Роберт Напп.

Скрытая жизнь Древнего Рима. Рабы и гладиаторы, преступники и проститутки, плебеи и легионеры… Жители Вечного города, о которых забыла история



скачать книгу бесплатно

На улице тоже можно было узнать что-то нужное и полезное для жизни. Книги из-за дороговизны покупали только богатые, зато литература любого рода передавалась из уст в уста. На перекрестках и в парках поэты читали стихи, риторы – декламации, и любой мог остановиться и послушать их. Так что улица предоставляла самые разные развлечения, от бурной дискуссии бродячих философов до обсуждения политических вопросов – во всяком случае, в начале существования империи, когда во многих городах выбирали членов магистрата. Разумеется, все эти учреждения находились под властью элиты, а местный совет состоял из прежних членов магистрата, но их деятельность во многом определяла жизнь простых людей. Помимо повседневных дел магистраты, в частности эдилы, следили за соблюдением правил бесплатной раздачи хлеба плебсу, отвечали за устройство публичных развлечений, например гладиаторских игр и театральных представлений. Так что по экономическим и социальным причинам о простом народе не забывали. Однако со временем как в самом Риме, так и в городах империи народные выборные собрания утратили политическое значение, поэтому местные органы самоуправления уступили свою власть укрепившемуся правящему классу.

Но в рассматриваемый нами период массы простых людей активно участвовали в предвыборных кампаниях и в самих выборах. Множество надписей на стенах в Помпеях с предвыборной тематикой живо подтверждают их участие в политической жизни, а также иллюстрируют различное отношение к ней: «Я прошу, чтобы вы выбрали эдила Гая Юлия Полибия. Он поставляет хороший хлеб!» (CIL 4.4429 = ILS 6412е).

«[Голосуйте] за Марка Кацеллия Маркела, хорошего эдила, который устраивает великолепные зрелища» (CIL 4.999).

«Прокул, голосуй за эдила Сабина, а он будет голосовать за тебя» (CIL 4635 = ILS 6436).

Другие надписи показывают юмор простых граждан:

«Карманники хотят, чтобы эдилом был Ватия» (CIL 4.576 = ILS 6418f).

«Прошу выбрать эдилом Марка Церриния Ватия. Этого требуют все закоренелые пьяницы! Написали Флор и Фрукт» (CIL 4.581 = ILS 6418d).

«Торговцы чесноком требуют Гнея Гельвия Сабина» (СIL 4.3485).

Кандидатов поддерживали разные экономические общества:

«Гильдия торговцев фруктами с Гельвием Весталием просит сделать Марка Голкония Присцеса дуумвиром с юридическими полномочиями» (CIL 4.202 = ILS 6411а).

«Мельники просят голосовать за Гнея Сабина на должность эдила; окрестные жители требуют того же!» (CIL 4.7273).

То же делали и религиозные объединения:

«Все почитатели Исиды просят вас голосовать за Гнея Гельвия Сабина на должность эдила» (CIL 4.787 = ILS 6420b).

Люди объединялись по месту жительства:

«Его соседи требуют выбрать эдилом Марка Лукреция Фронто» (CIL 4.6625).

«Прошу вас, о соседи, выбрать главным магистратом с судебной властью Луция Статия, человека, достойного ваших голосов. Написал Эмилий Селер, ваш сосед. Если кто-то это сотрет, чума на твою голову!» (CIL 4.3775 = ILS 6409).

«Люди, живущие около Форума, прошу голосовать за…» (CIL 4.783).

Даже женщины, не имевшие права голосовать, вставили свое слово:

«Выберите эдилом Гнея Сабина.

Об этом просит вас Юния» (CIL 4.1168).

Трудно сказать, сколько надписей представляли собой действительно народные требования, так как большинство их кажется написанными профессионалами. Поскольку выборы происходили каждый год, обращения приходилось постоянно обновлять, понятно, что для этого в каждую предвыборную кампанию к работе привлекались жители городов. Тем не менее справедливо будет сказать, что люди все-таки знали о выборах и обсуждали их в банях и тавернах; возможно, многие из них участвовали в предвыборной кампании и выборах, что само по себе являлось ярким событием с бесплатными угощением и напитками. Со временем эта политическая деятельность угасла, но в разных городах империи люди уделяли ей серьезное внимание, тем более что от избранных чиновников зависела их повседневная жизнь. Пока же эта деятельность существовала, улица оставалась важным местом для обсуждения и агитирования.

Заключение

Каждодневная жизнь простых людей в Древнем Риме и империи проходила в заботах о семье, своем деле и в тревогах, свойственных большей части человечества. Поэт Гораций, сын вольноотпущенника, описывал это так:


 
Волтеем зовут его, Меной;
Служит глашатаем, ценз невелик, безупречен; известен
Тем, что умеет спешить иль помедлить в свой час, заработать,
Также прожить; рад друзьям небогатым и скудному дому,
Зрелищам рад, а дела все прикончив – и Марсову полю
 

(Послания, 1.7.55–59).


Жизнь простых людей очень отличалась от жизни элиты, однако им приходилось соприкасаться друг с другом по делам, судебным спорам, в случае необходимости донося до нее свои проблемы в форме мятежей. Но в основном они гораздо больше общались с такими же, как они, простыми женщинами, а также с вольноотпущенниками и рабами. Они шли собственным путем, ориентируясь на свои нравственные идеалы, жили в постоянном страхе, но надеялись и верили, что сверхъестественные силы, магия и религия объяснят им этот сложный мир и подскажут, как в нем выжить.

Глава 2. Жизнь простых женщин

Положение женщин в греко-римском обществе определялось взглядом мужчин на их роль и место, было четко сформулировано элитой, но усвоено и простыми людьми. Хотя в реальной жизни этот взгляд выработался сам собой, идеал прекрасно выразил Иоанн Златоуст, который, описывая разделение мужских и женских ролей в обществе, отразил представления классического древнего общества: «Жене вверил [Бог] управление домом, а мужу предоставил все гражданские дела, производимые на торжище, в судилищах, советах, на войне и другие подобные. Если жена не может бросать копья, метать стрелы, зато умеет управлять веретеном, ткать полотно и с успехом производить другие подобные дела домашние. Не может давать мнения в совете, зато может давать голос дома и часто, когда муж советует что касательно дома, оказывается, что совет жены гораздо превосходнее. Не может она заведовать народною казною, зато может воспитывать детей, может замечать худые намерения служанок, наблюдать за честным поведением слуг, освобождая мужа от всех сих беспокойств, сама заботясь в доме о кладовых, рукоделиях, приготовлении пищи, приличии одежды и всем другом, чем непристойно заниматься мужу, да и нелегко, хотя бы он тысячу раз принимался за то» (Мысли о христианском браке, 4).

Исходя из этого идеала, в древнем античном обществе утвердилось мнение о физическом и интеллектуальном превосходстве мужчины над женщиной. Мало кто из мужчин возразил бы Платону, когда в своей пьесе «Вакханки» (41) он писал: «Нет более жалкого существа, чем женщина». Убеждение, что лишь мужчина достоин жизни, было настолько глубоким, что породило сцену, изложенную в неканоническом Евангелии от Фомы, где Марии, матери Иисуса, нужно было стать мужчиной, чтобы преуспеть: «Симон Петр сказал им: „Пусть Мария уйдет от нас, ибо женщины недостойны жизни“. Иисус сказал: „Смотрите, я направлю ее, дабы сделать ее мужчиной, чтобы она также стала духом живым, подобным вам, мужчинам. Ибо всякая женщина, которая станет мужчиной, войдет в Царствие Небесное“» (Фома, 114).

Артемидор часто выражал презрение к женщинам: так, если мужчина ассоциировался с правой стороной головы, то женщина – с левой (Сонник, 1.21); сон о том, что мужчина превращается в женщину, является дурным знаком (Сонник, 1.50). Вообще толкование снов и астрологические предсказания неизменно ориентировались на мужчин. Они всегда считали женщин существами беспомощными и нуждавшимися в защите от всякого рода обманов; физически слабыми, непригодными к труду из-за вынашивания детей, неопытными (и они действительно не разбирались в «мужских» вещах); зависимыми от родственников-мужчин или опекунов в отношении собственности, закона и т. п.; сплетницами, эмоционально неуравновешенными, изменчивыми, уязвимыми и похотливыми.

И однако, те же мужчины ценили своих жен. Две надписи на одном надгробии являются одними из самых трогательных в латинской эпиграфике. Вот что писал муж: «Я – Луций Аврелий Гермион, вольноотпущенник Луция, мясник, работающий на холме Виминал. Эта женщина, Аврелия Филемато, вольноотпущенница Луция, которая ушла из жизни раньше меня, моя единственная жена, целомудренная телом, преданно любившая своего верного мужа, жила равной ему в верности, без себялюбия, которое отвлекало бы ее от долга ее».

А вот с какой любовью Аврелия относилась к мужу: «Это Аврелия Филемато, вольноотпущенница Луция. При жизни меня звали Аврелией Филемато, благонравной, презирающей подлость толпы, преданной своему мужу. Он был тоже из вольноотпущенников, теперь разлучен со мной, увы! Он был для меня больше чем отец. Он взял меня к себе на колени, когда мне было 7 лет, – и теперь, спустя сорок лет я умерла. Он был первым среди людей, потому что я была ему преданной и верной супругой» (CIL 1.1221 = CIL 6.9499 = ILS 7472, Рим).

Аврелия Филемато служит примером идеальной женщины, когда хвалит свою скромность, превосходство, честность и преданность; она сама выражает этот идеал, но, поскольку муж пережил ее и поставил ей памятник с этой надписью, мы можем предположить, что это его чувства, хотя она вполне могла их разделять. В коллекции древнегреческих и древнеримских эпитафий Ричмонда Лэттимора женщин чаще всего называют красивыми, любимыми (дорогими, милыми, доброго нрава), плодовитыми, целомудренными и хорошими хозяйками. Больше всего превозносятся в эпитафиях такие достоинства женщин, как верность, благонравие и трудолюбие. И конечно, жена должна знать свое место, не проявлять высокомерия в присутствии мужчин; ей подобает «учиться в безмолвии со всякою покорностью. А учить жене не позволяю, ни властвовать над мужем, но быть в безмолвии» (1 Тимофей, 2: 11).

Женщина являлась для мужчины лишь средством достижения цели; возможно, она и сама себя так воспринимала. Целью мужчины считались создание семьи и обзаведение потомством, чтобы было кому передать в наследство нажитое имущество или свое дело. Иногда женщина помогала мужу, например торговала с ним в лавке, но если бы она вздумала самостоятельно заняться каким-то делом, то наверняка вызвала бы всеобщее осуждение. Здесь стоит отметить, что ни в нашей литературе, ни в археологических источниках практически невозможно обнаружить взгляды, которые были бы выражены самими женщинами. Пожалуй, исключением являются эпитафии (если предположить, что некоторые действительно сочинены женщинами) и египетские папирусы. Но даже в них я не нашел противоречий с мироощущениями мужчин или какого-то иного представления мужчин о месте женщины в обществе. Хотя нам показалось бы это странным, не следует думать, что втайне женщины всегда мечтали об «эмансипации». Насколько мы знаем или можем представить исходя из сравнительного анализа имеющихся сведений, ни одна из них и не помышляла о какой-то иной жизни, не питала никаких скрытых устремлений. Мы не находим ни малейших намеков на то, что в классическом Древнем мире женщина мечтала о жизни, отличавшейся от той, какая досталась ей в удел, – свойственное ей мировоззрение не давало почву для выработки альтернативного устройства жизни. Поэтому правильным будет вывод, что женщины мирились со своим положением, которое нам представляется угнетенным и зависимым, и хотели только большего благополучия и достатка, порой выходя за границы дозволенного, но в большинстве случаев строго соблюдая их, порой восставая против них, но никогда не ниспровергая их. Взяв это предположение за основу, мы и постараемся написать правдивую картину жизни простой женщины и ее мировоззрения.

Это правда, что женщины оставались далеки от общественной жизни. Ограниченные в гражданских правах, они не могли участвовать в голосованиях и быть избранными, не имели доступа к широкому образованию. Но с другой стороны, глядя на женщину, занимавшую отведенное ей место в обществе, мы видим, что она вела далеко не столь замкнутую и ограниченную жизнь, как об этом писала элита. Женские письма, найденные в Египте, показывают живой и здравый разум их авторов. Женщина предстает перед нами далеко не робким существом, сидевшим взаперти и занимавшимся исключительно семьей и домашним хозяйством. К огромному сожалению, в них редко говорилось о «сокровенном». Зачастую туманный характер написанного создает впечатление, что авторы опасались, как бы эти послания не попали в чужие руки; они крайне редко «делятся» своими мыслями и чувствами, в отличие, например, от писем Цицерона. Однако общее впечатление сводилось к тому, что эти женщины очень ответственно и предусмотрительно подходили к решению важных проблем.

«Дамы» вовсе не сидели взаперти; они ходили за покупками, по различным хозяйственным делам, участвовали в религиозных обрядах и празднествах, были заметны в толпе во время часто происходивших волнений народа. Филон Александрийский, осуждая такие уличные мятежи, подтверждал, что в них участвовали представительницы слабого пола: «Если какая-нибудь женщина, услышав, что на ее мужа напали, движимая любовью к своему мужу, должна подчиниться охватившим ее чувствам и броситься к нему на помощь, все равно она не должна вести себя так же дерзко и смело, как мужчина, противоречить женской природе; но, продолжая помогать мужу, должна оставаться женщиной. Ибо было бы ужасно, если женщина, желая избавить своего мужа от оскорблений, подставила бы под них себя, чем выставила бы жизнь человека как полное бесстыдство и подверженную серьезным упрекам за свою неисправимую смелость; ибо разве женщина может ругаться на площади и давать волю своему невоздержанному языку?.. Но, как это сейчас бывает, некоторые женщины дошли до такой степени бесстыдства, хотя они и слабый пол, что не только дают волю своему языку и бранятся среди толпы мужчин, но даже плюют в них и колотят их, хотя их руки больше привыкли к прялке и ткацкому станку, чем к боксерскому бою. Есть и другие вещи, которые можно стерпеть, но воистину отвратительно, если женщина доходит до такой наглости, что хватает за гениталии одного из ссорящихся мужчин. Так что не позволяйте такой женщине оправдываться тем, что она сделала это, чтобы помочь своему мужу; но осудите ее и подвергните наказанию за ее чрезмерную дерзость, чтобы, если ей снова захочется совершить такое оскорбление, она не смогла этого сделать; и чтобы другие женщины, способные на такие опрометчивые действия, под страхом наказания научились бы проявлять скромность и сдерживать себя» (Филон Александрийский. Особенные законы, 172–175).

Разумеется, в зависимости от местных условий и обычаев, представительницы прекрасного пола по-разному проявляли себя в обществе. В одних странах они вынуждены были скрываться от посторонних, практически жить затворницами; если же им приходилось выходить на улицу, их обязывали покрывать головы накидками, чтобы окружающие не видели их лиц (Петроний. Сатирикон, 14, 16), а в других странах было принято, чтобы женщина полностью скрывала свое тело под покрывалом. Ей постоянно приходилось следить за собой, чтобы не нарушить «приличия». Так, хотя женщинам позволялось посещать с мужьями церковные службы, Павел требовал, чтобы они хранили там молчание, а «если же они хотят чему научиться, пусть спрашивают о том дома у мужей своих; ибо неприлично жене говорить в церкви» (1 Коринфянам, 14: 33–35). Но если семья имела мало рабов или их вообще в ней не было (а такие семьи составляли большинство), муж не мог запретить женщине покидать дом – ведь, пока он работал, кто-то должен был покупать продукты и одежду, выполнять какую-то домашнюю работу. Но даже в своем доме она могла столкнуться с посторонними людьми. Павел в Послании к Тимофею писал о бессовестных людях, что «вкрадываются в дома и обольщают женщин, утопающих в грехах, водимых различными похотями, всегда учащихся и никогда не могущих дойти до познания истины» (2 Тимофей, 3: 3–7). Так что «дамы» оказывались в самых разных житейских ситуациях.

Подавляющее большинство женщин были обязаны вести хозяйство и заботиться о семье. Часто представленный в литературе идеал женщины, сидевшей за прялкой или ткацким станком и беспокоившейся о домашнем хозяйстве, в целом соответствовал нормам общества доиндустриальной эпохи. Девочкам с раннего детства внушали, что в будущем их ждут замужество, а также рождение и воспитание детей. Усвоив это предназначение, девушка обретала некую основу своей жизни и на примере собственных родителей училась справляться с проблемами, с которыми она могла столкнуться в дальнейшей жизни. По мере взросления и превращения в «почтенную матрону» она набиралась опыта и осознавала значение ценностей жизни, вследствие чего ее роль в семье возрастала. Однако на протяжении этого периода законы и традиции отгораживали ее от мира мужчин. Как уже говорилось, женщина не являлась субъектом гражданского права, а потому нуждалась в опекуне, за исключением каких-либо необычных ситуаций, например, если ей нужно было написать завещание, заключить какую-либо сделку или совершить какие-то действия, как это было с Аврелией Аммонаией из Оксиринха:

«[Просьба] К Гаю Валерию Фирму, префекту Египта, от Аврелии Аммонаии. Прошу тебя, господин, дать мне в опекуны Аврелия Плутаммона на основании закона Юлиана и декрета сената. Писано в консульство наших правителей Филиппа Августа (во второй раз) и Филиппа Цезаря» (AD 247).

«[Ответ] Для того чтобы… не считалась отсутствующей, я назначаю Плутаммона опекуном в соответствии с законом Юлиана и Тициана. Я ознакомился с этим» (Роулэндсон, № 140).

Женщина приобретала гражданские права в том случае, если у нее было трое детей (вольноотпущеннице для этого полагалось иметь четверых детей). Грамотная Аврелия Таис обращалась с просьбой о наделении ее этим правом:

«…[Давнишние законы], высокочтимый префект, позволяют женщинам, имеющим троих детей, быть самой себе хозяйкой и действовать без опекуна в любых деловых вопросах, особенно тем, кто умеет писать [на самом деле об этом в законах не говорится]. В связи с этим, поскольку судьба подарила мне счастье иметь детей, и к тому же я грамотная женщина и умею писать, я полностью полагаюсь на вас и обращаюсь к вам, досточтимый господин, с этим заявлением, чтобы вы предоставили мне право без препятствий довести до конца те сделки, которые я до сих пор заключила, и прошу вас без предубеждения к моим правам принять его в вашем уважаемом учреждении, чтобы я могла получить вашу поддержку и выразить мою бесконечную благодарность. Конец. Это заявление отправила я, Аврелия Таис, также называемая Лоллиана. Год 10, месяц эпифи 21».

«[Ответ] Твое заявление будет принято к сведению» (Роулэндсон, № 142).

Но высокая детская смертность, незнание законов и полновластность мужчин зачастую лишали женщин таких прав.

Замужество и секс

В низших слоях общества, у людей, которых я называю простыми, существовали врожденный инстинкт продолжения рода и желание вырастить себе помощников, что подталкивало их к браку. Такое стремление подтверждается толкованием сна у Артемидора: «Если мужчина превратится в женщину, это к добру для бедняка… так как он получит себе кормильца, как женщина…» (Сонник, 1.50). Тот факт, что женщина тоже думала о замужестве, виден из такого вопроса в «Предсказаниях Астрампсихия»: «Выйду ли я замуж и будет ли брак выгоден для меня?» (Роулэндсон, № 247). Женщин интересовало, какой муж им достанется. «Кармен…» (2.3–4) перечисляет по разным гороскопам все возможности будущего «дамы»: останется незамужней; у нее будет несколько мужей; супругом окажется старик; «ее дед, или дядя по отцу, или дядя по матери, или один из тех, кто состоит с ней в родстве»; он будет очень властным; им станет пришлый солдат; человек, известный в его городе; бабник. Замужняя жизнь могла принести «бесчестье, разврат и гибель», и женщина имела право потребовать развод, если муж много пил, изменял ей или грубо с ней обращался. Но все это не лишало их желания создать семью.

Некоторые особы даже преследовали мужчин и заставляли их жениться на себе: «Одному человеку приснилось, что за ним гонится знакомая женщина и хочет набросить на него плащ, по-латыни называемый paenula, а у плаща в середине распороты швы, и, как он от нее ни увертывался, она добилась своего. Эта женщина в него влюбилась и против его воли вышла за него замуж, но спустя несколько лет развелась, потому что плащ, как сказано, был с распоротым швом» (Сонник, 5.29).

Для достижения своей цели «дамы» прибегали и к магии:

«[Я заклинаю] Аритокуда и женщин, которых увидят с ним. Пусть он никогда не женится на другой женщине или молоденькой девушке [кроме меня]» (Гейгер, № 23).

«Я призываю тебя, кто сотрясает весь мир, кто сокрушает горы и выбрасывает их из моря, который всю землю заставляет дрожать, а потом снова заселяет ее. Я призываю тебя, кто пишет знаки на небесах, на земле и на море, привести Урбана, сына Урбаны, и соединить его в качестве мужа с Домицианой, дочерью Кандида, чтобы он любил ее, не мог спать от желания к ней, умолял ее и просил, чтобы она возвратилась в его дом и стала его женой…» (Гейгер, № 36).

Для того чтобы брак древнеримского гражданина считался законным, требовалось соблюдать четыре принципа: оба партнера должны быть свободными; не иметь никаких законных препятствий к браку; достигшими половой зрелости; иметь согласие соответствующих сторон (т. е. мужчины, женщины и их родителей). Не нужно было получать разрешение властей на брак и его регистрировать, а также сопровождать его каким-либо религиозным обрядом либо отмечать торжеством в своем кругу (хотя обычно делали и то и другое).



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9