Рома Ньюман.

Психокинетики



скачать книгу бесплатно

© Рома Ньюман, 2018


ISBN 978-5-4490-3039-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Пролог

Черный седан быстро и «агрессивно» двигался в сторону Москвы под лучами утреннего осеннего солнца. Госномер указывал на принадлежность авто к силовым структурам.

В салоне машины находились трое мужчин, скрытых за тонированными стеклами.

Водитель, самый старший из них, был приземистым, с короткими темными волосами. Он сосредоточенно управлял транспортным средством. На вид ему было около тридцати пяти лет.

Его напарник – моложе лет на восемь. Светлая челка лихо закручена кверху. Опустив голову, он напряженно печатал в телефоне длинное сообщение.

Третий пассажир занял просторное заднее сиденье. Он выглядел лет на тридцать. Чуть вытянутое лицо покрывала трехдневная щетина, небольшие серо-зеленые глаза смотрели с настороженностью. Молодой человек был одет в черное поло с серым воротом и легкие серые брюки. На его жилистых запястьях бряцали браслеты наручников, а с людьми на передних сиденьях его разделяла прозрачная перегородка из бронестекла.

Пассажир был заметно напряжен. Меж нахмуренных бровей пролегла глубокая складка. Губы плотно сомкнуты. Он смотрел на быстро мелькавшие за окном деревья, но цепкий взгляд был направлен куда-то вовнутрь, в свои мысли. Здесь, на пассажирском сиденье, парень находился в тотальной изоляции. Плотное бронестекло практически не пропускало звуков, общение с водителем происходило по специальному динамику на панели – и только при наличии у него этого желания. Задние дверцы с внутренней стороны не имели кнопок либо ручек. Дверные замки блокировались и разблокировались также водителем.

Водитель бросил любопытствующий взгляд на телефон в руках напарника.

– Кому ты там все пишешь?

– Да так, – поморщился молодой парень. – Никому.

– Ты «никому» уже полчаса настрачиваешь. Кто там, Костян? Девушка твоя?

– Нет, не девушка.

– А кто тогда?

– Дизайнер.

– Кто?!

– Мой дизайнер.

Водитель недоверчиво покосился на напарника.

– Какой еще дизайнер?

– Обыкновенный. С ручками и на ножках.

– Зачем тебе?

– А то ты не знаешь!

– Если б знал – не спрашивал.

– Над этой темой и так уже весь отдел поржал.

– И правильно. Я сейчас тоже поржу.

– Пошел ты… – беззлобно фыркнул Константин, не отрываясь от телефона.

– Так для чего он тебе? – не унимался водитель.

– Не тормози, Андрюх. Для ремонта. Я ж квартиру взял. Знакомые подогнали проверенного человечка. Вот мы сейчас и обговариваем различные нюансы. Дизайнер набросает первоначальный план. По нему потом прораб и начнет работать.

– Ты прям как барышня, – усмехнулся Андрей.

Константин впервые за долгое время оторвался от гаджета, возмущенно посмотрел на товарища.

– Почему это?

– Ерундой страдаешь. Дизайнера ему подавай… Когда я в квартиру въезжал, весь ремонт практически в одиночку сделал.

– Красавец.

Только у тебя есть жена, которая сама выберет и цвет обоев, и расположение мебели, светильников, и все остальное.

– Ага, а еще – двое детей, болеющих через день.

– Цветы жизни надо поливать, – глубокомысленно изрек Константин и вернулся к виртуальному общению.

– А ты сам не справишься? Молодой парень, с фантазией. Все можешь прикинуть, расставить.

– Андрюха, это мое первое собственное жилье. Я хочу, чтоб там было молодежненько и со вкусом.

– Ты же слышал, как люди говорят: «Дизайнер украсит вашу квартиру так, как хотел бы он сам»?

– Если мне понравится ее видение, то пусть творит, чего хочет.

– Деньги тебе девать некуда, – пробурчал Андрей. – Давай я подскажу, как лучше сделать?

Константин рассмеялся.

– Уж ты-то подскажешь! Вся мебель будет расставлена параллельно и перпендикулярно, а стены выкрашены в гламурный казарменный цвет.

– Зато воцарятся абсолютная симметрия и порядок. Что по деньгам?

– Доступно, – отмахнулся Константин. – На вот, посмотри варианты покраски стен.

Константин протянул телефон.

– Мужик, мы едем сто тридцать в час, – хмыкнул Андрей. – Доберемся до места, и там уже я повосхищаюсь мастерством твоего дизайнера.

– Ну и хрен с тобой.

Константин бросил телефон на панель, с удовольствием потянулся.

– Долго нам еще? – спросил он.

– Минут сорок до Москвы.

– Курить охота, – вздохнул молодой парень.

– Терпи, казак.

Константин посмотрел в зеркало заднего вида на их попутчика.

– Нам этого гаврика только в один конец везти, или обратно – тоже?

– Не знаю, – покачал головой водитель. – Указаний не было. Послушаем, что скажут.

Почувствовав, что о нем вспомнили, пассажир сзади решил подать признаки жизни. Он наклонился вперед и с силой постучал в бронестекло. Из-за толщины перегородки и общей шумоизоляции парни ничего не услышали. Конвоируемый постучался еще раз.

– Что ему надо? – пробурчал водитель.

Константин пожал плечами.

– Да в сортир, небось, хочет. Или покурить.

– Потерпит. Особенно с «покурить».

– И я того же мнения, – согласился Константин.

Ехидно поглядывая на напарника, он вытащил из кармана пачку сигарет и зажигалку. Андрей заметил это движение.

– Ты тоже потерпишь, – сказал он.

– Андрюх, давай не сейчас. Я весь на нервах из-за надвигающегося ремонта.

– На йогу сходи.

– Всего одна сигарета!

– Я не терплю дыма.

Молодой человек с наручниками на запястьях продолжал стучать в бронестекло, выбивая мотив «Спартак» – чемпион». Константин повернулся к нему, нажал кнопку динамика.

– Что хотел?

Подопечный наклонился к динамику.

– Как долго нам еще ехать?

– Сорок минут.

Парень глянул за окно.

– Мы Чехов проезжаем?

– Проехали уже.

Константин отключил динамик и вновь обратился к напарнику.

– Одна! – Он поднял вверх указательный палец, показывая, сколько будет сигарет.

– Нет, – уверенно покачал головой водитель. – Костян, тут ехать всего ничего осталось! Доедем – и хоть всю пачку в рот затолкай.

– Почему ты такой нудный, когда дело доходит до сигарет?!

– Я не терплю сигаретного дыма, – чуть ли не по слогам повторил Андрей. – Особенно в ограниченном пространстве.

– Да я стекло опущу – дым наружу уйдет.

– В салоне все равно вонять будет.

– Мужик, не загоняйся.

Костя опустил боковое стекло, зажав сигарету в зубах. Водитель быстрым движением выхватил ее и бросил в окошко.

– Эй, какого хрена?! – всплеснул руками Константин.

Андрей молча нажал кнопку стеклоподъемника.

– Андрюха, ты чего творишь?!

Водитель назидательно поднял вверх указательный палец.

– Я просил тебя не курить в машине.

– Кто вообще вырывает сигарету изо рта?!

Он раздраженно убрал пачку и зажигалку обратно в карман.

– Костян, это вопрос уважения. Если кто-то просит тебя не курить, нужно выполнять просьбу.

Константин фыркнул, покачал головой.

– Вы, некурящие, становитесь еще более двинутыми, чем мы! Скоро совсем поедете на этой теме и начнете отстреливать людей с сигаретами!

Конвоируемый продолжал стучать в перегородку. Костик не слышал стука, но видел движения рук в зеркале. Он повернулся к бронестеклу, раздраженно вдавил кнопку включения динамика.

– Чего тебе еще?

Молодой человек в наручниках приблизился и вкрадчиво, громко проговаривая каждое слово, произнес:

– Время. Собирать. Камни.

Спустя мгновение глаза светловолосого паренька закатились, он обмяк на сиденье. Его напарник, водитель Андрей, всем телом тяжело навалился на руль. Машина тут же ушла вправо.

На скорости свыше 100 км/ч автомобиль легко проломил ограждение и слетел с шоссе. Развернувшись по инерции, левым крылом впечатался в старое дерево метрах в пятнадцати от проезжей части. Треснули бронированные стекла, пуленепробиваемый кузов вогнулся внутрь салона. Дерево захрустело, подломилось, плавно рухнуло на густой кустарник.

После стремительной аварии настала тишина. Только легкий ветерок завывал в раздробленном кузове авто. На шоссе тормозили свидетели происшествия…

Правая задняя дверца дернулась. Затем еще раз. Наконец, после третьего толчка ногой, слетела с петель. Парень в наручниках вывалился из искореженного автомобиля на траву. На его теле не было ни единой царапины, ни одного синяка. Только у поло слегка порвался воротник. Парень слышал крики спешащих на помощь водителей.

Проворно поднявшись на ноги, он открыл дверцу пассажира спереди, отстегнул ремень безопасности. Константин вывалился на подогретую солнечными лучами траву. Он был без сознания. И, судя по крови, обильно залившей его лицо, находился в тяжелом состоянии.

Конвоируемый быстро отыскал в кармане пиджака блондина ключ от наручников, проворно отстегнул браслеты. Обернувшись, он увидел четверых мужчин, бежавших к искореженной машине для оказания помощи пострадавшим. Они были совсем близко.

– Эй, парень! Ты жив? – крикнул кто-то из них.

Освободившийся от наручников беглец отбросил браслеты в кусты и отскочил от тела.

– Этот живой, – сказал он подоспевшим на выручку мужчинам. – Помогите ему.

И, не говоря больше ни слова, зашагал по направлению к шоссе.

– Эй, ты куда? – окликнул один из мужиков.

Но молодой человек не обратил на него никакого внимания. Он легко взбежал на дорогу. Тут уже собралось приличное количество машин. Некоторые просто проезжали мимо, другие притормаживали, разглядывая аварию, кто-то останавливался, чтобы помочь.

Беглец быстро сориентировался в обстановке. Вдоль обочины выстроилась вереница из десятка машин, оставленных водителями, поспешившими на выручку.

В подобных случаях всегда возникает неразбериха. Кто-нибудь, особенно благородный, позабудет забрать ключи от своей машины. Цепким взглядом парень в поло с надорванным воротом увидел белую «мазду», двигатель которой был не заглушен. Салон машины пустовал.

Ни на кого не обращая внимания, беглец сел за руль автомобиля и продолжил свой путь по направлению к Москве.

Глава первая.
Сегодня

Черная «ауди-А6» с проблесковым маячком на крыше и правительственными номерами остановилась у невысокого дощатого забора. Позади ее неспешно оседал шлейф дорожной пыли. Задняя дверца распахнулась, из салона проворно выскользнул невысокий полноватый мужчина лет пятидесяти в дорогом сером костюме. Темно-русые волосы были коротко подстрижены на армейский манер.

Мужчина хлопнул дверцей, одернул расстегнутый пиджак. Генерал-майор Федеральной службы безопасности Эдуард Евгеньевич Громов, щурясь на солнце, осмотрелся по сторонам – скорее по привычке, нежели по необходимости. Он отворил калитку и не спеша пошел в тени яблони и вишни к маленькому ухоженному домику. Поднявшись на крыльцо, Эдуард Евгеньевич занес кулак, но, помедлив секунду, сам открыл дверь.

Он прошел в гостиную, встал посреди, убрал руки в карманы брюк. Небольшие светло-зеленые глаза скользнули по книжным полкам до потолка, старенькому дивану, столу без скатерти. Тишина. В доме царила абсолютная тишина.

Генерал переместился на кухню. Осмотрелся. Подошел к холодильнику. Достал литровый графин с апельсиновым соком и поставил на стол.

Открыв антресоль, вынул большой стакан, наполнил его соком почти до краев. Осушил наполовину. Затем включил телевизор, стоявший на холодильнике, пощелкал каналы. Остановившись на выпуске новостей, присел на краешек стола, мельком глянул за окно. На заднем дворе в тени деревьев тренировался один из его лучших друзей, бывший сослуживец, а ныне профессор Академии ФСБ России, доктор психологических наук Владимир Данилович Малахов.

Этот низкорослый мужчина в легкой тренировочной одежде выглядел намного моложе пятидесяти с небольшим лет во многом благодаря давнему увлечению различными единоборствами, любовь к которым зародилась еще в далекие восьмидесятые.

Потягивая сок, генерал наблюдал, как профессор стоит, не шелохнувшись, в причудливой позе: ноги поставлены сокрестно, колени сильно согнуты, руки выставлены ладонями вперед – «форма Дракона» ушу стиля синьи. Эдуард Евгеньевич был прекрасно знаком с данным направлением: когда-то они вместе тренировались у одного мастера.

Стиль синьи, основанный в двенадцатом веке, относится к «внутренним», или «мягким», направлениям кунг-фу. Его философия лежит в области концепции у-син, или пяти элементарных процессов, – взаимодействия Металла, Огня, Воды, Дерева и Земли, которые в соединении способны создавать или разрушать все сущее.

Пять процессов отражают разнообразные приемы ведения боя. Один из основных способов тренировки адептов стиля синьи – методика чжан-чжуан – отработка 12 неподвижных форм «животных». Именно это упражнение в данный момент и практиковал психолог.

Громов отхлебнул из стакана и переключил внимание на новостной выпуск.

«…найти связь с происшествием, в начале прошлой недели всколыхнувшим буквально весь мир, – вещал ведущий. – Напомню, что речь идет о чудесном спасении девушки-подростка, решившей покончить жизнь самоубийством. 14-летняя Анжелика Круглова выкладывала в прямой эфир последние, как она полагала, мгновения своей жизни и была спасена летающим человеком буквально за несколько мгновений до падения на землю».

На экране появилась съемка с камеры смартфона, закрепленного на монопод для селфи. Круглолицая девушка с длинными черно-фиолетовыми волосами делилась трудностями подростковой жизни, стоя на краю крыши 24-этажного здания. Она говорила очень тихо, слова сложно воспринимались из-за сильного ветра.

Девушка перестала говорить, обреченно посмотрела вниз и шагнула с крыши. Она выкрикивала отдельные слова, из которых нам стало понятно: подросток осознал чудовищные последствия своего поступка.

Внезапно крик Анжелики оборвался, а селфи-палка со смартфоном выскользнула из ее руки. В кадре замелькали окна многоэтажки, приближающаяся разметка парковочных мест внизу здания и удаляющийся силуэт владелицы телефона.

Смена записи. Теперь съемка велась из окна дома напротив. Человеческая фигурка замерла на самом краю крыши. По яркой одежде и длинным, развевающимся на ветру волосам можно догадаться, что на экране – та самая молодая девушка. Прошло несколько секунд, и человечек прыгнул с крыши.

Трясущаяся в руке камера последовала за самоубийцей… и вдруг резко замерла. На экране показались две фигурки, слившиеся в одну. Они медленно планировали вниз вопреки законам физики. Опустившись на малолюдную парковку, одна из фигур практически сразу вновь взмыла ввысь. Камера едва успела поймать ее в объектив, но фигурка скрылась из фокуса.

«Фантастический случай чудесного спасения здесь, прямо в Москве, или хитроумный визуальный эффект? – задался вопросом ведущий. – Обе записи уже собрали в Интернете многомиллионное количество просмотров, став двумя самыми популярными видеороликами прошедшей недели. Они вызывают среди ученых неприкрытый скепсис, а общественность уже нарекла происшествие „прецедентом Анжелики“, подразумевая первый в истории человечества случай демонстрации подобных способностей не в кино, а в реальной жизни».

Громов раздраженно вздохнул. Еле слышно скрипнула входная дверь. Хозяин дома Владимир Данилович прошел с заднего дворика на кухню, спокойно встал, выжидательно глядя на визитера. Генерал едва заметно улыбнулся.

– Привет, Данилыч.

– Здравствуй, Эдуард. – Малахов ответил слегка отрешенно.

– Видел уже? – Громов кивнул на телевизор.

На разделочном столе, возле микроволновки, лежали очки в тонкой оправе и пара плотных перчаток. Владимир Данилович нацепил очки на нос, правую ладонь спрятал в перчатку и, повернувшись к другу, протянул ее для рукопожатия.

– Да. Это правда?

Мужчины обменялись крепкими рукопожатиями.

– Мы еще не знаем. А ты что скажешь?

Малахов пожал плечом, взял со стола вторую перчатку.

– Пока – ничего. Нужно пообщаться с девочкой.

Генерал наблюдал, как его старый друг поправляет перчатки. Сентябрь в этом году выдался прохладным, тем не менее температура воздуха на улице была не настолько низкой, чтобы носить их.

– Не прошла еще твоя история, да? – спросил генерал, кивнув на руки Малахова.

Внешне старые друзья очень походили друг на друга: оба невысокие, крепкие, широкие в плечах. Только у Эдуарда Евгеньевича уже образовалось брюшко, которое он прятал в костюмах индивидуального пошива, а Владимир Данилович по-прежнему оставался поджарым.

– Это долгий процесс, – неопределенно ответил профессор. – Случилось что-то?

Помедлив с ответом, Громов допил сок, подошел к раковине.

– Артем сбежал.

Он открыл кран, подставил стакан под струю воды. На скуластом лице Малахова не промелькнуло ни единой эмоции. Только плотно сжались тонкие губы.

– Давно?

– Час назад. Побег при конвоировании.

Генерал закрыл кран, встряхнул стакан, поставил его на сушилку и повернулся к другу.

– Я как раз еду на место происшествия. Думаю, ты захочешь присоединиться.

– Дай мне пять минут, – попросил профессор и вышел из кухни.


«Ауди-А6» неслась с включенной «мигалкой» и мало обращала внимание на правила дорожного движения. Генерал-майор ФСБ и профессор психологии находились на заднем сиденье. Малахов переоделся в черные брюки и спортивные туфли, светлую рубашку, легкую ветровку.

– Артема конвоировали сегодня утром из-под Тулы в Москву, – говорил Громов. – Везли одной машиной, два опера. На трассе что-то пошло не так. Произошла авария, машина слетела в кювет. Опера сильно пострадали, а Артем угнал авто у одного из водил, которые остановились помочь, и поехал дальше, в столицу.

– Куда его везли? – спросил Малахов.

Генерал фыркнул.

– Выступать на трибуне.

Малахов покосился на друга. В небольших светло-голубых глазах профессора ясно читался вопрос.

– Не смотри на меня так. Ты новости видел. Люди, Данилыч, потихоньку начинают летать.

– Я все-таки думаю, что это профанация.

– И я так думаю, а вот у руководства страны – другое мнение. Этот случай их здорово переполошил. Подозреваю, конечно, что они знают больше нас. Так как начаты масштабные мероприятия по сбору информации. И вот кто-то там вспомнил, что у нас есть Артем. Между ним и летающим парнем разницы особой никто не увидел, и спецкомиссия затребовала его к себе на ковер.

– Для чего? Они хотят с ним поговорить или потыкать в него палкой?

– Понятия не имею. Может, собирались поставить на табуретку и послушать, как он стишки зачитывает. Бумага пришла не от последних людей, так что лишних вопросов никто не задавал.

Малахов покачал головой, посмотрел за окно. На его сухом, с широкими скулами лице читалась досада.

– Я знал, что парня будут использовать как обезьянку в клетке.

– Да все это знали, Данилыч.

Малахов вновь посмотрел на друга.

– Ты навещал его?

Громов вздохнул, отвернувшись.

– Не-а. Пару раз собирался, но что-то как-то… дел много. А ты?

– Я не смог.

Эдуард Евгеньевич кивнул на руки друга, упакованные в перчатки.

– Из-за этой истории?

– В том числе.

– Лучше не становится?

Малахов неопределенно пожал плечами.

– Сейчас уже терпимо. Перчатки помогают. И тренировки. Но до былого контроля еще далеко.

– Тренировки, – хмыкнул Эдуард Евгеньевич. – Я уж и не помню, что это такое.

– Дали «генерала»?

– Ага. В декабре присвоили. Думал, немного расслабиться удастся – куда там! Если приезжаю домой к десяти вечера – уже праздник.

– Ярмо руководителя, – констатировал Малахов. – Ты сейчас на какой должности?

– Заместитель начальника Службы.

– Как и был весь прошлый год?

– Ага. И за это время, по-моему, начал срастаться со своим кабинетом. У тебя-то чего нового? Я слышал, ты книгу закончил.

– Да, весной она появилась в Академии.

– И как? Кто-нибудь чего-нибудь понял?

– Как правило, на занятия приходят смышленые ребята. Но они не верят тому, о чем я написал.

Генерал фыркнул.

– Тебя это удивляет? Мне самому до сих пор не верится в то, что я повидал.

Малахов поправил очки.

– Курсанты бы поверили охотнее. У молодых людей сознание гибче.

– Это да. Но детей не стоит знакомить с тем, о чем ты пишешь. В целях спокойствия. Общественного.

Малахов молча смотрел за окно. Затем повернулся к другу.

– Как вышло, что Артем сбежал? Нас уверяли, этого не случится. Ты утверждал, что его содержат в надежном месте.

Громов примирительно поднял ладони.

– Старичок, к месту содержания пока претензий никаких. Я, конечно, не знаю, что там может всплыть в ходе расследования, но уверен: на «Объекте-17» отработали, как нужно. Вся замануха произошла в пути.

– Но что? – не унимался Малахов. – Что могло произойти в дороге?

– А вот для того чтобы это узнать, мне и понадобился ты!

Он кивнул на руки Малахова.

– Аппаратура работает исправно?

Владимир Данилович задумчиво посмотрел на свои ладони, сжал их в кулаки.

– Да, – тихо ответил он. – Более чем.


Место аварии было оцеплено. Заградительная лента окольцовывала бронемашину и дыру в дорожном заграждении. Активно работала оперативная группа, пытаясь восстановить картину произошедшего. Транспорт двигался по одной полосе.

«Ауди» мягко затормозила возле заградительной ленты, Громов и Малахов выбрались из салона.

Перед ними возник подтянутый, с неприметной внешностью мужчина средних лет.

– Здравия желаю, Эдуард Евгеньевич. Ребят увезли в реанимацию. Машину пока не эвакуировали – как вы и просили.

Громов кивнул, задумчиво глядя по сторонам.

– В реанимацию? Все настолько плохо?

Мужчина неопределенно дернул плечом.

– Оба без сознания. Множественные переломы и ушибы.

– Табельное при них?

– При них.

– Хоть это – слава богу, – вздохнул генерал. – На чем он уехал отсюда?

Его подчиненный кивнул на парня лет двадцати пяти, который что-то объяснял оперативникам, эмоционально жестикулируя.

– Когда машина слетела с шоссе, многие автолюбители остановились, чтобы помочь. Объект воспользовался суетой и угнал «мазду» вон того паренька.

– Ориентировку на машину разослали?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Поделиться ссылкой на выделенное