была и остаётся моей мечтой.

– Тогда в чем же проблема? Ты хочешь отдать свою судьбу на волю случая? Чего ради?

– Простите мне мою грубость, но то, что вы предлагаете – это в какой–то степени обман. А обман не совместим со службой там, куда я стремлюсь попасть. Если я соглашусь на обман, то значит мне нечего делать в королевской гвардии. И лучше я найду другой способ туда попасть, даже если жребий будет против.

– И как же ты намерен этого добиться, юноша?

– Пока не знаю. Но способ найдётся, я уверен. Честный и справедливый!

Маэл хмуро поглядел на упрямого юнца.

– Чтож, может ты и прав насчёт обмана. Воля твоя – я не стану вмешиваться. Тогда… Тогда поторопись, сын кузнеца, ибо сегодня последний день, пока желающие поступить на службу в гвардию короля могут заявить о себе. В список претендентов нужно записаться до полуночи. Когда пробьёт колокол у врат дворцового квартала – будет уже поздно. А я должен отбыть – другие дела тоже не ждут.

Посланник Синода направился к привязанному неподалёку коню. С неба уже светили две полных луны – таких же круглых и ярких, как и прошлой ночью. В лунном свете синеватые полосы на лысой голове Чтеца мерцали мистическим снежно–серебристым блеском.

– Странно… – пробормотал он себе под нос, залезая в седло. – Если он приёмный, то почему… Или она тоже? Конечно, как же иначе…

– О чем вы там шепчете? – осторожно спросил Йед. – Я не…

– А, ничего особенного, – встрепенулся Маэл, словно стряхивая с себя тенёты дум. – Просто ты похож на свою… на своего отца, юноша! Несмотря на то, что он тебе лишь приёмный отец.

– Отца? – удивился Йед. – Да разве вы его знали, ваша милость?

– О нет, не знал. Но ваш староста много о нем рассказывал… По дороге в деревню.

Слукавив так, Маэл скрылся по крутой столичной улочке, не желая более распространяться на тему знакомства с роднёй Йеда.

* * *

– Так что же ты помнишь, егерь? – спросил Маэл человека в зелёной униформе.

– Только то, что я бежал по лесу за своей сворой, – важно загнусавил тот. – Давны определённо взяли чей–то след. И вдруг я обнаружил, что мы оказались на самом краю леса, где–то у гор. А погоня, смотрю, будто бы прекратилась. Давны плотно обступили кого–то всей сворой. «Зверя загнали!» – решил я. И на радостях рванул вперёд – со всей мочи! Но едва достиг опушки, как вмиг сознание потерял… Наверное, с разбегу на ветку дерева налетел. А как очнулся – лежал на прежнем месте в окружении своих давнов, которые пытались меня разбудить.

Маэл презрительно хмыкнул.

– И после такого ты называешь себя егерем, да ещё королевским? А давны твои оказались вовсе бесполезны! Девчонку они даже не заметили, а нашёл, догнал и окружил её наш доблестный сэр Тарбис со своим отрядом! Кстати, сэр Тарбис… – Маэл повернулся к капитану городского гарнизона. – Хоть наглая девчонка и сбежала, но полагаю в том нет вашей вины. Она овладела оружием Титанов, с которым её так просто не взять… А вас, капитан, давно пора наградить за долгие годы безупречной службы. В былые дни покойный отец ваш Тарбис Бесстрашный достойно командовал гвардией старого короля Алариса. Ныне же, при молодом короле–регенте, было бы правильным назначить на ту же должность Тарбиса Малого… Только вот незадача: гвардией теперь командует ваш друг сэр Гаррис, к которому тоже нет нареканий. Не прогонять же его, в самом деле? Потому мы решили поступить иначе. После небольшой беседы златородный Рамис согласился, что с завтрашнего дня вас следует ввести на вакантное место в Совете Стратегов. Указ уже подписан. Мои поздравления, королевский стратег Тарбис!

Неожиданная новость явно изумила капитана, но замешкался он всего на миг.

– Рад служить короне! – гаркнул он, вытянувшись по струнке и прижав кулак к груди.

– Ваша милость, – вдруг раздался гнусавый голос. – Дозвольте возразить…

– Что ты сказал? – удивлённо повернулся Маэл. – Ты, простой егерь, смеешь возражать против повышения доблестного сэра Тарбиса?

– Нет, ваша милость… Я о своих гончих давнах. Вы сказали, что они оказались бесполезны, но я осмелюсь возразить! Они вовсе не бесполезны! Мои давны поймали лису!

В доказательство егерь поднял шкуру убитого зверя, которую всё это время держал в руке.

– Сэр Тарбис, умоляю, спасите меня от этого дурня, – в сердцах воскликнул Маэл.

Егеря вывели из кельи, оставив служителя Шамины в одиночестве.

Маэл продолжал так и сидеть в кресле, угрюмо глядя на захлопнувшуюся дверь. Он всё гадал, почему сейчас так устал и измотан? Ведь организм Чтеца крепок и вынослив – не в пример тщедушным людским тельцам.

И всё же, Маэл чувствовал себя подобно насекомому, которого вдруг раздавило грудой камней. Каждый булыжник – это проблема, что свалилась на него всего за минувший год… Когда в последний раз он был также измотан, как теперь?

Да, подобное уже было. Тогда тоже вспыхнуло восстание и началась война… Всего пятнадцать лет назад, при старом короле Аларисе. Впрочем, в те времена Аларис вовсе не был ни стар, ни немощен. И был он тогда не просто очередным правителем, к которому Синод приставил своего Посланника. Король Аларис – единственный из людей, кого Маэл признал своим другом. И пускай дружба их затем охладела, но как всё–таки жаль, что старика постигла в итоге столь злая судьба… Он обречён ждать конца, пребывая во мраке безумия…

– Как же краток людской век!… – прошептал Маэл сам себе.

В свои три сотни лет служитель Маэл считался ещё весьма молодым среди бессмертных собратьев. Но несмотря на зелёный возраст, он уже начал осознавать всю трагичность этого извечного проклятья людей – бренности. И во многом – как раз из–за Алариса.

Посланник Синода выдохнул тяжело и протяжно, словно желая вместе с воздухом исторгнуть из себя тоску о былых днях.

Однако в настоящем он не нашёл облегчения. Тут тоже чего только не творится! Вот Йед и Тания. Что, собственно, такого в этих детях деревенского кузнеца? Ну пережили они чуму, и что?… И в самой страшной эпидемии бывают уцелевшие…

Нет, всё не так просто. Десять тысяч лет назад та же самая чума уничтожила Старый мир. Она почти что выжгла людской род под корень. И если это она, то двое выживших на сотню селян… Нет, это слишком много. Эти двое особенные.

И девчонка всё–таки сбежала… Как ни сложны прочие проблемы, а эта самая гадкая! Как Тания вообще сумела открыть ту дверь в давно забытое подземелье? Это невозможно! Запор до сих пор исправен, и он срабатывает только от дара Чтеца. По крайней мере, в Новом мире такие двери могут открывать лишь служители Шамины… И как назло, эта деревенская девчонка успела завладеть тем артефактом… Явно боевое оружие, и оно до сих пор исправно. Что теперь с ней делать? Сколько дел она сумеет натворить, обладая оружием Титанов, да ещё таким непокорным характером впридачу?

Нет, нельзя просто оставить всё как есть. Девчонку надо вернуть во что бы то ни стало. Нужно изучить этих двоих… Исследовать… Кто они и что ещё могут?

Вдруг Маэл вскочил с места, словно укушенный.

Он вспомнил. Он догадался.

– Нужно сообщить в Синод! – пробормотал он вслух. – Нужно спросить совета…

Не теряя времени, Маэл запер дверь изнутри. Затем подошёл старому гобелену и рывком сдвинул в сторону. В стене обнажилась неглубокая прямоугольная впадина – размером как раз по его росту.

Сбоку серебром заблестела прямоугольная пластина, в точности как та – в подземелье у Поющих пещер. Служитель Маэл провёл мимо неё рукой, даже не касаясь, и пластина засияла бледным светом.

И в тот же миг впадину в стене затянуло бездонной чернотой.

Маэл немного помедлил, заворожённо любуясь беспроглядным мраком. Затем двинулся вперёд и решительно вошёл в него – прямо внутрь. Чернота безропотно приняла его в свои объятия, едва заволновавшись. Сомкнувшись за Посланником Синода, искрящаяся рябь совершила ещё несколько пробежек туда–сюда по чёрному фону, покуда не затухла.

В келье никого больше не было

Глава 6

«Что же прячется по ту сторону твоего сердца, Реанна?»

Тания обескураженно смотрела вслед странной воительнице, что удалялась в ночную тьму.

Явившись невесть откуда, эта незнакомка вызывала у ней восхищение. Столь слабая на вид, но с какой ловкостью она сумела свалить того бугая! Этот эпизод так и продолжал сам собой прокручиваться перед глазами вновь и вновь. Тания не переставала удивляться точности и расчётливости её движений. Как она научилась так искусно сражаться? Тания поначалу решила, что незнакомке надо помочь, но в действительности никакой помощи не требовалось. Диковинная воительница справилась бы со всеми тремя разбойниками и в одиночку.

Тания ощущала в ней что–то родное – то, чем всегда хотела стать. Только ей всю жизнь приходилось прятать это желание в потаённых глубинах своей души. Прятать даже от самой себя, словно бы она всю жизнь носила незримые оковы. Но теперь оковы вдруг пали, а за дверью темницы ей открылся целый новый мир, величественный и необъятный. Так глухой, обретя вдруг способность слышать, понимает, что мир совсем не таков, каким он представлял его себе.

В то же время, в глубине души Тания опасалась странной незнакомки. Почему она ведёт себя так… не по–человечески? На первый взгляд это можно назвать хладнокровием, самообладанием или выдержкой. Но в действительности все эти слова не подходили: здесь скрывалось нечто совсем иное. Словно бы эта ночная воительница – вообще не человек. Или… не настоящий человек?

Да, именно так. Она ведёт себя, как ненастоящая.

Однако же, та по собственной воле решила вмешаться и помочь Тании, хотя от Тании ей вряд ли есть какая польза. Выходит ею двигали некие благородные мотивы? Значит, под её равнодушным бесстрастием всё же что–то кроется. Но что же?

Пора было уже решать, что делать: незнакомка почти растворилась в ночи. Догнать её или отпустить?

Отбросив раздумья в сторону, Тания погналась ей вслед.

– Постой! Погоди! Нельзя же уходить вот так! Скажи мне, кто ты такая?

Девушка с мечами за спиной остановилась, обернувшись вполоборота.

Тания невольно отметила холодную красоту её изящно–худого лица. Лицо это, как и прежде, не выражало ни любопытства, ни недовольства, ни хотя бы удивления. Вообще ничего.

– Реанна Мона Мней, – произнесла она своим ровным голосом, к которому Тания даже стала понемногу привыкать.

То же самое имя она назвала разбойникам, когда они задали такой же вопрос. Очевидно, эта Реанна обладала склонностью к буквальному пониманию человеческой речи. Нельзя сказать, что её ответ совсем не имел смысла, но для Тании он был довольно бесполезен. Вопрос–то подразумевался совсем не тот. Как если бы заблудившемуся путнику на вопрос «Где я нахожусь?», дали ответ: «На спине у лошади».

– Да я помню, имя ты уже говорила… – обескураженно пробормотала Тания, гадая про себя, с чего это они перешли на величание по фамилиям. – А я Тания… Тания Велунд, дочь кузнеца!

Она по–мужски протянула руку, попытавшись при этом изобразить и на лице, и в голосе максимум дружелюбия. Но Реанна не ответила на приветствие. Даже не шевельнулась. Лишь продолжала выжидающе смотреть.

Тания отставать не собиралась.

– Слушай, Реанна, – продолжила она, опуская руку, – я от всей души благодарна тебе за то, что ты спасла меня от тех громил.

Она вполоборота махнула рукой куда–то назад.

– Но теперь я у тебя в долгу и должна чем–то отплатить. Только… только у меня всё равно ничего нет. Но зато я могу с тобой подружиться! Это будет здорово, даже не сомневайся! Откуда у тебя такое оружие?

Тания указала на мечи за спиной Реанны.

– Ты свободна и можешь идти. – прозвучал ровный голос. – Ты ничего мне не должна. Это все, что тебе нужно знать.

– Но как же! – запротестовала Тания, – Ты появилась из ниоткуда, спасла меня, а теперь просто скрываешься? Зачем же ты вмешалась, если тебе ничего здесь не нужно? Так не бывает! Каждый чего–то хочет!

Вопрос неожиданно поставил воительницу в тупик. Впервые на её лице обрисовалось какое–то выражение. Нет, ни единой эмоции там так и не появилось. Реанна просто задумалась, и от этого мышцы на её лице едва заметно напряглись.

– Почему я спасла тебя от разбойников? – повторила она вопрос. – Думаю, потому что это правильно… Нужно делать то, что правильно…

Видимо решив, что на этом их разговор окончен, воительница отвернулась обратно и снова направилась в темноту.

Но не тут–то было. Тания уже не собиралась просто так её отпускать.

– Ну погоди же! – кинулась она вслед. – Я хотела столько расспросить… Как ты научилась так здорово сражаться? Научи меня так же! Ты так легко завалила троих здоровенных разбойников!

– Только одного, – поправила Реанна. – Они не были серьёзными противниками. Им мешали желания…

Восторженная похвала Тании не нашла в этом голосе никакого отклика: ни гордости, ни смущения.

– Мне пора, – добавила ночная воительница, снова отворачиваясь в темноту. – Тебе нельзя дальше. Прощай.

– Нет, постой! – вскрикнула Тания, судорожно придумывая, как её переубедить. – Погоди! У меня к тебе есть ещё одна просьба! Если… Если ты не против.

Реанна выжидательно обернулась.

– Я ничего не ела со вчерашнего утра. Не найдётся ли у тебя хоть корки хлеба?

Воительница задумалась, а лицо её вновь окрасилось едва уловимым недоумением. Видимо такое выражение на нем появлялось каждый раз, когда она думала. Каждый раз, когда она решала, как ей следует поступить «правильно».

Наконец, вся недоуменность с её лица исчезла. Она приняла решение.

– Иди за мной, – раздался голос, подобный манящему звону ночных колокольчиков.

Внутри Тания вся засияла от счастья. Она, кажется, сумела нащупать язык, понятный новоиспечённой знакомой. Та стремилась помогать тем, кто нуждается в помощи. Воительница считала это правильным.

* * *

Трое мужчин, что грелись у костра, разом встрепенулись и замерли, повернув головы к фигурам, проступившим из темноты. Всего минуту назад Тания слышала издали весёлую дружескую болтовню, шутки и смех – но при её появлении все смолкли, как по приказу. По тревожным взглядам Тании даже показалось на миг, что её испугались.

Но всего лишь на миг.

– Ты смотри–ка, Живан, на этот раз Реанна вернулась с подружкой! – шутливо воскликнул один из мужчин.

Его непринуждённо–приветливый тон моментально рассеял всякое замешательство.

Двое других весело рассмеялись шутке, и натянутую атмосферу словно ветром сдуло.

– И с какой красавицей! – ответил тот, которого назвали Живаном. – Только одетой почему–то в это мужицкое старьё.

Только теперь Тания догадалась: они тоже поначалу приняли её за мужчину. Вот почему своим появлением она вызвала такую тревогу. Не мудрено встревожиться, если среди ночи к тебе является кудлатый незнакомец столь истрёпанного вида.

– «Одета в мужицкое старьё»! – передразнил третий. – Это так у вас теперь принято с дивчинами разговаривать?

Все трое громко рассмеялись.

– Ну что же, – молвил Живан. – Милости просим. Реанну у нас много говорить не заставишь, потому и мучить её незачем. Рассказывай тогда сама, кто такая и какими судьбами. Кстати, не голодна? Присаживайся к огню. Поделимся и накормим, чем Богиня послала.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

сообщить о нарушении