Роберт Фалкон Скотт.

Экспедиция к Южному полюсу. 1910–1912 гг. Том 2



скачать книгу бесплатно


Маршрут похода к Южному полюсу Роберта Скотта

Глава XI
Праздник зимнего солнцестояния

Четверг, 1 июня. Всю ночь дул сильный ветер, временами достигая скорости 72 миль в час. Анемометр пять раз обрывался. Температура –13° [–25 °C]. И сегодня утром ветер был еще сильный.

Кстати сказать, мы сделали открытие, а именно – эти сильные ветры благоприятно действуют на нашу вентиляцию. Огонь сам по себе хороший вентилятор, способствуя обращению воздуха внутри здания и тяге свежего воздуха снаружи. Недостаток его в том, что он вытягивает внутренний воздух только снизу. Наша система вентиляции осуществляется при помощи нормальной тяги от огня и посредством отверстий, проделанных в дымоходе, через которые вытягивается воздух с более высоких уровней. Эта система, кажется, применяется впервые. Делать отверстия в дымоходе – дело рискованное, потому что при малейшей неисправности в тяге дом может наполниться дымом. У нас этого не случается. В наших печных трубах всегда сильная тяга. Причиной тому – их необычайно большие размеры и высота наружной дымовой трубы.

При ветре тяга значительно усиливается. А при очень сильном ветре она была бы слишком сильна для печей, если б не облегчалась дополнительными вентиляторами. Поэтому в ветреную погоду тяга автоматически усиливается. Так как сильный ветер обыкновенно сопровождается заметным подъемом температуры, то увеличение тяги происходит как раз тогда, когда без этого внутри дома становилось бы душно. Выгода такой системы в том, что сколько бы ни жило в доме людей, при всем стряпаньи и курении, воздух почти всегда остается приятно теплым, чистым и свежим.

Ничто не совершенно под луной, поэтому я сказал «почти всегда». Исключение бывает в тихую и теплую погоду. Тогда огонь в кухне по утрам туго разгорается. Приходится на время закрывать вентиляторы, и, если в этот момент повар готовит завтрак на сковороде, его намерение не остается для нас тайной. Такая комбинация случается редко и продолжается недолго, потому что, как только огонь разгорится, вентиляторы можно открыть и тяга восстанавливается почти мгновенно.

Наличие всегда свежего воздуха внутри дома весьма важный фактор в вопросе сохранения здоровья его обитателей.

Предоставляю Дрейку сопоставление «настоящих» имен с именами, обозначенными в договорах, полученных нами от школ. Сегодня же я записал клички наших лошадей. Первоначально они получили имена по названиям школ, собравших средства на их покупку, но потом матросы, которые чрезвычайно изобретательны в сочинении кличек, дали им другие имена.

У лошадей такие клички:

Джемс Пигг — Кэохэйна

Боунз — Крина

Майкл — Клиссолда

Снэтчер — Эванса (квартирмейстера)

Джию Чайнамен Кристофер – Хупера

Виктор — Боуэрса

Сниппстс Нобби — Лэшли

Пятница, 2 июня. Все еще сильный ветер; вчера рано утром снег перестал мести, трудно объяснить почему.

Ночью небо прояснилось. Сегодня утром сияние развернуло на севере свои красивые флаги, а на востоке появилась бледная дуга. Любопытно, что температура все держится высокая: около +7° [–14 °C]. В здешних метеорологических условиях очень трудно разобраться.

Суббота, 3 июня. Вчера вечером ветер упал, но в 4 ч утра полное затишье вдруг сменилось ветром, дувшим со скоростью 30 миль в час. Почти мгновенно, не больше как в одну минуту, температура поднялась на 9 градусов. Я не запомню другого подобного столь необыкновенного и интересного случая внезапного подъема температуры при южном ветре. Можно предположить, что во время затишья слой холодного воздуха на поверхности земли очень тонок и при внезапном ветре получается резкий инверсионный градиент.

Когда поднялся ветер, небо было необычно ясное, каким я его никогда не видел, созвездия горели ярко, и Млечный Путь блестел, точно полоса южного сияния.

Симпсон только что прочел нам лекцию о своих приборах. Его объяснения замечательно ясны.

Далее следует список применяемых нами приборов.



Ветер продержался весь день. Выходить из дому было неприятно. Но я все-таки пошел прогуляться по берегу. Было очень темно, скалы казались черными, снегу лежало очень мало. Старые следы шагов на песчанистом, мягком грунте наполнялись снегом и выделялись белыми пятнами на черном фоне. По возвращении зубрил пищевую статистику.

Симпсон во всех отношениях заслуживает удивления – и как работник, и как ученый, и как лектор.

Воскресенье, 4 июня. Отчет о том, как прошло это типичное в наших условиях воскресенье, будет звучать следующим образом:

Завтрак. Полчаса уходит на выбор гимнов и приготовления к молитве. Дом в это время убирают. Богослужение: пение гимна, утренние молитвы и псалмы, еще один гимн, молитвы, молебствие и, наконец, заключительный гимн и наша особая молитва. Уилсон дает тон, и начинается пение гимна. Я стараюсь не сбиться с тона, но это не всегда мне удается. После церкви люди выводят своих лошадей и отправляются на прогулку. Тихий, прекрасный день. Сегодня Уилсон, Боуэрс, Черри-Гаррард, Лэшли и я приступили к постройке нашего первого ледяного дома – иглу. Мнения о том, каким орудием лучше резать плиты смерзшегося снега, сильно расходятся. У Черри-Гаррарда был нож моего изобретения, изготовленный Лэшли; у Уилсона – пила; у Боуэрса – лопатка. Мне сдается, что всех лучше будет работать нож, но другие еще не соглашаются со мной.

Насколько можно судить, этому ножу нужно приделать более длинную ручку, а зубья пилообразного лезвия должны быть значительно грубее. Возможно, что лезвие должно быть тоньше.

Нам до тех пор надо упражняться, пока научимся. К чаю у нас было положено всего три ряда снежных кирпичей, но было слишком темно, чтобы продолжать работу.

В воскресенье после полудня все делают «вылазки». Я на лыжах прогулялся по ледяному полю. После недавних ветров поверхность льда до Неприступного острова очень удобна для ходьбы на лыжах. Здесь, да, по-видимому, и на протяжении почти всего берега можно установить, что в это время, т. е. в первую неделю июня, мокрые, липкие соляные кристаллы покрываются снегом и поверхность льда делается пригодной для деревянных полозьев. За островом слой снега очень тонок, он едва покрывает лед, и поверхность еще плоха.

На южной стороне острова произошел небольшой обвал. Семь или восемь обломков скал весом в тонну или две свалились на льдину. Это интересный пример перемещения горных пород при посредстве морского льда.

Понтинг побывал на айсбергах, снимал их при магниевом освещении. Я проходил мимо южной части острова и видел вспышки магния. Ни дать ни взять – молния. Освещались небо и, по-видимому, предметы, весьма отдаленные от фотокамеры. Очевидно, магний может служить отличным средством для сигнализации. Собираюсь сделать опыты по этой части. Вспышка магния – сигнальный аппарат летом. Убили еще одного тюленя-крабоеда. Он занесен сюда айсбергами.

Понедельник, 5 июня. Ветер весь день дул с юга; небо пасмурное, и воздух наполнен снежными кристаллами. Температура все поднималась и сегодня вечером дошла до +16° [–8 °C]. Все как будто предвещает пургу. Но чем объяснить такую высокую температуру, одному богу известно. Ходил прогуляться по скалам; было тепло и сыро.

Тэйлор прочел нам доклад о глетчере Бирдмора, о котором он старательно собрал все имеющиеся сведения. По его словам, поверхность глетчера Бирдмора имеет больший уклон в сравнении с глетчером Феррара. Если трещин действительно там так много, как говорит Тэйлор, то скорость движения глетчера должна быть весьма значительной. По-видимому, имеются три места с многочисленными трещинами там, где глетчер стеснен и поэтому уклон круче.

Тэйлор рассказал о геологии района глетчера Бирдмора, описал найденные исследователями горные породы, изложил вкратце нерешенные задачи в этой области науки. На северной части района глетчера Бирдмора коренные породы как будто сложены из красноватых и серых гранитов и шифера (возможно, содержащего полезные ископаемые). Гора, известная под названием Облаконосной, сложена из диорита; гора Беклей – из осадочных пород. Формация ее гадательно такова: несколько пластов угля, а сверху и снизу песчаник. Интересно удостовериться, так ли это, и поискать уголь.

Гора Доусон, по словам Тэйлора, сложена из розоватых известняков со вклиненной в него темной породой. Впрочем, это очень сомнительно! Известняк интересен благодаря возможности встретить в нем ископаемые кембрийской эпохи (Archeocyatus). Он еще упомянул об интересной находке таких же, как в Сухой долине, вулканических конусов недавней формации, образовавшихся после отступления льдов.


Элементы, которые следует отмечать при геологических и физико-географических исследованиях

1. Конфигурация острова Надежды.

2. Характер краевых частей стен (ледяных).

3. Тип вторичных ледников – утесы или курганы, подвергшиеся расколам (осколочные).

4. Могут ли вторичные ледники постепенно переходить в первичные?

5. Форма и величина склонов, глубоких промоин на периферии ледяного поля.

6. Могут ли вторичные ледники пробивать промоины?

7. Могут ли верховые морены иметь мозаичную структуру?

8. Характер последовательности слоев.

9. Типы морен, размеры блоков (глыб).

10. Выветривание ледников, типы поверхности. Следы бокового или горизонтального деления? Рябь, снежные стулья? Остекловывание, слоистые структуры (соты), следы выпахиванья, коралловые рифы, ледяные бастионы (выступы).

11. Размеры прослоев ленточных глин; имеют ли они неправильную форму, напластованы последовательно или порублены.

12. Поперечные разрезы долин со склонами порядка 35°?

13. Нунатаки, высоты округленных (нунатаков?), величина углов на профиле, эрратические валуны.

14. Данные о последовательности в ледниковой дельте.


Дэбенхэм отметил при обсуждении доклада значение мелких геологических образцов. Он считает, что множество маленьких осколков горных пород, взятых из разных мест, более ценны, чем немногие крупные образцы.

У нас произошла интересная маленькая дискуссия.

Для геологов и физико-географов «оледенелые земли» представляются участками, формы которых обусловлены предшествующей деятельностью льда. Я протестую против такого представления.

Я представляю себе под этим термином и считаю это понятие более современным, что «оледенелые земли» – это территории, целиком или частично покрытые льдом и снегом, причем – в настоящее время.

Терминами, имеющими различное значение, являются: льды покровные и льды эрозированные.

Сегодня я помогал Отсу чертить попоны для лошадей. Главная задача, по-моему, в том, чтобы попона покрывала всю заднюю часть тела животного.

Вторник, 6 июня. Температура доходила до +19° [–7 °C]. Сегодня южный ветер продолжался до вечера. Небо ясное, за исключением красивых изорванных облаков вокруг горы. Вечером луна показалась из-за горы и поплыла по безоблачному северному небу. Ветер стих, и стало удивительно красиво.

Сегодня – день моего рождения, о чем я, вероятно, забыл бы, но не забыли мои добрые товарищи. За вторым завтраком появился огромный торт. Нас всех сгруппировали вокруг него и сфотографировали. Клиссолд разукрасил торт обсахаренными фруктами, узорами из шоколада, маленькими флажками и даже моей фотографией.

После прогулки я увидел, что делаются большие приготовления к праздничному обеду. Когда настал обеденный час, мы сели за богато уставленный всякими яствами стол с развешанными вокруг флагами. Меню состояло из необыкновенно вкусного тюленьего супа (специальность Клиссолда), жареной баранины с желе из красной смородины, спаржи, компота и шоколада. Пили крюшон из сидра, состав которого так и остался для нас тайной; были еще херес и ликер.

После такого роскошного угощения все развеселились и разговорились. В то время как я это пишу, одна группа сидит в темной камере и горячо обсуждает политические вопросы; другая группа – в конце обеденного стола – излагает свои взгляды на происхождение материи и вероятность открытия ее в далеком будущем; третья спорит о военных вопросах. Отрывки разговоров, доходящие до меня от разных групп, сталкиваются иногда пресмешно. Эти споры, может статься, и бесполезны, но они доставляют большое удовольствие участвующим. Нельзя без улыбки слышать, каким торжеством звучит голос спорщика, воображающего, что он отпустил округленную фразу или победоносно решил тот или другой спорный пункт. Молоды они все, мальчики, но такие хорошие. Во всех этих словесных стычках хоть бы прорвалось одно сердитое или резкое слово, хоть бы один диссонанс. Все эти словопрения разражаются смехом.

Нельсон сейчас предложил Тэйлору поучить его геологии за… пару носков! Засыпаю под шум голосов!

Среда, 7 июня. Прекрасный день. Ходил по льду довольно далеко к югу. Захватил с собой Боуэрса и зашел к Нельсону в его ледяной погреб, застав его около термометра. Поверхность гладкая, точно полированная, удобная для лыж. Луна ярко светит, в воздухе тихо и бодро. Температура –10° [–23 °C] – идеальные условия для зимней прогулки.

Вечером я читал доклад «О Ледяном барьере и о материковом льде», для чего подобрал много новых фактов. Все с таким увлечением участвовали в последовавшей за докладом беседе, что мы разошлись не раньше полуночи. Я этот доклад сохраню, он послужит превосходным основанием для всех будущих работ на подобные темы.


Укрытия над отверстиями во льду

Иногда приходится вторично открывать уже известные вещи. Так, например, во время сооружения укрытий для отверстий во льду нам пришлось с этим столкнуться.

В период экспедиции на «Дискавери» мы были довольно хорошо осведомлены в этом деле, но, к сожалению, не записывали результатов своего опыта. Я набросал вышеприведенные зарисовки для Нельсона и обнаружил по дороге к отверстию, что сугроб соответствовал моему чертежу. Чертежи говорят сами за себя. Я считаю, что стенка «и» должна быть выше стенки «а».

Была моя очередь ночью дежурить. Безмолвные часы прошли быстро и приятно. Лег спать в 7 ч утра.

Четверг, 8 июня. Не вставал до 1 ч пополудни, болит голова – неизбежное последствие бессонной ночи. Гулял вокруг айсбергов при ярком лунном свете, но с юга быстро находили тучи.

Пробовал мой снеговой нож; он совершенствуется. Дэбенхэм и Гран сегодня утром отправились на мыс Хижины. Завтра должны вернуться.

Пятница, 9 июня. Со вчерашними тучами не было ветра, но с тех пор как они обложили небо, оно очистилось всего часа на два около середины ночи. Луна проливала яркий свет. Его почти можно было принять за дневной.

За исключением этого краткого промежутка, повисшая над нами завеса слоистых облаков то густеет, то редеет, поднимается и опускается с ошеломляющей изменчивостью. Нам недостает теорий для объяснения этих загадочных атмосферных явлений, между тем досадно лишаться преимуществ лунного света.

Сегодня утром Нельсон, Райт и я рассуждали о действии морской воды на таяние Барьера и морского льда. Это было для меня полезно тем, что обратило мое внимание на равновесие слоев морской воды.

После полудня я совершил на лыжах прогулку вокруг острова Острого хребта, всего пять-шесть миль; дорога была хорошая, но местами все еще неровная, с встречающимися подчас грядами, образовавшимися в период, когда лед был еще мягкий. Снег удивительно рыхл на южной стороне обоих островков. Ясно, что в самую сильную пургу можно совсем укрыться от ветра, если встать с наветренной стороны большого острова. Теперь становится все очевиднее, какую хорошую защиту от ветра представляют высокие, крутые предметы.

Прошел мимо трех спящих на льду тюленей. Два других были убиты вблизи айсбергов.



Суббота, 10 июня. Угрожавшая пурга настигла нас; ветер налетел в 9 ч 30 м утра.

Симпсон провел ночь, обдумывая теорию, которой можно было бы объяснить это явление, и сегодня утром изложил ее нам. Она даст хорошую основу для будущих наблюдений. Симпсон представляет себе атмосферу АС в потенциальном равновесии с широкой полосой устойчивости, т. е. разница в температуре между А и С значительно меньше, чем адиабатический градиент.

При этом существует тенденция к охлаждению посредством излучения до тех пор, пока какой-нибудь критический слой В не достигнет должной точки. Таким образом, у [слоя] В образуется слоистое облако. С этого момента AB продолжает охлаждаться, но ВС защищено от радиации, в то время как происходит подогрев от радиации снега и, возможно, от скрытого тепла, образующегося при формировании облака.

Состояние быстро приближается теперь к неустойчивому равновесию, где ВС имеет тенденцию к снижению.

Благодаря отсутствию солнечного тепла это явление будет протекать более быстро на юге, чем на севере; поэтому нарушение начнется раньше на юге. Раз начавшись, нарушение будет быстро распространяться на север, принося с собой снежную бурю. Фактами, подтверждающими эту теорию, являются образование слоистого облака перед снежной бурей, снег и теплая температура во время бури и ее порывистый характер.

Это хорошая отправная точка, но, конечно, она имеет слабые стороны.

Аткинсон нашел в рыбе трипанозому, окрасил ее, сфотографировал и нарисовал. Это открытие тем интереснее, что вообще найдены немногие виды этой бациллы. Трипанозома – разносчик сонной болезни.

Ветер с метелью продолжался весь день. Я вышел на прогулку, но погода не располагала к ней.

Мы начали заниматься подробностями нашей экипировки для предстоящей весенней экспедиции. Говорили о подошвах с шипами, о подшивке меховых сапог тюленьей кожей и об устройстве двойной палатки.

Квартирмейстер Эдгар Эванс и Лэшли удивительно разумно выполняют все наши инструкции.

Воскресенье, 11 июня. Славное, ясное утро; полная луна плывет высоко. Утром для моциона пробежался на лыжах в бухту и взобрался на Вал. Посреди дня поднялся было ветер и погнал снег, но теперь опять почти тихо.

На утренней молитве Черри-Гаррард – славный малый – сымпровизировал аккомпанемент к двум гимнам. Ему выразили благодарность и поощрение, и в следующее воскресенье он справится уже со всеми тремя гимнами.

В эту пору зимнего солнцестояния с каждым днем все меньше и меньше новых впечатлений; кажется, будто события замыкаются в самый узкий круг. Однако если поразмыслить, окажется, что это неверно. Так, например, у нас сегодня было целых три важных обсуждения погоды и состояния льдов, могущих послужить материалом для многих рассуждений. На основании их уже сделано несколько незначительных распоряжений.

Если здесь так трудно удовлетворительно вести дневник, то насколько труднее записывать сполна все события одного дня в условиях цивилизованной жизни. Вот почему, думаю я, дома мне всегда было так трудно вести дневник.

Понедельник, 12 июня. Погода нас не балует. Ветра сегодня было немного, но луна скрывается за слоистыми облаками. Ужасно обидно, когда лишаешься и того удовольствия, которое луна доставляет своим светом. Часть наших в следующем месяце собирается совершить экскурсию на мыс Крозье. Не знаю, как они смогут это сделать, если до тех пор не улучшатся метеорологические условия.

Дэбенхэм и Гран еще не вернулись: пятый день, как ушли.

Боуэрс и Черри-Гаррард после полудня отправились на мыс Ройдса. Предполагают там переночевать. Утром туда ходили Тэйлор и Райт и возвратились вскоре после второго завтрака. Сегодня утром сделал короткую пробежку на лыжах и такую же во второй половине дня.

Вечером лейтенант Эванс прочел нам лекцию по топографии. Говорил он застенчиво и медленно, но очень старательно и перед этим много потрудился над изготовлением туманных картин. Я по этому случаю поспешно записал кое-что, требующее, по моему мнению, особого внимания. Мне кажется, что я теперь понимаю, почему прежним (таким, как Белчер) исследователям не давалась полярная работа.

Каждый участвующий в экспедиции к Южному полюсу должен

1. Сохранить в памяти приблизительные изменения магнитного склонения на разных этапах пути, знать, как их использовать, чтобы установить истинный курс по компасу (магнитное склонение изменяется очень медленно, так что не требуется большого усилия памяти).

2. Знать истинный курс от одного склада к другому.

3. Уметь делать наблюдения с помощью теодолита.

4. Уметь установить широту данного места.

5. Будет полезно, если он, кроме того, будет в состоянии установить и долготу.

6. Уметь читать путевой счетчик на санях.

7. Отметить и запомнить неточность своих часов и установить степень, с которой увеличивается эта неточность с течением времени.

8. Помогать топографу отмечать совпадение предметов, места, где раскрываются долины, также новые горные пики и пр.

Вторник, 13 июня. Чудный день. Мы наслаждались тихим ясным лунным сиянием. Температура упала до –26° [–32 °C]. Поверхность льда отличная для ходьбы на лыжах. Утром пробежался в Южную бухту, а после полудня далеко обошел Неприступный остров. В такую погоду холодное великолепие пейзажа не поддается описанию. Восхитительно все, от темной, почти фиолетовой синевы звездного неба до сверкания айсбергов и кристаллов под ногами. Над южным выступом горы местами яркими переливами играет сияние. Поперек неба к северу пролетел яркий метеор.

Придя домой, я нашел возвратившихся с мыса Армитедж Дэбенхэма и Грана. Они собирались вернуться еще в воскресенье, но погода задержала их. Видимо, там у них ветры были еще сильнее, чем у нас.

У дома на мысе Хижины они нашли бедную собачку, маленького Макаку, свернувшегося перед дверью, до жалости исхудавшего, ослабевшего, но настолько сохранившего еще энергии, чтобы залаять на них.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6