Ребекка Дан.

Наш секрет



скачать книгу бесплатно

Нелл недоуменно уставилась на подругу.

– Что?

– Я запаниковала.

Нелл не сводила с нее пристального взгляда.

– Из-за чего?

Дарси понимала: то, что она бросилась под машину, объяснить сложно, учитывая, что она не была офицером полиции, телохранителем или каскадером.

– Он уезжал, – негромко ответила она. – Я хотела его остановить.

– И решила убить себя?

Подумав о том, чем все могло закончиться, Дарси отхлебнула вина.

– Все было не так. Я не успела ничего обдумать. Не было времени… я просто выбежала на дорогу.

– Сколько человек это видели?

– Очень много, – ответила Дарси, почувствовав, как внутри все похолодело. – Он был с женщиной и маленькой девочкой. То есть с женой. Он был с женой и дочерью.

– Святой Иисусе!

Обычно мужчина с женой и дочерью особого фурора не производит.

«А сегодня произвел», – грустно подумала Дарси, отпив еще немного вина.

– Он точно узнал тебя?

Дарси скептически покосилась на Нелл.

– Прости, – быстро добавила та.

Она молча разлила остатки вина по бокалам и, подняв пустую бутылку, посмотрела на Матье взглядом сотрудника Центра телефонного обслуживания, к которому только что поступил звонок о возможном теракте и который пытается не паниковать и побыстрее вызвать начальника.

– Так что он сказал, Дарс? Когда узнал тебя, я имею в виду.

– Немного. Почти ничего. Вокруг были люди… мы оба были в шоке. – Она заколебалась. – Но… жена назвала его Джастином.

На лице Нелл отразилось смущение, но в следующее мгновение она поняла.

– Он изменил имя, – вздохнула она. – Так он смог исчезнуть с лица планеты.

– Логично, – согласилась Дарси, откусывая кусочек сыра.

О том, что почувствовала невероятное облегчение, когда поняла, что он не мертв, она решила не упоминать.

Нелл помолчала. Одна мысль сменяла другую. Дарси не удивилась бы, если бы голова подруги начала вибрировать от столь сильного напряжения.

– Возможно, это было не случайно.

– Нет, не может быть. Я заметила машину, а потом…

Нелл покачала головой и подалась вперед.

– Нет, я имею в виду, что он оказался там неспроста. Ты сама говорила, что он тебе на каждом углу мерещится. Возможно, ты была права. Может, он следит за тобой.

Дарси решила не напоминать, что Нелл говорила, будто эти галлюцинации возникают от злоупотребления алкоголем и недостатка сна. Она просто пожала плечами.

– Возможно. Я не знаю. Я не знаю.

Нелл нахмурилась.

– Хорошо, хорошо. – В отличие от Дарси, Нелл в школе очень хорошо давалась математика. Она обычно решала проблемы, прибегая к логике. – Давай посмотрим на факты. Даже если он следил за тобой, я сомневаюсь, что он будет и дальше это делать. Если в дело вмешается полиция.

Дарси сглотнула.

– Но мне надо с ним поговорить, Нелл.

Нелл придвинулась ближе, чтобы Дарси не проигнорировала то, что она собиралась сказать.

– Нет ничего такого, что вам надо обсуждать, – с нажимом сказала она. – Серьезно, не о чем говорить.

Для вас обоих было бы лучше, если бы вы никогда не встречались.

Дарси промолчала. Да и возразить ей было нечего.

– Ты знаешь, что я права, Дарси, – мягко добавила Нелл.

Возле столика материализовался Матье со второй бутылкой вина. Он аккуратно поставил ее перед Дарси и сказал:

– Прошу. – Потом сжал ее плечо и отошел.

– Так какая у него жена? – спросила Нелл, схватив бутылку и наполнив бокалы почти до краев.

– Не его тип.

– Ты не знаешь, какой тип его.

– Я знаю, что она к нему не относится, – возразила Дарси.

– Думаешь, она поняла, кто ты такая?

Дарси отрицательно покачала головой.

– Я очень в этом сомневаюсь. Она просто стояла возле машины и выкрикивала его имя. Она толком на меня ни разу не посмотрела.

– Вот беда! – подытожила Нелл, хотя это и так было очевидно.

По мере того как количество вина во второй бутылке уменьшалось, их разговор постепенно перешел на будничные темы – вроде длины тормозного пути автомобиля, сложности онлайн-календаря месячных Нелл и достоинств (или их отсутствия) вегетарианства. Заканчивая камамбер, Дарси не удивилась тому, что ей захотелось встать на сторону вредных продуктов, от которых повышается риск сердечного приступа.

Она как раз допивала последний бокал мерло, когда снова появился Матье с двумя высокими тонкими бокалами для шампанского и бутылкой «Лоран-Перрье» в ведерке со льдом. Он установил рядом маленький столик, на который поставил ведерко.

– От джентльмена у бара, – сообщил он с улыбкой, приподняв одну бровь.

Дарси резко обернулась и встретилась взглядом с Заком Фостером.

По идее, Дарси и Зак встречались, хотя делали они это довольно беспорядочно. В то время как Зак жил в Лондоне и работал посменно врачом в отделении скорой помощи, Дарси бо?льшую часть вечеров и выходные проводила за работой. Основой для долговременных отношений служат приятное общение и общие планы, чего нельзя было сказать о Заке и Дарси. Он, бывало, появлялся у нее без предупреждения и на следующее утро так же быстро исчезал. Дарси не оставалась в долгу и могла неделями не отвечать на его звонки. Поводы для ссор они тоже поделили поровну. Когда Зак – по его же словам, «испорченный, эгоистичный и состоятельный человек» – появлялся в Норфолке, то предпочитал останавливаться либо у себя в пляжном домике, либо в коттедже Дарси в зависимости от того, какие между ними в тот момент были отношения.

Кроме всего прочего, когда Дарси познакомилась с Заком, он как раз разводился со своей женой Октавией, которая, как показалось Дарси, была всем понемногу – немного дизайнером драгоценностей, немного колумнистом для журнала «Татлер», немного буйно помешанной. Дарси не была с ней знакома, лишь видела ее фотографию в бумажнике Зака, а также на его странице в Facebook. Это была высокая светловолосая женщина в кожаной широкополой шляпе, какую любила носить до замужества Кейт Миддлтон, высоких сапогах фирмы «Деберри» и с надутыми губками, над которыми явно потрудился пластический хирург.

Недавно Дарси узнала, что виновником их развода был именно Зак.

Дарси повернулась к подруге. Нелл как раз наливала шампанское в бокалы.

– Я узнала настоящую причину, почему Октавия разводится с Заком. Она отличается от той, что он мне называл, – сообщила Дарси.

– Ох… – вздохнула Нелл, словно они обсуждали местную знаменитость, а не парня Дарси. – Ну давай, удиви меня. Азартные игры? Алкоголь? Постоянные измены?

Дарси сделала паузу. Бывали времена, когда Зака можно было обвинить во всем этом.

– Она застала его в туалете культурного центра «Барбикан», где его же свояченица делала ему минет.

– Господи Иисусе! – удивилась Нелл, отпив вина.

– Да, – кивнула Дарси.

Она еще не успела обсудить этот факт с Заком, потому что узнала об этом лишь накануне вечером.

– Сестра Октавии? В «Барбикане»? – переспросила Нелл, словно была не в силах решить, что хуже.

Дарси кивнула.

– Я знаю. Большинство людей выбрали бы бар или клуб, но не Зак. Ему хотелось привнести в процесс немного искусства.

Нелл глупо хихикнула.

– Боже, бред какой-то!

На самом деле Зак нравился Нелл сильнее, чем она была готова признать. Дело в том, что он очень сильно отличался от бывшего парня Дарси, который постоянно занимался тем, что играл в видеоигры, ел пиццу и тратил деньги Дарси. В глазах Нелл то, что у Зака была хорошая работа, степень и должность консультанта, перевешивало все его недостатки. Хотя она была также очарована его обаянием, белозубой улыбкой и тем фактом, что его мать была родом из Андалусии. Благодаря последнему обстоятельству Зак, как и большинство мужчин родом из этого испанского края, был похож на французского актера Оливье Мартинеса.

Дарси познакомилась с ним на одной из тех глупых вечеринок в Фулхэме с приглашенными журналистами, где полно людей с серьезными инвестициями в недвижимость и дорогие автомобили, поэтому из угощений там были лишь дешевое кава, белое игристое вино, и соленое печенье. К полуночи они уже зажимались на лестнице, а над их головами небо освещали вспышки фейерверка. Дарси вспомнила, как про себя улыбалась в тот момент и думала, насколько все удачно получилось. У нее до сих пор не зажил шрам на спине после секса на полу.

– Честно говоря, я не понимаю, к чему эти широкие жесты, это шампанское… – Дарси отрешенно отхлебнула из бокала. – Мне хватило бы сообщения или телефонного звонка.

Нелл схватила ее за руку и крепко сжала.

– Дай ему шанс! Я хочу, чтобы ты была счастлива. Впусти в свою жизнь любовь.

Дарси прищурилась.

– Даже несмотря на то, что эта бесчувственная скотина постоянно изменяет жене?

Нелл усмехнулась, откинулась на спинку стула и положила в рот кусочек сыра.

– У всех свои недостатки.

– Да, но у него они просто ужасные.

Дарси глотнула вина.

Нелл откашлялась и незаметно кивнула в сторону Зака.

– Насколько я поняла, ты не хочешь обсуждать мистера Лэндли и то, как паршиво он водит машину, когда рядом Зак?

– Вообще-то, – пробормотала Дарси, – мистер Лэндли очень хорошо среагировал и вовремя затормозил.

– Ну вот, Зак идет сюда, – заметила Нелл, широко улыбаясь, и сквозь стиснутые зубы добавила: – так что определись.

– Конечно, нет, – быстро ответила Дарси, почувствовал легкую боль в бедре.

Ей стало дурно от одной только мысли, что Зак может обо всем этом узнать и вмешаться. Пару секунд спустя ей на плечо опустилась прохладная ладонь.

– Buenos noches, senoras[3]3
  Добрый вечер, сеньоры (исп.).


[Закрыть]
.

У Зака был очень приятный испанский без противного британского акцента, какой бывает у какого-нибудь старикана, попавшего по путевке в Коста-Бланку. А еще от него приятно пахло чем-то мускусным. Наверное, «Кельвин Кляйн».

Дарси взглянула на Нелл, желая убедиться, что подруга ее поняла, но Нелл не обращала на нее внимания и глупо улыбалась Заку, лопоча что-то про его приезд из Лондона и шампанское, которое им так понравилось.

– Всегда рад стараться, – ответил Зак. – Должен сказать, что мне нравится цвет твоих волос, Нелл. Тебе идет.

По всей видимости, его похвала не показалось Нелл странной, хотя она никогда в жизни не перекрашивала волосы в другой цвет.

– Спасибо большое, – растаяла она.

Зак повернулся к Дарси, по-прежнему не убирая руку с ее плеча.

– Как тебе напиток, детка? Я знаю, что ты любишь шампанское.

Он нагнулся и поцеловал ее в макушку.

«Похоже, у него сегодня хорошее настроение», – подумала Дарси.

В последнее время Дарси все чаще сталкивалась с тем, что ей сложно угадать настроение Зака. Оно было переменчивым, как погода в марте, хотя она уже начала понимать, как оно связано с потреблением кофе. Коллеги Зака по больнице знали, что с ним лучше не разговаривать и даже не подходить к нему, пока он не выпил дежурные три чашки кофе перед началом смены. Дарси даже вывела теорию, что если рядом с больницей продают кофе, то шансы больных на выздоровление значительно возрастают.

Держа в руках бокал с красным вином, Зак, не говоря больше ни слова, сел рядом с Дарси. Почесал заросшую щетиной щеку и почувствовал, что она ему не очень рада.

– Ты давно приехал, Зак? – весело спросила Нелл.

– Сейчас же выходные. Я здесь весь уик-энд. – Наклонившись, он положил ладонь на колено Дарси и потянулся за бутылкой с шампанским. – Пузырьки, – сказал он, до краев наполняя их бокалы. – Вам обеим явно не хватает этих пузырьков.

Дарси на секунду задумалась, что бы он сказал, если бы она сейчас предложила ему отвалить вместе с этими пузырьками.

– Так о чем вы разговариваете? – спросил он, развалившись на стуле.

Посмотрев Нелл в глаза и пытаясь выкинуть Тодда Лэндли из головы, Дарси одним глотком осушила свой бокал, оставив на донышке совсем немного.

– Хорошая девочка, – пробормотал Зак и, наклонившись, перевернул бутылку вверх дном.

– Тебе будет неинтересно, – ответила Дарси. – Мы обсуждали любовь и моногамию при длительных отношениях.

В этот момент, не давая Заку возможности огрызнуться, в их диалог вмешалась Нелл, начав тараторить всякую ерунду про плодовитость, акупунктуру и состав спермы своего мужа Саймона. Дарси молчала, с удовольствием слушая подругу и пытаясь игнорировать то, как Зак время от времени сжимает ее бедро. Она была рада, что для этого он выбрал то, которое не пострадало от встречи с «ауди» Тодда Лэндли.

Когда Нелл наконец сделала паузу, Зак поднял бокал и допил вино.

– Итак, Дарс, как ты?

– А как я?

– Ну, я тебя неделю не видел. Что у тебя нового, красотка?

– Немного, – пробормотала она, на самом деле имея в виду «Я узнала все о твоей любви к минетам в культурных центрах».

Дарси отвернулась и посмотрела в окно, где в надвигающихся сумерках цветущие вишни стали темно-розового цвета. Она вспомнила Тодда и вздрогнула, но тут же выбросила его из головы.

– Поговори со мной, малышка, – шепнул Зак ей на ухо. – Ты не можешь игнорировать меня весь вечер.

Дарси подумала, что это неплохая идея, но в этот момент Нелл допила шампанское и поставила бокал на стол.

– Мне пора. Я сказала Саймону, что буду к десяти. Вот мы сейчас разговариваем, а я чувствую, что начинаю овулировать.

– Это же чудесно, – откликнулся Зак, словно Нелл заявила, что собирается покорить Эверест, но Дарси заметила, как он неодобрительно посмотрел на заставленный пустыми бокалами стол.

– Была рада повидаться, Зак, – сказала Нелл. – Проследи, чтобы Дарси добралась домой без проблем.

Зак снова сжал бедро Дарси.

– Конечно.

«Ублюдок», – неожиданно для себя подумала Дарси.

– Позвони мне завтра, – попросила Нелл.

Она встала и, стуча каблуками, пошла к выходу. От двери она послала воздушный поцелуй Матье.

– Так в чем дело, детка? – невинным голосом снова спросил Зак.

Дарси решила, что выпила достаточно, чтобы ей было все равно, если этот день закончится грандиозным скандалом. Впервые за вечер взглянув на Зака в упор, она сказала:

– Ты лгал о том, почему Октавия разводится с тобой.

– Ты намекаешь на то, что она застукала меня в туалете в Барбикане со своей сестрой?

Последовала короткая пауза, во время которой Зак сделал глоток вина. Казалось, он колебался между желанием продолжать этот цирк и пониманием того, что это невозможно и лучше рассказать обо всем начистоту. Так как Зак не любил напрягаться лишний раз, он выбрал последнее.

– Ну хорошо, хорошо, я признаю?, что был не до конца честен с тобой. Но мне было сложно сказать на первом свидании: «Привет, меня застукала жена, когда я развлекался с ее сестрой. Что ты делаешь сегодня вечером?»

– Оральный секс в культурном центре, – напомнила Дарси, – это не быстрый секс на заднем сиденье тачки. И прошло уже полгода. Ты мог рассказать мне это в любой момент.

– Полгода чего? – спросил он, пытаясь взять инициативу в свои руки. – Мы то встречались, то не встречались. Какая тебе разница, отчего рушится мой брак?

– Ну, во-первых, есть разница между хорошим парнем и неверным ублюдком.

– Дарси, – ответил он таким тоном, словно она не могла понять некую фундаментальную истину, – если бы у нас с Октавией было все хорошо, разве я оказался бы в том сортире? Наш брак был мертв задолго до случая с ее пьяной сестрой.

– Мило! Выставляешь ее шлюхой, а сам такой невинный, – пробормотала Дарси. – Ты хоть понимаешь, что выглядишь в этой ситуации хуже нее?

– Да брось ты, Дарси, – возразил Зак, явно раздраженный тем, что его действия могут иметь неприятные последствия, – до сих пор у нас с тобой едва ли все было серьезно, не так ли? Возможно, мне просто не казалось, что я должен все тебе рассказывать.

Дарси попыталась как-то разъяснить его слова.

– То есть ты хочешь сказать, что если бы я продемонстрировала бо?льшую активность в наших отношениях, то ты бы порадовал меня этими любопытными подробностями своей биографии?

Решив не отрицать и не подтверждать ее выводов, Зак попытался завершить этот разговор в форме ультиматума.

– Послушай, может, закончим на этом и займемся чем-нибудь более интересным? Потому что, если нет, то я поехал к себе. Неделя была длинная, Дарси, и я явно не в настроении сидеть тут и препираться.

Дарси хотелось ответить, что она собиралась провести этот вечер с Нелл, а не ругаться с Заком, в то время как пьяная Нелл ехала домой, возможно, навстречу лучшему сексу в своей жизни. Она вздохнула.

– Знаешь, ты прав. Мне это тоже не нужно. Давай на этом закончим.

Дарси с трудом встала и направилась к выходу, изо всех сил стараясь не покачиваться и не хромать. Это было сложно, потому что бедро болело так, словно его пропустили через мясорубку.

Но не успела она сделать и пару шагов по гравийной дорожке двора, как ее догнал Зак.

– Эй, куда это ты собралась?

– Я ухожу. Я так больше не могу.

Она высвободилась и захромала к улице, которая вела к прибрежной пустоши и ее маленькому домику.

– Дарси! – Зак снова догнал ее и схватил за руку, но на этот раз не так крепко. – Что с твоей походкой? Ты настолько пьяна?

– Все в порядке, – ответила она, поморщившись.

Она перенесла вес тела на другую ногу, но это мало помогло. На самом деле Дарси была рада, что Зак еще ничего не слышал о случае на ярмарке. Если повезет, то все престарелые свидетели вскоре об этом забудут или начнут путать с каким-нибудь происшествием из вечерних новостей.

Зак нахмурился и уставился на ее бедро, словно его глаза могли делать рентгеновские снимки.

– Подожди, с тобой что-то не так. Что случилось?

– Подвернула ногу, – соврала она. – Ничего серьезного.

– Детка, – ласково сказал Зак, – я же врач, забыла? Я вижу, когда ты врешь мне.

Это была правда. В этом заключался один из минусов свиданий с доктором. Другой минус заключался в том, что в самых неожиданных местах к нему часто приставали знакомые, желавшие получить профессиональный совет. Буквально за пару недель до этого, когда они вместе обедали, к их столику подошла подруга шафера Зака и упросила его взглянуть на прыщ, который выскочил у нее на заднице и загноился.

Зак аккуратно убрал волосы со лба Дарси. Это проявление нежности чуть не заставило ее разрыдаться от досады.

– Прекрати, Зак! – воскликнула она. – Я же сказала, что больше так не могу!

Зак явно решил, что наступил момент, когда они достаточно напились, чтобы он мог начать нести всякую чушь о том, что они созданы друг для друга, а она согласно кивать.

– Я думал о тебе всю неделю, – прошептал он, обнимая Дарси. – Когда дела идут наперекосяк, я думаю о тебе. T? me alegras el d?a[4]4
  Каждый день благодаря тебе праздник (исп.).


[Закрыть]
.

Он иногда так поступал – переключался на испанский, когда считал, что это может помочь очаровать ее. Помогало это нечасто, не чаще, чем улыбка, но сегодня Дарси особенно устала. И была благодарна, что он обнимает ее, отчего бедро болело меньше.

– Прости, что врал тебе, – сказал он, нежно положив ладонь ей на затылок и пытаясь поцеловать. – Я хочу быть с тобой, cari?o[5]5
  Милая (исп.).


[Закрыть]
.

Когда его губы нашли ее, Дарси подумала:

«Но я не уверена, что хочу быть с тобой».

3

Тодд
Пятница, 22 сентября 1995 года

Сначала я убедил себя, что все началось из-за того, что девочки в пятом математическом классе были, как бы это сказать, математически озабочены. Проще выразиться так, чем признать, каким идиотом я стал – чувствительным и сбитым с толку. Как раз об этом нас предупреждали на курсах по преподаванию. Там даже был дурацкий модуль на эту тему под названием «Будь в курсе» или как-то так. Теперь же, вспоминая о нем, я думаю, что его лучше было бы назвать «Да проснись же ты, черт тебя подери!».

Хотя было лишь начало осени, садист в форме истопника, которого некоторые люди называли не иначе как школьным гробокопателем, почему-то решил раскочегарить древнюю отопительную систему Хэдли Холл до максимума, создав в школе особый микроклимат, которому позавидовали бы даже в Тихуане. Поэтому в тот день к длинному списку оправданий неадекватного поведения моих учеников можно было добавить тепловой удар. Но меня это не тревожит. Мой престарелый предшественник вылетел с работы за слишком большую любовь к творческим подходам, поэтому моей задачей было все исправить.

Я был этому рад. Я любил вызовы и чувствовал себя бодро. Я был готов помочь классу получить отличные аттестаты зрелости и доказать остальным учителям, что сердитый мужчина среднего возраста с любовью к цветастому трикотажу тоже может быть хорошим учителем.

Я прекрасно понимал, что мое предпочтение одеваться на работу, как на рок-концерт, заставляло моих сверстников морщить носы. У меня были длинные темные волосы, я редко брился и никогда не заправлял рубашку в штаны. Иногда я надевал под брюки (никаких джинсов) ковбойские сапоги, что вызывало определенный ажиотаж и разговоры. Я считал, что таким образом делал им одолжение, подбрасывал тему для сплетен. Если бы не я, они бы только и обсуждали, что падающую посещаемость репетиций хора в шестом классе и немецкую школьницу, приехавшую к нам по обмену и пойманную на торговле травкой в то время, когда она должна была играть в лапту.

Несмотря на мою тягу к тяжелому труду, я явно ленился. Слишком сосредоточился на одной теме. Занимался оценками учеников, но не их поведением.

Кто-то плакал. Я это понял, когда дописывал на доске систему уравнений. Сначала меня это немного напрягло. Мы как раз занимались по программе, которая должна была закончиться экзаменами на аттестат зрелости, поэтому этот урок был очень важен.

«Ну почему нельзя взять себя в руки и успокоиться?»

Я повернулся и поискал глазами источник звука. Он находился в конце класса, где сидели ведьмы. Так я их называл про себя. Я, конечно, не собирался рассказывать об этом, сидя в учительской с чашечкой кофе и булочкой с маком. За год работы в Хэдли Холл я понял, что можно критиковать дурное поведение учеников, их пирсинг или неиспользованный потенциал, но нельзя над ними смеяться. По всей видимости, это было табу – так же, как нельзя было упоминать месячные, гормоны или обсуждать ноги школьниц.



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6 7