Рейчел Томас.

Запретные чувства



скачать книгу бесплатно

Дорога от аэропорта была недолгой и пересекала сухую пустыню и город. Дестини смотрела в окно на улицы, полные людей, спешащих по делам, заполняющих яркие рынки. Вскоре перед ними появились величественные стены дворца, и Дестини замерла в ожидании.

Из джипа ее провели вверх по прохладным мраморным ступеням во дворец, где ее встретили новые проводники. Вели ее так быстро, что она едва успевала взглянуть на изысканное убранство дворца. Ее нервы дали о себе знать еще сильнее, когда перед ними распахнулись огромные двери; внутрь с ней прошли всего два спутника.

Она едва успела окинуть взглядом зал с высоким потолком, украшенный восхитительной сине-золотой росписью, с видом на дворцовый сад, как открылись другие двери, напротив. Она выдохнула с облегчением, увидев помощника шейха; но облегчение тут же сменилось непониманием, потому что ее сопровождающие склонились в поклоне и отступили, оставив их наедине, если не считать двух охранников у дверей.

Она всмотрелась в лицо, обрамленное белым головным убором, который только подчеркивал красивые черты мужчины. Черные, как полночь, глаза встретили ее взгляд прямо; мужчина пошел ей навстречу. Просторные одежды шли ему куда больше, чем джинсы и рубашка; тонкая золотая накидка поверх наряда делала его образ совершенно царственным.

– Позвольте представиться, – сказал он спокойным голосом с бархатными нотами и легким акцентом, который Дестини помнила с его прошлого визита. – Я Зафир Аль-Асмари, шейх Кезобана.

– Помощник шейха? – сбивчиво переспросила Дестини в недоумении.

– Нет. Шейх.

При прошлой встрече он не назвался, но позволил ей верить, что он помощник шейха. Это была проверка?

– Было бы неплохо знать, с кем я разговариваю, когда вы посещали мою конюшню. – Наверное, стоило говорить более уважительно; судя по выражению его лица, шейх этого ожидал. Он сделал еще шаг навстречу, и Дестини постаралась подавить дрожь, вызванную влечением к нему. Даже когда она считала его только помощником шейха, было очевидно, что такой мужчина на нее даже не посмотрит; но это не мешало ее романтической стороне мечтать о том, как он увлекает ее в свое волшебное королевство, а не приказывает поехать туда работать. Теперь, когда она знала правду, ее романтические грезы не имели никакого шанса.

– Вы сами решили, что я выступаю от лица шейха Кезобана. Я не собирался вас обманывать; за это я прошу прощения. Ваша мать ошиблась в своем допущении, но я не стал ее поправлять. – Он придвинулся еще ближе, но Дестини не сдвигалась с места, не поддаваясь его давлению. – Надеюсь, мы с вами найдем общий язык.

Его английский был безупречен, не считая акцента; умелое владение языком только усиливало величественные манеры, командный тон, который пропадал, только когда он говорил о сестре шейха… своей сестре. Дестини думала, что его эмоции были вызваны сочувствием коню – они делали его более человечным, простым. Но мужчина, стоящий сейчас перед ней, никогда не смог бы таким быть.

– Я здесь для того, чтобы работать с вашим конем, а не устанавливать приятельские отношения. – Дестини вздернула подбородок, стараясь игнорировать искры, снова вспыхнувшие внутри, когда их взгляды столкнулись.

Соглашаясь на работу в Кезобане, она предполагала, что выйдет из-под железной хватки отца, но окажется во власти куда большей силы.

И была совершенно права. Однако работа на шейха была для нее воротами, в которые нужно пройти, чтобы начать новую, независимую жизнь. Она ждала такого шанса и воспользуется им во что бы то ни стало.

Когда Дестини вошла в его кабинет, Зафира поразило то, что она оделась с уважением к его культуре, скромно. Это должно было предотвратить жаркое возбуждение, которое вспыхнуло в нем, едва он увидел девушку в Англии, но вместо этого только усилило. В тот день в конюшне между ними что-то произошло, и, если он не ошибался, Дестини хотела признавать это не больше, чем он сам. Что только распаляло его жар и усиливало желание попробовать запретный плод.

– У вас было долгое путешествие. Завтра вы увидите Машида и начнете работу. А сегодня вы моя гостья, и я приглашаю разделить со мной ужин.

Это была традиция, но, судя по выражению ее лица, Дестини этого совсем не ожидала. Она смерила его подозрительным взглядом, и Зафир подавил улыбку. Он впервые столкнулся с женщиной, которая не рвалась с ним ужинать; но, с другой стороны, он раньше не приглашал женщин другой культуры в свой дворец. До сих пор все его романы происходили в Лондоне или Нью-Йорке.

– Спасибо, но я уверена, что у вас найдутся дела поважнее. – Ее голос словно ласкал все его чувства, и в нем снова вспыхнула искра. Наверное, Зафир слишком долго жил под гнетом долга, потому что практически забыл, что такое жар влечения. Но оно никогда не было таким сильным.

– Я всегда ужинаю с гостями, мисс Ричардс, и вы не станете исключением.

Дестини выгнула изящную бровь. Зафир не мог не отметить ее смелость. Никто не смел разговаривать с ним столь дерзко, подвергать его приказы сомнению. Он должен был бы рассердиться, указать ей на ошибку, но не хотел. Девушка говорила с ним не как с шейхом, а как с мужчиной. С тех пор как он взошел на трон, ни одна женщина и ни один мужчина не видели в нем никого, кроме шейха.

Он придвинулся чуть ближе и вдохнул ее легкий цветочный аромат. Ему захотелось поцеловать ее, ощутить сладость полных губ… Зафир немедленно отступил. О чем он думает? Он правитель страны, у него есть обязанности. Он никогда не сможет поцеловать эту женщину, особенно когда она в его дворце в качестве гостьи. Так что Зафир отошел к большому резному письменному столу, чтобы между ним и Дестини была преграда. Эта западная женщина пробуждала в нем забытые эмоции и желания.

– Тогда буду ждать вечера.

– Как и я. – Он говорил искренне; он предвкушал вечер в ее обществе. – Нам нужно многое обсудить по поводу вашей предстоящей работы.

– Я понимаю, что для вас это болезненно, но мне совершенно необходимо знать обо всем, что произошло с конем.

– Обязательно. – Но только необходимое. Зафир никогда никому не признается в том, как ужасно поступил со своей сестрой. Как организовал для нее брак, который заставил ее пойти на такие шаги. Этого никто не должен знать. Целый год он тонул в чувстве вины; и эмоции, которые вызывала эта женщина, только усиливали ее. Он не имел права желать женщину, когда ему предстоит брак по сговору, не после того, как он заставлял Табину отказаться от своих желаний.

У Дестини все внутри трепетало, пока эскорт провожал ее по прохладным залам дворца навстречу человеку, которого она теперь знала как шейха Кезобана. К мужчине, который скрывал свое подлинное имя – хотя она до сих пор не понимала зачем, кроме как ради контроля.

Ей стоило бы отдохнуть в роскошном номере, с видом на великолепные дворцовые сады, но мысли о предстоящем вечере с мужчиной, который настолько же интриговал и возбуждал ее, насколько и раздражал своими властными замашками, не давали расслабиться.

Спускалась темнота, и дворец освещали лампы, висящие в каждой разукрашенной арке, мимо которых они проходили, так что все выглядело как сон. Наконец ее эскорт отступил, указывая ей на дверь, за которой широкий коридор вел в другую часть дворцового сада. Там виднелось что-то похожее на шатры, практически полностью из бледно-золотистого шифона, внутри светились лампы. Обстановка выглядела слишком интимной для официального ужина с человеком, который на следующие два месяца будет ее начальником. А когда она увидела Зафира, без головного убора выглядящего более расслабленным, у нее участился пульс.

– Добрый вечер. Надеюсь, вы отдохнули после поездки. – Его низкий чувственный голос соответствовал обстановке.

Дестини пришлось подавить короткую вспышку паники. Как будто она может заинтересовать этого могущественного шейха. Наверняка у него целый гарем красавиц.

– Как же иначе, в таких роскошных апартаментах. – Она не могла смотреть ему прямо в глаза; щеки у нее горели.

Когда же она наконец посмотрела на мужчину, то увидела, как его губы изогнулись в улыбке, а в темных глазах заплясали веселые искры. Впервые она видела на его лице что-то, кроме строгости и властности. Такая улыбка могла растопить любое сердце, в том числе ее собственное.

– Спасибо, – выдавила она, совершенно сбитая с толку его вниманием. Она совершенно не ожидала подобного от мужчины, который практически потребовал, чтобы она приехала сюда.

– Жаль только, что я не могу показать вам настоящую пустыню.

– Уже то, что вы делаете, великолепно, – сказала она, входя в шатер. Теплый ночной воздух играл с золотистыми занавесями, свечи горели в узорчатых лампах, создавая романтическую атмосферу.

Нужно ли ей беспокоиться? Она встревоженно покосилась на мужчину, о котором очень мало знала. Она находилась полностью в его власти, в тысячах миль от дома. Кого она пытается обмануть? Это король пустыни. Его жизнь настолько отличается от ее собственной, что он никогда даже и не подумает о такой, как она. Чем скорее она это усвоит, тем лучше.

– Вам не нравится? – В его голосе прозвучал намек на хищное рычание, и Дестини поняла, что ее молчание показалось ему недовольством.

– Все прекрасно. Идеально.

Зафир наблюдал за тем, как оглядывается Дестини, одетая в свободные белые брюки и длинный топ. Бледно-розовый шарф, которым она окутала голову, делал ее хрупкой, как цветок в его садах. Она явно вбирала каждую деталь; Зафир поймал себя на желании оказаться вместе с ней посреди пустыни, далеко от всех, особенно от своих обязанностей. Не то чтобы девушка понимала, что такое семейный долг и честь, если судить по напряжению между ней и ее мачехой. Она здесь подневольно и четко озвучила свои условия; но это не останавливало искр желания, которое текло через него как река, на которой был построен его город.

Однако какой бы красивой она ни была, Зафир привел ее сюда не для того, чтобы соблазнять. Это его дворец, его дом, и он никогда не развлекался здесь ни с одной женщиной, даже в те времена, когда был плейбоем. Тем более что ему предстоит жениться; он не может отвлекаться на женщин, даже на таких.

– Рад, что вам нравится. – Он старался говорить как можно ровнее, скрывая волнение, которое она на него оказывала.

– Я очень жду знакомства с вашим конем завтра. – Дестини взглянула на него с легким смущением. – И мне нужно больше узнать о несчастном случае.

Это было последнее, о чем Зафир хотел говорить. Чувство вины немедленно нахлынуло на него снова. И сочувствие на лице Дестини только ухудшало ситуацию. Она, наверное, думает, что потеря сестры настолько разбила ему сердце, что он не может об этом говорить. Но дело было совсем в другом…

– Сначала поедим, – предложил Зафир, и появились слуги, накрывая на стол. Скатерть и посуда были в королевских цветах, пурпурный и золотой; таким же был его шатер, когда он несколько раз в год выезжал в пустыню. Хотя Дестини улыбнулась, он видел, что резкость выбила ее из колеи. Но так было нужно: его долг требовал не позволять эмоциям влиять на решения.

– Я совсем не так представляла этот вечер, – сказала она, садясь на подушки перед низким столом. От интереса у нее сияло лицо и блестели глаза. Она была еще красивее, чем Зафир помнил; но, как и в первую встречу, она как будто совершенно не осознавала свою красоту, словно предпочитала держаться в тени.

– Вы моя гостья, Дестини. – Он впервые использовал ее имя в разговоре, и оно зашипело у него на языке как шампанское, а тело пронзило желание. – Я стремлюсь демонстрировать всем своим гостям все, что может предложить мое королевство и его народ.

Он не мог не добавить этого, должен был попытаться отвлечься от того, как реагировал на девушку. Темные волосы Дестини, частично видимые из-под шарфа, блестели в свете ламп, выглядели такими мягкими, что ему хотелось прикоснуться к ним, ощутить шелковую прохладу между пальцев.

– Я приехала работать. – Она говорила с напором, уверенностью, как в их первую встречу. – И для этого мне нужно знать подробности.

Зафир дождался, когда слуги убрали со стола, глядя, как на ее лице отражается восторг при виде разнообразных десертов, которые выставили перед ними. Но когда слуги удалились, он понял, что пришло время рассказать, как все было. Почему-то ему было важно, что подумает о нем эта женщина.

– Табине, моей сестре, не нравился мужчина, которого я выбрал ей в мужья. Для них обоих это был бы брак по сговору, он объединил бы две богатых и могущественных семьи. К сожалению, Табина не разделяла мои взгляды на долг перед страной. Она хотела только свободы.

Дестини нахмурилась в недоумении, пытаясь осознать все, что он говорит.

– Она говорила, что любит другого мужчину, хотя он совершенно не подходил в мужья сестре шейха Кезобана. – Его голос звучал сухо и монотонно. Он впервые рассказывал кому-то, что его юная сестра была влюблена в мужчину, с которым не была помолвлена. Об этом ходили слухи во дворце, и Зафир не был дураком, он все это слышал. Только никогда не признавался.

– Мне жаль. – Дестини опустила ресницы, ей явно было неловко на него смотреть.

– Не важно. Многие браки по сговору обходятся без любви, – в упор сообщил он, вытер пальцы и дал знак слугам, что можно убрать остатки ужина.

– Это печально. – Дестини подняла на него взгляд; у него было отчетливое ощущение, что она снова бросает ему вызов. – Любовь нужна всем.

– Вы были влюблены, Дестини? – Он прищурился. Под внешним спокойствием вскипел гнев. Значит, она верит в любовь; наверное, верит и в сказки, в которых все живут долго и счастливо. А вот Зафир верил в реальную жизнь.

– В моей жизни есть любовь.

Резкость в ее тоне заставила Зафира надавить:

– У меня тоже. Любовь к моему народу, моей стране, чести моей семьи. Но я спрашивал не об этом. Вы когда-нибудь считали, что влюблены?

Ему внезапно стало очень важно, что у нее такие же абсурдные представления о жизни, как у Табины, что ее красивая головка забита романтическими грезами.

– Нет, – выпалила в ответ Дестини. Ей не нравилось, как темные глаза шейха следят за каждым ее движением, за каждым выражением лица. Она видела любовь в дневниках матери, ощущала то же самое, читая страницу за страницей. Но в то же время ее отец так быстро женился снова после смерти матери, что было очевидно – ее мать любила отца, но чувство не было взаимным. Дестини не собиралась позволять подобному случиться с ней. Она отдаст сердце только мужчине, который будет любить ее всей душой.

– У меня много работы, – добавила она.

Следом за Зафиром она поднялась из-за стола; сердце у нее отчаянно билось.

– Не стоит прятаться за работой. – Его голос был глубоким, чувственным, и по ее спине снова пробежала дрожь.

– Я не прячусь, – решительно ответила она. – Я люблю свою работу. Это мое призвание, и поэтому я здесь. Я приехала ради вашего коня, а не потому, что моя мачеха заключила с вами договор.

– И за это я вам благодарен. – Темные глаза Зафира пронизывали ее насквозь. Пение насекомых в темном саду наполняло воздух, головокружительные ароматы окутывали Дестини, еще больше добавляя романтики в атмосферу этого ужина. Она устала после дороги, но ее тело звенело от новой, непривычной, пламенной жажды.

– Работать с Машидом будет нелегко, – добавил Зафир.

– Я не отступаю от трудностей.

Властная улыбка, изогнувшая уголки его губ, заставила что-то сжаться у нее внутри. Зафир подал ей руку.

– Я провожу вас в апартаменты.

Он повел ее по тропинке среди растительности великолепного сада, в котором мерцали огоньки, придавая всему магическую ауру. Прогнав колебания, она шагала бок о бок с шейхом, ощущая силу и мощь его тела.

– Ваши сады невероятно красивы. Я не ожидала подобного в пустыне. – Она заговорила снова, чтобы отвлечься от своих реакций.

– Я много лет изучал ирригацию в пустынных регионах и теперь владею успешной компанией, которая на ней специализируется. – В его голосе отчетливо звучала гордость. Дестини взглянула на его профиль, но, когда Зафир повернулся к ней, вспыхнула и отвела глаза. – Мое призвание – приносить моему народу воду и лучшую жизнь.

– Впечатляет.

– И мне нравится. – Его голос звучал царственно как никогда, напоминая ей, кто он такой.

Зафир открыл калитку под аркой в белой стене, выложенной изысканными рисунками, и отступил, пропуская ее внутрь. Проходя мимо, Дестини не могла не осознавать еще острее его мужественность, его подавляющую властность; но куда больше ее нервировало то, насколько привлекательным она его находила.

Внутри она увидела веранду своих апартаментов. Зафир остался за калиткой.

– Теперь я должен с вами попрощаться.

От его пристального взгляда у нее снова вспыхнуло все тело.

– Спасибо за этот вечер.

– Это я должен вас благодарить.

Между ними повисла тяжелая тишина, окутывая их чем-то бесконечно глубоким, пока у Дестини не перехватило дыхание. На один короткий момент ей показалось, что Зафир ее вот-вот поцелует; ее тело инстинктивно качнулось навстречу. Но она вовремя остановилась и отступила.

– Доброй ночи.

Глава 3

Дестини мало спала той ночью. В ее сны вторгался образ мужчины, с которым она провела вечер. Зафир заполнял ее мысли. Она никогда раньше так не реагировала на мужчину и сердилась на себя. Рано поднявшись, она вышла на свою личную веранду, наблюдая, как ярко-оранжевый цвет неба сменяется яркой безоблачной синевой, принося тепло нового дня.

Все, чего она хотела, – приступить к работе с конем шейха, но придется ждать, пока ее отведут в конюшню или куда бы то ни было еще. В первый же день ей объяснили, что без эскорта она передвигаться не сможет. Из-за этого она чувствовала себя скорее пленницей, чем гостьей.

Когда в ее дверь постучался юноша, который сообщил, что пришел проводить ее в конюшню, это только усилило ее ощущения. Она последовала за ним по ярко-белым коридорам дворца, видя за арками окон публичную часть сада, чувствуя, как пустынная жара сражается с прохладой дворца.

Наконец они добрались до конюшни и юноша представил ее главному конюху. Ничто не могло подготовить ее к тому, что она увидела за очередными арочными воротами, украшенными изысканной чеканкой. За ними открывались бесконечные стойла по обе стороны прохода, настолько современные и хорошо обставленные, что трудно было представить, что в них живут лошади. Конюшни ее матери, давно заброшенные отцом, не могли с ними сравниться. Когда-то Дестини думала, что отец не занимается ими, потому что не хочет делать ничего, что напоминает ему о любимой и потерянной жене; но потом нашла дневник матери и поняла, насколько ошибалась.

– Конь шейха Аль-Асмари в конце конюшни, – сказал конюх на английском практически без акцента, отвлекая Дестини от мыслей о доме.

Его белоснежные одежды слегка колыхались, когда он провожал ее в противоположный конец длинного прохода, практически беззвучно ступая по песочно-золотому мозаичному полу. Остановившись, он обернулся к девушке и предупредил:

– Этот конь не покидает стен дворца. В его глазах страх, в его душе недоверие. Многие пытались дотянуться до него, но никто не преуспел.

– Он не выходил из этих стен больше года? – Дестини поняла, что проблема куда серьезнее, чем она думала.

– Ни разу с тех пор, как увез сестру шейха навстречу ее смерти.

– Тогда у меня много работы. Для начала мне нужно будет проводить с ним время. – Двух месяцев может оказаться недостаточно.

Когда они дошли до стойла Машида, у нее вырвался восторженный вздох. Черная шкура жеребца блестела. Он был таким же царственным, как его владелец, и демонстрировал такую же силу и величие.

– Сначала я его вычешу.

Конюх согласно склонил голову и вручил ей несколько гребней.

– Уздечка здесь.

– Спасибо.

Дестини взглянула на уздечку из мягкой кожи, украшенную яркими кистями. Большинство лошадей, с которыми она работала, не потерпели бы таких украшений. Может, с Машидом все не так плохо.

Конюх оставил ее. Дестини открыла дверь стойла и остановилась, ожидая, когда конь признает ее присутствие. Он повел ушами, изучая ее из своего угла стойла, высоко, царственно держа голову и настороженно сверкая глазами.

– Ты очень красивый, – негромко сказала Дестини, ожидая, когда он расслабится. – Почти так же, как твой хозяин.

Перед ее внутренним взглядом появилось лицо Зафира, шокирующе отчетливое. Она видела его всего три раза, но каждая чеканная черта уже запечатлелась в ее памяти. Ей совершенно не были нужны такие сложности в этой работе.


Зафир хотел лично показать Дестини конюшни, но вынужден был соблюдать протокол. Она здесь в качестве гостьи, к тому же она иностранка, нанятая для работы, и не стоит проявлять излишнее внимание. Особенно теперь, когда он наконец готов выполнить долг монарха и произвести на свет новое поколение правителей Кезобана.

Он вошел в конюшню как раз вовремя, чтобы увидеть, как Дестини заходит в стойло Машида, чтобы его вычесать. Другие подходили к делу совсем не так. Он нахмурился, но прогнал свои сомнения. Он выбрал эту девушку, положившись на рекомендации, и теперь должен принять ее методы, по крайней мере поначалу.

Он беззвучно приблизился к стойлу и не смог сдержать самодовольной улыбки, услышав, как Дестини говорит с лошадью, хвалит и его, и самого шейха. Приятно было знать, что она все-таки поддается его привлекательности, хотя и не выдает этого. Но его желание, которое закипало каждый раз, когда она оказывалась рядом, забурлило еще сильнее. Вчера, когда он провожал ее через сад… будь они в любом другом месте, он поддался бы влечению. Поцеловал бы ее. Впервые с тех пор, как Зафир принес клятву служить своему народу, ему захотелось избавиться от обетов.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3

сообщить о нарушении