Реваз Сесикашвили.

Энни Грин: Сон Забвения



скачать книгу бесплатно

– Нет, мы не волшебники, – Алистер тоже улыбнулся.

– Мы дримеры.

Девушка медленно подняла правую руку и, хорошенько размахнувшись, ударила себя по лицу. Смачный звук от пощечины раздался по дому. Энни Грин потом еще долго вспоминала этот момент. И не зря, ведь выглядело это довольно странно. Она просто думала, что спит, и хотела проснуться. Иногда сны бывают весьма реалистичными, и надо было убедиться, что все происходящее нереально. Она почувствовала резкую боль.

– Это не сон, – озвучил ее мысли Ролан Кейн.

– Вы похожи на отца, – ласково произнес Алистер, – нет, не только цветом волос. Когда он в первый раз увидел действие дрима, то поступил точно так же. Но это бесполезно даже во сне. Вы и там будете ощущать боль от ударов, но не так, как в реальности. А если Вы погрузитесь в инсениум, используя дрим, то все ощущения будут реальными.

По лицу Энни расползалась странная улыбка. Можно было бы подумать, что она начала сходить с ума. Но это не так. Наоборот, ей показалось, что она приходит в себя после долгой болезни. Энни почувствовала, что ей вдруг стало легче.

– Круто, невероятно! – воскликнула она во весь голос.

– А вот это уже напоминает Наталью, – добавила Марта.

– Но что такое дрим? Я поняла, что с помощью него вы колдуете…

– Мы не колдуем, это наука! – нахмурил брови Ролан и пристально посмотрел на девушку.

– Дрим – это психотронная энергия, с помощью которой мы делаем вещи, которые не сможет сделать никто, кроме дримера, – начал рассказывать Алистер, – как вы могли понять, на Якова подействовало «Успокоение» Марты. Эта способность действует как серотонин, а он успокаивает. Эффект временный, от него нет вреда. Обычно мы и применяем эту способность для вербовки новых дримеров. Легче все объяснить, когда человек спокоен, но в Вашем случае…

– Мисс, Вы не дали нам выбора, – вставила Марта, – на Вас ментадрим не подействовал.

Алистер подошел к небольшому столику, на котором стоял канделябр с одной свечой. Энни с любопытством наблюдала за ним. Он поднес руку к свече. На мгновенье тело Алистера окутало красное свечение, затем еще раз, и свеча зажглась.

– Ничего себе… – Энни раскрыла рот от удивления, а Яков вполне спокойно отреагировал. Сестра посмотрела на брата и хлопнула его по плечу.

– Ты видел? Это невероятно!

Но Яков все еще находился под действием успокоительной способности Марты и не был так удивлен, как его сестра. Если бы сейчас в комнату забежал единорог в смокинге и пригласил всех на ланч, Як воспринял бы это абсолютно спокойно.

– Действие «Успокоения» скоро закончится и он будет реагировать нормально. Не все могут так же реагировать на действие дрима, как Вы, Энни Грин… – пояснил Ролан Кейн.

– Энни, если Вы не против, то я хотел бы поговорить с Вами наедине. Мои коллеги пока расскажут про нашу академию Вашему брату. После того, что Вы видели, думаю, Вам будет лучше поехать с нами. По крайне мере до того, как Ваш дядя найдется.

Когда-то я обещал Рудольфу, что не стану приглашать Вас в нашу академию, где юные дримеры постигают способности, которые можно использовать с помощью дрима. Но, видимо, я вынужден это сделать. И причина этому – Вы, мисс Грин. Не знаю, почему ни одна из ментальных способностей на Вас не действует, но, возможно, эта тайна будет раскрыта после того, как мы найдем Рудольфа. Может, пойдем на кухню? – спросил Алистер.

– Да, конечно, – ответила Энни.

Они вошли в кухню, где совсем недавно брат и сестра беззаботно ели вкусные хлопья с молоком. Все было до серости прозаично, а теперь их дядя пропал и к ним пришли люди, которые обладают невероятными способностями.

– У нас есть свои музей и библиотека. Они находятся в закрытой части города, и без пропуска ни один человек не может туда попасть. Музей открыт для всех наших. Вы со своим братом приходили к нам, если не ошибаюсь, три года назад. Я знал, что вы придете, – Ваш дядя сказал мне об этом. Помимо музея и библиотеки, которая якобы перенесла пожар, из-за чего она якобы закрыта, есть еще одно здание на закрытой территории. В нем находятся жилые комнаты для студентов. Помимо этого, здание оснащено всем, чем только можно, начиная от студенческого кафе и заканчивая четырехсотметровым бассейном на нижнем уровне.

Мурашки пробежали по телу Энни. Возможно, она подсознательно мечтала учиться в таком месте. Особенно ее заинтересовало, как же выглядит бассейн под землей. И дядя скрывал от них такое? Энни немного нахмурила брови.

– И дядя нам…

– Не вините дядю из-за того, что он не рассказывал Вам об этом месте, – перебил ее Алистер, – Ваша бабушка попросила его об этом – предсмертная просьба великой женщины, как-никак. Я вижу, что Вы носите ее медальон. Дайте угадаю, он никак не открывается?

На шее у Энни висел небольшой золотой медальон, на нем был рисунок полумесяца с пятью черточками внутри серпа.

– Это знак спектрадримера, позже расскажу. Ваши родители, бабушка и дедушка были дримерами. А Ваш дядя еще и преподаватель, он обучает молодых дримеров. Вы обо всем узнаете, но всему свое время.

– А что это за странные свечения? Вы всегда так светитесь перед тем, как использовать… эм-м… дрим?

– Энни, Вы видите дрим-ауру? – голос Алистера прозвучал так же, как и минутами ранее, когда ментадрим не подействовал на девушку.

– Последний раз видела красное свечение, когда Вы зажгли свечу, – ответила Энни.

Алистер хотел что-то сказать, но не успел – его прервал шум с улицы, будто что-то врезалось в машину. Кухню заполнил звук бьющегося стекла, и туда моментально забежали Кейны и Яков. Судя по лицу брата, действие «Успокоения» прошло – его лицо было очень бледным.

– А это еще что такое?! – нервно воскликнул Яков. Они выглянули в широкое окно и увидели странную картину. Кто-то врезался в машину Рудольфа Грина – видимо, не по своей воле. В тридцати метрах от него стоял высокий парень, в руках он держал зонт. Люди поспешно вышли из дома и с безопасного расстояния наблюдали за происходящим.

– Стареешь, Силвар, стареешь, – сказал молодой человек с зонтом, и по его лицу расползлась неестественная улыбка. Будто он специально улыбался так, словно косит под сумасшедшего. – Погоди-погоди, а трупы под воздействием дрима вообще стареют?

У него были длинные волосы каштанового цвета и необычайно красивое лицо. Если бы он не заговорил, то его можно было бы спутать с девушкой. У высокого худощавого мужчины была гетерохромия: правый глаз бирюзового цвета, а левый – изумрудного.

– Прошу любить и жаловать, пред тобой сам Ившаков!


Глава 3. Силвар и Ившаков


Силвар молчал столько, сколько себя помнил. Он хотел бы знать, как звучит его голос, но не мог. У него отсутствовала челюсть, из-за чего он не мог произнести ни слова. Силвар всегда носил большой черный плащ и такого же цвета шарф, чтобы не было видно обезображенного лица. Безмолвный воин закутывался в него так, что были видны только глаза.

Он был трупом. В его жилах уже давно текла не кровь, а энергия. Жидкая, фиолетового цвета. И ее источником являлся дрим. Все благодаря необычному мечу, торчащему из тела Силвара. Никто и никогда не видел, чтобы он передавал кому-нибудь свое оружие. Он не давал его даже напарнику Феликсу. Бугристое и испещренное пучками вен, тело Силвара являлось чем-то вроде ножен для его меча с прямым двухлезвийным клинком. Но зачем ему вонзать в себя свое же оружие? Ему необходимо постоянно контактировать с ним, иначе энергия перестанет переливаться в его тело. Как только Силвар лишится энергии дрим, он сразу превратится в обычный труп и рухнет наземь.

– Оружие было создано из запретной энергии дримор, и его ношение было незаконно. Из-за этого меча проливались реки крови – многие хотели иметь вещь, которая оживляет мертвецов, – рассказывал Ившаков. – Это оружие носило имя дримера, создавшего его. Его звали Некро. Оружие было создано в Сомренте. Сомрента – это название пяти реальностей, созданных с помощью дрима. Для изготовления меча был применен дримор. Но ключевым ингредиентом была смерть. Некро убил десятки миллионов людей ради создания своего детища.

Этот краткий пересказ был для Энни и Якова. Они вошли в новый мир – мир дрима и его обладателей.

– Силвар, зачем ты здесь? – спросил Ившаков и поочередно посмотрел на своих противников.

Феликс стоял позади своего напарника и пытливо смотрел в его затылок. С помощью ментадрима он читал мысли Силвара. Феликс являлся одним из сильнейших ныне живущих ментадримеров.

– Отдайте мне ее, и я уйду, – сказал Феликс холодным голосом. В этот момент Силвар вытянул руку и пальцем показал на Энни. Брат и сестра одновременно вздрогнули. Яков побледнел еще сильнее. Кейны взволнованно переглянулись, а вот Алистер даже не шелохнулся.

– Кто же хочет получить ее? – спросил Ившаков и поднял темно-синий зонт над головой, раскрыв его. Энни вопросительно посмотрела на брата, но тот был слишком напуган и не заметил взгляда сестры. Энни не могла понять, зачем Ившакову зонт, когда на небе не было ни облачка.

– Она нужна Томасу и Наталье Грин, – безразлично ответил Феликс.

– Да как ты смеешь! – завопил Ролан Кейн. Он было двинулся вперед, но его остановила рука Алистера.

– Но как же он смеет порочить память о них? Этот наглец пришел убить… – но Ролан не успел договорить. Марта взяла его за руку и крепко сжала, гнев ее мужа мигом рассеялся.

– Ролан, они же здесь… – многозначительно проговорила Марта Кейн и посмотрела на ребят.

Ролана Кейна будто холодной водой окатили. Он понял, что чуть не сказал лишнего о намерениях Силвара прямо при Якове и Энни. Ведь Энни может увидеть своих родителей только в одном случае – если ее убьют.

Лицо Ившакова стало серьезным. Энни завороженно наблюдала за парнем с зонтом. Она увидела, как на мгновенье он засиял оранжевым свечением. Зонт, который он держал над головой, резко взмыл вверх. От стержня зонта отсоединились все детали и стали вращаться вокруг, затем резко соединились обратно. Зонт трансформировался в веер.

– Ничего себе… – разом сказали Грины.

– Это дистадрим. С помощью дрима он воздействует на физические объекты, заставляя их передвигаться на расстоянии. Но есть определенные ограничения. Например, с помощью дистадрима нельзя перемещать человека или животного, но можно обездвижить на некоторое время. При этом надо постоянно концентрироваться на их конечностях. На дримеров он практически не оказывает никакого влияния. А вот на предметы вполне действует, – объяснила Марта.

Веер висел над Ившаковым и потихоньку покачивался. Энни переместила свой взгляд на Силвара – тот обхватил правой рукой рукоять меча.

– Сейчас вы увидите знаменитое комбо Ившакова. Он единственный дример, способный на такое, – сказал Ролан, а уголки его губ слегка поднялись.

Дример вытянул правую руку ладонью вверх. Все его тело обволокло красное свечение. Дрим-ауру видела только Энни, а Алистер внимательно наблюдал за ее реакцией.

– Энни, скажите мне, пожалуйста… Свечение было красным? – спросил Алистер шепотом, чтобы другие не услышали.

– Да, а как Вы догадались? – таким же тихим голосом спросила девушка.

– Просто сейчас мы увидим пиродрим, а у него красная аура. До этого Вы, скорее всего, видели оранжевое свечение, ауру дистадрима. Обычно ауры способностей дрима можно увидеть только в специальных комнатах с нужным оборудованием, у нас в академии имени Сноу. По каким-то причинам Вы их и так видите. Скорее всего, это связано с тем, что ментадрим на Вас не действует…

Над ладонью Ившакова вспыхнуло пламя ярко-красного цвета. Огонь хаотично двигался в разные стороны, но практически сразу обрел форму шара и стал медленно вращаться вокруг своей оси. Дример изящно подкинул огненный шар вверх, где покачивался его веер-зонт. Веер парня сам взмахнул и создал порыв ветра, из-за чего красный шар с бешеной скоростью помчался на Силвара. Безмолвный воин успел взмахнуть мечом за миг до удара. Он умело разрезал огненный шар, но пламя перекинулось на его черное одеяние.

– Я только начал, на вашем месте отступил бы… – деликатно произнес Ившаков, одарив Силвара леденящей улыбкой. На его ладони появился огненный шар, но цвет его стал ярко-оранжевым.

Силвар скинул с себя горящий плащ на землю и сильно затянул шарф на лице. Торс воина опутывали вздутые вены, он был весь в шрамах. Но самое примечательное – это дыра на теле около левой ключицы и такая же у правого бока ниже ребер. Ожоги на груди медленно затягивались. Силвар вытер об штаны лезвие меча и резко его вонзил в себя через дыру у шеи. Он использовал свое тело как ножны. Феликс подошел к напарнику и внимательно посмотрел на него.

– Мы еще встретимся, – передал сообщение Феликс и резко взмахнул рукой вверх. В одно мгновенье вся улица погрузилась в непроглядный мрак. Энни в кромешной тьме искала руку своего брата.

– Як, где ты? – воскликнула она с тревогой в голосе.

– Рядом с тобой… – неуверенно ответил брат.

– Уберите эту гадость! – веселым голосом сказал Ившаков.

– Алан, потерпи немного, – проговорил Алистер.

Энни и Яков никогда не видели такого зрелища. Волны белого света смели всю тьму. Поначалу все вокруг было нечетким и расплывалось, но спустя пару минут брат и сестра вновь смогли нормально видеть. Они все еще часто моргали и нервно глотали воздух. Силвар и Феликс сбежали, воспользовавшись своим необычным трюком.

– Яков, я применю успокоение. А Вы, Энни, постарайтесь успокоиться сами, – ласково проговорила Марта и протянула руку Якову.

– Интересно, почему они не напали на нас, а предпочли убежать? Ведь мы ничего не смогли бы сделать в этой кромешной тьме… – рассуждал Ролан Кейн.

– Полагаю, причина в том, что они так же, как и мы, ничего не видели, – сказал Алистер и повернулся в сторону разбитой машины. – Они применили дримор, запретную энергию. Техника называется «Вечная тьма», и только спектрадрим высшего уровня может его убрать. Мало кто владеет этой техникой, хватит пальцев на одной руке, чтобы пересчитать дримеров, которые познали «Вечную тьму». Феликс Сенсус один из них. А что касается Силвара, то он даже не дример…

– Кто они такие? Зачем они пришли сюда? – спросила Энни, она уже пришла в себя, и теперь ее голос звучал увереннее.

– Важнее узнать, кто их прислал, – уклончиво ответил Алистер и зашагал в сторону машины Рудольфа Грина. – Ничего, Дримбез разберется. Это специальная организация, которая занимается ловлей таких, как они, – пояснил он.

– Скажите, пожалуйста, кто они, – настойчиво просила девушка. Она быстрым шагом нагнала Алистера и преградила ему дорогу, скрестив руки на груди. Медальон висел у нее на шее, отражая блики солнца. За последнюю неделю это было первое солнечное утро.

– Они наемники, – игривым голосом сказал Алан Ившаков. Энни даже не заметила, что он подошел и сейчас стоял в шаге от нее. Она на мгновенье застыла, а затем резко повернулась, оказавшись перед Аланом. Энни подняла голову и открыла рот от удивления. Он был очень красив собой, а голос показался ей невероятно привлекательным. Энни не сразу осознала, что стоит слишком близко к молодому человеку, который лет на десять ее старше. А еще эти модельная внешность и ангельский голос. Она покраснела и попятилась. Девушка не могла ничего сказать, будто проглотила язык.

– Что им от вас надо? – спросил Яков. Его лицо уже не было таким бледным, а дыхание стало ровным и спокойным.

– Вообще-то им от вас что-то надо. Ведь они приходили за ней… – наигранно-драматично проговорил Ившаков, а в его глазах разных цветов поблескивал безрассудный огонек. Энни нахмурилась. Ей не нравилось, что Алан Ившаков так пренебрежительно об этом говорит.

– Алан! То есть профессор Ившаков! – взревел Ролан Кейн. Он хотел разразиться тирадой о том, что не надо было рассказывать о неожиданных гостях так много.

– Ролан, – прервал его Алистер, – думаю, юный профессор прав – Яков с Энни должны знать. К тому же пока у них есть такие защитники, как семья Кейнов и Ившаковых, то им не о чем беспокоиться. Теперь я точно уверен, что лучше ребятам ехать с нами, в академию.

Энни обрадовалась такой новости, и первая мысль была о том, что теперь ей не надо готовиться к контрольной в понедельник. Практически сразу она расстроилась, вспомнив, что дядя Рудольф неизвестно где. Оказывается, ее дядя не археолог, а преподаватель в академии имени Сноу, где обучают дримеров. Родители были дримерами, вспомнила Энни слова Алистера.

– Расскажите, пожалуйста, о папе и маме. Какими способностями они обладали? – лицо девушки излучало искреннее любопытство.

– Эту честь мы предоставим профессору Ившакову. Томас и Наталья Грин были его наставниками. Но… – мелодичным голосом сказал Алистер, – расскажет он об этом в нашей машине. И да, Алан, ты уже позаботился о мистере Коробове?

Энни и Яков испуганно переглянулись – эффект успокоения уже не действовал на парня. Марта заметила беспокойство ребят и улыбнулась.

– Не волнуйтесь, вы не о том подумали, – голос ее звучал ласково.

– Я применил ментадрим к нему, – спокойно сказал Алан, но в его глазах по-прежнему горели огоньки, – этот день покажется ему таким же заурядным, как и предыдущие. А еще он будет уверен, что к нему приходил Рудольф Грин и предупредил о том, что Грины всем составом отправляются в археологическую экспедицию.

– А если дядя вернется, а нас нет дома? – заметил Яков, мрачно посмотрев на Ившакова.

– Пока вы собираете вещи, я оставлю записку профессору Грину, – проговорила Марта. Она открыла зеленую сумочку и достала оттуда блокнот, на который была прикреплена ручка.

– А если эти вернутся и… – Энни не успела договорить – жестом руки ее прервал Ролан.

– Марта напишет записку с помощью ментадрима. Ее сможет прочитать только Рудольф, – подытожил мистер Кейн.

– Яков и Энни, собирайте вещи. Профессор Ившаков проверит мистера Коробова. Миссис Кейн, будьте любезны написать записку для Рудольфа и оставить ее на столе в гостиной. А мы с Роланом занесем разбитую машину в гараж, – распорядился Алистер.

Грины забежали в дом, за ними последовала Марта. Энни сгорала от любопытства. Девушка все думала, каким же способом они собираются затащить машину в гараж. Применят ли дистадрим или есть еще какой-нибудь способ? А вдруг они ее просто подняли бы на руки и с легкостью перенесли в нужное место? Энни собирала вещи – она закинула любимые джинсы в чемоданчик, положила футболку, но не вытерпела и рванулась к окну. Энни выглянула, и… ее сияющее лицо померкло, а улыбка сползла. Она не могла понять, как они смогли переместить такую махину в гараж за минуту. Это не поддавалось логике, хотя после того что она видела…

Через десять минут все сидели в сером минивэне с затемненными стеклами. Марта с помощью ментадрима пыталась что-то сделать в передней частью машины, а затем в задней. Энни точно знала, что она использовала именно эту способность, – она видела зеленое свечение перед тем, как миссис Кейн применила способности. Позже выяснилось, что это делается для того, чтобы люди видели разные номера. Оказывается, есть специальное учреждение, которое носит название «Дримбез» или «Дрим безопасность». Они в основном занимаются тем, что скрывают от людей существование дрима и все, что с ним связано. Они подправляют воспоминания свидетелей, которые видели применение дрима. Иногда бывают крупные сражения дримеров и приходится маскировать такие события. СМИ представляют их как стихийные бедствия или несчастные случаи.

– Дримбез бы обязательно приехал, чтобы подправить воспоминания мистера Коробова, но я их заранее предупредил, что академия Сноу справится и без них, – ярким и уверенным голосом пояснял Ившаков.

Он все рассказывал и рассказывал, как устроен мир дримеров.

– Вы обещали рассказать о маме с папой! – нетерпеливо рыкнула Энни, посмотрев свирепым взглядом на Алана.

– Ах да! Простите меня… – наигранно извинился Ившаков, он улыбнулся девушке и подмигнул. Энни не ожидала такого, и ее бледное личико вновь залилось краской. Она поспешно отвела взгляд и стала смотреть в окно.

– Расскажите, какими они были? – спросил Яков. Его лицо было нейтральным, непроницаемым, а вот в глазах горел интерес, как и у его сестры.

Алан Ившаков рассказал, как впервые встретил Томаса и Наталью. Им тогда было по двадцать четыре года. Они были женаты, и у них уже были дети. Соответственно, Энни ходила в садик, ей было четыре, а Яков ходил в школу, в первый класс, ему было шесть. Грины два года как закончили академию Сноу и выбрали себе профессии наставников. Наставники учили предполагаемых дримеров с четырнадцати до семнадцати лет и помогали первому курсу с адаптацией. Если они могли использовать дрим, то после начальных экзаменов ученики поступали на первый курс академии. Если же они не обладали способностями, то их память подправляли и они жили дальше как обычные люди. Совсем юный Алан Ившаков поступил в школу дримеров, где его стали обучать лучшие выпускники академии Сноу за десять лет.

– Не бойся ошибок и неудач, они делают нас сильнее, – мелодично проговорил Алан. – Это слова вашего отца.

Энни стало грустно, в горле застрял ком. Одновременно с грустью ей было хорошо, ведь она узнала что-то новое о своих родителях. В отличие от Якова, Энни не помнила маму и папу.

Машина плавно ехала по трассе. Небо все-таки затянуло тучами, и заморосил дождь. Энни закрыла глаза и погрузилась в сон.


Глава 4. Сомрента


Энни сидела на полу и играла в куклы. Она только что поженила Чарли и Джессику, и у них было праздничное чаепитие. Чай приготовил Дядя Сэм. Для справки: Дядя Сэм – это большой плюшевый слон, который возил на себе молодоженов и пел песню про крота. К девочке, сидящей на полу, подошла женщина. Энни не видела ее лица: как ни пыталась, она не могла ее разглядеть. У нее были густые черные волосы до плеч.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6

Поделиться ссылкой на выделенное