Рома Ньюман.

Психокинетики



скачать книгу бесплатно

– Сразу же.

Громов задумчиво покачал головой.

– Хорошо, спасибо. – Он повернулся к Малахову. – Пошли?!

Мужчины пролезли под заградительной лентой и спустились в овраг у шоссе. Вид правительственной машины пробирал до дрожи – искореженный кусок металла, подковой обнявший переломленное пополам дерево. Громов подумал о том, что его ребятам чудом удалось выжить в такой аварии.

– Парни родились в рубашке, – сказал Малахов, останавливаясь перед автомобилем.

– А Артем – в бронекостюме. – Громов кивнул на авто. – Она вся твоя.

Владимир Данилович мельком глянул на друга, поправил очки. Не торопясь, он стянул перчатку с правой руки, сунул ее в карман ветровки. Крепкая ладонь с короткими пальцами легла на согнутую крышу и скользнула вдоль корпуса.

В это же мгновение привычный мир для Малахова перестал существовать. Профессор переместился в плоскость эмоций, ощущений, предчувствий и мыслеобразов.

Все переживания, цели и мечты недавних пассажиров бронированного автомобиля слились в единый информационный клубок. Перед интуитивным взором профессора побежали вереницы их воспоминаний и осознаний прошлого и будущего.

Для неокрепшей психики, для человека, не привыкшего к особому дару, это бы явилось сокрушительным ударом, отправляющим прямиком на койку психлечебницы. Малахов же обладал незаурядным, по-настоящему крепким разумом, помноженным на многолетнюю практику. В бурном мыслепотоке он без труда вычленял интересующие его «тени сознания». Два оперативника ФСБ. Один заключенный с особым статусом. Разные полярности. Разные потенциалы.

За двадцать лет знакомства Эдуард Евгеньевич часто становился свидетелем демонстрации Владимиром Даниловичем своих удивительных возможностей. Иногда это зачаровывало, порой восхищало, и всегда – пугало. В силу своего характера генерал Громов был достаточно консервативен. Любое отклонение от нормы вызывало в нем противоречивые чувства, а ближайший друг являлся именно тем самым отклонением.

Генерал ФСБ прекрасно осознавал, что в мире существует огромное количество людей, подобных Владимиру Даниловичу, но, каждый раз ощущал себя не в своей тарелке. Убрав руки в карманы брюк, Эдуард Евгеньевич встал подле друга.

– Что ты чувствуешь?

– Очень много ярости, – тихо проговорил Владимир Данилович, продолжая скользить ладонью по искореженному куску металла. – Но есть четкая последовательность действий. Был план.

– План побега?

– Да. Все спланировано. Никаких случайностей. И слова.

Генерал всматривался в отрешенное выражение лица Малахова.

– Слова?

– Он держал в голове слова. Выжидал момент. Это очень важно.

Громов нахмурил короткие заостренные брови.

– Что за слова?

Малахов нахмурился.

– У них очень сильная вибрация. Слова заряжены.

Генерал кивнул сам себе, потер ладонью лоб. Затем вытащил из внутреннего кармана пиджака широкий портсигар с символикой КГБ, достал из него сигариллу.

Щелкнув зажигалкой, Эдуард Евгеньевич закурил, выдохнул струйку дыма.

– Что-нибудь еще?

– У Артема есть намерение, – ответил Малахов, чья ладонь теперь изучала разодранную обшивку заднего сиденья. – Очень устойчивое и сильное.

– Бежать из страны?

Владимир Данилович отстраненно покачал головой.

– Он не собирается бежать.

– Видно, куда он сейчас направляется?

– Он точно знает, куда нужно идти.

Генерал обратил внимание, что поодаль от них собрались сотрудники. Ребята косились на происходящее, перешептываясь между собой. Громов их понимал. Еще бы. Целый генерал приехал – сам, лично. Да еще и притащил с собой какого-то мужика, который с выражением буддийской отрешенности на лице ползает вдоль раздолбанной тачки, бурча что-то себе под нос. Прямо сюжет канала «ТВ-3». Эдуард Евгеньевич повернулся и направился к ним.

– Так, орлы! Хорош без дела стоять. Мне нужна ручка и листок бумаги. Блокнот, тетрадка – что угодно, на чем можно писать.

Все дружно захлопали по карманам пиджаков и курток, общими усилиями обеспечили начальника погрызенной шариковой ручкой и отрывным блокнотом. Эдуард Евгеньевич вернулся к бронемашине.

Такая последовательность действий у них с Малаховым отработана уже давно: Владимир Данилович проводит сканирование, попутно рублеными и не всегда связными предложениями описывая свои ощущения и интуитивные прозрения, а потом по горячим следам расписывает пережитое более внятным образом.

Когда генерал ФСБ подошел к нему с блокнотом и ручкой, Малахов завершил свой ритуал и уже находился в обычном состоянии ума.

– Держи, Данилыч.

Громов протянул ему письменные принадлежности. Владимир Данилович, вновь надевая перчатку на ладонь, бросил на друга странный взгляд.

– У тебя семья сейчас в городе?

Громов вынул сигариллу изо рта. Этот взгляд ему очень не понравился.

– Да, в Москве.

– Им необходимо куда-нибудь уехать. И чем быстрее – тем лучше.


– … Является первой – пока опытной – моделью новейшего поколения автомобильных двигателей! – вещала с телеэкрана миловидная ведущая выпуска новостей. – Результаты испытаний настолько превзошли ожидания экспертного сообщества, что Интернет буквально взорвало сообщениями о научном прорыве не только в области двигателестроения, но и фундаментальной физики. А желающие приобрести данную технологию выстраиваются в очередь к ее создателю Александру Кравчуку.

Миниатюрная девушка с ровными светлыми волосами подняла глаза на экран телевизора, закрепленного над ее столом (обязательное требование босса – все сотрудники обязаны следить за событиями в стране и в мире), ожидая увидеть интервью шефа, но услышала его голос, доносящийся от входной двери:

– Вика, хватит ворон считать! Уволю к чертям!

Невысокий, подтянутый, в элегантном костюме, Александр Кравчук стремительно шагал мимо стола секретарши к своему кабинету. На ходу листал документы. За его быстрой походкой едва поспевал грузный и лысый завхоз Шмат.

Вика уж было приготовилась изливать заготовленные оправдания, но Кравчуку было не до нее.

– Витя, я не понял! Откуда цифры-то такие, а?! Ты в этот раз у кого затаривался?

– У Кириллина… – неуверенно ответил Шмат.

Кравчук резко замер на месте, и пузатому Шмату пришлось изрядно постараться, чтобы не влететь в шефа. Александр обернулся. Его густые черные брови нависли над столь же черными глазами, на широких скулах заиграли желваки.

– Какой, на хрен, Кириллин? Витя, ты больной? Этот спекулянт полуторную цену за одну единицу берет! Не надо чудить, Витя! – Он выхватил из руки завхоза «паркер», начал расписываться в документах. – Как работали с Васютиной, так и будем продолжать работать. Она оборудование всегда отличное поставляет, да еще и со скидкой теперь. Понял, да?!

– Все ясно, Александр Николаевич! – быстро кивнул Шмат.

– Молоток! – Кравчук поставил последнюю роспись, шмякнул папкой по толстому пузу завхоза. – По поводу старой техники – я Краснову задачу поставил. Подойди к нему, он все объяснит!

– Понял, – сказал Шмат.

Кравчук ткнул пальцем в сторону ожидавшей его указаний секретарши:

– Говори!

Вика схватила бланк с памятками, выскочила из-за стола.

– Звонил ваш брат: просил два билета на презентацию.

Александр ухмыльнулся, расстегивая пуговицы пиджака.

– Неужто мелкий покинул свой мир единорогов и решил посмотреть, как нормальные люди живут!? Оформи.

Вика сделала пометку.

– Уже трижды звонили из Нью-Йорка. Интересуются, готовы ли мы рассмотреть их предложение.

Кравчук довольно улыбнулся.

– Настырные-то какие! Скажи, мы свяжемся с ними после новогодних праздников.

– То есть – никогда?

Александр хитро подмигнул:

– После новогодних праздников.

Вика кивнула, делая очередную пометку.

– Звонили с НТВ! У них в планах репортаж о вас, хотят согласовать детали.

Кравчук нахмурил брови, принялся интенсивно мять кистевой эспандер в правой руке.

– С НТВ? Чего это они – я ж еще живой… Ладно, спланируй на следующую неделю. До полудня где-нибудь!

Вика кивнула еще раз.

– Мережко прислал на подпись типовой график финансирования завода в Серпухове.

– Вот когда сам явится – тогда и поговорим, – обрезал Александр. – Прислал он… Оклад урежу – сразу забегает! Скажи, жду к трем часам дня со всеми бумажками!

Вика незаметно улыбнулась:

– И напоминаю: завтра в пять часов у вас игра с Сухоставским.

Кравчук поморщился:

– Вот обязательно было напоминать… Садюга! У тебя все?

Девушка кивнула.

– Тогда сейчас же собери всех замов – кроме Краснова. У него свой фронт работ. Затем позвони в Таиланд, забронируй номер в какой-нибудь приличной гостинице на имя матери. На следующую неделю бронь оформи. – Он задумчиво поскреб подбородок. – У меня все равно времени нет, а ей отдохнуть пора.

– Так начало ж учебного года.

Кравчук махнул рукой.

– Она еще после прошлого не оклемалась.

– Хорошо, Александр Николаевич, – сдержанно улыбнулась девушка.

– Есть еще что срочное?

– Да. – Вика пробежала ручкой по перечню напоминаний. – Насчет корреспондента, той девушки из «Ежедневника России».

– А, Сотникова! – вспомнил Кравчук.

– Да, она подавала заявку на прошлой неделе. И я напоминаю, что вы распорядились не корректировать ее вопросы для интервью.

Мужчина перекинул эспандер в другую руку.

– Разумеется. Мы с ней с детства знакомы – чего корректировать-то? Звони ей, пускай приезжает.

Он развернулся на высоких каблуках, компенсирующих невысокий рост, и стремительно направился к кабинету.

– Но, Александр Николаевич, – метнулась за ним секретарша, – она уже…

Александр распахнул двойные двери и резко замер на пороге.

– …Здесь!

В огромном, выдержанном в классическом офисном стиле кабинете Кравчук обнаружил гостью. Стройная, на высоких каблуках, девушка в вишневом костюме. Ее длинные черные волосы ровно струились по спине.

Она ожидала Кравчука возле рабочего стола, держа в руке фотографию в рамке. Дневной свет, наполнявший помещение через панорамное окно во всю стену, окутывал Юлию мягким сиянием, добавляя ее силуэту романтический шарм.

– Фотография мамы на столе – как мило! – улыбнулась она.

– Да, – кивнул Александр, – я слышал, женщины млеют от этого! Помогает в ходе переговоров с партнерами женского пола.

Кравчук широко улыбнулся, обнажая белые зубы.

– Иди сюда, мелкая! Дай я тебя обниму первый раз за десять лет!

Девушка, улыбаясь, вышла из-за стола. Кравчук направился к ней навстречу, раскинув руки. Они крепко обнялись.

– Сашка, как давно я тебя не видела! – покачала головой журналистка.

– Да, я же такой незаметный! – хмыкнул Кравчук.

Александр отстранился, оценивающе осмотрел гостью с головы до пят.

– Юлек, выглядишь шоколадно! Только где наши любимые джинсы с кедами?!

– Джинсы с кедами остались в далеком прошлом на студентке журфака. Акуле пера приходится выглядеть более презентабельно.

– Давай я куплю ваш журнал или газету, или где ты там работаешь, и позволю всем сотрудницам разгуливать в бикини?!

Юлия улыбнулась.

– Подкат засчитан, но едва ли тебе хватит денег, чтобы купить «Ежедневник России».

– Вызов принят.

Он взял девушку за руку.

– Ого! А безымянный пальчик-то свободен! Еще или уже?

– Скорее еще, чем уже.

– Значит, ты по-прежнему Сотникова?

– Мне нравится фамилия моего отца. А мадам Кравчук тоже еще не появилась?

– Наслаждаюсь холодной пустотой одиночества.

– Сказал человек, который на любую вечеринку приходит с новой моделью.

– Не верь желтой прессе.

Александр беззаботно подкинул эспандер.

– Что ж! Как я понимаю, ты пришла отинтервьюировать меня хорошенько. Не будем терять время. Вика! – повернулся к секретарше. – Приготовь нам два капучино с корицей, и ни с кем меня не соединяй.

– Я не пью с корицей, – вставила словцо Юля.

– Что? – обернулся Александр.

– Я не люблю корицу.

– Что за ерунда? Женщины всегда просят добавить корицу в кофе.

– Та-да-ам! Привет! Я – Юля, и я не люблю корицу.

– Хрен с тобой, странное создание… – Александр вновь повернулся к секретарше, стоящей в дверях. – Викуль, с этим миром что-то не так, и поэтому нам два капучино без корицы.

– И вам тоже, босс? – уточнила Вика.

– И нам тоже.

– Сделаем, – кивнула секретарша и удалилась, прикрыв за собой двери.

Александр улыбнулся гостье, глубоко вздохнул.

– Наконец-то одни!

– Я польщена, – ухмыльнувшись, заверила его Сотникова.

– Ты уж не обессудь, я весь в движении! – Вновь став деловитым и серьезным, Кравчук стремительно переместился к своему рабочему столу. – Крутые времена наступили.

– Да, я слышала. Поздравляю с успехом.

– Спасибо. Но, слава богу, ты не слышала об обратной стороне этого успеха.

Мужчина опустился в высокое кресло, зашелестел документами на столе.

– Так, собственно, за тем я и пришла. – Девушка присела в гостевое кресло напротив Кравчука. – В надежде, что со мной ты будешь чуть более откровенен, чем с остальными журналистами.

Александр громко засмеялся.

– Беззастенчиво используешь элемент личной симпатии?! Молодец, далеко пойдешь.

Журналистка подалась вперед и положила на стол включенный цифровой диктофон.

– Надеюсь, ты не против?

– Честно говоря, – поморщился Кравчук, – эта хреновина заставляет меня нервничать.

– Словил технофобию?

– Сейчас, по-моему, у всех истерия на почве глобальной слежки. Я просто не люблю передовую технику.

– Странное заявление для человека, чьи предприятия двигают современную науку в сторону светлого будущего.

– А Сахаров разработал водородную бомбу, что впоследствии не помешало ему побороться за права человека.

– Кстати об аналогиях. Саша, тебя сравнивают с…

Ее речь прервал новый приступ смеха Кравчука.

– Чего ты смеешься? – смутилась девушка.

– Да над всем этим… Блин! В моей памяти ты навсегда останешься девчонкой, которую я учил ходить на лыжах. А сейчас ты такая деловая! Разве могли мы пятнадцать лет назад предположить, что ты будешь брать у меня интервью?!

Юля с улыбкой закивала.

– Особенно, если учесть, что пятнадцать лет назад кое-кто чуть не утонул в заледеневшем пруду.

Александр ленивым движением бросил круглый резиновый эспандер на деловые документы.

– Эй, я хотел произвести на тебя впечатление. Так что риск был оправдан.

Девушка повела плечом.

– Перепугать нас тебе точно удалось. Димка потом два дня из дома не выходил.

– Кстати, о Толстом. Как он? Я его после школы больше не видел. И, между прочим, думал, вы все-таки поженились.

– Мы собирались. Но, когда я была на пятом курсе, что-то разладилось. Но оно и к лучшему. Дима сейчас в Новосибирске. Информатику в школе преподает. Женат, сына воспитывает.

– У Толстого уже малой?! Подумать только…

– Он у меня в «ВКонтакте» есть. Зайди на страничку, спишись с ним.

Александр нахмурил густые черные брови, энергично замахал руками:

– Брось ты, какие соцсети! Я сплю-то по пять часов в сутки, а если еще и в Интернете погрязну, некому будет двигать страну к технораю.

В кабинет зашла Вика. Элегантно изогнувшись, девушка поставила перед собеседниками поднос с двумя чашками кофе и принадлежностями. Когда она удалилась, Юля ехидно подмигнула другу детства.

– А она хорошенькая. Всегда было интересно, по каким параметрам нанимают секретарш.

– Попрошу без грязи, – поднял ладонь Кравчук. – Я не люблю переходов от профессиональных отношений к личным. Слишком накладно в итоге.

Они сделали по несколько глотков. Юля одобрительно кивнула.

– Неплохо. Кофе она готовит хороший. Продолжаем?

Кравчук развел руками.

– Ты здесь – босс.

– Ты сейчас взбираешься на пик популярности и начинаешь напоминать больше звезду шоу-бизнеса, нежели конструктора или предпринимателя. Твоя новая разработка привела экспертное сообщество в восторг, ведь так?

– Да, эти ребята обрадовались, когда я показал им, что машины могут ездить не только на бензине.

– Что же такого «восторгающего» в ноу-хау от Александра Кравчука?

– Речь идет о квантовом двигателе, который можно применить также в самолето– и ракетостроении. Объяснить, что это такое, – проще простого. Помнишь вторую часть фильма «Назад в будущее»? Где машина уже могла летать? Вот это и есть квантовый двигатель. Наша разработка позволяет обходиться без различных приводов, в том числе на колеса, и осуществлять горизонтальное перемещение за счет работы внутренних сил.

– То есть ты хочешь сказать, что благодаря твоей работе наши автомобили скоро смогут передвигаться по воздуху? Это же фантастика!

– Сразу тебя поправлю: было фантастикой. И кто говорит только об автомобилях? Да, для демонстрации мы собрали аппарат на основе автомобильного движка, но технология способна на большее! И я сейчас веду речь не только о самолетах. Ты, наверное, в курсе, что мы уже в процессе заключения крупного контракта на строительство первых двигателей для пассажирских авиалайнеров.

– Ты намекаешь на ракетостроение?

– Да! Да, япона мать, именно о ракетостроении я и говорю. Потому что сейчас эта отрасль находится в беспросветном техническом тупике. Если заморочиться и провести хотя бы поверхностную аналитику разработок в области ракетных двигателей, ты поразишься, насколько мелкими и скудными шажками идет человечество. Сможешь назвать первую в мире баллистическую ракету дальнего действия?

– Вот это вопрос! Я не помню, я гуманитарий…

– Понятно. «Фау-2» это была. Немецкая ракета, первый пуск которой состоялся еще в сорок втором году. И есть сейчас такая бандура, как ракета-носитель «Протон». Уж про нее-то даже гуманитарии слыхали. Она предназначена для выведения на орбиту Земли всяческого полезного барахла типа модулей МКС и орбитальных станций. То есть примем «Фау-2» за начальную точку координат, а «Протон» – за конечную, как самую мощную ракету на вооружении у человечества. Временной импульс их работы составляет всего 220 секунд у «фрау Фау» и где-то примерно 450 – у «Протона». Понимаешь, к чему я подвожу? Полвека активных исследований позволили увеличить этот показатель лишь вдвое! В два раза – и это за пятьдесят с лишним лет. А наш квантовый двигатель имеет импульс работы не на секунды. И даже не на часы, а на целые годы! Что, в свою очередь, открывает колоссальные перспективы для межпланетных перелетов.

– Ты на полном серьезе?

– Абсолютно. Скорость нынешних ракет составляет порядка восемнадцати километров в секунду. Космический аппарат, оснащенный нашей технологией, будет в состоянии разогнаться до тысячи километров в час! Он сможет двигаться с ускорением в условиях безвоздушного космоса и доберется до того же Марса за пару дней – и, что более важно, вернется обратно. А на данный момент такая поездка для наших космонавтов – это билет в один конец.

– Поразительно. Но ты же понимаешь, как сложно поверить в то, что еще вчера мы видели лишь в фантастических фильмах?

– А вот надо было на презентацию нашу прийти: увидела бы все своими глазами.

– Я уже кусаю локти и жду повторную… Так что же лежит в основе разработки? Более мощная солнечная батарейка или новый элемент таблицы Менделеева? Это какой-то приборчик, химический реактив или формула на клочке бумаги?

– Вот этого я пока не скажу. Сам источник энергии строго засекречен, поскольку у меня на него – очень большие планы, которые не ограничиваются техническим применением.

– Слушай, зловеще звучит. Ты там, случаем, не побывал в гостях у пришельцев и ничего у них не свистнул?

– Ха! Отличная идея, кстати! Учитывая, что высадка экспедиций на другие планеты скоро станет абсолютно обычным делом.

– Не знаю, что сказать, Саш. Даже самые красноречивые слова меркнут рядом с самой идеей межпланетных путешествий. Наверняка за тобой толпами бегают представители международных корпораций с выгодными контрактами в руках?

– Западные – да, их полно. А наши почему-то тормозят. Я уже сказал, что нахожусь в процессе подписания контракта на строительство самолетных двигателей. Но не могу сказать, что у меня был огромный выбор партнеров.

– Наши еще не поняли твоего открытия?

– Да все они прекрасно поняли. Только это какая-то политика. Вы, гуманитарии, не в курсе, но РАН активно тормозит исследования в области холодного ядерного синтеза и антигравитации. Они эти дисциплины объявили лженаукой, а ученых данного направления – колдунами и фокусниками. Слава богу, на кострах не жгут. Хотя, казалось бы, именно эти молодчики и должны способствовать продвижению отечественной науки. Мне повезло – я владею предприятиями и средствами для проведения исследований, могу позволить себе ни на кого внимания не обращать. Но ситуация вызывает, мягко говоря, изумление. В тех же США и Китае ведутся работы над квантовым двигателем совершенно открыто, а итальянец Росси уже давно запустил реактор ХЯС и в подполье не уходил.

– А почему такая ситуация у нас, как думаешь? Глобальный заговор власть имущих?

– Понятия не имею, какие у них там мотивы. Я просто надеюсь, что дело – не в близорукости и твердолобости партийных верхов. И я знаю, что мы создали технологию, которой ни у США, ни у кого-либо еще не будет минимум десять лет. И никто нам в этом не помогал.

– Ты постоянно употребляешь местоимение «мы». Получается, это не твоя личная разработка?

– Разумеется, нет. Это результат работы целого коллектива. Многие заблуждаются, полагая, что я – инженер-гений. Да, я далеко не идиот, но в первую очередь Александр Кравчук – хороший бизнесмен и руководитель. У меня нет ни желания, ни терпения самолично воплощать грандиозные идеи в жизнь. Но я умею эти идеи генерировать, ставить конкретные задачи и добиваться их выполнения. Как видишь, благодаря такому подходу сегодня мы в авангарде. Три года назад, когда я запустил «Электрохимический завод Кравчука», о нас никто и слыхом не слыхивал. А с этого месяца мы становимся мировым брендом. Это кое о чем говорит.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное