Рин Чупеко.

Кузнец душ



скачать книгу бесплатно

Советник Людвиг усмехнулся, из-за чего показался моложе своих семидесяти с лишним лет.

– А разве я не могу узнать, как обстоят дела у моей лучшей ученицы? Даже у более молодых аш в романтических отношениях опыта больше, чем у тебя, при этом для Киона они сделали гораздо меньше. Я сам раз или два во времена своей молодости целовался с хорошенькими ашами.

– Мне… мне некогда об этом думать.

– Чепуха. – Советник отщипнул кусочек хлеба из танура. – Необходимо соблюдать баланс. Ты еще очень молода, моя дорогая, но тебе грозит переутомление, если ты будешь все время зависеть от госпожи своего аша-ка. Наслаждайся юностью. И не позволяй этим грымзам вроде Пармины убеждать тебя в обратном. Кроме того, – добавил он, задумчиво пережевывая хлеб, – у меня есть замечательный племянник. Он всего на пару лет старше тебя…

Я застонала.

– Спасибо, советник, но мне с головой хватает и других отношений, чтобы к ним добавлять еще новые.

– Так, значит, у вас с принцем наметился прогресс?

– Вовсе нет! – Мои щеки сделались пунцовыми. – Он же принц! А я просто… я…

Костяная ведьма. Которую боялись и ненавидели везде, кроме Киона. Но и там к нам в первую очередь относились как к развлечению, а уж потом как к людям.

Советник только кивнул. В мире политики он существовал дольше, чем я жила на свете, а потому знал истинное положение вещей.

– Но тебя влечет к принцу Кансу.

– Ну, он добрый. И единственный, помимо брата и Микаэлы, кого не волнует, что я Костяная ведьма. Он заботится о своем народе. Действительно заботится, а не просто болтает, лишь бы успокоить своих подданных. Он искренне относится к тому, во что верит. И он очень… – В этом было непросто признаться. – У него очень приятное лицо. Не только лицо – все. То есть…

Старик усмехнулся.

– Я понимаю. Между прочим, браки между королевскими особами и ашами случались и раньше. Даже с Темными ашами. Так что это не редкость.

– Все равно. Ему и без того хватает хлопот – помогать своему отцу в управлении Одалией. – «К тому же в голове у меня живет ази, милорд, – добавила я про себя. – Всем известно, что дэвы – оружие Безликих, а я владею самым опасным из них. Не нужно сюда впутывать еще и принца». Тени в моей голове одобрительно зашевелились.

– А какие у тебя отношения с другими мальчиками при дворе? Например, с принцем Халадом?

Только советник Людвиг до сих пор называл брата Канса принцем, несмотря на то что способности Кузнеца душ лишили его притязаний на королевский трон. За последний год, как я окончательно стала ашей, мы с Халадом очень сблизились, и ни одна аша не удостаивалась его уникального дара – получать из их воспоминаний новые стеклянные сердца.

– Замечательные, – ответила я, – только Халад все время занят работой больше меня.

– А что насчет Калена?

Я уставилась на советника, а потом рассмеялась.

– Кален? Да он до сих пор меня ненавидит.

– Ненависть – сильное слово, Тия.

– Но это так.

Он при любой возможности игнорирует меня, а когда это невозможно, разговаривает со мной таким снисходительным, безразлично-агрессивным тоном, что просто выводит меня из себя. Послушать его, так я вообще ни на что не годна. Дай ему волю, он разлучит меня с принцем Кансом, а потом ждет, что я стану безропотно выполнять все его требования.

– А ты не могла чем-то вызвать его неприязнь?

– Ну, я точно не пыталась скрывать своего недовольства, – угрюмо призналась я. – И иногда могла пренебрегать его приказами, когда он вел себя как полнейший дурак.

Я замолчала. Советник Людвиг с веселым выражением лица смотрел куда-то позади меня. Сделала глубокий вдох.

– Полагаю, он сейчас у меня за спиной.

– Надо же, угадала с первой попытки. – Кален стоял, прислонившись к двери и сложив руки на груди. Как подобает Искателю смерти, он был одет во все черное, будто этот цвет придавал ему внушительности. На шее сверкало серебром стеклянное сердце. Он коротко, в знак уважения, кивнул истеранскому государственному деятелю.

– Лорд Людвиг, рад снова вас видеть.

– Взаимно, Кален.

– Как поживает король Рендорвик?

– Как и всегда, не слушает моих советов. А как там принц и его отец?

– Хорошо. Передавайте мое почтение его высочеству. – Кален обернулся ко мне. – Тебя хочет видеть Канс, – коротко бросил он и ушел.

– Советую тебе все же не злить его, – произнес советник Людвиг, когда я осторожно, стараясь не запутаться в подоле платья, поднялась. – В конце концов, Кален – ближайший соратник принца Канса. Возможно, если ты откроешься ему, он все-таки сменит гнев на милость.

Вздохнув, я склонилась к советнику, чтобы обнять, и быстро поцеловала его в щеку.

– Учитывая, что причина его недовольства кроется во мне, это маловероятно.

***

– Подожди! – пытаясь догнать, окликнула я Калена, шагающего к замку, чем привлекла несколько любопытных взглядов прохожих. – Прости за все, что я сказала, но в этом не только моя вина. С тех пор как мы познакомились, ты постоянно резок со мной.

– Я не обязан перед тобой оправдываться, – сухо сказал он.

– Я думала, мы пришли к некоторому взаимопониманию. – Что было правдой. Несколько недель после битвы с ази на озере Стрипник он был почти дружелюбен со мной, после чего эта временная доброжелательность испарилась, и парень снова принялся критиковать, как я дерусь, что делаю и говорю.

– Ты неправильно думала.

Я сердито посмотрела на него:

– Ладно, выкладывай.

– Выкладывать что?

– Ты же слышал, как я назвала все качества, которые мне в тебе не нравятся. Не очень благородно с моей стороны, знаю. Теперь твоя очередь. Назови все, что тебе не нравится во мне.

– Сейчас не самое подходящее время и место…

– Будь все в этой жизни по-твоему, эти подходящие время и место никогда бы не нашлись, потому что ты такой же непробиваемый и непреклонный, как Стена Митры. Видишь? Делиться своими чувствами не сложно. Ну же, выскажись. Назови мне всего три пункта…

Он стал закипать, но наживку заглотил.

– Ты самоуверенная. Потому все время попадаешь в неприятности. И безответственная. Поскольку не думаешь о последствиях своих поступков и ждешь, что тебе кто-то поможет – как правило, твой брат. И у тебя есть раздражающая привычка морщить нос, когда говорят то, что тебе неприятно слышать, отчего ты выглядишь еще смешнее.

Я тут же вскинула ладонь к переносице и с ужасом осознала, что именно так и делаю.

– Ладно, ты уже сказал…

– Ты никогда не слушаешь. Никого. Не следуешь ничьим советам, особенно на тренировках с мечом. Всегда думаешь, будто все обернется к лучшему, хотя то, что этого не происходит, не мешает тебе снова и снова совершать одну и ту же ошибку…

– Я сказала три пункта, грубиян!

Он замолчал. На миг мне показалось, что сейчас он улыбнется. В его стеклянном сердце промелькнул целый спектр цветов: былой гнев немного утих, и на смену ему пришло изумление, неохотное одобрение – и что-то еще. Но стоило ему заметить, куда устремлен мой взгляд, как его кулон снова вернулся к безупречному серебристому сиянию.

– И ты все так же представляешь опасность для Канса, – тихо добавил он. – Ты с такой же легкостью можешь натравить на него дэва, как и сама убить его.

– Но я же этого не сделала.

– Это не имеет значения. Я повидал Темных аш больше твоего, и все они рано или поздно выгорали. Однажды Микаэле пришлось убить свою подругу, Костяную ведьму, потому что та слишком погрязла во Тьме. Возможно, ты и не переступаешь черту, но, безусловно, получаешь удовольствие от магии – а это еще хуже. – Я не могла понять выражение его лица – уж лучше бы он злился. – Моя задача – защищать принца Канса. Я тренирую тебя исключительно по его просьбе и против своей воли. Я тебе не друг. И никогда не стану относиться иначе.

Так вот оно что. Для Калена долг королю и принцу всегда будет превыше всего. От этого мне легче не стало.

– Ладно. Прости, что сорвалась. Как ты правильно заметил, я не думаю о последствиях. Хочешь – верь, хочешь – нет, но я не желаю принцу зла. Если мы не можем быть друзьями, то, может, хотя бы останемся воспитанными людьми?

Его плечи заметно расслабились.

– Если ты этого хочешь.

Совсем не этого я хотела, но стиснула зубы и проглотила рвущуюся наружу колкость.

– Прекрасно.

– Вот и славно. А теперь пошли. Нас ждет Канс.

Я молча поплелась за ним. Его слова больно жалили, но не мне его судить. Мои слова были не более приятны.

Когда мы вошли в комнату, принц Канс был всецело поглощен бумагами. Рядом с ним сидели мои сестры-аши Полер и Зоя. С нашим появлением все трое подняли головы. И хотя принц выглядел усталым, его лицо просияло. Я торопливо убрала за ухо несколько выбившихся прядок, мое настроение мгновенно улучшилось. Увидеть Полер при деле для меня не было неожиданностью, в отличие от Зои, которая всячески избегала любой грязной работы.

– Я просил Калена не беспокоить тебя в случае, если ты занята, – извинился принц Канс.

– Да, он очень ясно дал мне это понять. – Я бросила злобный взгляд на Искателя смерти, но тот совершенно не чувствовал угрызений совести.

– Как тебе, должно быть, известно, мы получили доклад о дэве, замеченном на этой неделе у границ Одалии, – начал он, не сводя с меня горящих зеленых глаз. Я ошиблась – слово «приятное» совершенно не отражало красоты его лица.

– Да, аэшма, – подтвердила я.

– В конце концов, мы выследили его у Королевского леса. Мой отец позволил тебе заняться им.

– Я сейчас же займусь этим.

– Не подумай, что я недооцениваю твои способности или умения любой другой аши, но я готов привести армию. Может, еще катапульты. Какие-то оборонительные сооружения. Это небезопасно.

– Ваше выс…

– Канс.

– Канс. – Мне было приятно его беспокойство – обо мне? – но я не могла не заметить бледность на его лице. – Мы справимся. Я уже и раньше делала это. А вам лучше отдохнуть. Уверена, леди Зоя и леди Полер обо всем позаботятся.

– Только леди Зоя в этом не уверена, – чирикнула Зоя, но быстро замолчала под строгим взглядом Полер.

Принц Канс печально улыбнулся:

– Так заметно? У меня проблемы со сном. Леди Альтисия даже давала мне травяную настойку от бессонницы.

– Тогда вам тем более не стоит перетруждаться, – заверила я его.

Он покачал головой.

– Я сейчас разрабатываю новую форму налогообложения, которая позволит снизить земельный налог и исключит необходимость в посредниках. Чем быстрее мы внесем эти изменения в закон, тем лучше будет для Одалии.

– А разве этим должен заниматься не министр финансов?

– Министр финансов хорош в своем деле, но проблема отчасти заключается и в нем самом. Большинство чиновников специально идут на уступки и освобождают дворян от налогов в попытке заслужить их расположение. Из-за подобных изменений на бедняков ложится еще большее налоговое бремя. Я убедил отца в том, что нам следует создать основу для искоренения такого протекционизма. С помощью моего плана мы сможем помочь жителям и при этом пополнить казну меньше чем за два года. Полер и Зоя прорабатывают его вместе со мной.

Канс был идеален – умный, милосердный, чуткий. Как он может не понравиться? Я искоса поглядела на Калена. Тот с самого начала нашего визита не проронил ни слова и стоял возле двери, словно статуя, готовая проснуться при малейших признаках опасности.

– План и правда хорош, – с улыбкой заметила Полер, которая сама выглядела усталой. – Наш юный принц – гений в цифрах. Но Тия права, Канс. На сегодня хватит работы.

Принц состроил страдальческое лицо, но кивнул и отошел собирать бумаги. Вспомнив о словах Калена, я шагнула к Полер.

– Когда-то Микаэла убила Темную ашу, – нетерпеливо прошептала я, не желая, чтобы нас услышали остальные. Однажды она упоминала об этом, когда впервые взяла меня на пробуждение дэва.

Полер выгнула бровь.

– И что с того?

– Я хочу больше узнать о случившемся.

Аша фыркнула:

– Иллара, одна из подопечных Микаэлы, была хорошей девушкой, но на свою беду слишком честолюбивой. Ей не терпелось познать Тьму, однако она не понимала, что та может ее уничтожить. Она настолько жаждала этой Тьмы, что не видела границ. Поймав дэва, она попыталась подчинить его, вместо того чтобы убить. И тот свел ее с ума – Иллара сама чуть не стала дэвом. У Микаэлы не было выбора. Когда получаешь то, чем обладают Безликие: от самого ужасного дэва до невинных на первый взгляд рун… тут не может быть компромиссов.

– О, – только и смогла выдохнуть я.

– Быть своевольным – не порок, Тия. В молодости Микаэла сама была очень вспыльчивой. Как и все мы. А почему ты сейчас об этом спрашиваешь?

– Просто интересно, Полер. – Потому что в моем сознании поселился ази. Означает ли это, что я призвала Тьмы больше, чем должна была? Стану ли я следующей убитой Костяной ведьмой, очередной Илларой?

Я чуть не проговорилась Полер. Я хотела рассказать ей свою тайну.

Но если скажу, меня тоже убьют?

Заметив в моем сердце вспыхивающие цветные разводы и ошибочно приняв их за незначительные волнения, Полер покачала головой.

– Тебе не о чем переживать.

– Что-то случилось? – к нам подошел принц Канс, на его лице застыл вопрос.

– Ничего, ваше в… Канс, – ответила я, решив увести разговор подальше от своих ужасных мыслей. – А какое отношение ко мне имеют вопросы налогообложения? У меня никогда не было опыта в разработке законов.

Принц моргнул.

– О. Нет. Я позвал тебя сюда совершенно по другому делу. Оно касается аэшма. Я планирую сопровождать тебя на охоте за ним.

– Ни за что! – воскликнули мы одновременно с Каленом.

Принц по-прежнему улыбался, но я заметила решительно вздернутый подбородок – точно такой же, как у его старшего брата и кузена.

– Боюсь, это не просьба. Правитель не только принимает законы. А если мои земли терроризирует какое-то чудовище, я не намерен прятаться за троном как последний трус. Отбываем завтра утром в семь, идет?

Нам ничего не оставалось, как согласиться. При всех достоинствах Канса их семейное упрямство всегда было сильнее.



– Сдавайтесь, – выкрикнула она. Для когтей заурви стены не представляли никакой преграды. Камень и гранит рассыпались, словно песок, и вооруженные мужчины с криками бросились врассыпную. Следующим взревел акван и обрушился на ворота своии огромными бивнями и туловищем. Он бил по ним, пока те с громким треском не разлетелись в щепки.

– Сдавайтесь, – выкрикнула она. Сверху ударил индра, сокрушая своими ужасными когтями деревянные опоры и столбы, и вскоре перед нами лежали бесполезные груды разломанных катапульт и орудий. Аэшма с шипением свернулся клубком и шипами протаранил последнюю стену. Звуки сражений перебивали вопли разбегающихся людей и стоны раненых.

– Сдавайтесь, – выкрикнула она в последний раз, и вперед вышел нангхаитья, выставив свои два лица на всеобщее обозрение. Дэв гордо стоял на месте, и ни один меч, ни одна пушка, ни пролитая смола не могли пробить его шкуру. В конце концов, даже самые храбрые солдаты вынуждены были отступить пред лицом этого кошмара.

Но именно ази представлял самую большую угрозу. С небес он поливал крыши потоками огня и пепла, и вот уже весь город полыхал большим костром. Непокорный рев чудовища обратился к облакам, предвещая скорую гибель оставшихся на земле. Однако на его призыв быстро откликнулся лорд Кален: он воздел руку, и обрушившаяся с небес вода стремительно погасила разразившийся пожар, не дав тому нанести еще больший урон.

Я прятался за саурва, единственного среди своих собратьев, кому было велено охранять меня. Существо безмятежно топталось на месте. Внешне саурва был похож на большую двадцатифутовую рептилию с чешуей ящерицы и выпученными желтыми глазами, лапы которого заканчивались острыми когтями. Как только к нам случайно залетала стрела или огненный шар, он поднимал свою ужасную лапу и ловил их в воздухе. Огонь практически не обжигал ее, а стрелы не причиняли вреда.

Я сжимал в руке зивар, который дала мне аша. Он не позволял мною управлять, но не защищал от физических ран. Лишенный какой-либо брони, я отчаянно цеплялся за него, как утопающий за бревно.

Уже спустя час все линии обороны города Сантянь были разбиты. По сигналу Тии чудовища тяжело повалили вперед и ступили через ворота на опустевшие улицы даанорийской столицы.

– Направляйтесь к дворцу, – скомандовала аша и добавила с нотками стали в голосе: – Больше никого не трогать.

Я тихонько заплакал. Мне были слышны стоны раненых, стенания тех, кто ищет своих любимых. Костяная ведьма стремилась избежать жертв, но…

– У меня не было выбора, – тихо произнесла аша, на ее осунувшемся лице застыла маска усталости. Через несколько секунд она еще раз словно заклинание повторила эти слова.

Перед нашим взором раскинулся даанорийский дворец, его изогнутые башни цвета слоновой кости светились все ярче с каждым шагом. На стенах замка выстроились солдаты, пылающие огнем наконечники их стрел смотрели на нас. Тяжелые, измазанные смолой катапульты позади них ждали сигнала.

Внезапно аша остановилась, ее лицо расплылось в улыбке.

– А вот и сам ханьцзянь[1]1
  Ханьцзянь – в китайской культуре уничижительный термин для изменников китайского народа или государства. Слово «ханьцзянь» отличается от более общего «предатель», которое может быть использовано для любого народа или страны.


[Закрыть]
, – весело прокричала она, ее голос разлетелся по округе. – Рада снова тебя видеть.

На вершине самой высокой стены показался мужчина в позолоченных доспехах. Дрожащим голосом он что-то ответил ей на даанорийском языке, на что она рассмеялась:

– Нам обоим известно, ханьцзянь, что ты владеешь всеобщим языком. Именно на нем ты говорил, когда предал своего императора.

Мужчина в страхе отступил назад. Повернулся к своим солдатам и резко отдал приказ. С его окриком в воздух полетели огненные стрелы. В ту же секунду катапульты выпустили залпы огня.

Саурва с невозмутимым видом закрыл меня от надвигающейся угрозы. Стрелы не причиняли ему никакого вреда, в отличие от объятых огнем булыжников. Его чешуйчатую шкуру охватило пламя.

Я испуганно дернулся назад, но аша схватила меня за руку раньше, чем я вышел из тени дэва.

– Не бойся и не двигайся, если хочешь выжить.

– Ты назвала его ханьцзянем. – Так в Даанорисе именовали предателей.

– Для предателей может быть только одно наказание. – Не обращая внимания на усиливающийся жар, она устроилась возле перепончатых лап саурва. Пламя на его шкуре уже начало угасать, не оставляя после себя ожогов. – Подождем, пока запас их стрел, смолы и камней иссякнет. Только так можно сохранить этим солдатам жизнь. – Она оглянулась на стену, где маячил мужчина в ярких доспехах. А после заговорила с внушающим страх странным запалом: – Однако этот мужчина – совсем другое дело. Пожалуй, я продолжу свою историю, Бард, пока мы ждем.

Я потрясенно уставился на ашу, которая спокойно рассказывала дальше, невзирая на бушующие вокруг нас огонь и страх.

3

Ни одна тренировка не подготовит тебя к бою с дэвом – это говорит та, кто встречалась с ними со всеми. Из всех чудищ аэшма самый пугающий. Его шипастое тело с невероятно острыми когтями – мечта любого оружейника. С ростом в две дюжины футов он все равно передвигается довольно быстро и скрывается от стрел солдат раньше, чем они успевают прицелиться.

Я возражала против сопровождения королевской армии и присутствия принца Канса. Воскрешение дэва – это не наблюдение за цветением вишни. Не королевский фестиваль, где требуется одобрение короля. Дэв – такое создание, которое не ведает различий между знатной особой и простолюдином. Даже наличие всех армий мира – а их столько и было – не увеличит шансы на спасение.

– Не стреляйте! – гаркнула я на солдат. – Не делайте резких движений и предоставьте Фоксу сражаться! – Как бы эти храбрецы ни настаивали на своем, но солдатские мечи и луки в бою с дэвом были не полезнее шелковых лент и платьев.

Аэшма с воем бросился вперед, Фокс увернулся от его атаки; его меч должен был скорее отвлекать, чем наносить смертельные удары. За год мой брат наловчился приманивать дэвов, а я – усмирять их.

Когда монстр снова атаковал, Фокс перепрыгнул через его огромную голову, шипы аэшма пролетели всего в нескольких дюймах от его тела. Приземлившись, он, поддразнивая монстра, щелкнул того по носу. В присутствии зрителей даже Фокс не мог удержаться от показушности.

Несмотря на вспыхнувшую за ушами нарастающую боль, я продолжала сражаться. Меня окружил вихрь ветра, засияла руна Связывания. Аэшма застыл на месте, когда его тело опутали нити моего заклинания.

– Умри, – прорычала я, и парализованное существо рухнуло наземь. Но дэв еще не был повергнут; чтобы его убить, требовались силы, а моя головная боль только мешала.

По армии солдат пронесся дружный вздох облегчения. Вперед вышел принц Канс с неестественно горящими глазами, двигался он при этом как-то странно.

В моей голове тут же зашевелились тени. Перед глазами вспыхнуло очередное видение: вода и сложенные за спиной крылья, я стремительно плыву в морских глубинах…

Пока я с трудом пыталась выбросить картинку из головы, существо, воспользовавшись моим кратким замешательством, приготовилось к последнему отчаянному рывку. Кален ринулся вперед, чтобы схватить принца Канса за одежду и оттащить назад, а в эту секунду его попытался прикрыть Фокс. Один из шипов аэшма пронзил грудь брата насквозь.

– Умри! – вновь закричала я. Мое заклинание устремилось к дэву и поразило его в самое сердце. Отвратительное чудовище опрокинулось назад, утащив Фокса за собой. Его покрытые шерстью короткие лапы невольно дернулись, после чего дэв содрогнулся и затих.

– Фокс! – Мне доводилось видеть его и с ранениями похуже, но ни одна сестра не выдержит вида проколотого насквозь брата.

Фокс приподнялся с тела неподвижного зверя. Слегка скривившись, уперся ногой в усеянную шипами тушу, дернулся назад и с чавкающим звуком высвободился.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8