Римид Нигачрок.

На вершине ветер. Избранное



скачать книгу бесплатно

© Римид Нигачрок, 2017


ISBN 978-5-4485-4634-1

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Скверный ветер

 
Погода дрянь сегодня и потому, что ветер
Холодный пропасть туч с окраин наволок,
И не понять, день пасмурный иль вечер,
Что от погоды скверной я нынче занемог.
 
 
Песок и мусор всякий, кружась, в ногах елозит,
Быстрее бы забиться подальше в закуток;
Не покурить: огонь погасит, и руки заморозит…
Погода исправима, дай Солнцу только срок.
 
 
И серый фон небесный переродится в синий,
А облака, что выше, покров накинут снежный;
Даль ограничить может лишь горизонта линия,
И ветер ослабеет: теперь он тепло-нежный.
 
 
И я, преображённый, плыву в лучах эфира,
Печаль скатилась наземь, с небес сошла улыбка:
Где хмурь от туч тяжелых, где ветер злой задира?..
Ну, а пока всё скверно, и воздух стылый шибко.
 
06.04.17.

Интервью

 
Корреспондент многотиражки
«Экскаваторный завод»
На полчаса меня в вагончик
Побеседовать зовет.
Ты расскажи, мол, как заданья,
И обязательства по плану
Все выполняются досрочно…
Нет, я себя хвалить не стану,
Другие есть у нас герой
В числе рабочих, ИТР.
Вот, скажем, мастер Петухов,
Иль Иванов рабочий, например.
Ты о себе скажи два слова:
Как имя, стаж, участок, должность,
А уж потом о посторонних
Добавить к сказанному можно.
Да, я мерительный участок
Возглавил сразу после вуза,
Весь коллектив как на подбор:
Все мастера, и очень дружен,
Такие, как Булгаков, Кленов
И Калиновский, Гарифулин…
Но лучше в цех со мной айда,
Чего сидеть тебе на стуле…
И дым костров в пролетах дальних,
Туда-сюда снуют «КАМАЗы»,
И скрип клан-балки, вагонеток,
Мы интервью прервали сразу.
Да, нужно мне сходить в термичку,
Узнать, готовы ли шаблоны,
И в ЗСУ под заготовку
Узнать, подали ли поддоны,
И в ОТК забрать наряды,
К плановикам и в техотдел,
И, как у мастера, сам видишь,
Невпроворот сегодня дел…
Пришла газета: мой портрет,
Под ним короткая статья,
Напутал всё в ней журналист,
Речь обо мне, но не моя:
«Вот на мерительном участке
Под руководством Петухова
Резцы паяют, оси точат,
Взять план повышенный готовы»
 
07.09.84.

Последыш

 
Дочки, дочки и что, носитель фамилии – раз!
Эти – замуж, отрезан ломоть, ты – наследник,
Повырастали и в город, им он лучше горазд,
Хоть колхоз и богат, и я в ряду не последний.
 
 
Что, Владимир? Ты тоже стыдишься села?..
Дом куда же: умру, кто останется? Мыши!..
Комсомолец, отличник, работник – хвала
Раззадорит и сгинешь, старика-то ты слышишь?
 
 
Дочи: Женя с Машей, и Катя, ты – последыш,
Мне в награду, женись, коль приспичит, но здесь.
Тятя, я, как они я хочу, в город, я учиться уеду!..
Если нет – пропаду, опозорю фамилии честь.
 
 
Вот тут пишут: вербуют на стройки Востока.
На три года всего, я туда и рвану рубить рубль…
Мамку с кем, как умру, ей вдовой одинокой?..
Дочки в город возьмут: молодым она в убыль.
 
 
Здесь бы жил: дом родной, ты и плотник, и столяр,
Мы династии род: дед твой, прадед топориком тюкал…
Тятя!..
Отслужил я три года, и толку что спорить —
Я путевку уж взял… Сын, жизнь скверная штука:
 
 
Царь Николка, война, революция, снова война,
Нахлебались беды, и березовой каши наелись,
Не тайга, так пропали бы, в лихолетья спасала она…
Ладно уж, когда едешь? Тятя, осталась неделя.
 
 
Тять, прости!.. Бог простит… Год, но три я не сдюжу,
Не увидимся, сын, хоть оградку сработать вернись.
Вот такие, как ты, восстанавливать Родину, нужен,
У меня – по откос, у тебя начинается жизнь…
 
07.04.97.

Письмо на материк

 
…Живешь, узнал от Жени, в Новосибе,
Тебе, мол, Катя выделила угол,
Мария, мол, учителем в поселке, на отшибе,
Мам, в город кинулась, с какого перепуга?..
 
 
Колхоз оставила, и дом, могилка зарастает,
А я приехать к вам пока что не сумею,
Женился осенью, жизнь в прошлом холостая,
Она из местных Шура, дочь годовалую имеет.
 
 
Рублю я дом себе, от Мякшиных отдельно,
Жить вместе тесно, в общаге невтерпеж.
В приданном куры, хряк, да и корова стельная.
Зимой в два метра снег, дорогу не пробьешь.
 
 
Да, остров Сахалин, край этот каторжанский,
Тайга и сопки; народ: ороки, айны да японцы,
И зоны, и военных встретишь, и гражданские,
Восток далекий, там, где всходит солнце…
 
 
Кто валит лес, кто бьет пушнину в зиму,
А я рублю дома с зари до поздней ночи.
К складам узкоколейка, катают там дрезину,
Директор леспромхоза завод построить хочет.
 
 
Ну, всё, мам, до свиданья! Целую, обнимаю.
За просто так к нам в гости никто не приезжает,
Бумаги, разрешенье и вызов, понимаешь…
Что поспешил жениться, что здесь живу, не каюсь.
 
08.04.97.

Невестка

 
Она в него вцепилась, иль он, наоборот,
Живут, не расставаясь, живут который год.
С ребенком взял, и сразу привел хозяйкой в дом,
Как встретит мать невестку, не думали о том.
 
 
Она в штыки сначала, мол, бабу взял с довеском,
Она мне не по нраву, сказала сыну резко.
Я в это время в гости приехал на всё лето,
Пусть прямо не касалось, но все же был задетый
 
 
Таким приемом жестким, предвзятым отношеньем:
«Их, мама, жизнь рассудит, поженит и разженит.
Пусть поживут пока что, а дальше будет видно,
И Люда вся на нервах, и Толику обидно.
 
 
Отец ведь тоже с дочкой, ему чужою, принял
Тебя в далеком прошлом, похожи ваши линии.
Тебя свекровка также не признавала долго,
А вы все ж поженились. Препятствовать что толку»
 
 
Уговорил, не знаю, при мне мать не ворчала,
Смотрела на невестку и головой качала,
Что думала при этом, кто знает, Бог рассудит.
Мы памятью ошибок безжалостные судьи.
 
 
Не оттого ли злилась, что ей напоминанье,
Как нагуляла дочку, поверив в обещанье
Жениться офицера, который вскоре сгинул,
Узнав про положенье. Красивый был мужчина.
 
 
Высокий стройный малый, а оказался сволочь.
«Я настрадалась, боже, упреки жгли как пчелы
От мамы и от бати …, я всё перетерпела,
Пусть молодая дура, а счастья-то хотелось».
 
 
А может, что другое припомнилось невольно.
Язык свекрови гадкий кусался очень больно:
«Ты девка из деревни, шесть классов, нос картошкой,
Испортила мне сына, к нему ласкаясь кошкой.
 
 
Оставь его в покое, и он уедет в город,
Как договор по сроку к концу приходит скоро,
Там ждет его другая да из семьи приличной,
Студентка, комсомолка, довольно симпатична»
 
 
Наш дом в то время старый снесли под самый корень,
И на фундамент новый другой воздвигли вскоре.
Для всех работы масса, под вечер так устанем,
Что лишь бы до постели, без танцев и свиданий.
 
 
Но за полночь далеко всё Люда спорит с Толей:
Мать невзлюбила, вижу, мне удавиться что ли?
Не будет сладу с нею, как две хозяйки в доме,
Она молчит, вздыхая, а взглянет, будто гонит.
 
 
Ну, потерпи, Людмила, со временем притретесь,
Мне обещали ордер под осень на работе…
…Галина рядом с сыном, мужик какой-то с нею,
С упреком теща смотрит, и Александр Сергеич,
 
 
Не разжимая губы, вокруг стоят недвижно,
Я голый перед ними униженно пристыженный.
Вернись, как будто слышу, вернись ради ребенка,
В обнимку Галка с парнем, в лицо смеется звонко:
 
 
А он рогатый, мама, он вовсе мне не нужен,
Как прогнала из дома, с другим живу я мужем!..
Земля вдруг стала вязкой, затягивает жижа,
Утоп я весь по горло, нет воздуха, не вижу…
 
 
И сбросив одеяло, я соскочил с постели,
Собака брешет нудно и петухи запели…
Ну, вот и печь готова, – старик с рук моет глину, —
Чуть протопи, хозяйка, и дай чуток остынуть.
 
 
А как совсем обсохнет, топи напропалую.
Спасибо, дядя Ваня. Да не за что… пойду я.
И мне, мам, в город надо, провел я лето с вами…
Я утаил, надеюсь, что сердце давит камень.
 
17.02.16.

Оставишь след

 
Дело то, что время съело,
Нужно мне, как воздух вздоха:
Лишь бы не было мне плохо,
Лишь бы здравствовало тело.
Польза в чем, что есть безделье,
А безделье – к рассужденью,
Что-то душу вдруг заденет:
Я живу-то в самом деле?..
Нужно мне читать ли, кушать,
Труд за деньги, труд во благо,
Нужно мне марать бумагу,
Выворачивать всю душу?
Смысл смысла – нет ответа,
Смысл есть, что смысла нет,
Сколько сжег ты сигарет,
Сколько тело жег ты летом?
Льются брызгами слова,
Вьется дым: табак и пепел,
Сумасшедшего ли может
Быть в работе голова?..
Дело делай – жизнь уходит!
Жизнь не в общем – жизнь твоя,
Всё поведай, не таясь:
Свят и чист в грязи юродивый,
Сон для отдыха, к здоровью,
Пища, чтобы длить безделье,
Днем покажется неделя,
И застой в мозгу и в крОви,
Страсть ведет к совокупленью:
Безрассудно, но приятно,
Быть гурманом не всеядным,
И опять от той же лени.
Пульс в висках, груди, запястьях,
Значит, жив сердечным стуком,
Неразбавленная скука
Ни трудом, любовью, страстью,
Что за жизнь бес смысла цели,
Мотиваций принужденья,
Смерть мерцает провиденьем,
В рай намереньями стелет.
Встань, иди, не думай – в пропасть,
То есть в жизнь, чтоб не пропасть,
Вне тебя в тебе вся власть:
Страх, вина, обида, робость.
Это то, что руки вяжет,
Это то, что ноги гнет,
Страх предельный: храбрость, скажут,
Вина – злость, наоборот,
Но обида – месть слепая,
Искривление рассудка.
Нет спасенья? Есть, то – шутка,
Если соль в ней понимаешь…
Дело то, что время съело,
Время то, что пустоцвет.
Взять бы новость из газет,
Да и жить на пользу смело,
Тем оставишь в жизни след.
 
09.04.07.

Чего добились

 
Ни я, и ни ты, своего не добились,
Кроме, что души с годами разбились.
Мои же упреки казались законны,
Озвучивал их утвердительным тоном:
 
 
Хозяйкой, женою и женщиной будь!
Ты мне в ответ: Обойдусь как-нибудь
Без указаний, что делать, как жить!..
Видишь, я толстая баба, такую любить
 
 
Просто противно, найди же получше!
Причем полнота? Дорогая, не мучай
Себя, а хозяйством заняться бы надо.
Сколько упреков мне высказал кряду —
 
 
Штопай, стирай, убирайся, вари…
Ты женщина, мать и жена, не дури.
Что мне квартира, хочу я работать,
Возьми, если надо, о доме заботу,
 
 
И с дачей своей ты достал, отвали,
Вскопать и посеять, полоть и полить?..
Нет, муженек, не заставишь, уймись!
Рабыней твоею не буду ни в жизнь.
 
 
Сам, если хочешь, и мой и стирай.
Живи, уходи, всё равно – выбирай!
Не верю, что любишь такую, как я!..
Себя ты не любишь, вина не моя,
 
 
Хоть раз упрекнул я за полное тело?
Я замуж совсем за тебя не хотела,
Лучше сбежала бы в первый же год!
О, Господи, женщины чудный народ,
 
 
Я принуждал тебя замуж идти?..
Взаимно любили, женились, прости,
До встречи со мной ты была балериной?
И толще не стала с рождением сына,
 
 
Ведь видел, какую беру тебя в жены…
Я толстая баба, кричишь, пораженный
Такими словами, ищи себе лучше,
За что нападаешь всё злее и пуще,
 
 
Никак не пойму, будто мстишь мужикам.
Упрекал, не любил, виноватый ты сам,
А я тебя жутко ко всем ревновала!..
В гостях ты со мной не танцуешь, бывало,
 
 
Другая зовет, отказаться не смеешь,
Ведь знаю тебя – танцевать не умеешь,
И стыдно, но, сволочь, с другой-то идешь!
Обида, как в сердце вонзается нож,
 
 
Скандал закачу, вот вернемся домой!..
Что зря ревновала, мне стыдно самой,
Что тело своё ненавижу стократ,
Пусть ты не виновен, но ты виноват
 
 
За то, что я полная телом, ревнива,
За то, что ты молод и бодр на диву,
И можешь сбежать от меня ты к другой.
О, Господи, с бабой живу я больной!..
 
 
Желая любви, ненавидишь и гонишь,
Я для тебя уже стал посторонним,
Ушла ты в соседнюю комнату спать,
Нынче ни в чем не берусь упрекать,
 
 
Что палец о палец не стукнешь за день,
Сидеть в Интернете часами не лень,
Без пива ни дня не проходит, молчу,
А то я скандал ни за что получу…
 
 
Чего мы добились? По разным постелям,
Друг другу ни скажем и слово в неделю,
Как хочется жить, не мешаем друг другу?..
Мы стали чужими с тобою, подруга!..
 
20.01.14.

Поговори мне

 
Не улыбайся мне фальшиво,
Тебя я вижу наперед,
Быть без тебя могу счастливым,
Твоя улыбка нагло лжет!
 
 
Ты будто нынче виноватой
Передо мной вообразила,
Но не обманешь, знаю я-то,
Твоих эмоций злобы силу.
 
 
Просил тебя, прости ошибки!
А ты в ответ: За что прощать?!..
И на устах висит улыбка —
Тобой мне хочется играть.
 
 
Сама ни в жизнь я не признаюсь,
Что слепо правили эмоции,
Тогда себя я потеряю,
Просить прощение придется.
 
 
Пусть советь гложет, но ликую
Над нею я, она мне враг!..
Ты прав?! – Я протестую,
Свою вину признать ни как.
 
 
Мужчина ты, я просто баба,
По праву мне и оскорблять,
Убить могла, ревнуя, я бы,
Хочу любить, могу прощать.
 
 
Но если я уж ненавижу,
То спрячу, если ты мне нужен,
Пока мне нужен, и приближу,
Жене как должно, должно мужу.
 
 
Что есть мужчины? Ах, игрушки!
Умны, сильны – смешно, смешно!
Любимый мой, моя ты душка!
И ты расплылся, то-то и оно…
 
 
Мою улыбку назовешь фальшивой,
Тебе же хуже, ох как отомщу!..
Пока есть женщины, мужчины живы,
А я, дурак какой, любить хочу!..
 
25.01.14.

Книги не те

 
Не те ты выбрал книги, мальчик.
Возьми «Мурзилку» или сказки,
Они вон там, на полке, дальше,
Где «Пионер», лежат раскраски.
 
 
А эти книги, что ты выбрал,
Лишь для учителя, не выдам.
Что, не годится «Буратино»?!..
Прошу читальный зал покинуть!..
 
 
С тех пор сюда я ни нагой,
Не те опять возьму я книжки,
Читальный зал найду другой,
Где придираются не слишком.
 
 
В поселке есть библиотеки,
Помимо школьной, запишусь,
Книг разных сотни в картотеке,
Ходить не близко, ну и пусть!
 
 
Я брал по три-четыре тома,
Смотрел, читал под вечер дома,
Но срок, когда вернуть, короткий,
Я относил назад их четко,
 
 
Лишь дочитав до половины,
Когда роман довольно длинный,
Не прочитать за две недели,
И то ворчит уж мама: «Сына!
 
 
Опять читал всю ночь в постели.
Глаза испортишь, так нельзя,
Поди, не помнят уж друзья,
Гулять не выгонишь из дома»
А я прочел всего полтома,
 
 
Негромко текст, под нос шепча,
Читаю вдумчиво неспешно,
Часы на столике стучат…
Я засижусь опять, конечно.
 
08.09.77.

На этой ноте

 
На этой ноте превосходной
Я перерезал нить с печалью:
Мы для чего с тобой встречались?
Ответ мне будет как угодно.
Но нить повисла паутиной —
Теперь попробуй отодвинуть.
 
 
Её не срежешь ножницами,
Как ни пытайся, будет целой.
Твоя ли искренняя смелость,
Иль мной проваленный экзамен:
Мы где с тобой, скажи, встречались? —
Такой вопрос змеей ужалит.
 
 
А, ты не помнишь?.. На встречинах,
И дважды был я в Арадане…
Всплыла услужливая память:
Женатый дважды ты, мужчина.
Да, был женат по принужденью,
Расстались скоро, тем ни менее,
 
 
Женатый я уж тридцать лет.
А ты?.. Мы жили двадцать три.
И долго-долго говорит,
Каких изведала с ним бед.
А можно б кратко: Развелись.
Мол, не сложилась наша жизнь,
 
 
И замолчать, поставить точку,
Вернуться к встрече долгожданной,
Мол, я тебя не помню, странно,
Но ты опять о муже, дочках,
Что отдыхать поедешь в Крым.
А я, чувствительно раним,
 
 
Вообразил другой сценарий,
Искал в речах особый тон,
Что в эту женщину влюблен,
Она любовь мне тоже дарит,
И вспомнит милых прошлых встреч,
Но не о том я слышу речь…
 
 
На этой ноте превосходной
Я перерезал нить со вздохом:
И без тебя, с тобой мне плохо.
Я ждал с волненьем что угодно
От этой встречи – не смотрины:
В мужья не годный ты, мужчина!..
 
08.07.16.

Память-сказочник

 
Есть и есть еще скрытое многое
Из того, что не сказано мной,
И великолепно оно и убогое,
И души восхищенья больной.
 
 
Мизер, малость, какая-то кроха,
А она мне навек дорога,
Если я потеряю, то плохо,
Наживу непременно врага.
 
 
Как из бездны таскаю алмазы,
А пока что они лишь стекло,
Ограненная выйдет ли фраза,
Чудо мне, я скажу, помогло.
 
 
Чем я чаще на свет вынимаю
Дней былых отболевшего сердца,
Та же жизнь предстает мне иная,
Как от лука слеза, сладким перцем.
 
 
Блеклость пыльная стеклышек ложных
Там сверкают отмытые, в красках,
Я не верю себе: Невозможно!..
Поцелуй первый, в голосе ласка.
 
 
Разве так?.. Мне казалось грубее,
Не испытывал нежных волнений,
И трава зеленей, небеса голубее,
Память-сказочник лжет без зазрения.
 
 
Я её упрекать не намерен —
Подстрекаю подкрашивать были,
Но хоть чуть изменить, в крайней мере,
Лишь стихи бы страстней выходили.
 
 
Есть и есть еще скрытое многое,
Из того, что не сказано мной,
Превосходно оно иль убогое,
Не пройдет от стихов стороной.
 
07.07.16..

Дух

 
Дух внутри себя пустой,
Пустоту пронзают стрелы,
Он тончайшей скорлупой
Отделил от прочих тело.
 
 
Искры – это память духа,
Зренье, слух, любви исток,
В нем не влажно и не сухо,
Жизни вписанный урок.
 
 
Разум есть в нем, и сознанье,
Но их нет – распалось «я»;
Соберется в многогранник,
Как приманит в плоть земля.
 
 
Он себя сосредоточит
Точкой зренья в третий глаз,
Снами сделается ночью,
Интуицией для нас.
 
 
Имя духу не пристало —
Он всего лишь человек,
Из особого кристалла,
Вероятной вспышки трек.
 
 
Словом «дух» он не уловлен,
И ни чем не уловим,
Но найдется в каждом слове,
Дух не пар, не смог, не дым.
 
 
В форме сферы безграничен,
Он во времени бессмертен,
И в текучести – статичен.
Есть ли нет его на свете,
 
 
Все рано он есть и будет,
Так как жизнь с него начнется:
Камни, травы, звери, люди;
Как вода он из колодца.
 
05.07.16.

Порыбачили

 
Ну, что, студент, поедем на рыбалку?
Тут недалече, в горы, километров за сто.
Нет мотика и для тебя, конечно жалко…
С утра рванем. Решили?.. Баста!
 
 
Валера в передках, пылит, ревет мотором,
Мы с Ванькой в хвост пристроились за ним,
По руслу рек, ущельем, лезем круто в горы,
Толкаем технику, где путь непроходим.
 
 
Гроза застигла нас на самом перевале,
Так хлещет дождь, дорога вся раскисла,
У скал стихии буйство переждали,
Где козырьком плита над тропкою зависла.
 
 
Никак студент замерз? А ну хлебни-ка
Грамм пятьдесят спиртяжки для сугреву.
И стало чудно мне в краю гористом диком,
Направо скалы ввысь, и пропасть слева.
 
 
А где ж река, спросил я удивленно,
Хотя бы озеро, где будем мы рыбачить?
Вот там, внизу, за полосой зеленой,
Река… Валера, нет, я думаю иначе.
 
 
Да брось, Иван, я знаю эту местность,
Вон в тех кошарах мне пастух знакомый.
Валер, куда ж изба исчезла, интересно?!
И лес, река, бугор, всё будто по-другому.
 
 
Не дрейф, Иван, и здесь найдем поживу,
Недаром бредень взял на всякий случай,
Студент, готовь костер, мы сетью живо,
Здесь в миг наловим рыбы всякой кучу.
 
 
За час пять рыбок только и поймали,
А их едва ли хватит на похлебку.
Притихшие, спирт в кружки разливали,
И вкруг себя оглядывали робко…
 
 
Валера, черт ты этакий хвастливый,
Куда завес?.. Уж вечер наступил,
Лучей зари последние разливы,
И серп Луны на небе звездном всплыл.
 
 
А утро нам готовило подарок:
Пока мы спали, бык с кустов одежду
Сжевал, взамен блинов оставил даром.
Рыбачить здесь всё, кончилась надежда!
 
29.03.16.

На Арадане

 
Коль хочешь, то свожу в тайгу,
И в горы, где нахоженные тропы
Мной с малолетства, что смогу,
Глаза закрыв, по ним протопать.
 
 
Как затяжной осилим мы подъем,
Чай вскипятим в лесной избушке.
Здесь с дедом я охотился вдвоем,
Зверья пушного свежевал я тушки.
 
 
Медведь, бывало, встретится, сохатый,
Нам с мясом быть, и холод нипочем.
Зверья полно водилось здесь когда-то,
Соль, спички взял, ружьё через плечо,
 
 
И на неделю в лес, богатую добычу
Назад в деревню тащишь на салазках.
А что сейчас? Зайчонка не отыщешь,
И по тайге гуляй ночами без опаски.
 
 
Ну вот, пришли, скидай в траву котомку,
Ружьё на гвоздь, тащи сюда сушняк…
Крест видишь, там захоронили Ромку.
Медведь задрал, полвека будет как.
 
 
Балакали у нас – из лагерей утёк.
Окрест-то их тогда с десяток было…
Пей ароматный с травкой кипяток,
Ногам придаст устойчивость и силы.
 
 
Теперь пойдем, проверим солончак,
Мы там петлю сохатому поставим.
Ну, что студент, нет силы натощак?
Придем туда и супчиком поправим.
 
 
Когда с Тувы заблудится корова,
Охотник в раз приходует как дичь,
Мол, лось, в краях у нас не новость,
И старики о том немало знали притч.
 
 
С поличным кто попался пастухам,
В сей миг убьют, а косточки в костер.
Мальцом как бы, свидетельствую сам,
Кержак сгорел, на что он был хитер,
 
 
Его, как ту корову – на куски…
А мы пришли, сейчас и перекусим.
Здесь место голое, соленые пески,
Перекури, я вскорости вернуся…
 
 
Изведай-ка моей лесной похлебки,
Такой тебе и мамка не сготовит.
Назад пойдем по легкой нижней тропке,
Но там из нас комар напьется крови.
 
01.04.16.

Ягодники

 
Бруснику в горы собирать
Пойдем мы завтра всем колхозом,
Скребки готовим, короба,
В тайгу подбросят паровозом.
Назад уж как-нибудь дойдем,
Мать с дедом, с Катей мы вдвоем.
 
 
Весь урожай снесем на трассу,
Торговля нынче хоть куда,
Хлебец с сальцем и кринка квасу,
В ручьях чистейшая вода.
Поднялись в пять, собрались споро,
Чай с бутербродом, поезд скоро.
 
 
Раскатный слышится гудок,
Ну, все, поехали, в платформу,
Кто первый, влезть другим помог,
Вот шумом выдохнулся тормоз,
Сыграли гамму буфера,
Гудок басит, вперед, ура!..
 
 
Поплыли горы с убыстреньем,
Столбы мелькают, счет ведут,
Как перед счастьем настроенье,
Лучистый утренний салют
В разрезах гор на миг ослепит,
Не от прохлады в теле трепет.
 
 
На повороте ход замедлив,
Нам поезд дал сигнал сходить,
Скала в лучах сверкнула медью,
Внизу под ней дороги нить.
Котомки вниз и сами следом,
Мать, Катя, я шмыгнул за дедом.
 
 
Сюда в ущелье вверх к поляне
По тропке медленно ползем,
По грудь росой промокли ранней,
Коренья, лиственный назём,
То ручеек в камнях щебечет,
Ровнее путь, идти все легче.
 
 
Разводим жаркий костерок,
Чтобы просохнуть, чай сготовить,
Уж день встает, подходит срок
Бруснику брать, ушли по двое,
Налево кто, кто справа лесом,
Я огляделся с интересом.
 
 
Кедрач, березки, мхи и травы,
Шумы лесные, пенье птиц,
Дышу я воздухом на славу,
Он ароматен, влажен, чист,
И Катя рядом, словно фея,
Скребет бруснику, я за нею.
 
 
К дороге сходим с коробами,
До верху полные брусникой,
И ноги гнутся уж под нами,
По пуду тащим мы, поди-ка,
За час торговли мы богаты,
За все мучения – оплата.
 
12.07.83.


скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

Поделиться ссылкой на выделенное