Роберт Бейли.

Бульдожья хватка



скачать книгу бесплатно

© Загот М.А., перевод на русский язык, 2018

© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2019

* * *

Памяти моей любимой бабушки, Рин Грэм Бейли



Пролог

Таскалуса, штат Алабама, 1969 год

Великий сказал быть в «Обочине» в 5.30 утра. Том приехал в 5.20 – опаздывать на встречу, которую назначил тебе Великий, просто нельзя. Том думал, что приедет первым, попьет водички и соберется с мыслями, но Великий уже был там. Тренер Пол «Медведь» Брайант сидел за столиком в углу и, попивая кофе, читал «Бирмингем ньюс». Том миновал несколько столиков и приблизился – звоночек на двери, возвестивший о прибытии, не произвел на Тренера никакого впечатления. У столика Том кашлянул.

– Привет, Тренер.

Великий поднял глаза от газеты, но ничего не сказал, даже не улыбнулся. И только через несколько секунд он осклабился и протянул руку:

– Когда вес наберешь, черт тебя дери? Прямо мешок с костями! Или твоя дамочка тебя не кормит?

Том улыбнулся: здорово, Великий решил растопить лед. Они пожали друг другу руки, Том сел, официантка подошла принять заказ. Великий заказал два яйца, бекон, овсянку, сухое печенье и еще кофе. Том попросил себе то же самое – для его желудка это чересчур, но тратить время на меню просто не хватило духу.

Официантка шаркающей походкой удалилась, и Великий, глотнув кофе, наклонился:

– Ну, как дела в Бирмингеме?

– Отлично, Тренер, – сказал Том, стараясь унять предательскую дрожь в голосе. – Работаю в небольшой фирме по защите интересов страховых компаний. Иногда выступаю в суде.

– Слышал, слышал. Три дела в суде присяжных, три победы за четыре года, верно?

Том кивнул, польщенный, хотя чему тут удивляться? У Великого в судебной системе столько связей – одного звонка достаточно, чтобы узнать обо всех достижениях Тома на ниве юриспруденции.

– Да, сэр, мне повезло. Джордж Макдафф – таких партнеров еще поискать. Ведь он…

– Э-э, нет, какое тут, к чертям, везенье, – возразил Великий, слегка прищурившись. – Мне ведь доложили: Макдафф всю работу взвалил на тебя. Может, и помогает с подбором присяжных, а дальше за все отдуваешься ты.

От такой похвалы Том даже вспыхнул. Великий основательно подготовился к их встрече. Но зачем? Когда он вчера позвонил, о причине этой встречи не сказал. Мол, надо поговорить о серьезном деле – и все.

– Послушай, – сказал Великий, зажигая сигарету. – Во вторник ко мне заглянул Джим Хикок. Ты его знаешь?

Том сдвинул брови.

– Декан Хикок?

Великий кивнул, выпустив дым в сторону.

– Джим сказал, что преподаватель курса «Доказательства» на прошлой неделе ушел, место освободилось. Декан также хочет запустить пробную программу и собрать команду, чтобы конкурировать с другими юридическими школами. То есть хочет влить свежую кровь.

Нужна способная молодежь. Среди преподавателей подходящих кандидатов он не видит, вот и спросил меня: нет ли у меня на примете достойных юристов, которые трудятся в нашем штате и смогут стать неплохими преподавателями? – Великий сделал паузу, стряхнул пепел в стоявшую на столе пепельницу. – Первый, кто пришел мне в голову, – ты.

– Я? – переспросил Том ошарашенно. Мысль о карьере преподавателя не приходила ему в голову никогда. Адвокат в суде – вот что ему интересно. Только на прошлой неделе Лоренс Батлер из компании «Джонс и Батлер» пригласил его на ленч – поговорить о будущем. Пока предложения не поступило, но оно наверняка поступит – может, и не от «Джонса и Батлера», так от другой крупной компании.

– Ты, – подтвердил Великий. – Зарплата – пятнадцать тысяч в год. – Он положил сигарету на край пепельницы, отхлебнул кофе. – Все просто. Хочешь получить эту работу – я говорю Джиму, и он тебя берет.

Том смотрел на тлеющую сигарету. Пятнадцать тысяч в год? Это чуть больше, чем он зарабатывает сейчас, но ведь у него свои планы. Он хочет стать судебным адвокатом.

– Тренер, честно говоря… не знаю. В жизни не думал о преподавании. Надо поговорить с Джули. Когда нужен ответ?

– Свяжись со мной через неделю. С женой надо поговорить, согласен. Но подумай вот о чем. – Великий замолчал, сделал последнюю затяжку и смял сигарету о дно пепельницы. – Я всегда считал, что людям и заведениям, которые что-то дали тебе, надо вернуть долг. Мне университет Алабамы дал очень много. Там я играл в футбол, там понял, что хочу быть тренером. Там я защитил диплом и встретил будущую жену. Я никогда не жалел, что вернулся. – Сложив руки шалашиком, он добавил: – И ты не пожалеешь.

Том взглянул Великому в глаза и вдруг вспомнил событие десятилетней давности, когда тот сидел за другим столом, а напротив сидел не только Том, но и его родители. В голове зазвучали слова, которые тогда произнес Тренер:

– Сынок, ты никогда не пожалеешь, что выбрал мою команду, что выбрал учебу в нашем университете в Алабаме. – Повернувшись к маме Тома, Великий сказал: – Уважаемая, ваш сын – прекрасный футболист, мало этого, он – прекрасный парень. Мы сделаем из него настоящего мужчину. Он будет учиться, получит диплом. – Перевел взгляд на отца и добавил: – А если будет колобродить, мы его приструним, приведем в чувство. – Отец при этих словах улыбнулся, взгляды мужчин встретились. Перед прощанием Великий сказал: – Родители, если пошлете сына к нам в Алабаму, он пойдет дорогой победителя. Мы научим его побеждать на футбольном поле, и этот успех останется с ним на всю жизнь, чем бы он ни занимался.

Тогда Великий ушел, не получив ответа, но Том уже принял решение. Как и его родители, он подпал под обаяние Пола Брайанта, его прельстила карьера футболиста в университете Алабамы.

Через несколько минут официантка принесла заказ, они заговорили о прошлом, вспомнили команду 61-го года, ребят из той команды; Великий спросил, поддерживает ли Том с ними связь. Свой завтрак Тренер съел быстро, все время поглядывая на часы. То, ради чего он сюда приехал, было сделано, и он уже был нацелен на следующий пункт своей дневной программы. Встреча закончилась, Великий оплатил счет – и они пошли к машине Тома.

– Подумай как следует, сынок, – попросил Великий, сжимая плечо Тома. – Буду очень рад, если ты вернешься.

– Хорошо, Тренер, я…

Но Великий уже уходил и все равно бы не услышал. Солнце нещадно палило, тень от двухметровой фигуры Великого покрывала почти половину парковки. Том улыбнулся и открыл дверцу своей машины.

Он обязательно поговорит с Джули. Потом с Джорджем Макдаффом. Можно составить список плюсов и минусов: что ему даст работа преподавателя права? Но, еще не доехав до Бирмингема, Том принял решение. Как и десять лет назад.

Его позвал Великий. От таких предложений не отказываются.

Часть первая

1

В 10.30 утра во вторник 2 сентября 2009 года Роуз Бэтсон вышла из заправочной станции «Тексако» – перекурить. Все четыре заправочных насоса самообслуживания были свободны, и Роуз, наскоро пыхнув сигареткой, плюнула на землю. Да, подумала она, сегодня не заработаешь, – и затянулась своим «Кэмелом» без фильтра основательно. Ей-то какое дело? Она на зарплате. Но с клиентами день проходит веселее. Вчера отбоя не было, любители поваляться на пляже возвращались домой. С десяти утра до восьми вечера все насосы работали без продыха. Сама Роуз за свою жизнь была на пляже только однажды. Еще летом шестьдесят седьмого, когда была совсем девчонкой. Панама-сити, на выходные. Роуз улыбнулась – именно в ту давнишнюю поездку она в первый, второй и третий раз познала радость любви.

– Да, старушка Рози когда-то была совсем неплоха, – она посмеялась над воспоминанием о потерянной девственности.

Роуз Бэтсон работала на бензоколонке на пересечении трассы 82 и Лаймстоун Боттом Роуд больше тридцати пяти лет. Ее вырастила бабушка – мать и отец погибли во время пожара в доме, и в 1972 году Роуз взял на работу Том Слоун, в магазин «Слоунз бейт энд бир». В 1990 году Слоун продал магазин компании «Тексако», и Роуз досталась заправке вместе с магазином. В городе, да и во всем округе Хеншо едва ли найдется человек, которого Бэтсон не знает – по крайней мере, так она всегда утверждала. Да и повидала она на своем веку немало. Лет десять назад прямо перед окном ее магазина Родни Карвер застрелил Генри Доусона из ружья 12-го калибра. Приятель Генри, как его звали в Хеншо, слишком приятельствовал с женой Родни, и Родни на него за это обиделся. В округе Хеншо шутить не любят.

Роуз заложила руки за голову, потянулась – и спина громко хрустнула. Она прокашлялась и яростно выплюнула накопившуюся в горле слизь.

– Эх, старушка, пора на свалку. На свалку, – проворчала она себе под нос.

Роуз стрельнула окурком в землю и тут же растоптала его. Посмотрела направо – что-то там вдалеке появилось. Прищурилась – это машина, едет в сторону ее бензоколонки. Она молча смотрела, как машина поднимается по дороге, и улыбнулась, увидев, как замигал указатель левого поворота.

– Вот тебе и работа, – буркнула она и повернулась, чтобы войти в магазин.

Открывая дверь, краешком глаза она увидела, что с противоположной стороны приближается другая машина. Вот она почти скрылась из вида в уклоне на трассе 82, и внутри у Роуз все напряглось. Она успела разглядеть, что это восемнадцатиколесная фура, прицеп цилиндрический, значит, тащит какое-то топливо. Роуз медленно вернулась к своим насосам и стала смотреть. Фура вынырнула из уклона и снова стала хорошо видна, Бэтсон перевела взгляд на перекресток – красная «Хонда Аккорд» начала делать левый поворот.

«Господи», – подумала Роуз, и руки инстинктивно метнулись к щекам, а сердце затрепетало.

2

Дьюи Ньютон был с похмелья и к тому же опаздывал. Это не дело, он сам прекрасно знал. «Чертов диспетчер обещал, что телега будет готова к девяти – жди-дожидайся. И при чем тут я? – Дьюи покачал головой. – Какая, на фиг, разница?» Джек шкуру спустит именно с него, с кого же еще? По маршруту Таскалуса – Монтгомери Дьюи уже пару раз гонял – ничего особенного. Прямиком по трассе 82, полтора часа, если не превышать скорость, час двадцать, если чуть-чуть поднажать.

«Но когда ты сел за руль в десять, а там надо быть в одиннадцать…»

Одной рукой Дьюи вцепился в руль, другой начал крутить настройку радио, стараясь найти канал с кантри – не новое кантри а-ля хип-хоп, которое он терпеть не мог, а старое доброе, вроде Джорджа Джонса или Мерла Хаггарда. Впереди замаячила бензоколонка «Тексако» и светофор. Он проехал мимо ветхой зеленой таблички «Хеншо» и глянул на часы в приборной панели.

10.35 утра.

По опыту Дьюи знал: Хеншо – это полдороги. Немного времени он нагнал, но все равно в пункт назначения приедет с опозданием в пятнадцать минут.

Дьюи потер щетину, вытер пот со лба – черт бы подрал его босса! Вот сукин сын, никуда от него не деться! Джек Дэниэл Уиллистоун. Ходит по парковке, изо рта торчит сигарета. Рожа красная от натуги, роба вся в пятнах от пота. Смотрит злобно, пощады не жди…

«Работаем дольше, быстрее, умнее» – вот такая у Джека мантра, и Дьюи прекрасно знал, что это означает. Надо ездить больше одиннадцати часов, разрешенных по американским стандартам, а в путевках писать, что все как положено. При этом и на дороге жать на полную. Если при нормальной езде уходит час, изволь уложиться в пятьдесят минут.

Таковы были негласные правила, и все их водилы по этим правилам жили. Дьюи знал: дальше будет только хуже. Ходили слухи, что Джек подумывает о слиянии с несколькими крупняками на востоке, сделка потянет на сотни миллионов. А что надо Джеку, чтобы получить выгодную цену? Больше доходов и больше клиентов.

А это значит, что мой и без того охренительный график станет еще охренительнее.

Дьюи заскрежетал зубами – взять бы да уйти к чертовой матери! У него дома две девчонки. Жена. И все мимо. «Вся их жизнь – мимо меня. Но уйдешь – паши где-нибудь за семь долларов в час, меняй одну работу на другую, один город на другой, а перспектива – ноль. С Уилмой об этом уж сколько переговорено! Да, Уиллистоун – сукин сын, но платит почти вдвое больше, чем Дьюи дадут в любом другом месте». В последний раз он получил штраф за превышение скорости – и уже совсем собрался уходить. Даже бланк уведомления заполнил. Но Уилма не отпустила. «Девчонки должны учиться. Официантками, как я, они не будут. Все сделаем, что от нас зависит, лишь бы они пошли учиться».

Куда же тут уйдешь? Дьюи снова посмотрел на часы. 10.36.

Из колонок вырвался голос Джорджа Стрейта, «Попасть к утру в Амарилло». Наконец-то этот диджей выбрал что-то стоящее! Дьюи глубоко вздохнул, попытался расслабиться. Трасса чуть нырнула вниз, но верх бензоколонки он все равно видел, равно как и зеленый сигнал светофора.

Не переключайся, зеленый друг…

Ограничение скорости на этом участке – сто километров в час. Дьюи нажал на педаль газа – спидометр добрался до цифры сто тридцать – и начал подниматься из уклона на трассе 82.

* * *

Боб Брэдшо трассу 82 ненавидел. Но от Монтгомери до Таскалусы это самый быстрый путь, к тому же самый прямой. А доехать надо быстро, подумал он, хотя прекрасно знал, что слово «быстро» его теще чуждо. Боб покачал головой, подумал о Ричарде Макмерфи, его партнере и боссе: вот уж тот завалит его работой, когда он вернется после восьми дней на пляже.

– Коровы! – крикнула Николь с заднего сиденья, оборвав тревожные мысли Боба.

Он глянул налево – они ехали мимо животноводческой фермы. Он увидел, а через несколько секунд и унюхал веские тому доказательства. Навоз. Прекрасно. У него и без навоза настроение хоть куда.

– Точно, милая. Ты у меня сообразительная. А как делают коровы? – спросила Джинни Брэдшо, мама Николь.

– Му-уу! – ответила Николь и улыбнулась.

Улыбнулся и Боб. Если кто и способен поднять ему настроение, так это его дочурка. Николь все время что-то для себя открывала и всякий раз выкрикивала с заднего сиденья название увиденного – новая невинная шалость.

– Можешь себе представить, что через два месяца ей будет три года? – спросил Боб, держа руль одной рукой, а другой нажимая на кнопку «стоп» их си-ди-плеера.

– Я даже не могу себе представить, что ей уже два, – сказала Джинни со вздохом. – Кажется, только вчера… – Она не закончила мысль, но этого и не требовалось. Боб и так все понял. Кажется, только вчера мы привезли ее из больницы. Жизнь летит стрелой, и, если повезет, у Николь через год-другой появится братик или сестренка.

– Знак! – выкрикнула Николь сзади – они проехали мимо зеленой таблички «Таскалуса 50 миль». Боб взглянул на часы. 10.30.

– Хорошо едем, – сказал он скорее себе, чем Джинни, та просто кивнула. Выехали они спозаранку, к шести вечера должны добраться до дома. Боб поморщился, подумав о неизбежных горах бумаги на его рабочем столе. И снова о Макмерфи. Разве юристы не должны отдыхать, они ведь тоже люди. Но возвращаться к своим соляным копям – радости мало.

Боб вздохнул, глянул на датчик топлива – стрелка была в опасной близости к нулю.

– Черт! – выругался Боб, опять же скорее про себя.

– Бензин? – спросила Джинни, читая его мысли.

– Угу. – Зря он согласился на этот крюк. На работе полный завал, а Таскалуса совсем не по пути. Рут Энн все равно скоро приедет к ним в Хантсвилл.

– Но она же очень хочет нас видеть, – сказала Джинни. За девять лет супружеской жизни Джинни стала спецом по чтению мыслей мужа.

– Знаю, солнышко. Просто…

– Все свои дела разгребешь, не первый раз. Но маме после смерти папы нелегко, и мы обещали.

– Хорошо, – сказал Боб. Эту битву он проиграл еще две недели назад, чего теперь дуться? Тем более что в своих планах он этот визит учел. Посидят у Рут немного, пообедают, к половине третьего или к трем вернутся на трассу, к шести будут в Хантсвилле. Не задержатся.

«Легко сказать, – подумал Боб обескураженно, словно его одурачили. – Когда Джинни с матушкой собираются вместе, самые лучшие планы разбиваются вдребезги. Рут Энн виделась с Джинни и Николь около месяца назад. Пообедают, потом обмен подарками, потом о своем девичьем и бог знает о чем еще – повезет, если удастся выехать до темноты. Вот тебе и план. Что тут скажешь – женщины…» Он прервал ход этих печальных мыслей. Впереди показалась бензоколонка.

– Вот, пожалуйста, – сказала Джинни, и Боб знал – это она про табличку «Тексако».

– Мы обещали Рут Энн приехать в полдень? – спросил Боб. Рядом с бензоколонкой был светофор, но он еще не понял, надо ли проехать мимо, чтобы попасть на бензоколонку, или свернуть на светофоре и подъехать к заправке сзади.

– Ага. – Джинни глянула на часы. – Похоже, приедем раньше. Давай я ей позвоню.

Джинни потянулась за мобильником, а Боб включил указатель поворота и стал притормаживать.

Боб Брэдшо подъехал к перекрестку трассы 82 и Лаймстоун Боттом Роуд, и чутье подсказало ему, что поворачивать надо на светофоре. Он посмотрел вперед, никакого встречного транспорта не увидел – и повернул руль.

– Привет, мамочка, – сказала Джинни в мобильник. – Похоже, мы… Боб!

– Грузовик! – закричала Николь с заднего сиденья.

* * *

«Неужели этот придурок…» Да, красная «Хонда» начала поворачивать! Вынырнув из уклона, Дьюи увидел, что красная «Хонда» уже въехала на перекресток! Она еле ползла, будто водитель соображал, как ему поступить.

«Поворачивает! Этот придурок поворачивает прямо передо мной!»

Дьюи ударил по тормозам.

– Мать твою!

Машину повело юзом, прицеп вильнул влево.

Давай, проезжай!

Но красная «Хонда» застряла на перекрестке.

«Сейчас столкнемся».

* * *

Боб Брэдшо увидел фуру в ту же секунду, когда жена и дочь вскрикнули.

Откуда его принесло?

Он утопил педаль газа в пол, шины взвизгнули. Только не это! Джинни отстегнула ремень безопасности и кинулась назад, прикрыть собой Николь. «Хонда» рванулась вперед.

«Успей! – взмолился Боб, услышав могучий рев тягача. – Успей…»

3

Бэтсон открыла глаза, попыталась подняться. «Сколько я была в отключке?» Она перекатилась на бок, шея ныла – и увидела прицеп. В поле, напротив ее заправочной станции. Горел. На боку надпись: «Алтрон»… Бензовоз. Боже правый! Она подобралась, дохромала до магазина и схватила телефонную трубку возле кассы.

– Джимми. Это Роуз, с «Тексако». – Голос хрипел, слова выползали из горла почти шепотом. – Тут авария. Серьезная. Легковушка с бензовозом. Нужна «скорая»…

Роуз умолкла, чтобы наладить дыхание. Каждое слово – удар по ребрам.

– Миз[1]1
  Универсальное обращение к женщине в англоязычных странах (вне зависимости от возраста, семейного положения и прочих факторов), принятое под воздействием женского эмансипационного движения.


[Закрыть]
Роуз, вы?..

– Я-то прорвусь, Джимми, а за этих людей не ручаюсь. – Она кашлянула и от боли в ребрах согнулась пополам. – Вызови «скорую». И пусть Лу из пожарной команды летит сюда что есть мочи. Бензовоз горит, того и гляди огонь переметнется сюда.

– Все сделаю, миз Роуз.

Женщина повесила трубку и заковыляла к выходу. Боже милосердный! «Хонда» лежала вверх колесами в кювете, метрах в пятидесяти дальше по дороге. Она тоже горела. При столкновении тягач протащил «Хонду» по трассе еще метров десять, потом она перевернулась и начала кувыркаться. Роуз все это видела и побежала к месту аварии. Пробежала шагов пять-шесть. Потом ба-бах! И полное затмение.

«Бензовоз взорвался, тут-то меня и откинуло», – подумала она, глядя на горящую цистерну на той стороне дороги. Потерла ребра – либо переломаны, либо сильный ушиб – и поплелась, как могла, вдоль обочины трассы 82. Сначала подошла к тягачу и открыла пассажирскую дверцу.

– Цел? – заорала она в кабину. Водитель тягача завалился на руль, из головы обильно текла кровь. Роуз забралась в кабину и схватила водителя за руку.

– Эй! – крикнула она ему прямо в ухо.

Молчание. Роуз принюхалась – пахнет бензином, эта хреновина вот-вот взорвется! «А ну давай, старушка, шевелись!» Она обхватила торс мужчины и потянула на себя, стараясь перетянуть его на пассажирское сиденье. Потом посмотрела вниз и втянула в себя воздух. Сейчас будет больно. Роуз поставила левую ногу на нижнюю ступеньку и изо всех сил дернулась назад, волоча мужчину за собой. Вдвоем они рухнули на землю – и боль пронзила все тело.

– А-а-ах, Господи, помилуй! – закричала она, отпихнула водителя от себя и перекатилась на бок. «Давай, старушка, действуй». Она заставила себя подняться и оттащила мужчину метров на десять вдоль обочины. Решив, что бензовоз теперь достаточно далеко, она склонилась над ним. Руки были заляпаны его кровью.

– Вы живы? – закричала она. – Вы…

Но ее слова заглушил новый взрыв. Роуз подняла голову – тягач охватило пламя. Дверца, через которую она только что вылезла, куда-то улетела. Она увидела, как плавится руль, как его облизывают оранжевые языки. «Десять секунд, – подумала она, и руки ее задрожали. – Замешкайся я еще на десять секунд»…

– Помогите…

Роуз повернулась на голос и рядом с «Хондой» на земле увидела человека. Побежала, но тут же споткнулась, упала. Ребра разрывались от боли, но она все равно поднялась на ноги. С трудом пошла вперед и оказалась возле лежавшей женщины. Роуз опустилась перед ней на колени.

– Милая, как вы?..

– Ребенок… ребенок… – Женщина всхлипывала, старалась шевельнуться. Подползти к горящей машине. – Пожалуйста, помогите… там ребенок. – Глаза остекленевшие, но они все-таки нашли глаза Роуз.

– Милая, машина горит. Я не могу…

– Нет… можете…

Женщина проползла полметра, и Роуз остановила ее – шеей уловила идущий от машины жар.

– Прошу вас… моя малышка…

Где-то сзади завыли сирены, Роуз повернулась – к ним ехала патрульная машина шерифа Джимми Болларда. За ней – «скорая». Слава тебе господи.

– Прошу вас… – Голос женщины звучал слабее. «Вот-вот улетит», – подумала Роуз.

– Держитесь, милая. Сейчас вам помогут. Все будет…

– Там… моя малышка… – задыхаясь, пробормотала женщина, пытаясь ползти, пальцем она показала на пылающую машину. – Там моя…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6