Роберт Битти.

Серафина и посох-оборотень



скачать книгу бесплатно

Боясь издать малейший звук, Серафина вдохнула так медленно и осторожно, как только могла. Удары сердца громом отдавались в груди. Ей хотелось бежать. «Замри, – приказала она себе. – Замри в полной неподвижности». Девочка была уверена, что ее не заметят, если только она сама себя не выдаст.

Трудно сказать, почему, – может быть, из-за поношенного длинного пальто или из-за видавшего виды экипажа, – но Серафине показалось, что человек этот проделал долгий путь. И девочка очень удивилась, когда он захлопнул дверцу, отступил назад и посмотрел на коней. Жеребцы рванули с места, словно их огрели плеткой, и экипаж быстро растворился в ночи, унося с собой того, кто остался внутри, в сторону Билтморского поместья. А бородатый мужчина с собаками остался в лесу. Но его это ничуть не рассердило и не огорчило. Наоборот. Кажется, именно этого он и хотел.

Бородач произнес слова, непонятные Серафине, и псы окружили его. Это были жуткие зверюги с мощными лапами и здоровенными когтями. В отличие от обычных собак, которые начали бы нюхать землю и исследовать лес, псы не отрываясь смотрели на хозяина, как будто ожидали приказа.

Лицо мужчины скрывали опущенные поля шляпы. Но, когда он поднял голову и посмотрел на луну, у Серафины перехватило дыхание. На старом морщинистом лице сияли серебристые глаза. Они излучали силу и могущество. Человек приоткрыл рот, словно втягивая в себя лунный свет. Девочка ожидала, что он что-то скажет, но мужчина вдруг издал кошмарный, какой-то шипящий крик, долгий пронзительный скрежет. И в ту же секунду из лесу вылетела белая, точно привидение, сова-сипуха, совершенно беззвучно взмахивая крыльями. Она отозвалась на призыв таким же леденящим кровь воплем, от которого у Серафины мурашки побежали по всему телу.

Пролетая над Серафиной, сова повернула свое странное плоское лицо в сторону девочки, словно высматривала добычу. Та припала к земле, как испуганная мышка.

Когда сова растворилась в ночном сумраке, Серафина осторожно приподнялась, и сердце ее похолодело. Бородатый мужчина и пять его волкодавов смотрели прямо в заросли, туда, где пряталась девочка. Глаза мужчины по-прежнему сияли необычным светом, хотя луна больше не светила ему в лицо.

Серафина попыталась убедить себя в том, что ни мужчина, ни псы не способны разглядеть ее среди листвы, но ее не оставляло ужасное чувство, что все они отлично знают, где она находится. Ей показалось, что почва у нее под ногами вдруг стала неизвестно почему влажной и скользкой, а плющ на лесной подстилке зашевелился. Ей послышалось щелканье, а затем долгое хриплое шипение. И тут же она ощутила дыхание мужчины на своем затылке. Девочка резко дернулась от страха и обернулась. Но позади не было ничего, кроме темноты.

Мужчина же сунул в карман узловатую, морщинистую руку и вынул нечто, похожее на клочок изодранной темной ткани.

– Нюхайте, – приказал он собакам низким угрожающим голосом.

Глядя на его грубое лицо, клочковатую бороду и простую одежду, слушая его выговор, Серафина вдруг подумала, что он уроженец Аппалачей и вырос среди каменистых ущелий и заросших колючкой пещер этих гор.

Первый волкодав ткнулся носом в складки ткани.

Когда он наконец повернул голову, пасть его была оскалена, с клацающих зубов капала слюна. Пес угрожающе заворчал. За ним ткань понюхали второй, третий и прочие псы. При виде свирепо рычащих собак Серафину пронзил страх. Оставалось только надеяться, что запах ткани уведет животных в другую сторону.

Человек посмотрел на свору своих псов.

– Наша цель близка, – сказал он грозно и повелительно. – Идите по следу! Найдите Черного!

Внезапно собаки взвыли, как стая волков, и, сорвавшись, ринулись в лес. Серафина непроизвольно дернулась. Ее ноги так отчаянно стремились прочь отсюда, что она с трудом удержала себя на месте. Она должна остаться в укрытии! Это ее единственный шанс на спасение!

Но, к своему ужасу, Серафина поняла, что псы бегут прямо на нее.

Она не понимала, что происходит. Что делать? Продолжать прятаться? Отбиваться? Спасаться бегством? Но псы порвут ее на мелкие клочки.

Надо бежать. Слишком поздно. Она поняла и то, и другое практически одновременно. Надежды нет. Ее сердце сжалось, ноги словно свела судорога. Девочка окаменела от страха.

«Нет! Нет! Нет! Не делай так! Ты же не крыса! Не бурундук! Действуй!»

Сейчас, когда смерть заглянула ей в лицо, Серафина поступила, как всякий разумный обитатель леса: подскочив на десять футов в высоту, она взлетела на дерево, приземлилась на широкой ветке, промчалась по ней и, точно белка-летяга, метнулась на соседнее дерево. Оттуда соскочила на землю и помчалась со всех ног.

Взвыв от ярости, псы кинулись в погоню, громко щелкая зубами. Они гнали ее, как волки гонят оленя. Но это же были волкодавы! Их натаскивали на совсем другую дичь, гораздо более крупную, чем олени. Они были рождены, чтобы ловить и убивать волков!

Убегая, Серафина успела бросить взгляд через плечо на дорогу: человек с грубым лицом смотрел на сову, которая спускалась к нему кругами. К изумлению девочки, человек швырнул свой посох высоко вверх. Тот, перевернувшись в воздухе, полетел прямо в сову, но не задел ее, а как-то расплылся в воздухе, а потом совсем растворился во тьме. Сова тем временем скрылась в кронах деревьев.

Серафина совершенно не представляла, кто этот человек и что означает увиденная ею сцена. Но сейчас ей было не до того. Надо было спасать свою жизнь.

Ей было бы очень трудно отбиться хотя бы от одного напавшего, рычащего, кусающегося волкодава. Но сразиться с пятью – просто немыслимо. Она мчалась через лес со всей скоростью, на какую была способна, подгоняемая ужасом. Она не позволит этим урчащим зверюгам уничтожить себя! Холодный лесной воздух забивался в ее горящие легкие, тело содрогалось от панического страха. Настигая ее, первый волкодав вытянул покрытую сбившейся шерстью шею, разинул зубастую пасть и укусил сзади за ногу. Она обернулась и ударила пса, крича от ярости и боли: на ноге остался след острых собачьих клыков. Запах крови еще больше возбудил волкодавов. Второй пес прыгнул на девочку и с рычанием решительно вцепился ей в плечо, не обращая внимания на то, что она лупит его кулаком по морде. Третий ухватил за кисть руки, не давая вырваться. Втроем псы повалили Серафину на землю, поволокли за собой. Тут подскочили еще двое, чтобы прикончить добычу. Оскалив клыки, они рванулись к ее горлу.

3

Серафина вскинула руку, закрывая шею от волкодава, и, вместо того, чтобы вонзить зубы в ее горло, пес вцепился ей в плечо. Девочка закричала от боли. Вторая псина уже тянулась сзади, чтобы нанести смертельный укус, но тут внезапно на ее голову обрушился камень размером с кулак, заставив отскочить. Еще один камень ударил другого пса, и тот поспешно повернулся навстречу опасности.

Послышался дикий вопль: «А-а-а-а!», и из темноты выскочил мальчишка с длинными растрепанными волосами. Он кинулся в драку, рыча, нанося удары и оплеухи, царапаясь и яростно размахивая руками во все стороны.

Взбесившись от боли, Серафина со всей силы вмазала кулаком по носу собаке, впившейся в ее руку.

– Вперед! Смелее! Беги! – заорал мальчишка, кидаясь на двух собак и освобождая путь Серафине.

Девочка с трудом поднялась на ноги, и все же она готова была снова бежать. Но только она решила, что им с мальчишкой, возможно, удастся спастись, как из темноты на него кинулась одна из собак и повалила, ударив с размаху в грудь. Мальчик и пес, яростно рыча и кусаясь, клубком покатились по земле.

Другая собака бросилась на Серафину. Девочка увернулась, но к ней уже рванулась еще одна.

– Ты не сможешь убежать и оторваться от этих тварей надолго, – выкрикнул мальчишка. – Ищи укрытие!

Она увернулась от страшных клыков раз, потом другой, третий, но хищные пасти все так же тянулись к ее горлу. Серафина треснула одного пса по голове, с силой пихнула в плечо другого, но собаки продолжали кусаться, кусаться, кусаться. Пытаясь укрыться от их зубов, девочка попятилась назад, но тут же наткнулась на отвесную стену скалы – дальше пути не было. Серафина изогнулась и громко зашипела, как животное, пойманное в капкан.

Снова волкодав бросился на нее, но мальчишка сбил его ударом.

– Сейчас! – крикнул он. – Лезь!

Серафина, повернувшись к скале, попыталась вскарабкаться по ее неровной поверхности. Но камень был слишком скользкий оттого, что по нему все время стекала вода. Видя, что жертва пытается бежать, два пса совсем осмелели и напали на нее сзади. Серафина отчаянно отбивалась, лупя их по мордам руками и ногами.

– Не отбивайся, дура! Лезь наверх! – крикнул мальчишка. – Ты должна убежать!

Серафина снова повернулась к скале, и тут на нее прыгнул очередной пес. Мальчишка бросился ему на спину, кусаясь и царапаясь, как дикий зверь. Собака злобно взвыла и крутанулась на месте, клацая зубами на мальчишку. Оба повалились на землю в яростной схватке, и тут же еще две собаки с оскаленными клыками ринулись в бой.

Понимая, что другого шанса не будет, Серафина подскочила вверх и уцепилась за ветку растущего рядом рододендрона, а затем подтянулась вверх вдоль поверхности скалы. Тут же нащупала ногой выемку в камне и ухватилась за другую ветку. Цепляясь за ветви рододендрона, как за перекладины лестницы, а ногами упираясь в скалу, девочка полезла вверх так быстро, как могла: «А вы так попробуйте, псины безрукие!»

Вскарабкавшись на высоту, куда собаки уже не доставали, Серафина оглянулась. Два пса с ворчанием бегали туда-сюда у подножия скалы, пытаясь найти путь наверх. Тот, что был посмелее и поглупее, упорно пытался взбежать вверх по отвесной стене и каждый раз падал.

– Бегите назад к своему хозяину, мерзкие собаки, – презрительно бросила им Серафина, вспомнив темную расплывчатую фигуру бородача.

Но, оглядывая сверху лес, она искала взглядом не его. Куда подевались три других пса и мальчишка? Пока она лезла вверх, они яростно сражались, и было не разобрать, кто кого побеждает, хотя поверить в то, что мальчишка способен отбиться сразу от трех волкодавов, было невозможно.

Серафина ждала, прислушиваясь к лесу, но ничего не слышала. Две собаки, вынюхивавшие дорогу, уже бежали вдоль основания скалы.

«Эти дворняги ищут место, где можно подняться».

Значит, надо бежать дальше, пока не поздно. Поднявшись еще на пятнадцать футов, она выбралась на вершину скалы. Запыхавшаяся, истерзанная, покрытая кровоточащими ранами на голове, шее, руках, ногах, девочка опустилась на землю. Потом снова оглядела деревья внизу, надеясь заметить мальчишку.

Она всматривалась и всматривалась, но внизу все было неподвижно, не доносилось ни звука. Как собакам удалось так быстро скрыться из виду? И что с мальчиком? Удалось ли ему убежать? А может, он ранен?

Серафина никогда раньше не видела этого мальчишку и вообще никогда не встречала мальчишку, который бы так дрался. Он был смуглый, крепкий, мускулистый, с длинными неухоженными космами темно-коричневого цвета. Но что поразило девочку больше всего, так это скорость, с которой он двигался, и его свирепость. Наверное, один из местных, живущих в горах, вроде ее папаши; они славились своей выносливостью, ловкостью и смекалкой. Но мальчишка дрался, как взбесившаяся рысь. Он был какой-то дикий, как будто всю жизнь прожил в лесу.

Поднявшись на ноги, Серафина еще раз внимательно оглядела окружающую местность – плоскую каменистую равнину и участок густой растительности вроде кустарника, покрывающей спуск в обширное ущелье. Девочка почти не сомневалась в том, что знает, где она находится и как вернуться домой. Но она снова повернулась назад, всматриваясь в то, что было внизу. Дикий мальчишка спас ей жизнь. Как она может его бросить?

Укусы и царапины, полученные в драке с собаками, жгло как огнем. Боль была пронзительной, словно в раны впилась колючая проволока. Кровь сочилась из раны на голове и заливала глаза. Надо было срочно возвращаться домой.

Но Серафина вглядывалась и вглядывалась туда, где последний раз видела мальчишку. Она ждала, надеясь услышать шум драки или увидеть карабкающегося вверх мальчика. Не дай только бог увидеть его растерзанное окровавленное тело, безжизненно замершее на земле.

«Не отбивайся, дура! Лезь наверх!» – звенело у нее в ушах, как будто мальчишка все еще был где-то рядом. «Беги!» – кричал он ей.

И что же ей делать? Бежать, как велел мальчишка? Или пойти его искать, как хотелось ей самой?

Серафина ненавидела привлекать к себе внимание, открываться перед теми, кто прятался в лесных зарослях вокруг нее, но сейчас она не видела иного выхода. Девочка поднесла ладони ко рту и шепнула верхушкам деревьев:

– Эй, ты меня слышишь?

Она немного подождала. Но не услышала ничего, кроме сверчков, лягушек и прочих привычных звуков ночного леса.

Серафина чувствовала, как успокаивается колотящееся сердце, становится тише дыхание, тяжелеют руки и ноги. Если уж идти домой, то делать это надо сейчас. Но девочка не желала бросать мальчишку в одиночестве. Она была не из тех, кто бросает. И не из тех, кто забывает.

Серафине хотелось поговорить с ним, узнать, как его зовут и где он живет, ну, или хотя бы убедиться, что с ним все в порядке.

Кто же он? Как оказался в лесу посреди ночи? И почему с такой готовностью ринулся в драку со сворой злобных псов, чтобы защитить ее?

Она снова прошептала деревьям:

– Эй, ты там?

4

Серафина поняла, что ждала дикого мальчишку слишком долго, когда услышала двух волкодавов, бегущих к ней с северной стороны. Значит, они обогнули скалу и нашли место, где можно подняться.

Она оглянулась вокруг. Посмотрела на дерево, прикидывая, насколько высоко сумеет забраться. Может быть, сползти вниз по скале, чтобы сбить собак с толку? Одной ей от них не отбиться, это очевидно. «Убегай!» – велел ей мальчишка.

Серафина встряхнулась. Кем бы ни был этот нежданный союзник, ей хотелось верить, что он спасется. «Силы тебе и мужества, друг».

Она нырнула в густой подлесок из молодых елей и сосен. Деревья росли так тесно, что Серафине казалось, будто она плывет через океан зеленой хвои. Пробираясь сквозь заросли, девочка вдруг почувствовала, что сила куда-то уходит, сменяясь растерянностью. У нее подкашивались ноги, она никак не могла сосредоточиться на том, куда идти. Она дотронулась до головы и поняла, что ее рана сильно кровоточит. Кровь стекала на лоб и заливала глаза.

Серафина, спотыкаясь, брела между деревьями. Она уже не верила, что сможет уйти от собак. Раны на руках и ногах отдавались болью по всему телу. Девочке приходилось постоянно утирать кровь с глаз, чтобы видеть, куда она идет. Колючие лапы елей и сосен над ее головой были такими густыми, что она уже не видела ни луны, ни звезд. Она с хрустом наступала на сучья, поднимая шум, какого не допустила бы в своем обычном состоянии. Но сейчас ей было все равно. Ныряя под ветвями и огибая их, Серафина мысленно все еще слышала голос дикого мальчишки: «Ты не сможешь убежать и оторваться от этих тварей надолго». Ей хотелось принять бой, но, если собаки нападут на нее здесь, в гуще деревьев, она даже не увидит, как они на нее кинутся. Ее убьют наверняка. Поэтому надо бежать дальше.

Внезапно деревья расступились, и девочка чуть не полетела вниз головой со скалы в полную порогов бурлящую горную речку. Она, охнув, отшатнулась от края и поспешно ухватилась за ветки растущего рядом дерева.

Осторожно глянув через край, девочка поняла, что перебраться через реку в этом месте невозможно. Уступ был слишком высок, а пороги слишком опасные.

«Куда ни кинь, всюду клин», – подумала Серафина.

Она знала, что ей нужно какое-то укрытие, но сейчас важнее всего было скрыть свой запах, чтобы собаки потеряли след.

Заставляя себя двигаться, девочка спустилась по склону к реке. Пройдя по берегу мимо порогов, она решила перейти вброд участок реки, который показался ей самым мелким и безопасным. До сих пор Серафине никогда не приходилось заходить на глубину, она и плавать-то не умела. Воды было по колено, но девочка едва удерживалась на ногах, преодолевая стремительное течение. Вода в горной речке оказалась такой ледяной, что ломило ноги. Течение было быстрое и сильное. Каждый шаг давался Серафине с трудом, она чувствовала, как скользит и проворачивается под ногами круглая, покрытая тиной и водорослями галька.

Наконец Серафина добралась до середины реки. Вода здесь поднялась выше колена, и бороться с течением стало еще сложнее, но девочка продолжала упрямо идти вперед. И как раз тогда, когда Серафина решила, что самое трудное уже позади, она вдруг почувствовала, как ее с силой толкнуло подводной струей, и дно ушло из-под ног. Она тут же потеряла равновесие и рухнула в ледяную воду. Девочка забилась, пытаясь ногами нащупать дно, но течение уже снесло ее на глубину. Кашляя и давясь, Серафина билась, дергалась, ловила ртом воздух, а поток легко нес ее вниз, к следующим порогам.

Течение втянуло девочку в узкую расщелину между двумя огромными валунами, протащило и выплюнуло с другой стороны, прокрутило в толще темной зеленой воды. На миг ее голова оказалась над поверхностью, и Серафина успела глотнуть воздуха, но река тут же снова завладела девочкой и пошла полоскать ее в своих бурлящих водоворотах. В какой-то момент Серафину затянуло в такую глубокую воронку, что она мысленно попрощалась с папашей. Но ее уже кинуло на острый, торчащий из воды каменный выступ. Серафина попыталась уцепиться за него, но бешеное течение играючи оторвало девочку от камня и поволокло дальше. Серафина всегда считала себя сильной, но в этой горной реке она чувствовала себя крошечным беспомощным котенком.

Но вот наконец-то течение вышвырнуло ее в спокойные воды, и девочка сумела выползти на берег. Она рухнула на землю мокрая, истерзанная, не в силах пошевелиться.

Но все-таки она переправилась.

Серафина знала, что, если собаки побегут вниз по берегу и заметят ее на противоположной стороне, они продолжат преследование. Значит, надо было подняться и бежать дальше. Но Серафина не могла заставить себя двигаться. У нее не получалось даже голову приподнять, руки и ноги дрожали. Ледяная вода и могучее течение вытянули из нее последние силы.

Сейчас, когда Серафина неподвижно лежала у кромки воды, надежный и безопасный Билтмор казался ей таким невозможно далеким, таким недостижимым. Ее измученное тело не могло сдвинуться на несколько футов, не то что пройти необходимые несколько миль. Маленькие лужицы между камнями, на которых она лежала, потемнели от крови. Серафина почувствовала, что коченеет.

Может быть, и дикий мальчишка лежит смертельно раненный в лесу, где она его бросила. Или он все еще бьется с волкодавами? Или спасся? Серафина снова вспомнила его крик: «Беги!». Но она больше не могла бежать. Она не могла даже шевельнуться.

Серафину накрыла темная волна глубочайшего спокойствия, ее тянуло опустить тяжелые веки и махнуть на все рукой. Перед глазами поплыли тошнотворные разноцветные пятна. Она поняла, что теряет сознание. Как было бы хорошо просто взять и отключиться. Но ярость в сердце не давала забыться. «Вставай! – велела себе Серафина. – Беги! Скорее домой!»

Она попыталась приподняться, чтобы встать на ноги, хотя бы двинуть головой. Потом открыла глаза и сразу сощурилась, чтобы не попала кровь. Этот берег был низкий и не такой дикий, как суровые голые скалы на той стороне. Вокруг росли папоротники и березы. А потом Серафина увидела приближающийся во тьме огонек. Сначала она решила, что это падающая звезда, – небо было ясным. Но огонек оказался не один. Их было множество.

Она отчаянно силилась вдохнуть полной грудью, уверенная, что сейчас на нее опять нападут. Но даже сквозь страх пробивалась надежда, что это может быть факел или фонарь, что папаша нашел ее, как уже было не так давно.

Но нет, это не был подрагивающий свет фонаря, это было мерцание живых существ, кружащих в воздухе и направляющихся в ее сторону вдоль течения реки.

«Светляки?» – удивилась Серафина, когда они подлетели ближе.

Нет, они были гораздо крупнее и, к тому же, ярче. Их крылья плавно вспыхивали на лету то белым, то зеленым, то белым, то зеленым, как крылья светящихся бабочек.

«Но это не обычные бабочки, – с улыбкой подумала Серафина. – Это же сатурния луна».

Целая туча бабочек, бледно-зеленых, сияющих в лунном свете; сотни бабочек, летящих над рекой вниз по течению, сотни «хвостов», струящихся вслед за безмолвно и плавно взмахивающими крыльями.

Самую первую сатурнию луна она увидела, когда была еще совсем маленькой, летней ночью в садах Билтмора. Девочка навсегда запомнила почти волшебное сияние, исходившее от бабочки в подсвеченной звездами темноте. Сатурния луна сидела на ее раскрытой ладони, мягко помахивая крыльями.

Но было очень странно увидеть так много бабочек, летящих вместе. Может быть, ей это мерещилось? А вдруг так приходит смерть – с воспоминаниями о далеких прошлых ночах?

Любуясь бабочками над водной гладью, Серафина неожиданно поняла, что они не просто так сбились в кучу. Они целенаправленно летели вниз по течению, словно хотели добраться до следующей реки, в которую впадала вот эта речка, а потом до следующей реки, и еще до следующей, через горы, и так до самого моря. Бабочки покидали эти места! Так же, как и птицы.

Серафина услышала тявканье и вой псов на скале на противоположном берегу. Они шли за ней по пятам.

Последние бабочки растворились во тьме, и девочка попыталась хотя бы приподняться на руках. Но у нее не хватало сил. Тогда она попробовала подогнуть под себя ноги и тоже не смогла.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6