Римма Ульчина.

Послание небес, или Нереальный детектив



скачать книгу бесплатно

– Родственницей! – но поняв, что так просто я от нее не отделаюсь, добавила. – Извините. У меня мало времени, так что сообщите врачу, что его ждут!

– Он занят! У него есть всего один час в неделю, чтобы отвечать на вопросы родственников! – со злостью выплюнула она.

– Говорите, занят? А я знаю, что врач свободен и сидит у себя в кабинете!

– Я вас слушаю, – сказал « подруливший» к нам врач. Более подходящего слова, определяющего его походку, невозможно было подыскать. Его «занюханный» вид меня насторожил.

– Я хочу узнать о состоянии здоровья Лизы Вайнштейн.

– А что именно вы хотите знать? – вопросом на вопрос ответил он, злобно сверкнув глазами.

– С несчастными пациентами, как я понимаю, вы разговариваете в такой же недопустимой манере. Они задают вопрос о своем здоровье, а вы отвечаете тем же вопросом, только в несколько иной форме?

Он сразу как-то подобрался, и неохотно провел меня в свой кабинет.

– Так кем вы приходитесь Лизе Вайнштейн?

– Я полагаю, что вам уже доложили.

– Лиза очень больна. В связи с этим я вынужден перевести ее в специализированную клинику!

– И у вас есть для этого серьезные основания?

– А почему вы меня об этом спрашиваете?

– Доктор! Где вы приобрели такую блестящую квалификацию? После нескольких минут общения с вами можно почувствовать себя стопроцентной дурой. Но со мной этот номер не пройдет. Я имею право знать ее диагноз! Поэтому ставлю вас в известность – у меня есть друзья, обладающие неограниченной властью и возможностью пригласить к Лизе любого самого квалифицированного специалиста для серьезных консультаций и таких же серьезных обследований. Без их компетентного заключения вы ее никуда не переведете! Думаю, этим все сказано!

Он явно струсил.

«Ну, эскулап, теперь держись! Я тебя сразу раскусила».

Выйдя из больницы, я решила ехать домой, так как чувствовала физическую необходимость принять душ, смыть с себя весь больничный негатив и снова обрести если не душевное спокойствие, то хотя бы ясность мысли.

«Странный тип! Не внушает доверия. Нужно рассказать о нем Игорьку. Сдается мне, что этот субъект – по его части».

После того как мы поужинали, муж удобно устроился в кресле напротив телевизора, я присела возле него на корточки и потерлась щекой о его руки. Он тут же наклонился и пересадил меня к себе на колени.

– Котенок! Тебя что-то беспокоит? – целуя меня, участливо спросил муж.

– Сейчас нет! – и я быстро зажмурилась, чтобы он не смог разглядеть в моих глазах искорки желания, которое возникало от одного его прикосновения.

– Милый! Если бы ты знал, как же я тебя люблю!

– А как я тебя! – нежно покусывая мое ушко, на вибрирующих интимных полутонах шепнул он и, подхватив на руки, понес в спальню… В просторном домашнем джакузи, под тихое бульканье пузырьков, я рассказала мужу о Лизе и ее пропавшей дочери. Игорь работает старшим следователем по расследованию сложных криминальных дел в одном из военных ведомств, тесно сотрудничая с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность.

А я руковожу частной адвокатской конторой « Кристалл». Каждый день приносит с собой новые, непростые и запутанные случаи, которые требуют полной самоотдачи, а некоторые – большого профессионального опыта.

– Любимый, так что ты об этом думаешь?

– Ленок! То, что ты услышала от Лизы, мы можем считать только отправной точкой отсчета, так как личные переживания и в связи с этим, скажем так, несколько гипертрофированное видение случившегося, являются ее субъективным мнением, а не объективным, – это первое. То, что ты начала расследование с Лизиного лечащего врача, я считаю правильно выбранным стратегическим ходом… Теперь предоставь этого господина мне. А ты займись людьми, которые контактировали как с Яной, так и с ее мамой. Ну а как пойдет расследование дальше, я затрудняюсь сказать. Ты и сама не хуже меня знаешь, как это бывает. Если покатит, весь клубок в наших руках. Не повезет, будем искать другие пути, которые приведут нас к конечной цели.

День второй

Весь следующий день я потратила на поиск людей, адреса которых мне дала Лиза. С некоторыми вообще не удалось поговорить, так как они, вежливо извинившись, недвусмысленно указали мне на дверь. Других не застала дома. Третьи уехали отдыхать, а четвертые отмалчивались или уверяли, что ничего не слышали, а о случившемся ничего не знали.

Я решила позвонить мужу. Его автоответчик любезно, голосом Игоря, попросил оставить сообщение. Взглянув на часы, я решила еще раз поговорить с Лизой, так как вчера она была очень взвинчена. Сев в машину, покатила в больницу, где нос к носу столкнулась с ее лечащим врачом. Выглядел он непрезентабельно и очень спешил. Увидев меня, быстро поднес правую руку к лицу, стараясь, как мне показалось, прикрыть ехидную полуулыбку, притаившуюся в уголках его плотно сжатых губ.

«Человек с таким выражением лица не имеет права быть врачом», – направляясь к палате, в которой лежала Лиза, решила я.

Кровать Лизы была пуста. У меня тревожно екнуло сердце. Взяв себя в руки, я приветливо поздоровалась со всеми больными сразу.

– Милые женщины! А куда подевалась моя родственница? Вышла в туалет, или ее вызвали на лечебные процедуры?

В палате стало так тихо, что у меня мороз пробежал по коже.

– Знаешь, а она, о-н-а, как это, забыла,.. ой, ой, я все позабыла, – запинаясь на каждом слове, нервно теребя край своего одеяла, выдавила из себя одна из них…

– А я знаю! Я все знаю! Эта сумасшедшая все врет! Я спала. Услышала – трах-бах-бабах! Открыла глаза, а твоя-то взяла, и-и… тю —тю!

– Не так! Она пошла пописать. Вот!

– Это, это она сначала пошла! – слышались со всех сторон противоречивые возгласы.

Несмотря на многоголосый шум и выкрики возбужденных и спорящих между собой больных женщин, две внушительного роста и телосложения старушки спали лежа на боку, закутавшись в одеяла. Их лиц не было видно.

– А кто из вас видел Лизу последней? – не надеясь на вразумительный ответ, на всякий случай спросила я.

В это время в палату заглянула симпатичная молодая женщина… На ней была застиранная пижама, а сверху накинут проштампованный в нескольких местах больничный халат.

– Ой, ля-ля! Что здесь творится? Драма или камеди! – улыбаясь, выдохнула она, – незаметно мне подмигнула и быстро прикрыла за собой дверь. Я вышла за ней следом и чуть не вскрикнула от удивления. Женщина шла, с трудом переставляя ноги, одной рукой держась за стенку, другой – за живот. Подойдя к туалету, она испуганно вскрикнула, отпрянула назад и… исчезла. Мне показалось, что кто-то с силой втащил ее в туалет. Я бросилась к ней на помощь, и со всей дури налетела на что-то большое и твердое. Удар был настолько сильным, что у меня потемнело в глазах… « Интересно, на что это я налетела?» Оказалось – «ни на что», так как коридор был пуст.

«Господи, да что здесь, в конце-то концов, происходит? Одни исчезают, другие получают болезненные ушибы, причем на ровном месте. Что это – мистика, телепортация или заговоренное кем-то место? Елена, не забивай себе голову всякой ерундой. Думай по существу!.. А если по существу, то все, что здесь происходит, «дурно пахнет». Всего несколько минут назад незнакомка дала мне понять, что просит выйти за нею следом. Выглядела она вполне здоровой и адекватно мыслящей женщиной. А через минуту буквально тащилась – плелась, едва переставляя ноги. Так, так!.. А что, если это только мои домыслы, и ничего страшного не произошло, так как в связи с особой спецификой отделения психически больных людей нельзя оставлять в туалете одних… В таком случае здесь нет никакого произвола, а тем более криминала. Допустим… Тогда как назвать то, что произошло у меня на глазах? Насилием над личностью или вседозволенностью, практикуемой в стенах этой больницы. Так или иначе – преступление налицо… Но преступление, которое нужно еще доказать! Легко! Сейчас я это выясню! А тут и выяснять нечего. Все и так шито белыми нитками.

Начнем с того, что с первой минуты, как я переступила порог этого заведения, у меня возникло ощущение, будто за мной постоянно следят. Появление «больной», пожелавшей со мной встретиться, вызвало у тех, кому это не понравилось, по меньшей мере, шок… Поэтому они решили помешать нашей встрече, затащив женщину в больничный туалет. Ну и… Затащили, и что? Что, что?! В этом что-то есть! А раз есть, тогда ответь, что с ней произошло за те несколько минут, пока ты находилась в палате?.. Хороший вопрос… А что, если они успели вколоть этой несчастной мгновенно действующее вещество, вызывающее острую боль. Именно поэтому медсестра даже пальцем не пошевелила, чтобы оказать ей если не медицинскую, то хотя бы человеческую помощь.

Жаль женщину. Жаль, что наша встреча не состоялась. И еще. Если бы я не налетела на «нечто» и сунулась в туалет следом за ней, то в лучшем случае получила бы чем-то тяжелым по голове, а в худшем?.. А незнакомка все равно бы исчезла, точно так же, как Лиза?

«Интересно, что они придумают на этот раз?» – возвращаясь в палату, где лежала Лиза, подумала я… Ждать пришлось недолго. Дверь распахнулась, и в палату влетела медицинская сестра, с которой я познакомилась накануне, и которую несколько минут назад встретила в коридоре.

– Что вы здесь делаете? В палате вашей родственницы нет! Она сбежала! Скрылась, так сказать, в неизвестном направлении, и представьте, даже адреса своего не оставила! А впрочем, сдается мне, что ее исчезновение произошло не без вашей помощи! – нагло заявила она.

– Сбежала, когда?

– Перестаньте ломать комедию! Я ни за что не поверю, чтобы эти «психи» ничего такого – этакого вам не рассказали или не наплели! Это же Би-Би-Си местного значения! Если не поймут, то обязательно приврут! А вы здесь находитесь больше десяти минут не просто так! Их россказни, так же как и их ответы, помогли вам придумать для себя правдоподобное алиби! – отчеканила она.

– А знаете, вы правы! Абсолютно правы. Это я, именно я ее и похитила!

– Вы мне зубы не заговаривайте! Теперь я точно знаю, что вы! Так как в том состоянии аффекта, в котором вчера находилась наша пациентка, она и двух шагов не могла бы сделать самостоятельно!

– В каком состоянии? Я с ней вчера разговаривала. И вы это прекрасно знаете! А за то, что из вашей больницы исчезла больная женщина, да еще в таком тяжелом, как вы утверждаете, состоянии, вы ответите по закону!

– Это вы ответите! Сейчас я препровожу вас к главному врачу! Пускай он с вами сам разбирается!

«Спокойно, Лена! Спокойно. Думай, что говоришь!» – приказала себе я.

– Вы правы! Я действительно ее похитила. Звоните в полицию! Чего стоите? Если это не наглая клевета, вы должны немедленно вызвать полицию, а полицейские уже сами будут решать, кто и в чем виноват! В противном случае их вызову я, и выхватив из сумочки сотовый, набрала номер начальника ФСБ – нашего с мужем близкого друга, мысленно умоляя его ответить на звонок.

– Слушаю!

– Я звоню из психиатрической больницы. Нет, нет! Со мной все в порядке! Я не больная! Что там, в смысле здесь, делаю? Пришла навестить свою родственницу. Что произошло? Родственница исчезла… А мне угрожают. Какой номер палаты?.. Двенадцать. Моя фамилия? Савицкая… Мне срочно нужна помощь. Да, да! Большое спасибо!.. Простите, а с кем я разговаривала? – не отводя от медсестры взгляда, спросила я.

Уловив в моем голосе тревожные нотки, он все понял: – Держись! Выезжаю!

Лицо медсестры пошло бордовыми пятнами, украшенными крупными каплями пота. Она развернулась и пулей вылетела из палаты, чуть не сбив с ног заплаканную, с опухшим лицом, женщину, которую, мягко говоря, толкал кулаком в спину рослый санитар.

– За что? Я не больная и не сумасшедшая! – рыдая, приговаривала она.

– Идиот! Ку-д-а-а!? – размахивая руками, выкрикнула медсестра. Ничего не понимающий санитар застыл на месте. А пострадавшая со стоном рухнула на кровать.

– Вам помочь? – наклонившись над ней, спросила я.

– Вытащите меня отсюда пока не поздно! – сквозь стон прошептала она, сунув в руку скомканный клочок бумаги. В палату вбежал санитар, волоча за собой разбитую больничную каталку. Следом – другой. С быстротой и ловкостью фокусников они напялили на несчастную смирительную рубашку. Связали рукавами руки. Простыней ноги. Бросили на каталку и вытолкнули вместе с ней за дверь. Все произошло за считанные секунды.

– Сволочи, убийцы, отпустите меня! – кричала она, а в ее широко распахнутых глазах плескался ужас.

«Виктор! Где же ты? Мне страшно! Здесь происходят ужасные вещи. И никто никого не боится!» И вдруг до меня дошло, что в любую минуту эти же санитары могут вернуться, натянуть на меня смирительную рубашку, записать под другим именем, ну а потом… А что будет потом, лучше не думать…

Дверь распахнулась. В палату вошел Виктор, глядя вслед быстро удаляющейся каталке.

– Кто меня вызывал, и что здесь произошло?

Я глазами показала на каталку, которую только что увезли санитары.

– Витя, задержи их! – прошептала я.

Он бросился за ними следом. Я за ним. Санитаров не было видно. Они успели завернуть за угол очередного коридора. Когда мы туда добежали, санитары сбежали, а незнакомка не подавала признаков жизни. Врача не оказалось на месте. Старшая медсестра только мешала. Виктор вызвал скорую и бригаду оперативников, которые оцепили здание больницы. Приказал переписать всех больных, персонал, сверить полученные данные с книгами записи движения находящихся в отделении больных и, повернувшись ко мне, сказал:

– Уважаемая! Я должен вас задержать, чтобы взять показания. Вы будете проходить у нас в качестве главного свидетеля. Следуйте за мной!

Я шла впереди, он сзади.

– Елена! Сейчас ты сядешь в мою машину. Свою оставишь здесь! И без возражений! – казенным тоном произнес он.

Уже сидя в машине, я вспомнила о докторе.

– Витя! При входе в больницу я столкнулась с лечащим врачом Лизы. Он куда-то очень спешил. Выглядел странно. Зловеще – омерзительная улыбка, которую он не успел стереть с лица, врезалась мне в память. С минуты на минуту доктор должен вернуться назад, так как видел меня сегодня и разговаривал накануне. Не знаю почему, но интуиция подсказывает, что этот человек постарается замести следы от всех содеянных здесь преступлений. Поэтому вывернется наизнанку, чтобы расследование по поводу внезапного исчезновения Лизы и происшедшей только что трагедии зашло в тупик. А его объяснения и проверяемые следователями документы будут в полном порядке и в соответствии с принятыми в таких больницах законами и правилами поведения персонала.

Он понимающе кивнул.

– Неужели Игорек тебе уже обо всем рассказал?

– Рассказал, но мимоходом. Кстати, ты случайно не знаешь, где сейчас пребывает твой благоверный? Я ему названиваю, а он, как назло, молчит!

– Представь себе, что я тоже ему звонила. А в ответ, – временно недоступен… Виктор как-то неопределенно хмыкнул, а я – завелась…

– Я знаю тебя как облупленного. Уверяю, если бы Игорь только предположил, что я нахожусь в «дурке», и здесь произошло то, во что трудно поверить, он бы не оставил меня без прикрытия. Тем более что накануне просил не появляться здесь одной. Сдается мне, что еще вчера во время нашего разговора он понял, что это заведение – опасное и страшное место.

– Почему же ты об этом мне сразу не сказала?

– Извини, но… – возмущенно воскликнула я, и в этот момент увидела мужа. Он шел в сопровождении двух омоновцев… Виктор от этого зрелища пришел в восторг.

– Благодарю за службу! Молодцы! Этого « бандюгу» разыскиваем не только мы, но и Интерпол!

– Спасибо вам, ребята. Если честно, один с тремя вооруженными бандитами я бы не справился… Счастье, что вы оказались рядом, а главное, что знали в лицо. Можно сказать, спасли мне жизнь! Век не забуду! А здесь, доложу я вам, дело поставлено круто!.. Отработанный болевой удар. Смирительная рубашка. Укол… И ты – в раю!.. – дружески хлопая своих спасителей по спине, констатировал Игорь.

– Я возбудил по факту исчезновения Лизы уголовное дело. Мои люди заняли все ключевые места, так как своими силами вы, друзья, с этими ублюдками не справитесь, – резюмировал Виктор.

– Дружище, спасибо за помощь! Садись в свою машину и дуй за нами следом. У нас посидим, возьмем на грудь пару капель коньяка, расслабимся, поговорим, авось, и на ум что-то придет!

За привычными домашними хлопотами я успокоилась. Удобно устроившись в своем любимом кресле, держа в руке бокал с красным вином, я вдруг вспомнила о записке, которую мне успела сунуть несчастная женщина.

«Лена! Что с тобой происходит? Мало того, что в больнице оплошала, так еще и о записке забыла!»

Вскочив с кресла, я понеслась в прихожую за сумочкой. « Из-за этой записки ее и убили», – осторожно разворачивая клочок бумаги, с горечью подумала я.

«Родственница. Ситуация… успеешь… нет, спасай… не верь… времени мало… жду», – прочла я неразборчиво-непонятную, торопливо нацарапанную карандашом бумажку и передала ее Игорю.

«Просканировав» ее глазами, мужчины недоуменно переглянулись.

– Мальчики! Боюсь, что Лизе уготована такая же участь, как и ее помощнице. А с ней «санитары» расправились почти на наших глазах в течение минуты… Поэтому я хочу вам и себе задать несколько вопросов: – Как эти здоровые молодые женщины оказались в психушке? Что заставило нашу незнакомку принять такое опрометчиво – провальное, на мой взгляд, решение, граничащее с абсурдом, – встретиться со мной на глазах своих и Лизиных врагов? А с другой стороны, судя по содержанию записки, – решение возникло спонтанно. И, скорее всего, из-за похищения Лизы… В любом случае нам нужно узнать, кто или что могло вынудить «санитаров» пойти на такой риск как убийство днем, можно сказать, при свидетелях. Чью тайну знала или узнала Лиза? Какие отношения связывали этих женщин? Кому Лиза или незнакомка наступили на хвост? Кому это мешало, и кто за всем этим стоит?

– В твоих, Елена ты наша Прекрасная, рассуждениях просматриваются четкая логика и точно озвученная цель. Это все так! Но скажи, пожалуйста, на каком основании ты сделала вывод, что именно Лиза является автором этой записки? – спросил Виктор.

– По-моему, о Лизе как авторе записки не было и речи! Речь шла о пострадавшей. О том, что она хотела мне рассказать. И, как я понимаю, о чем-то очень важном. Важном для них обеих и в то же время смертельно опасном для преступников в белых халатах. Именно поэтому ее и убили после того, как поняли, что она ищет встречи со мной. Это еще раз подтверждает, что я была права.

– Лично я склоняюсь к тому, что люди, стоящие за этими преступлениями, были уверены, что выйдут «сухими из воды», – поддержал меня Игорь.

– И все же происшедшее в больнице, как это «вижу» я, имеет под собой более глубокие корни… Например, месть. Проплаченная кем-то месть, замешанная на реально больших бабках, в еврокупюрах. А так как деньги «заказчики», как известно, на ветер не бросают – проколов у них быть не должно!

А про себя подумал: «Месть… она ведь бывает разной. И причины у нее тоже могут быть разные: житейские, кровные, сердечные. Да их и не перечесть. Но бывает выращенная особыми микробами, каковыми являются сила слова и сила убеждения, как бы заброшенные сначала в голову, а потом и в душу обиженного на жизнь, судьбу, своих близких и самого себя человека, неважно будь то мужчина или женщина. Разросшийся с годами микроб, взращенный в дикой, не подвластной человеческому разуму злобе, в нужный для заказчика момент сработает и уничтожит того, кого приговорили, и того, кто этот приговор осуществил. А тот, кто это слово придумал, и тот, кто их заказал, останутся живы».

– Получается, что у нас под самым носом орудуют и качают свои права настоящие итальянские мафиози? Черт-те что, а если точнее, – сплошной бардак!.. Ладно! Слушайте сюда! У меня вдруг появилось еще одно, скажем так, предположение. А что, если похищение произошло из-за утечки секретной информации. Как вам эта версия?

– Прямо картина маслом. И очень даже правдоподобная!

– Поехали дальше! Вариант под номером «а». Если взять за основу, что некий хакер взломал секретный сайт и… был таков. А у владельца сайта появились неопровержимые или, более того, конкретные доказательства, что утечка произошла из-за взлома, на который отважилась талантливая программистка Лиза Вайнштейн… Что тогда?

– Тогда все наши прежние высказывания и предположения – прямиком коту под хвост, – спокойно, с металлом в голосе произнес полковник.

– Ну, ты даешь! Бьешь наотмашь! А если взять намного выше и представить, что вся секретная информация принадлежала какой-то крупной незаконной организации по изготовлению и продаже оружия, наркотиков или отмыванию капитала, тогда можно с уверенностью сказать, что именно эти люди решили упечь Лизу в психушку. Заодно прихватив нашу пострадавшую. Так как к этому времени преступники уже знали, кто она, что она, кем приходится Лизе, есть ли у нее семья, дети, деловые связи. И, конечно же, партнеры. А еще – любит мужчин или все-таки женщин, полигамна,.. – выдержав положенную по его сценарию паузу, усмехнулся, и, как ни в чем не бывало, добавил, – и другие человеческие слабости, если таковые у нее имелись! А если серьезно, то у меня есть еще одна версия, причем более правдоподобная, чем предыдущая, – добавил Игорь…

– Одну из твоих версий мы уже слышали. Сейчас послушайте мою. Но прежде ответьте на мой вопрос. Как вы считаете, а не проще ли было преступникам нанять классного киллера и… концы в воду? И, как добавление к твоему, Витя, выводу. Преступники или те, кто их финансируют, изолировали Лизу, преследуя сразу несколько целей: лишить общения с «внешним миром», а если фигурально, заткнуть ей рот… И любым способом выбить из нее признание: кому, когда она успела рассказать, продать или перепродать украденный ею секретный компромат. Хотя лично я на сто процентов уверена, если это сделала Лиза, то не ради своих или проплаченных кем-то меркантильных целей…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6