Родион Кормановский.

День огурца. Любовь, кошелек или жизнь?!



скачать книгу бесплатно

© Родион Яковлевич Кормановский, 2017

© Роман Нагловатый, фотографии, 2017


ISBN 978-5-4483-7730-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Глава 0. УБЕЙ ИЛИ СДОХНИ!

– Так у вас есть пятнадцать миллионов? – спрашивает очкарик.

Я гляжу в его «честные» (да что там – честные! абсолютно невинные!) глаза, которые, как мне кажется, пронзают насквозь, заглядывая прямо в карман! Боковым зрением я вижу тех нескольких весёлых вооружённых парней, с которыми мне уже довелось сегодня встретиться. Эти громилы с любопытством взирают на меня.

– Я похож на миллионера? – интересуюсь я у их очкастого босса.

Тот ухмыляется и произносит:

– Введите.

Два мордоворота отделяются от группы, и выходят в соседнюю комнату. Через мгновение они вновь возникают на пороге.

Я с трудом удерживаю свою челюсть от падения на пол. Они волоком за руки тащат маленького толстяка. Тот вяло отбрыкивается.

Колобка гангстеры ставят передо мной и очкариком. Толстяк тут же выпучивает шары на меня.

(Эх, у нашего друга нет моего чувства самообладания… Да и откуда ж ему взяться-то, скажите на милость, после такого-то денька?!)

Очкастый вновь ухмыляется, читая на физиономии толстого, как в раскрытой книге.

– А вот ваш друг утверждает, что у вас есть эти деньги, – босс торжествующе буравит меня взглядом, считая, что «очная ставка» удалась.

– Какой мой друг? – невозмутимо отзываюсь я, – и кто это такой?

– Мы видели их сегодня вместе. Не один раз, – вставляет словечко один из братков, с которым мы сталкивались днём.

– Вы ошиблись, – ответствую я.

– Может, хватит ломать комедию? – любопытствует очкарик, сверкая золотой оправой, – вы, Дмитрий, превосходный актёр. Но я вас раскусил и теперь спрашиваю, – его лицо искажается яростью, – ГДЕ ДЕНЬГИ?!

– У меня их нет, – я спокойно выдерживаю его взгляд.

Босс вздыхает, возвращая себе спокойствие.

– Хорошо, будем считать, что их нет, – соглашается он, – но вам ещё нужна эта работа телохранителя?

– Я передумал, – отвечаю я.

– Ещё одно доказательство того, что у тебя завелась звонкая монета, – усмехается вождь мафии, – что ж, сейчас я тебе выпишу пропуск.

Я удивлённо смотрю на него.

– Ты ведь хочешь выйти отсюда?

Я гляжу на мордоворотов, окруживших нас, и киваю.

– Замечательно.

Он смотрит на одного из мордоворотов и говорит:

– Давай, Клык.

Вышеуказанный Клык ухмыляется, показав зубы, и подходит к толстяку. Очкарик делает шаг назад, а Клык, врезав колобку под дых, ставит его на колени.

– Видишь ли, Огурец, – говорит босс толстячку, который корчится у его ног, – сейчас мы с моим другом Клыком в любом случае ничего не теряем. Ты занимал у Клыка, или у меня, – это не важно, у нас общая касса. Главное то, что ты проигрывал всё в моих клубах и казино.

Плюс проценты, которые ты выплачивал. Ты ведь знаешь этот принцип: хочешь выиграть у казино – купи казино. Я именно так и сделал. Так что ты нам, соответственно, больше не нужен – слишком много с тобой возни.

Толстяк уже не корчиться, а пялится на него большими глазами.

Очкарик подмигивает ему и поворачивается ко мне.

– Нет! – шепчет толстячок.

– Да, дорогой друг! – смеется Профессор и подмигивает мне, – а вот ты ещё пригодишься.

«Ну что за день!» – мысленно воплю я, изгоняя стадо мурашек со своей спины.

– В нашу тёплую компанию, – он обводит взглядом братву, которая лыбится, – вход – копейка, выход – жизнь.

Затем пристально смотрит на меня, и переводит взгляд на толстяка.

– Его жизнь.

Я гляжу на колобка и сердце моё сжимается, так он жалок. Он тоже смотрит на меня, и я вижу смертную тоску в его взоре.

– Вот, – очкарик подает мне пистолет.

Я машинально беру его.

– Здесь один патрон, – говорит босс братков, – выносишь ему мозги и ты свободен.

Я смотрю в глаза толстяку, а потом Профессору.

– Делай, – скрипит очкастый и я поднимаю ствол, приставив его ко лбу своего товарища.

Мы некоторое время смотрим друг другу в глаза. И оба наших взора исполнены отчаяния.

Видимо пауза затянулась, потому что на моё плечо опускается рука Клыка.

– Жить хочешь? – хрипит он, – нажми на курок!

Весомый аргумент, чёрт побери!

Я рывком скидываю его руку и, перенаправив ствол в харю Профессору, нажимаю на этот самый курок.

Раздается щелчок.

– Ха! Смелый мальчик! – босс, кажись, рад такому исходу, – заберите пистолет!

Двое мордоворотов заламывают меня, а очкарик заряжает ствол одним патроном.

– Ну вот, теперь здесь есть пуля, – смеется он, – и ты можешь попытать счастья ещё раз. Только правила немного изменились.

И я опять целюсь в толстяка. Однако теперь всё иначе. Три ствола уперлись в мой затылок.

– Смелее, дружок! – Профессор ободряюще улыбается.

– Убей или сдохни! – хрипит Клык.

Мы с толстяком опять долго смотрим друг другу в глаза.

И кинопленка вчерашнего дня, нахлынув воспоминаниями, завертелась в моём воображении…

Глава 1. Охота на ведьм

– Пятница тринадцатое! – раздается голос одновременно из всех концов огромного зала, прервав тихую музыку.

Гвалт и звон стаканов тут же прекращаются. Мои глаза, вместе с сотнями пар других, обращаются в сторону сцены, на которой в лучах прожекторов появился волосатый диджей неопределённого пола.

– Сегодня вечеринка именно в честь этой умопомрачительной даты! – кричит диджей и его голос, многократно усиленный электроникой, отлетает от стен и возвращается в центр зала.

«Похоже, мужик», – зачем-то думаю я, хотя мне было абсолютно без разницы, что там у говорящего находится в штанах.

Участники ночной дискотеки в крупнейшем клубе города явно другого мнения. Женский визг вперемежку с мужскими воплями разносится по залу.

Лика и Вика, которые сидят по сторонам от меня, визжат вместе со всеми. Я прищуриваюсь, просто потому что не люблю шум. Ещё я не люблю большое скопление народа, особенно пьяного. Да и к танцам этих самых, нажравшихся масс, отношусь достаточно ровно, ибо ничего интересного там не увидишь, разве что пару комических моментов.

Как тогда я оказался на этом доморощенном «хэллоуине»? Да очень просто.

Ведь я, чёрт побери, обожаю девчонок! Поэтому и позволил своим подружкам затащить меня сюда. А уж они-то никак не могли пропустить ТАКОЕ событие, именуемое «тусняк», чтобы опрокинуть в себя пивка в пять раз дороже, чем в магазине, да глотнуть коктейля, который, будучи изготовленным, в домашних условиях, стоил бы на порядок меньше.

Вы, конечно, можете подумать что я жмот, но смею вас уверить: я – просто тот, кто никогда не гонялся, как за баблом, так и за возможностью подарить его буржуям, содержащим этот кабак.

Тем временем визги «тусовщиков» прерываются диджеем, который вопит:

– Молчать!

Наступает тишина и я блаженно вздыхаю, отхлебывая водки из стакана. Девчонки пользуются передышкой, чтобы глотнуть пивка.

Вдруг на другой стороне зала звенят бутылки, и луч одного из прожекторов мгновенно перемещается туда, выхватив из тьмы парнягу, который пытается выбраться из-за своего стола.

Борьба этого «героя нашего времени» с непослушными ногами заканчивается победой, и он, опрокинув кучу пустых бутылок, но, держа в руках полную, делает несколько неуверенных шагов к танцполу.

Сей «танцор диско» упирается в перила, отделяющие столики от танцплощадки, и толкает проникновенную речь.

– Ик! – провозглашает он громко, – Ик! Я… Ик… Пора уже танцевать!

– Правильно! – грохочет в микрофон диджей, – начинай!

Презрев выход на танцпол, находящийся в шаге от него, смелый танцор глотает пива, выдает:

– Ик! – и смело лезет через перила.

И ведь почти перелез! Но бедолага запутывается в собственных конечностях и кувыркается вперёд.

Зал взрывается смехом, но диджей перекрывает его своим воплем:

– А вот и первый умопомрачённый! Пятница тринадцатое! Ваша задача – дожить до полуночи, друзья!

Сцена погружается во мрак, со всех сторон ударяет по ушам клубная музыка. Лучи прожекторов прыгают на танцпол, который начинает заполняться смеющимся народом.

«Водка с закуской – деньги на ветер», – думается мне, и я ещё раз прикладываюсь к стакану.

Да и какая тут закуска? Апельсиновый сок – вот всё что я могу себе позволить, чтобы запить, закусить и занюхать в этом заведении. Сок, как вы уже догадались, тоже стоит как билет на самолёт.

Вика, сидящая справа хихикает и чмокает меня в щёку. Затем чертовка переглядывается через меня с Ликой. Подружки, как всегда, понимают друг друга без слов и, прильнув ко мне с обеих сторон, соединяются в страстном поцелуе. Между собой.

Как бы вы почувствовали себя в подобной ситуации? Вот и мне живо представляется котлета между двумя булками в гамбургере.

А этим двум «секси», похоже, наплевать на мои ощущения и они продолжают вовсю лизаться, не обращая внимания на то, что я уже задохнулся, задавленный их пышными бюстами.

– Эй! – издаю немощное кряхтение я, делая полный вдох, – такого прессинга я не выдержу! Обязательно целоваться через меня?!

Мой вдох, в связи с особенностями моей мускулатуры (я не хилый), приводит к тому, что девчонкам приходится расцепиться.

– А кто нам помешает? – томно шепчет Лика мне в ухо, – уж не ты ли?

– Конечно не я! – я делаю глоток сока, – я и так уже стал плоским как купюра.

– Купюра ты наша, пятитысячная! – поет Вика и девчонки одновременно целуют меня.

«Поцеловали в правую щёку – подставь левую!» – пролетает мысль в моем котелке.

А Вика уже вскочив с дивана, пританцовывая, стоит в проходе, отделяющем столы от танцпола.

– Мы пошли танцевать! – подмигивает мне она.

– Эй, медведь, вставай! – подталкивает меня Лика, и я встаю, чтобы выпустить её.

То ли водка мне уже ударила в голову, то ли женские чары, но бутылка Вики решила встать вместе со мной, так удачно я подцепил её рукой!

– Аккуратней, Терминатор! – она подхватывает бутылку на лету, и, видать, хочет уже прихватить её с собой на танцплощадку.

– Пиво оставьте здесь, – бурчу я и киваю в сторону танцпола, – или вас ожидает то же самое!

Девчонки прослеживают мой взгляд и смеются.

Дюжие охранники выносят с площадки парня, который рухнул несколько минут назад.

– Бедолага! – хихикает Лика.

– И не мечтай, красавчик! – Вика тычет мне пальцем в нос, – так просто ты от нас не отделаешься!

Когда они упорхнули танцевать, я возвращаюсь к своему стакану и размышлениям.

Вон они танцуют и мне их прекрасно видно. Две грациозные кошечки! Лика и Вика. Голубоглазая блондинка и кареглазая брюнетка. Милые личики, длиннющие ноги и волосы. А фигуры такие, что у любого мужика крышу сорвёт от одного взгляда на них.

Правда, с характером беда произошла, как и с их воззрениями на мир.

Обычные гламурные курицы, решите вы, и будете совершенно не правы. Обычные девчонки, свои в доску! Вот такие у меня подружки! Только Лика помягче, а Вика ещё тот крепкий орешек. Но вот вдвоём – вообще караул! Ни один мужик не может добиться их благосклонности. (За исключением меня, конечно).

Почему?

Да всё просто! Лика и Вика настолько любят друг друга, что прелестям традиционной любви однозначно предпочитают однополую. Вот такие пироги. Мои лучшие подруги – лесбиянки!

По крайне мере я так думал, пока они мне не устроили одну весёлую ночку, после которой я понял…

А понял я то, что: НИ ЧЕРТА НЕ ПОНЯЛ!

Вышло так, что они не лесби, а би, но только со мной. Каково, а?

Впрочем, они мне объяснили. Хотя, если быть честным, не только они. Армия моих женских поклонниц (пардон, если я несколько преувеличиваю) утверждает:

– Дмитрий Огурцов – просто мечта!

Неплохо, да?

Я тоже так думаю, но не имею понятия в то же время, как может быть по-другому, ибо так было всегда. Меня всегда любили девчонки.

Ну ладно, хватит обо мне.

Зато мои девчонки (это я о Лике с Викой) за мной везде: и в огонь и в воду. Поэтому и я с ними, несмотря на их нетрадиционность.

Обо всём этом я и подумал, глядя на них и их соблазнительный танец.

Потом глотнул водки и решил присоединиться к девчонкам. Даже ногу в проход выставил. Да так и замер, взглянув на сцену.

Быстрая музыка в этот момент становится ещё быстрее и на сцене появляются две тёмные тени. Свет пары прожекторов тут же перемещается на них, и я вижу двух брюнеток в масках и плащах, мечущихся в танце. Во время очередного разворота они сбрасывают плащи, и чёрная ткань пикирует на сцену. На танцорках остаются только маски, тоненькие трусики и туфли.

Вот это кабаре!

Разве нормальный мужик сможет оторваться от такого зрелища? Вот и я не могу! Так и сижу, вместо того, чтобы встать, пожирая глазами извивающихся фурий.

Только вот ногу-то мне, видать, стоило из прохода убрать, с неё-то всё и началось.

Нечто невысокое, но круглое и весьма не худое, запинается за мою конечность и стало заваливается на мой стол.

Матюгнувшись, я реагирую медленнее, чем мог бы (всё из-за девчонок, поверьте мне, – все беды из-за них!).

Толстяк приложился лбом, аккурат, в горлышко викиной бутылки. Раздается глухой удар, выразительное «Ой!», треск лопающегося стекла и, только после этого я ловлю бедолагу за воротник.

Ну и вес, скажу я вам!

Уменьшенная модель бегемота, не иначе!

Тем не менее, эту лысую башку от моего стола я отрываю. А потом поворачиваю его фэйсом к себе.

– Какого чёрта! – кудахчет толстяк.

– Лысого, – каламбурю я и, различаю в этом типчике сходство с Денни де Вито: один к одному, не считая того третьего глаза, который растет на моих глазах посреди его лба.

– Тысяча извинений, дружище, – бормочу я, приметив шишак на его лбу.

Толстяк, кое-как возвращается в вертикальное положение и, надо признать, это ему не легко сделать, ибо его изрядно покачивает.

– У тебя, друг, третий глаз открылся! – мне все-таки не совсем удобно из-за ущерба, причинённого неповинному колобку.

Толстяк трогает свой шишак, коротко кричит:

– Ай! – и отправляется, покачиваясь, дальше.

Девчонки вскоре возвращаются за стол и вечеринка продолжается. Хотя, через несколько минут музыка глохнет, а фурии со сцены куда-то испаряются.

– Внимание! – грохочет голос диджея, оказавшегося на их месте.

Танцующие замирают. А я думаю, что попал в болото, узрев обилие их разверзшихся ртов.

– Близится полночь, – зловеще шепчет диджей в микрофон, – а с ней и кульминация вечера!

В зале никакого шевеления, я даже вижу в этот момент боковым зрением открытые рты своих подружек. Внутренне смеюсь и думаю:

«Как же легко зацепить пьяные массы загадочной тайной!»

Хотя, и трезвая толпа не менее любопытна.

– Сейчас начнётся шоу под названием «Охота на ведьм!» – орет диджей, и все вздрагивают. – Победит тот, кто поймает больше ведьм, или же та, которая сцапает больше чертей! Победителя ожидает приз!

Пьяная толпа улюлюкает.

– Одно условие: с наших юношей и девушек одежду не срывать! – говорит диджей, и шёпотом добавляет, – а то будет больно!

Свет тут же гаснет, и ударяет музыка. Начинается какое-то шевеление, и раздаются первые визги.

Лика с Викой вскакивают и выталкивают меня в ту кучу-малу, которая стремительно растет на танцполе.

Включаются вновь прожектора, и раздается вопль диджея:

– Я за вами наблюдаю!

Тут же со всех сторон на танцплощадку бросаются полуголые парни и девушки. Маски чертей и плавки украшают парней, у девчонок же к этому наряду добавлен только лифчик. Разумеется, весь скудный наряд чёрного цвета.

Со всех сторон несутся визги, крики и смех. «Черти» роняют на пол незадачливых танцорш, а «ведьмы» то же самое проделывают с их парнями.

«Весёленькая канитель», – думаю я, не заметив, что на меня бросаются сразу три «ведьмы».

Но девчонки явно не на того напали!

Пока они пытались меня уронить, мне довелось, уворачиваясь, похватать их за все интересные места. Но не это главное. Вика с Ликой тут же кидаются на них сзади с воплем:

– Ах вы, сучки!

Прикольные у меня подруги, верно?

Однако и банда полуголых тоже не сдается. «Ведьмы» вцепились в меня мёртвой хваткой и всё, чего добиваются мои подружки: два лифчика противника.

Две «ведьмы» визжат, и хотят броситься наутёк, но не тут-то было! Три «чёрта» бросаются на Вику с Ликой сзади и прижимают всю эту визжащую ораву ко мне.

Оригинальный получился бутерброд, скажу я вам!

Всё это скопление народа орет, визжит, смеется и хватает друг друга за разные части тела.

– Помогите! – раздается рядом ещё один вопль, и я вижу, что к «чертям» со скоростью экспресса приближается тот самый трёхглазый колобок, который так удачно встретился с моим столом.

Бедолага улепётывает от двух «ведьм», которые преследуют его.

Однако это явно не его вечер! На его пути, видать, уже кто-то валялся на полу.

И этот бомбоподобный, на всей своей скорости, запинается, делает сальто в воздухе и с ужасающим воплем врезается задницей в «чертей». Наш бутерброд качается и, тут в него врезаются две «ведьмы», преследовательницы колобка. Эти красотки тоже решили полетать!

Заорать я не успеваю, потому что вся эта груда тел валится на меня, при этом нечто затыкает мне рот.

Что-то тёплое. И мягкое.

Впрочем, оно, попав в мой рот, тут же затвердевает.

Но я не спешу это выплёвывать или откусывать, потому что языком чувствую, что это сосок.

Женский.

Эх, так бы и валялся!

Но через несколько минут мы уже на сцене: я, Вика, Лика и толстяк. Диджей объявляет нас победителями и толпа у наших ног взрывается аплодисментами.

Я вижу, как Вика подходит к диджею, шепчет что-то ему на ухо и этот волосатик предлагает зрителям проголосовать за победителя ещё раз, потому что, оказывается, мистер Кругленький не из нашей компашки.

Толпа мгновенно выбирает нас (кто бы сомневался!)

Однако в следующее мгновение я понимаю, что радовался рано.

– Сегодня пятница – тринадцатое! – орёт диджей, – и приз за первое место необычный.

Он оборачивается к нам, делает паузу, потом смотрит в зал и продолжает:

– Этот приз – стриптиз! – зал взрывается, а этот засранец вновь взирает на нас и орёт как недорезанный поросёнок:

– И этот стриптиз наши победители покажут всем остальным!

Глава 2. Утренняя отрыжка

Толстяк вздыхает.

Из зеркала на него пялится его же собственный портрет, украшенный лиловой отметиной посреди лба.

– Ну, надо же было ещё и в этот клуб потащиться вчера! – колобок укоризненно смотрит на себя.

Отражение ничего не отвечает, только возвращает ему осуждающий взгляд. Толстенький трогает шишку и бубнит:

– Ай! Опять я вляпался! Весь вид испорчен! А ведь был такой красавчик!

Он оглядывает своё глобусоподобное пузо, бегемотьи ноги, торчащие из семеек с сердечками, и гладит по лысине, венчающей голову, круглую как пушечное ядро.

Колобок наносит на лицо пену и берет с раковины бритвенный станок. Станок дрожит в его руке мелкой дрожью.

– А-яй! – бормочет он и подмигивает своему отражению, – видать, вечер вчера удался всё-таки!

Затем толстяк аккуратно водружает станок обратно на край раковины, бубнит:

– Так дело не пойдёт! – и топает в комнату.

Там он наливает в рюмку коньяк из бутылки, стоящей на столе. Полрюмки.

Поднимает.

– Нет, маловато, – ставит рюмку на место и доливает её доверху.

– Вот теперь в самый раз.

Он опять поднимает рюмку и смотрит в окно. Солнце пытается пробраться в комнату, а в открытую балконную дверь залетают детские крики.

В этот момент пена с его подбородка капает в рюмку.

– Эх, – вздыхает Колобок, – хорошо-то как!

Пена, потревоженная движением его челюсти, огромным куском шлёпается на пол.

Толстяк ещё раз вздыхает, и опрокидывает в себя содержимое рюмки.

– Ух! – крякает он, – привкус какой-то. Вот и покупай коньяки в супермаркетах!

Звенит мобильник.

– Бр-р-р! – встряхивает головой толстячок, разбрызгивая остатки пены по полу, и идет искать телефон.

Пока мобильник надрывался, Колобок обошёл кухню, комнату и выбрался в прихожую, где и обнаружились скомканные брюки.

– Вот, чёрт! Штаны как из одного места.

Обладатель пуза с трудом нагибается, поднимает штаны, и запускает руку в карман. Но звонки уже прекратились, а на экране телефона горит надпись:

«Пропущенный вызов. Маша.»

– О, дорогая, – бормочет Колобок, – ещё раз перезвони, а то я совсем разорюсь.

Телефон молчит.

Коньячное тепло уже вовсю разливается по телу, и толстяк почувствовал себя лучше.

– Да, хорош, все-таки выдался вечерок, – он хочет почесать лоб, но натыкается на шишку. – Блин! По крайней мере, я хоть стриптиз не показывал, как тот парень со своими подружками. Им реально не повезло!

За невозможностью почесать лоб, толстый скребет себе филейную часть.

– Или повезло? Ик! Ой, что это я? Вон как тёлки в зале визжали, когда подружки с него трусы стащили!

Он протопал в ванную и уставился на своё отражение.

– Я бы тоже смог стриптиз показать! – заявляет он сам себе.

Затем выгибается перед зеркалом и становится похож на черепашку-ниндзя, одевшую панцирь задом наперед.

Кругленький задумчиво чешет мобильником ухо и тот верещит.

– Ой! Ик! – подпрыгивает толстяк и нажимает на кнопку.

– Да, дорогая! Ик! Почему трубку не беру? Так я бреюсь! – мяукает бегемот, – Что? Уже? Через десять минут приедешь? Хорошо-хорошо, я тебя жду, моя киска!

Толстяк вываливается в прихожую, засовывает телефон обратно в штаны, и возвращается в ванную. Берет станок, и уже хочет побриться, но обнаруживает, что вся пена исчезла с лица.

– Ой! Куда ж пена-то делась?

Он заново наносит пену, и приготовится, все-таки заняться бритьем, но замечает, что рука всё ещё дрожит.

– Что за чертовщина! Похоже, я вчера глотнул лишнего.

Кругленький обиженно глядит на себя и опять топает в комнату. При этом пена в пути снова его покидает, обильно капая на пол.

Через мгновение рюмка опять наполнена, и толстяк поднимает её, как флаг над Рейхстагом.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6