Ренард Фиерци.

Чародейская Академия. Книга 5. Тени прошлого



скачать книгу бесплатно

– Кто ж тебе мешает своё счастье найти? – съехидничала Ирина. – Тоже студенткой ведь стала. Или на курсе парней нет совсем? Правильно, разве ж нормальный мужик пойдёт на специальность «технолог хлебобулочных изделий»? В инженерный надо было, на физику али математику, там женихов как грязи после летнего дождя. И все умны, как на подбор!

– Чего ж тогда сама туда не пошла?

– Девчата, не ссорьтесь! – вмешалась Таисия. – Неизвестно, где найдёшь, где потеряешь, с кем обретёшь счастье, а с кем хлебнёшь горя. Потому и придумали поговорку: хорошо смеётся последний. А насчёт Алины – если обещала появиться, так и быть, ждём ещё немного. Но не более десяти минут.

Гека в свою очередь заинтересовался висевшим на стене самодельным транспарантом «Наш DOOM – Россия!».

– Это Галка прикалывалась, – небрежно заметила «старшая». – Делать было нечего, вот и намалевала. Когда будем съезжать отсюда, повяжу ей на шею заместо шарфа, так и перетащит.

– Хотите перебазироваться в другую общагу?

– Зачем? Мы тут подумали: хватит с нас прелестей казарменного жилья. Финансы теперь вполне позволяют снять квартирку где-нибудь в районе Четвёртого Транспортного. Может, удастся и поближе к центру. Всё лучше, чем клопов общежитских кормить. Как только Линка выпишется отсюда, так и начнём переселение. Кое-какие вариантики я уже присмотрела, но серьёзного базара пока не вела. Успеется.

– И не нужно через вахту переться, объясняя куда и зачем, – поддержала подруг Таисия. – Давно пора!

В комнату влетела запыхавшаяся Алина.

– Не слишком опоздала? Мы в пробке застряли.

– На сабвэе быстрей бы добрались! Или уже не по кайфу? – поддела её Галя. – А суженый твой где?

– На фирму уехал, дела у него срочные. Да и не любитель, как выразился, рассиживаться по девичникам.

– Во-от оно как! – насмешливо протянула Ирина. – Тогда и нам ждать больше некого, и я лично не вижу препятствий начать партсобрание.

Компания вмиг оказалась за столом, причём каждый занял то же место, что и год назад. После первой рюмки «за встречу» разговор переключился на животрепещущую для большинства присутствующих тему – обсуждение итогов учебного года. И если для студентов Академии он уже вошёл в историю, то девчонкам из 336-й ещё предстояло сдать по одному экзамену.

– Ты на что, кстати, математику сдала? – поинтересовалась Галя у подруги.

– На четыре. А ты?

– Тоже. Без подношения, правда, не обошлось. Ну да ерунда: впятером выставили преподу пол-ящика французского коньяка, он и подмахнул зачётки кому сколько достаточно. Да и с основами пищевой технологии, оставшимися напоследок, тоже вроде проблем возникнуть не должно. Хуже другое: у меня до сих пор хвост по аналитике, никак этот несчастный зачёт сдать не получается. А надо успеть до конца сессии, на осень лучше не оставлять.

– Дюже сложный предмет? Или на той кафедре не берут принципиально?

– Не в том дело. Там зверствует профессор Муренман, его даже преподы боятся, что уж про нас говорить! С виду добродушный дядечка, а начнёт с тобой разговаривать – ощущение, будто клещами за горло и стискивает потихонечку, чтоб подольше мучился.

О, разумеется, если у тебя есть пять сотен «евриков», любой вопрос улаживается без проблем – через посредников; напрямую если предложишь, Муренман тебя тут же выгонит. А для меня это немалые деньги. Вот и сижу теперь в тяжких раздумьях.

– Неужели настолько напуганы, что никто не возмущается, телегу куда надо не накатит?

– Писали, говорят, и не раз. Но без толку, у господина профессора покровители имеются, в обиду не дадут. Поэтому смысла нет: своего не добьёшься, зато сильно осложнишь себе дальнейшую жизнь в институте.

– Чего ж ты раньше не говорила? – напустилась на неё Ирина. – Вместе сообразили бы на мзду твоему профессору.

– Да всё пыталась сдать честным путём, и никак. Может, я слишком тупая?

– Глупости не говори. При таком раскладе ещё десять раз ходила бы. Ясно ведь, что и посредники с этого имеют, потому не заинтересованы за здорово живёшь зачёты выставлять. Ладно, придумаем что-нибудь, а пока давайте ещё по стаканчику. За то, чтобы поменьше было вокруг нас всяких гадов-кровопийц!

– Клёвый тост! – единодушно согласились присутствующие. – За такое и два стакана подряд пропустить не грех!

– А давай-ка, подруга, я попробую тебе помочь, – хитро улыбнулась Таисия, отставляя почти пустой стакан. – Своими методами, разумеется.

– Ах, да, я и забыла, что вы у нас волшебники. В свинью превратить его сможете?

– Фу, зачем же так грубо. Искусство магии, по моему личному мнению, в том и состоит, чтобы манипулировать из-за кулис и добиваться нужного результата, оставаясь в тени. Внушить, например, мысль, что Муренман не только должен немедленно поставить зачёт студентке Морозовой, но ещё принести глубочайшие извинения за причинённое беспокойство с обещанием исправиться и больше не мздоимствовать.

– Вот это будет самое оно! – расхохоталась «атаманша», взмахом ладони опрокинув бутыль, к счастью, почти опустошённую. – Пусть торжествует справедливость! Если получится, Таська, с меня презент. И тогда поверю, что и от чародеев польза есть.

– Покажете нам какие-нибудь фокусы, которым за год научились? – с простодушной хитрецой спросила Алина.

– Парней уговаривай, – сразу же отмахнулась Таисия. – Мне для товарища Муренмана энергию беречь придётся. Потом, Галюнчик, в спокойной обстановке обмозгуем, как его получше объегорить.

– Просим, просим! – почти одновременно воскликнули обитательницы комнаты, для убедительности захлопав в ладоши.

Эрик призадумался. Ясно, что от компании захмелевших девчат одними шутками не отвертишься. Но чем именно их удивить?

– Насчёт прошлогоднего вопроса о превращении воды в вино…

– Неужели всё-таки научился? – подбоченилась Ирина. – Давай!

– Я немного не о том. Подобную трансформацию, как уже говорили, не каждый Мастер осилит. Но могу попробовать создать правдоподобную иллюзию.

– Если без похмельного синдрома, то мы только за. Главное, чтобы вкус был и градус что надо! Ну-ка, подруги, организуйте маэстро стакан с водой!

Привстав, Галя налила из чайника кипячёной воды в находившуюся поблизости кружку и поставила перед Эриком.

– Действуй!

– Немного тишины, плииз, я сосредоточусь. Traurr pif tlaass neog libisto…

Жидкость в кружке окрасилась в багрово-красный цвет.

– Не совсем естественный, скорее на разведённую кровь похож, – нахмурившись, оценила Ирина. – А на вкус как? Не отравлюсь, если попробую?

– От иллюзии ещё никто не помирал, – скривился Эрик, слегка обидевшись на недоверие к собственному творению. – Хотите, выпью прям при вас?

– Э, нет, дай-ка сюда! Иначе как же мы оценим, что получилось? Фу-у, какая кислятина. Похоже, перебродил твой виноград изрядно!

– Как получилось. Мы ещё только учимся!

– Расслабься, тебя никто ни в чём не обвиняет. Мы бы и такого не соорудили!

– Попробую что-нибудь более эффектное, – задумчиво пообещал Эрик, но приятель его перебил:

– Моя очередь! Тут поблизости живность есть?

– Тараканы на кухне.

– Нет, не столь примитивное. Кошки, собаки, хомячки там разные. Рыбок и бегемотов не предлагать!

Девчата переглянулись.

– В 330-й у Нинки кот Фёдор обитается. Только поставишь что-нибудь мясное на плиту, он тут как тут. Пока угощение не получит, так и будет выпрашивать да под ногами путаться. Сойдёт?

– В самый раз. Если слишком далеко не умотал, сейчас окажется здесь. Vizos tubirr boorn alkadatt obivig renkoza lekfro donn! Фёдор!

На коленях у Геки тут же материализовался здоровенный рыжий котяра с наглой мордой и торчащими во все стороны усами. Ничуть не обеспокоенный мгновенным перенесением в совершенно иную обстановку, передними лапами он, недолго думая, уцепился за столешницу, выглядывая кусок пожирнее.

– Вот разбойник, на колбасу уцелился! Ишь, башкой вертит – соображает, небось: позволят взять или по хлебалу получит. А ну, брысь, нечего тебе на столе делать!

– Раз зазвали в гости, голодным отпускать грешно, – пожалела усатого злодея Галя. И, постелив на полу салфетку, положила на неё несколько кусков полукопчёной.

Кот, мягко спрыгнув с колен, деловито принялся за трапезу. В момент уничтожив предложенное угощение, он, задравши кверху хвост, утробным урчанием принялся просить добавки.

– Ах, тебе мало, скотина ненасытная? Ну, сейчас ты у меня получишь!

– Гека, отзывай его обратно!

– Сейчас. Struazz bins tup dintolk tumar? Нет, кажется не так. Похоже, вылетело из памяти.

– Эх ты, горе-чародей. Придётся разрулить более привычными методами.

Почувствовав приближение грозы, Фёдор попытался скрыться под ближайшей кроватью, да не тут-то было – крепкой рукой Ирина по-хозяйски ухватила его за шкирку.

– Попировал и баста, пора и честь знать. Хоть спасибу бы сказал. А потому…

Не поленившись сделать несколько шагов, «атаманша» приоткрыла дверь и без особых церемоний вышвырнула кота наружу.

– Вот так-то!

Из коридора послышалось негодующее мявканье.

– Круто ты его, однако.

– У Ириши с Фёдором старые счёты, – пояснила Алина. – Распотрошил однажды пакет с мясом, оставленный ненадолго без присмотра.

– Добавь сюда ещё и историю, когда кусок печёнки, для гостей приготовленный, спёр. Потому миндальничать и не стала. Нечего на чужой каравай рот разевать.

– Но вообще получилось классно! – восхитилась Галя.

– А мужиков так приманивать можно? У нас тут полно кандидатур, ещё не успевших обрести тихое семейное счастье. Не всем же везёт, как Линке!

– Главное, обратную формулу всегда держать наготове. А то вдруг кавалер неприличный окажется или не по нраву придётся.

– Для этого, увы, магический дар иметь надо.

– Или хорошего знакомого – колдуна. Таська, как окончишь свою Академию, приходи к нам работать. Деньгами не обидим. А поможешь выгодный контракт заключить – так ещё и процент со сделки.

– Я подумаю, – и, отвлекая внимание подружек, – Эрик, ты ещё что-то хотел показать?

– Честно говоря, уже забыл. Была мысль, да ушла куда-то…

– Ну-ка, не увиливай. Надо же за кислое винцо реабилитироваться!

– Ладно, тогда совсем простой фокус. Надеюсь, вам понравится. Zeind dissjorr avdienns butkun pejillt… – бодро начал наш герой, намереваясь телекинетически подбросить в воздух пробку от бутылки. Но губы его внезапно принялись складывать совершенно иные слова:

– …oillfa hassh tolinn fiorrsh addripo terpia fintime lifegg ponnibo!

Далёкий печальный шум приближающейся бури донёсся через открытое окно. И вновь, как тогда, на поединке с Дэнилом, смолкли звуки и поблекли краски, каменными изваяниями застыли находившиеся рядом. От волнения, как такое могло случиться, Эрик непроизвольно ухватился рукой за край стола.

И с ужасом ощутил, как пальцы погрузились в него, как в брикет оставленного на летней жаре сливочного масла. Освобождаясь от наваждения, он резко дёрнулся в сторону, едва не упав со стула.

Тихий стеклянный перезвон разбивающегося хрусталя возвестил об окончании действия заклятия. Ещё не успев до конца прийти в себя, наш герой почувствовал, как окружающие пристально разглядывают зажатый в его руке кусок древесины с обрывком скатерти.

– Сверхсилу, что ли, применил? – первой нарушила молчание Таисия. – Нашёл место. Решил уподобиться слону в посудной лавке?

– Нет, тут дело посерьёзнее, – высказался Гека, осмотрев повреждённый участок стола. – Видишь оплавленные края? Как будто прожгли насквозь, но нет ни дыма, ни запаха гари! Приятель, колись, какую магию применил?

– Вообще-то хотел всего лишь запустить пробку в бреющий полёт. И сам не могу понять, как получилось, что вместо формулы телекинеза прочитал другую. Переклинило, наверное.

– Бывает. Но, с другой стороны, ты не мог бы активировать заклинание, не зная его!

– На полном серьёзе: даже представления не имею! Словно всплыло из подсознания. Возможно, когда-то где-то видел, но не придал значения.

Пришлось слукавить – разумеется, Эрик прекрасно понял, из какой оперы то колдовство. Одно лишь смущало: действие оказалось немного не таким, как в прошлый раз, да и слова вроде как отличаются… или показалось? Память упорно не желала воспроизводить формулу целиком, затуманивая сознание жуткими образами, в которых он, пытаясь разрушить мрачное безмолвие застывшего мира, изо всех сил трясёт превратившихся в статуи друзей, но лишь вырывает из их тел куски плоти.

– Однако силу вложил немалую! От всей души сработал. Вот что значит разбудить в тебе спортивную злость.

– Представляю, что будет, если разозлится не на шутку. Тут, наверное, камня на камне не останется! – восхитилась Алина.

– К счастью, он у нас по-настоящему сердиться не умеет, – иронично заметила Таисия. – И сейчас, вот увидите, применит заклятие Восстановить Нарушенное Целое, после чего стол станет как новенький!

– Забавно слушать со стороны ваши профессиональные разговоры, – улыбнулась Галя.

– Тася, ты же прекрасно знаешь: никто из нас не силён в Синей магии. Поэтому я готов загладить свою вину более прозаическим способом – денежной компенсацией.

– Ладно уж, чего там, – махнула на него рукой Ирина. – Стены этой общаги видели и не такие масштабы разрушений казённого имущества. Столешницу я потом поменяю у Жоровны, а скатерть всё равно на ладан дышала. Как переедем, новую куплю. Зато лишний раз убедились, что с колдовством шутки плохи. А потому моё предложение – давайте ещё по стаканчику, да наружу, проветриться немного.

Глава 3

Гуляли до позднего вечера, поэтому ни о какой даче уже не могло быть и речи – пришлось вновь гостить у приятеля. И, то ли от избытка впечатлений, выпавших на тот день, от свалившейся на Голдтаун душной безветренной жары, иссушающей тело и сворачивающей набекрень мозги, сон в ту ночь не принёс желанного отдыха. Больше часа пришлось переворачиваться с бока на бок в тщетной попытке впасть в забытье. Которое, как всегда, настигло внезапно, но вместо того, чтобы провести прямиком в утро следующего дня, вернуло на Санта-Ралаэнну.

Вновь направлялись они на второй этаж Штарндаля, пытаясь разгадать тайну портрета Анонима. Тьму, окружающую их, разгоняют лишь чадящие смоляные факелы на стенах, да ещё старинный серебряный подсвечник с тремя свечами в правой руке.

– Кто же на сей раз попал под подозрение?

– Сейчас сам увидишь, – хриплым шёпотом отзывается идущий следом Гека. – Если приглядишься.

Следуя совету, Эрик поднял подсвечник повыше. И пару секунд хватило, чтобы убедиться: на всех портретах одно и то же лицо.

Его собственное.

– Теперь ты понял, кто такой Аноним? – раздался сзади демонический хохот.

Резко обернувшись, Эрик остолбенел.

Вместо Геки перед ним стоял Дэнил.

– Подумать только, сколько лет ты скрывал своё истинное обличье под маской положительного героя, – продолжал издеваться ненавистный ирландец. – Но стоило оказаться внутри Звезды Шеорма, как сразу сползла вся фальшь добродетели. И теперь ты вернулся… сильнее любого из Архимагов, да вдобавок во главе целой армии. Глупо противостоять такой силе, и потому спешу примкнуть к ней, обещая служить верой и правдой во славу чёрных знамён!

И склонился в насмешливом полупоклоне.

Эрик сжал рукоять подсвечника. Пламя свечей ярко вспыхнуло, и тени, надвигавшиеся со всех сторон, сочли за благо отступить.

– Я не тот, за кого меня принимаешь. И не бывать тому, о чём мечтаешь. Штарндаль никогда не сдастся чернокнижникам – вот в чём можешь быть уверен!

– Да неужели? Тогда вглядись в собственные изображения, и увидишь, кто прав.

Не желая заработать удар в спину, он сделал шаг в сторону и, встав вполоборота, быстрым взором окинул портреты. И – о, ужас! – будто некий безумный художник решил на примере одного-единственного индивидуума запечатлеть всю гамму человеческих пороков. Горящие алчностью глаза стяжателя, надменно поджатые губы гордеца, холодный равнодушный взор асассина, приторная улыбка льстеца, похотливо высунутый язык сластолюбца – целая галерея безобразных карикатур, даже отдалённого сходства с которыми Эрик никогда не наблюдал, глядя в зеркало.

Или не желал замечать?

Всегда нелегко глядеть на себя со стороны.

Но сейчас он с отчётливостью осознал лишь, что не желает иметь ничего общего с отвратными харями, которые скалились, подмигивали и презрительно щурились со стен.

Минутная нерешительность чуть не оказалась роковой – пламя свечей почти погасло, и сумеречная паутина теней обступила со всех сторон. И под их покровом фигура врага принялась трансформироваться, преобразившись в гигантского, два с половиной человеческого роста, Чёрного Рыцаря.

– Приказывай, господин! – загрохотал великан, делая шаг навстречу.

Послать бы его куда подальше, чтоб с глаз долой. Но вдруг возникнет искушение призвать вновь? Да и зачем отказываться от слуги, за которым как за каменной стеной, одним своим видом способным обратить в бегство даже признанных храбрецов…

Но нет, нельзя поддаваться соблазну, именно им и завлекаются слабые души, одёрнул кто-то внутри. И в сознании тут же вспыхнули недавние слова Лайты: ты сильный, но пока не осознал этого.

И тогда, на миг преисполнившись решимости, Эрик изо всех сил метнул в Рыцаря подсвечник.

Как в пороховую бочку – мгновенно вспыхнув, исполин с оглушительным грохотом взорвался. Стена пламени взметнулась на месте, где он только что находился, отрезав спасительный путь к лестнице. Осколки доспехов, разлетевшись по всему коридору, подожги ковёр и портреты; обугливаясь, холсты недовольно шипели и стонали, словно жалуясь на судьбу. Огонь подступал всё ближе, Эрик задыхался в едком дыму, едва успевая уворачиваться от падавших с потолка увесистых кусков штукатурки. Неужели землетрясение, мелькнула мысль, его надо немедленно остановить, пока не рухнул весь замок. Поздно – громадная плита, оказавшаяся почему-то холодной как лёд, взорвала сознание, на мгновение погрузив его в небытие.

Открыв глаза, Эрик увидел тревожное лицо склонившегося над ним приятеля, поспешно отдёрнувшего руку.

– Это я лоб пощупал, – тут же объяснился Гека. – У тебя температура, весь горишь!

– Дурной сон приснился. Ничего страшного.

– Ну да! От сновидений такого жара не бывает. Ты явно заболел! Наверное, продуло вчера на Голди-реке, когда мы там подшофе гуляли. По пьяной лавочке простуда не чувствуется, алкоголь сосуды расширяет, давая ощущение тепла, зато потом последствия вылезают. Нет, не спорь со мной, ты так метался, что меня разбудил. Да ещё нёс какую-то околесицу, не открывая глаз. Я вначале не въехал, что с тобой такое, но быстро сообразил: горячечный бред! Дотронулся – и точно. Погоди минутку, я аптечку принесу!

Не слушая вялых возражений, Гека тут же умчался за ней, но вскоре вернулся.

– На месте, где раньше лежала, сейчас нет. Мать, видимо, куда-то засунула, не смог найти. Жаль, на работу уже ушла, а звонить – враз перепугается, примчится ещё. Ну ничего, щас сгоняю до аптеки. Ты, главное, организму встряску не давай, резких движений не делай. Я быстро!

Отговаривать Эрик не стал, всё равно бесполезно. Голова чумная, это точно, но в остальном никакой болезни не чувствуется, лишь сильная усталость. Отдохнуть немного, и всё пройдёт. Причём без активной жизнедеятельности, тут Гека мог бы быть совершенно спокоен – подремать, книжку ненапряжную почитать, в крайнем случае посмотреть что-нибудь развлекательное.

Приятель меж тем проворно собрался и убежал. Оставшись в одиночестве, Эрик первым делом попытался привести в порядок мыслительный аппарат. Жаль, не прихватил с собой таблетки от головной боли, подумав: к чему тащить с Санта-Ралаэнны, в Голдтауне такого добра пруд пруди. Ладно, может, Гека догадается купить. А пока его нет, спокойно обдумать странности последних дней. Почему вдруг вчера за столом вместо одного заклятия произнёс другое, которого не знал вовсе? Перепутать слова – такое случалось не раз; как правило, без каких-либо последствий, просто не срабатывало, и всё. Но тут – совсем иное дело, вероятность случайного синтеза действующей формулы крайне ничтожна. Даже целенаправленный поиск, ведущийся магами-профессионалами, редко приносит удачу сразу, иногда сотни комбинаций приходится перепробовать, пока не получится нечто стоящее. Ощущение, будто не сочинил, а вспомнил… но где и когда видел её раньше? Лишь в варианте, применённом против Дэнила, но это не в счёт. Жаль, не догадался поинтересоваться у Лайты, из какой оперы это колдовство – слишком крепко, видать, въелся Сагранов запрет. После вчерашнего появилась решимость его нарушить, но где теперь его любовь? Придётся самому распутывать клубок загадок – пусть и нет формулы в справочнике Гильдии, но где-то мистеру Логендрю всё же удалось её откопать? В том, что забытый в тринадцатой комнате учебник по магии Стихий принадлежит именно ему, сомневаться уже не приходилось.

Невольно вспомнив о Пропавшем Ученике, Эрик перенёсся в сегодняшний ночной кошмар. Если отбросить частности, то мотив его схож с привидевшимся под действием Вещего Сна, а это уже тревожит. Теперь ещё и с упоминанием имени, начинавшем постепенно раздражать. Вроде и так очевидно, что он – не Нейл; по крайней мере, для любого здравомыслящего человека.

Но если… все его воспоминания не более чем миражи? Если чародеи способны заменить истинную память ложной, то почему такого не могли проделать и с ним? Однако есть же вехи биографии, которые запросто не подделаешь – учёба в школе, семейный фотоальбом, медицинская карта… Титанический труд должен был быть проделан – но ради какой цели? И как распознать фальшивку, если она действительно присутствует?



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8