Ричард Аллен.

Звезды. Легенды и научные факты о происхождении астрономических имен



скачать книгу бесплатно

Изображение этих двенадцати фигур на стенах и полах старых церквей, соборов, общественных зданий и даже частных домов часто находим в Европе, а еще чаще – в храмах Востока. Все посетители Нью-Йорк-стейт-билдинга во время 11-й Мировой колумбовой выставки в городе Чикаго в 1893 году вспоминают впечатляющий восьмиугольный зодиак[11]11
  Находится в Бостонской публичной библиотеке.


[Закрыть]
, который был создан Маккимом, Мидом и Уайтом. Он был выложен латунью на полу вестибюля. Будучи не совсем правильным с астрономической точки зрения, этот зодиак тем не менее эффективно дополнил внутреннюю отделку прекрасной конструкции.

В древности созвездия зодиака имели различную величину, но Гиппарх (греческий астроном, живший в 190–125 годах до н. э. – Пер.) разделил эклиптический круг на двенадцать делений по 30° каждое. Эти двенадцать знаков все еще используются в календаре. Однако теперь они не совпадают с аналогичными созвездиями, так как со времени своего формирования сдвинулись на 33° назад по сфере.

Созвездия к северу или к югу от одного из зодиакальных, которые появляются или уходят с небосклона синхронно с ним, в Греции позже стали называть paranatellon («соседствующие». – Пер.).

Лунные дома

 
Число их, если сосчитать хотите,
Двенадцать звезд и восемь после них.
 
Арабская Рифма, в изложении аль-Бируни

Эти Дома когда-то играли важную роль в наблюдательной астрономии, особенно в Аравии, Китае, Индии и Хиве – Древнем Хорезме, а также в Бухаре, Древней Согдиане. Однако поздние исследования относят их к более ранним по времени астрономическим системам долины Евфрата, коптского Египта и Персии.

Лунные Дома по большей части располагаются вдоль лунного экватора или в зодиаке, различаясь по протяженности, хотя теоретически предполагалось, что каждый из них представляет расстояние, которое Луна проходит по орбите за один день. Иногда их число составляет двадцать семь, но обычно двадцать восемь, поскольку лунный месяц длится в среднем 27 или 28 дней. Возможно, эти дома придумали задолго до основных созвездий и даже солнечного зодиака. Создание этих домов, вероятно, было одним из первых астрономических опытов хорезмийцев. Аль-Бируни приписывал им большие познания о звездах. Астроном здесь назывался ахтар веник (смотрящий на лунные позиции). Во все века их использовали астрологи, поэты и прозаики, а также арабские поэты в своих стихах.

Астрологическое значение Лунных Домов было различным: одиннадцать из них считались приносящими удачу, десять – несчастье, а семь – оказывали неопределенное влияние.

Однако каждый из них, особенно в Индии, ассоциировался с каким-либо событием человеческой жизни. Их древность подтверждается тем, что в Хорезме, да и в других местах, перечень домов начинался с Плеяд, когда эти звезды обозначали весеннее равноденствие. В древности это был 27-й Лунный Дом. Кроме того, многие названия этих Домов встречаются в древних китайских книгах, которые были написаны по меньшей мере за 2500 лет до нашей эры.

В то время как названия лунных созвездий в основном согласуются с входящими в них звездами, а восемнадцать совпадают с ними, некоторые из индийских и китайских версий присутствуют в нынешних созвездиях Андромеда, Орел, Пастух, Дельфин, Гидра, Орион и Пегас, которые находятся за пределами орбиты Луны. Не похожи и названия, за исключением 16-го, 17-го и 28-го Домов, в Китае и Аравии. Однако крупный ученый Уитни, изучавший санскрит, считал, что это вряд ли может быть случайным, и заявил, что по тому или другому элементу схожести они являются «тремя производными формами одного оригинала».

О Лунных Домах велось много споров[12]12
  Профессоры Уитни и Ньютон больше всех сделали для того, чтобы описать этот вопрос во всех деталях в статье, посвященной Сурье Сид-дханте, в «Журнале американского Восточного общества» в 1858 году. Это самая важная астрономическая книга Индии, которую индусы причисляют к божественному произведению, хотя аль-Бируни считал, что она была написана Латом.


[Закрыть]
, но согласия относительно даты и места их формирования так и не было достигнуто. Резюме Уитни об этой дискуссии появилось в Лунном зодиаке. По его мнению, знания о лунных позициях пришли в Индию из Месопотамии, места их рождения.

В начале нашего века Биот заявил, что дома имеют китайское происхождение, а Седиллот утверждал, что они пришли из Аравии. Однако мисс Кларк называла их источником Индию и полагала, что впервые они были опубликованы в Аравии в труде аль-Фергани «Начала астрономии» во время правления халифа аль-Мамуна в начале IX века, когда арабы с интересом воспринимали индийское искусство, литературу и науки. Однако в 1000 году аль-Бируни в своем произведении «Индия» писал о ее астрономах: «Я не встречал ни одного, кто узнал бы хоть одну звезду из лунных позиций с первого взгляда или мог бы указать на них пальцем».

Индусы называли их накшатрами (созвездиями), а аль-Бируни словом «Джуффир», и считали их очень значимыми в своей вере. Они взяли из них названия для своих месяцев. Но хотя в том или ином виде они были давно известны в Индии, их полностью признали только в VII или VIII веке до Рождества Христова, когда описания накшатр появились в труде Brahmanas (Брахманы).

В отличие от своих сестер в Аравии и Китае, каждая из них, видимо, была представлена определенной фигурой и никоим образом не ассоциировалась с названием.

В Аравии накшатры назывались аль-Нуджум аль-Алидх, (Звезды вхождения) и аль-Рибатат (Придорожные пристанища), хотя их больше знали как аль-Маназил аль-Камр (Дворцы или Пристанища Луны). Слово «манзил» в единственном числе означает полуденная остановка верблюда и погонщика в пустыне. Читатели «Бен-Гура» вспоминают об этом в связи с Балтазаром, египтянином, встретившимся волхвам в поисках Того, «кто был рожден царем евреев», после того, как они увидели его звезду на востоке и пришли, чтобы поклониться ему.

На них указывает 10-я сура Корана, где о Луне говорится, что Бог «наметил ее стоянки, что могли быть для вас числом лет и счислением времени». Но задолго до Пророка авторы халдейской легенды о сотворениии мира и Книги Бытия приводили схожие описания. Однако в 104-м псалме, в том, что славит Троицу, мы читаем: «И дал Он Луну временам года».

В Китае манзилы назывались Домами. Их ряд начинался с Кио – ? и ? Девы – в день осеннего равноденствия. Некоторые, однако, склонны рассматривать их не только как лунные фазы, но и как детерминантные точки по отношению к движению Солнца и планет. Однако в отличие от подобного членения, принятого в других странах, китайские Дома обычно располагались вдоль экватора. По китайским легендам, они были небесными представителями двадцати восьми знаменитых генералов. Они также довольно давно были принесены в Японию, а летописец плавания Магеллана в 1521 году заметил, что их хорошо знают на Малайском архипелаге и признают их астрологическое значение.

Эти индийские, арабские и китайские созвездия были давно известны и нам, но затем в Bundehesh были найдены их персидские названия, а Браун только недавно опубликовал транскрипцию и перевод халдейских, хорезмийских и согдийских названий. Оригиналы двух последних были взяты из аль-Бируни, как и знаки коптов и персов. Их названия и местоположение даны в этой книге в связи с их звездами, а в деталях они приведены в работах Уильяма и Ньютона.

Другие членения неба, в чем-то похожие на эти, назывались у халдеев деканами, у египтян и греков «поясами звезд, протянутыми вокруг небес, подъем которых следует друг за другом приблизительно за 10 дней», но на гораздо большей протяженности, чем Лунные Дома, и их тридцать шесть, а не двадцать восемь. Мисс Кларк так пишет о них: «Халдеи в каждом знаке выбрали по три звезды в качестве «богов-советни-ков» для планет. Греки называли их деканами, поскольку каждая из них находилась в десяти градусах эклиптики в течение этих десяти дней. Эта коллегия деканов была задумана как движущийся в ежегодных восходах и заходах «вечный круг» между адской и небесной областями». Манилий называл их Decania, другие – Decanica, Decane, Decanon, Degane, Deca-nae и Dicima. Богами деканов были Dicani, и их названия сохранил для нас Матери Юлий Фирмикус, писатель-прозаик времен царствования Константина. Они представлены в древних зодиаках на стенах храмов и астрологических памятников в Египте и, возможно, в других странах.

Созвездия

 
Висит над нами купол неба, чьи фрески
Художник Величайший создал.
 
Аллен Трокморион. «Скетчи»

Говорят, что в «Каталоге» Гиппарха, ныне утраченном, за исключением тех частей, которые были сохранены Птолемеем, перечислены сорок девять созвездий с 1080 звездами, но в его «Комментариях к Евдоксу и Аратосу», сохранившихся до наших дней, упоминается только сорок шесть. Именно об этом великом астрономе писал Плиний в 78 году, о чем свидетельствует перевод Филлемона Холланда 1634 года, опубликованный в его труде «История мира»: «Этот человек зашел очень далеко в своей попытке (что было трудно и Богу) донести до потомков точное число звезд».

Холланд утверждал, что это было сделано под влиянием обнаружения в 134 году до н. э. новой, или временной, звезды в созвездии Скорпиона. Гиппарх же проводил свои наблюдения между 162 и 127 годами до н. э. Плиний, хоть и не был силен в астрономии, посвятил этой новой звезде две главы в своей «Естественной истории» и упомянул семьдесят два созвездия[13]13
  Трактат Чилмеда является попыткой объяснить это. В «Комментариях к Манилию» Скалигера читаем: «То, что он мог развязать этот узел, следует из слов Плиния… где за семьдесят два он должен был принять два: что есть сорок восемь, то есть то число, которое приводит Птолемей».


[Закрыть]
с 1600 звездами, но это могло быть только в том случае, если считать отдельно части старых фигур и если оригинал был правильно переведен. Плиний в своем тексте нигде не упоминает о новых созвездиях, если не считать его Трона Цезаря (в наши дни, это, вероятно, Южный Крест).

Птолемей в 7-й и 8-й книгах своей «Системы» описал 48 созвездий, которые теперь называются древними. Это 12 зодиакальных созвездий, 21 северное и 15 южных созвездий, в состав которых входили 1028 звезд, включая 102 рассеянные. Все они, возможно, были взяты из трудов Гиппарха, хотя и с некоторыми собственными поправками, ибо в 5-й главе 7-й книги он писал: «Так же как и авторы, занимавшиеся этим раньше, мы не используем фигуры созвездий, которые использовались до нас. Однако часто мы используем другие, более подходящие, формы».

Предполагается, что каталог Гиппарха включает все звезды, расположенные выше 54° южного склонения. Самые ранние его наблюдения относятся к 127 году, а последние – к 151 году н. э. И у него мы находим первый сравнительный список величины звезд. В 1252 году Европа вернула свое прежнее положение в астрономии – в этом году были составлены «Книги знаний по астрономии», знаменитые «Таблицы Альфонсо». Они были созданы арабскими или мавританскими астрономами в Толедо под патронажем наследника, впоследствии короля Альфонсо Мудрого и астронома Леона и Кастильи, который «отказался от короны ради астролябии и забыл землю ради неба». Эти «Таблицы» и их перевод на латынь выполнены под сильным арабским влиянием, что проявляется в современных нам названиях звезд, тогда как в основном все работы, взятые оттуда, копируют труды Птолемея с необходимыми поправками. Но это, вероятно, четко отражает состояние всей средневековой науки. Этими таблицами пользовались по крайней мере до XVI века. Так, Иден[14]14
  Ричард Иден был одним из основных авторов во время царствования Марии Тюдор. Он переводил записки Питера Мартира о первых навигаторах Веспуччи, Корсали, Пигафета и других. Его книга «Десятилетия нового мира, или Вест-Индия» является третьей английской книгой об Америке или Арменике, как он ее называл. Она была опубликована в Лондоне в 1555 году.


[Закрыть]
в 1555 году приводил из работы Геммы Фризия «Способ определения долготы» такую цитату: «Затем по Эфемеридам или по «Таблицам Альфонсо»…» Они печатались в различной редакции: первая в 1483 году, то есть через 200 лет после смерти Альфонсо; вторая и третья – в 1492 и 1521 годах в Венеции, обе на латыни; в 1545 году в Париже; в 1641 году в Мадриде и, наконец, были великолепно воспроизведены там же в 1863–1867 годах. «Альфонсовы таблицы» были изложены доступным испанским языком и снабжены иллюстрациями, как полагают, скопированными с оригинала.

Это был именно тот Альфонсо, которого так часто осуждали за фразу: «Если бы я присутствовал при Сотворении, я бы дал несколько полезных советов, как лучше устроить Вселенную», но, поскольку он говорил об абсурдной системе Птолемея, эти слова не кажутся такими непочтительными, какими казались до Коперника. Карлайль цитировал его в своей «Истории короля Пруссии Фридриха II»: «А эта механика так причудлива, что жаль, что Создатель не прислушался к совету!» – и утверждал, что это, и только это высказывание мудрого Альфонса и следует помнить человечеству.

Со времен Птолемея, за исключением «Альфонсовых таблиц», в астрономии в течение 1300 лет не появилось ничего нового, и эталоном в этой науке оставался птолемеевский «Синтаксис» – «нечто вроде астрономической Библии, из которой ничего нельзя было изъять и в которую ничего нельзя было добавить».

Однако в XV веке этот труд был исправлен и переиздан под руководством знаменитого Улугбека, внука великого завоевателя Тимура-ленга, Тимура Хромого, известного нам как Тамерлан. Его «Таблицы» были опубликованы в Самарканде 5 июля 1437 года. Описания созвездий в нем были взяты из перевода аль-Суфи, сделанного за пять веков до этого. Улугбек изменил только несколько названий. Совершенство этого труда, а также заслуженная репутация его автора как великого астронома, при поддержке многих его способных помощников, создали ему непререкаемый авторитет почти на 200 лет. Вслед за трудами Улугбека, но уже в Европе в 1548–1551 годах, появились глобусы Герарда Меркатора (Герхарда Крамера), на которых было отмечено 51 созвездие с 934 звездами, помимо множества рассеянных звезд. Приблизительно в это же время великий труд Коперника заложил основы современной астрономии. Вскоре за ним в 1602 году вышел посмертный каталог Тихо Браге с 46 созвездиями, но только с 777 звездами. Три семерки – мистическое число, и, быть может, именно поэтому автор описал 777 звезд, поскольку, несмотря на свою репутацию первого настоящего наблюдателя звездного неба, Тихо Браге находился под влиянием астрологии. В последующий год появилась «Уранометрия» Иоганна Байера, протестантского юриста из Аугсбурга. Этот труд был написан под сильным влиянием оккультизма, и в этом автор, вероятно, следовал учению Тихо. Он содержал прекрасные иллюстрации в стиле Дюрера 48 древних фигур с 1709 звездами и 12 новыми южными созвездиями. Эта книга стала большим вкладом в науку, потому что на табличках с древними созвездиями впервые появились греческие и латинские буквы для обозначения отдельных звезд, удачно заменившие громоздкие разномастные описания, бывшие тогда в моде. И хотя эти буквенные обозначения не вошли в общее пользование до следующего века, считается, что еще за 50 лет до Байера Пикколомини из Сиены, и даже персы и евреи, как утверждали, предлагали нечто подобное. Доктор Роберт Уитти из Лондона в своей работе «Ураноскопия» от 1681 года писал об этих людях: «Абен Эзра говорит, что сначала они объединили звезды в созвездия и обозначили их еврейскими буквами. Затем они добавляли вторую букву для обозначения очертания и зачастую – третью для указания на природу созвездий».

После Байера список новых созвездий был опубликован в 1624 году в «Небесной планисфере» Джекоба Бартша; в «Таблицах» Рудольфа за 1627 год, в кеплеровском издании каталога Тихо; в труде Огюстена Руайе 1627 года и в «Каталоге Южных звезд» того же года доктора Эдмунда Галлея после его наблюдений, сделанных в Сент-Хелене. Труд «Введение в астрономию» Йохана Хевела (Гевелия), изданный в 1690 году, и его приложение с табличками, Firmamentum Sobiescianum, тоже дают новые фигуры, так же как и «Британская небесная история» доктора Джона Флемстида, законченная в 1729 году Кростуэйном и Шарпом после смерти Флемстида в 1719 году. Она включала 54 созвездия, причем звезды были последовательно пронумерованы в порядке их восхождения. Прилагаемый к ней атлас вышел в 1753 году, а затем – в 1781 году. Аббат Николя Луи де Лакайль, «настоящий Колумб южного неба», в своих мемуарах 1782 года и в работе Coelum Stelliferum 1763 года описал 14 новых групп, «которым дал названия главных достижений в науках и изящных искусствах». Еще несколько созвездий были сформированы Пьером Шарлем де Монньером с 1741 по 1756 год и Джозефом Джеромом Французским (которого называли Лаланд) с 1776 по 1792 год. Третье издание труда «Астрономия» Лаланда содержало 88 созвездий. И наконец, в 1800 году Йохан Эллерт Боде опубликовал 9 новых фигур в своей работе «Уранография», хотя некоторые из них принадлежали Лаланду. Второе издание «Уранографии» вышло в 1805 году под названием «Созвездия».

Ни одно из нововведений этих трех авторов не признавалось в более поздние времена.

Большая часть этих созвездий была классифицирована на юге. Эта часть неба, хотя и упоминается каким-то автором времен фараона Неку, пославшим финикийский флот вокруг Африки в 600 году до н. э., была практически неизвестна, пока открытие Нового Света не воодушевило первых морских путешественников начала XVI столетия. Некоторые из них оставили после себя записи звездных наблюдений – среди них итальянцы Корсали, Пифагетта и Веспуччи, голландцы Питер Теодор из Эмбудена (Эмбданус), он же Питер Дирки Кейзер, и Фридрих Хоутман. Но результаты их наблюдений появились только столетие спустя в работах Байера и Кеплера, хотя они упоминались в «Декадах» Питера Мартира[15]15
  Питер Мартир – это не великий реформатор Вермильи – был известен под именем Пьетро Мартира д’Ангьера, Алнглериа или Англера, предположительно родившегося под Миланом. Его труд De Rebus Oceanis et Orbe Novo, изданный c 1511 no 1521 год, является наиболее интересным источником сведений о первых плаваниях в Америку, большей частью полученных от Колумба.


[Закрыть]
, а также в аналогичных трудах. Были также нанесены некоторые данные на ныне почти неизвестные глобусы Эмерика Молине, Йодокуса Хондиуса и Янсениуса Цезия (Виллема Янсона Блау), созданные в 1592 году и последующих годах.

Не описанное до этого пространство вокруг Южного полюса, ставшее объектом исследований этих авторов, будучи само по себе круглым, простиралось от Арго, Жертвенника и Центавра в 20° от этой точки, с одной стороны, и до Рыб в 60°, с другой, тогда как его центр рядом с ? Гидры и Малой туманностью находился над Южным полюсом в 2000–2400 годах до н. э., когда ? Дракона соответствовала ему на севере. Из этого следовал смелый аргумент Проктора, что таковой была и дата формирования последнего из южных созвездий. Следует отметить, что «Путеводитель по языкам», многоязычный словарь 1617–1627 годов Джона Миншо, для слова Asterism (созвездие) приводил следующие слова: «Всего восемьдесят четыре, помимо еще нескольких, обнаруженных открывателями Южного полюса»; но не давал подробного списка и, несомненно, был ошибочен в своей оценке.

Существует расхождение в числе созвездий, признаваемых астрономами, лишь немногие из которых придерживаются единого мнения относительно современных образований. Ид ел ер описал 106 созвездий, допуская наличие и других, совершенно исключенных из учета или тех, чей след был утерян, а Аргеландер занес в свой каталог только восемьдесят шесть. Причем созвездия Вела, Щенки и Корма были учтены под именем Арго. «Каталог британской ассоциации», изданный в 1845 году, включал 84 созвездия. Профессор Янг признает шестьдесят семь, которые используются повсеместно, хотя он занес в свой каталог восемьдесят четыре, разделяя Арго на созвездия Корма, Щенки и Вела. В «Звездном атласе» Эптона 1896 года приводится восемьдесят пять, а в «Стандартном словаре» – восемьдесят девять, но список из 188 названий звезд в нем вызывает разочарование. Я также не могу забыть упомянуть очень известную книгу того времени – «Географию небес» с ее атласом Элайи X. Буррита, вышедшую в различных изданиях с 1833 по 1856 год. Она описывает пятьдесят уверенно признанных созвездий, видимых на широте Хартфорда, штат Коннектикут, 41°46?, хотя его таблица включала 96 созвездий всего неба, большинство из которых появлялись в прилагаемых картах, причем их фигуры были взяты с рисунков Уолластона. Не будучи ценным научным трудом и содержащая ошибки и недостатки в звездной терминологии, эта книга, однако, разошлась в количестве четверти миллиона копий и оказала заметное влияние на распространение знаний. К началу XX столетия можно считать от 80 до 90 созвездий, более или менее принятых учеными, а число звезд на картах достигало миллиона и вскоре должно было достичь 3 миллионов по завершении фотосъемок, проводимых для решения этой задачи международной ассоциацией из 18 обсерваторий в различных частях света. В астрономических кругах стало модным порицать большое количество небесных фигур, и тому была причина. Мисс Кларк в своей монографии «Гершели и современная астрономия» пишет: «Небесные карты превратились в «систему беспорядка и путаницы самой невообразимой». Новые созвездия выкраиваются из старых, якобы существовавших, признаваемые одними, игнорируемые другими. Пустые места на небосводе стали присваиваться новыми астрономами и превратились в подставки для их славных телескопов, квадрантов и хронометров. Химическая печь была установлена на берегу реки Эридан, которая сама по себе была извивающейся и неудобной фигурой, а змеи и драконы струили свои изгибы на протяжении многих часов правого восхождения и все с тем же результатом. Это положение вещей заставило Королевское астрономическое общество в 1841 году поручить Джону Гершелю и Фрэнсису Бейли разработать реформу преобразований. И хотя улучшение было проведено за счет упразднения некоторых фигур и разделения других, их изменения были радикальными и неудачными. Таким образом, какими созвездия были, такими они и остались на сегодня и останутся в будущем, по крайней мере для людей».

Отход от старой системы обозначения звезд оказался, однако, более глубоким и был практически завершен, хотя и не осознан в народе. Теперь же, в свою очередь, наступила путаница с заменами одного созвездия на другое с номерами каталогов и буквенными обозначениями, даже в среде астрономов. Что касается этого аспекта, мисс Кларк продолжает: «Явные огрехи, неустраненные расхождения, все мыслимые отклонения проявились в неискоренимой паутине случайных утверждений. Доходило до того, что у звезды часто появилось столько двойников, как и у какого-нибудь законченного мошенника».



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13