Рахим Каримов.

Камила



скачать книгу бесплатно

– Э-э, оставьте ее, мама, не умоляйте. Пусть уходит. До каких пор она будет мучить нас? Не останавливайте. Пусть уходит туда, куда глаза глядят… Мама, поймите меня правильно. Ведь Камила тоже имеет право на счастливую жизнь, как мои остальные дети. Раз так, почему же она должна жить в нищете, хотя у нее есть живой, обеспеченный отец? По моей вине она целых восемнадцать лет прожила без родителей. Я хочу, чтобы Камила стала образованной девушкой, как мои младшие дети.

– Успокойся, сынок, успокойся. Хоть ты будь благоразумным. Я понимаю тебя. Сейчас многие бездетные семьи усыновляют детей из домов сирот. Воспитывают их, как родных. А Камила – твоя родная дочь, моя внучка. Отрекаться от нее и Богу не угодно. Но сейчас не время обсуждать это. Давай немного подождем, отложим этот разговор. Пусть твоя жена и дети немножко привыкнуть к этому. А привести ее сюда ты всегда успеешь.

– Но, мама, я и так опоздал. На целых восемнадцать лет опоздал! Не дай Бог, если со мной что-нибудь случиться, я никогда не смогу исполнить свой отцовский долг. Мне необходимо как можно быстрее подать руку помощи, спасти ее душу, ободрить, поддержать, тем самым завоевать ее любовь, симпатию. Хоть и частично, но все же выполню свои родительские обязанности.

Нет, мама, не останавливайте меня. Однажды я уже прислушался к вашему мнению. Но, простите меня, на этот раз я поступлю так, как мне подсказывает мое сердце.

– А как на это смотрит твой отец?

– Этот вопрос мы с отцом давно уже обсудили, еще в больнице. Он – не против. Наоборот, посоветовал мне быть достойным отцом и по отношению к Камиле…

Глава 7

Максуд приехал в кишлак вместе с родителями. Они хотят увезти Камилу…

Айбарчин-апа пригласила случайно нагрянувших гостей в дом, постелила якандоз – ватный тюфяк. Накрыла дастархан, принесла снятые на заре с молока свежие сливки.

За пиалой чая Васила-апа завела разговор:

– Барчиной, вы, наверное, не догадываетесь? Мы приехали забрать вас в город. Камилахон ведь моя внучка. Поэтому она должна жить с нами, если, конечно, вы не возражаете. Мы глубоко уважаем вас. Ведь именно вы поставили на ноги нашу внучку. Словом, вы для нее как родная мать… Если вы вместе не переедете к нам, обидимся.

Айбарчин-апа, сидя с гостями за одним дастарханом, могла подумать обо всем, но только не об этом. Предложение Василы-апы было для нее как снег на голову. Ибо прежде она никогда не размышляла на эту тему.

– А как смотрит на это наша внучка,– включился в разговор Мардон-ака, краешком глаз посмотрев на сына…

Камила суетилась во дворе, у очага, собиралась приготовить что-нибудь для гостей, пока старшие не позвали ее в комнату…

Когда Камила присела рядышком с Айбарчин-апой, Васила-апа, не спеша, продолжила начатый разговор:

– Камилахон, доченька, мы с вашей мамой уже посоветовались. Она дала согласие. Мы хотим забрать вас с собой. Как вы на это смотрите? Мы были бы только ради увезти вас обеих. Но, вот, Барчиной никак не соглашается…

– Доченька, теперь я ответственен за ваше будущее,– добавил Максуд серьезным тоном, глядя на Камилу. – Было бы великолепно, если вы обе жили у нас.

Вы, кажется, мечтали поступить на учебу? Я вас устрою в любой университет. Вы только скажите мне, куда хотите поступить. На кого хотите учиться? Если будете скучать по тете, можете приехать, как только захотите.

Камила буквально оказалась между двух огней. Ибо перед нею открывалось светлое будущее, счастливая, роскошная жизнь. В то же время в прошлом оставались тяжелая жизнь и самый близкий ей человек – дорогая ее тетя.

Айбарчин-апа, догадавшаяся, что Камила попала в затруднительное положение и колеблется, не зная, что и ответить, посоветовала дочке собирать свои вещи…

У Камилы не поднимались руки собирать пожитки… Пока она готовилась в дорогу, гости успели выйти на улицу, простившись с Айбарчин-апой. Камила все еще задерживалась. Пришлось Айбарчин-апе вернуться назад, чтобы позвать Камилу, плакавшую, сидя на айване, сжимая руками свой небольшой узелок… Увидев свою мать, девушка встала и, заплакав, бросилась в ее объятия. Так, плача, они и простились…

***

Машина сдвинулась с места. Она увозила в город нового члена большой городской семьи. Камила сидела в салоне. Ее глаза, полные слез, смотрели на Айбарчин-апу, чей облик постепенно отдалялся от них все дальше и дальше…

Васила-апа старалась успокоить внучку:

– Доченька, успокойтесь. Ваше расстройство угнетает мою душу, причиняет сердечную боль. Нас тоже тревожит одиночество Барчиной. Но, по ее словам, через несколько дней к ней переедут ваш двоюродный брат – внук вашей старшей тети – сестры вашей бабушки, с женой. Оказывается, у них есть даже ребенок…

Машина ехала по пыльной проселочной дороге. Уезжающие остановились возле старого сельского кладбища, посетили могилу Гуландом и прочитали там молитву…

Глава 8

Видимо, Камиле нелегко будет привыкнуть к роскошному дворцу, членам своей новой семьи. У нее кружится голова от изобилия. Порой чувствует себя попавшей в лабиринт: в доме так много комнат, в которых незнакомый человек может заблудиться. Ей выделили небольшую уютную комнатушку на втором этаже. Она быстро сдружилась с родными: Шахрухом, Гуландом, сошлась и с двоюродными братьями, сестрами. Лишь Дильфуза смотрела на нее исподлобья, все ещё хмурясь.

***

Камила в кишлаке никогда не сидела без дела, сложа руки. Может, поэтому она сильно тосковала. Ей так надоело с утра до вечера сидеть на диване, и смотреть видеофильмы или просматривать журналы. Из-за этого она то спускалась в столовую, чтобы помочь тете Шафоат, то выходила двор подметать, то прибиралась в комнатах. Иногда чистила окна, чтобы отвлечься. К несчастью, однажды Дильфуза застала её на кухне за мытьем посуды и серьёзно обругала. Она до сих пор не могла смириться с тем, что Камила все же живёт в семье Алимовых.

– Что ты делаешь на кухне? Соскучилась по прошлому? Тебя что, помои притягивают к себе? А, ты же низкого происхождения. Неужели ты тоскуешь по грязной работе? Ага, тебя не устраивает богатая жизнь?! Попроси своего отца. Пусть он привезёт сюда и твоего ишака. Будешь кататься верхом на осле по двору…

Глядя на искаженное гримасой гнева лицо разъяренной Дильфузы, Камила случайно уронила фарфоровое блюдо. Оно тут же разбилось вдребезги. Услышав шум, доносившийся из кухни, прибежала тётя Шафоат и начала собирать осколки посуды. Камила с тех пор не показывалась за общим столом – ни во время завтрака, ни за обедом, и ни за ужином. А кушала с прислугой. Камила и сегодня не выйдет завтракать…

***

Все сидели за большой хонтахтой – за столом на низких ножках. Лишь место девушки пустовало. Васила-апа, знавшая о произошедшей ссоре между Дильфузой и её внучкой, с презрением посмотрела на свою сноху и направилась в комнату Камилы. Несколько минут спустя она привела за руку внучку и усадила её рядышком. Несмотря на это, бедняга все же не смогла сидеть спокойно, непружденно… У нее тряслись руки. Она время от времени исподтишка посматривала на Дильфузу.

***

К счастью, отец ее пристроил в университет. Теперь она ни свет, ни заря уходит на учебу и возвращается поздно вечером. Подружилась с однокурсницами. Ведь с богатыми всякий готов подружиться…

Аббос часто приезжает к Алимовым. Он внимательно следит, наблюдает за здоровьем Максуда. Но после переезда Камилы в город, он все чаще и чаще стал приходить к ним в гости. Увидев Камилу здесь, он, наконец, поверил, что она действительно дочь Максуда. Словом, Аббос влюбился в Камилу с первого взгляда. Поэтому он по ночам горевал, страдал от любви к ней. И находил утешение в работе. С каждым днем его любовь разгоралась все сильнее и сильнее. "Может, мне пригласить ее куда-нибудь? А что скажет на это Максуд-ака?" – подумывал он…

***

Севара, уведомленная о том, что Камила и вправду ее племянница, приехала из Ташкента в Ош со своим мужем Акмальджоном и его братом Асрором.

– Чего только не происходит в этой жизни. Невероятно, девушка, которую только вчера вы сами сбили, оказывается вашей родной дочерью? Уму не постижимо, – с изумлением произнесла Севара, беседуя с братом на айване.

Асрор, убедившись в правдивости обстоятельств, тоже был вне себя от радости. "Теперь он может полюбить эту девушку. Может даже жениться на ней. К счастью, она оказалась человеком из его круга. Разве плохо иметь богатенькую, к тому же красивую женушку?".

***

…Кабылу на селе чего-то не хватало, не доставало, после переезда Камилы в Ош. Плохая молва, недобрые слухи о ней, исчезли сами по себе. Замолкли злые языки, как только стало известно, что Камила родная дочь какого-то богача. Некоторые клеветники даже стали завидовать ей. И у Кабыла открылись глаза, он почувствовал некоторое облегчение. Поверив словам некоторых подлых односельчан, он, было, чуть не лишился любимой…

Камила, переехав в город, заметно похорошела. Одежда, купленная отцом, была ей к лицу. Подружки, соседки с завистью посматривали на ее золотые украшения. Но Камилу эти драгоценности вовсе не интересовали. Ей нравились не дорогие, но подходящие ей вещи.

Однажды она возвращалась домой с занятий. В это время, откуда ни возьмись, ей навстречу вышел Кабыл. Он сначала не узнал девушку. Если бы с ним первой не поздоровалась Камила, он бы мог пройти мимо нее, не заметив.

– О-о, Камилахон, это действительно вы? Сколько лет, сколько зим… Вы очень изменились, однако…

– А сами? Какими судьбами здесь? Когда приехали из села? Случайно с моей матерью не виделись? По выходным дням я уезжаю в кишлак. Слава Аллаху, к нам переехал Бахром-ака со своей семьей. Увидев их у нас, немного успокоилась.

Но Кабыл не слушал ее. Он весь был погружен в большие и чересчур красивые глаза девушки. Пурпурные губы Камилы, которые приятно шептали, с ума сводили парня. Он был опьянен ими.

Глава 9

"Камила теперь не вчерашняя бедная деревенская девчушка. Она ныне член солидной семьи. Иронией судьбы она из простенькой девчонки превратилась в богатую «принцессу». Куда мне теперь до нее", – думал Кабыл.

– Кабыл-ака, о чем вы задумались? Я спрашиваю вас, каким образом вы оказались здесь? А вы молчите?

–Да, да, – ответил Кабыл, придя в себя, еле-еле освободившись из плена своих раздумий. – Я тоже поступил в университет…

– Правда? Поздравляю тогда… А где вы остановились?

– Где же еще? Конечно, в общежитии…

– Ах, как хорошо. Значит, мы теперь часто будем видеться с вами. Иногда я так скучаю, так скучаю по нашему кишлаку, вы это даже представить себе не можете…

– Не говорите, Камилахон. Я все еще не могу привыкнуть к городу, хотя уже целый месяц прошел, как я оказался здесь…

– Вот, мой номер телефона. Звоните в любое время. А сейчас, извините, мне пора домой. А куда вы направляетесь? В общежитие? Идемте вместе. Нам по пути.

Но односельчане не успели перешагнуть через порог университета, как им навстречу вышел Асрор:

– Камилахон, я приехал за вами. Максуд-ака попросил, чтобы я на обратном пути захватил вас…

– Хорошо, спасибо вам, Асрор-ака. Познакомьтесь друг с другом. Это – Кабыл-ака, мой односельчанин и школьный товарищ.

Парни поздоровались за руки. Через некоторое время они втроем сели в машину и отправились в путь.

* * *

Когда они приехали домой, на дворе уже темнело. Машина остановилась рядом с громадным дворцом. Глядя на него, у Кабыла чуть глаза не полезли на лоб.

Именно с этого момента в его душе поселилось чувство сомнения в том, что его мечта на счет любимой вряд ли осуществиться. А у его соперника – Асрора рождались совсем другие чувства. Его грудь наполнялась чувством уверенности…

Камила попрощалась с Кабылом, и вошла в дом… Смотря на теплые отношения Камилы с этим парнем, в сердце Асрора пробуждалась некая тревога. Он, пользуясь удобным моментом, решил "серьезно поговорить" с соперником в укромном месте. Завел свою машину, нажал на газ, и отправился в район студгородка.

Асрор остановился в безлюдном месте. Эта местность показалось Кабылу незнакомой. Он с удивлением осмотрелся по сторонам… Наконец, Асрор обратился к нему грубым тоном:

– Эй, парень, ты в каких отношениях с Камилой?

– Братан, прошу вас не "тыкать" мне. Мы еще с вами не успели толком познакомиться, а вы уже «тыкаете». Это не прилично с вашей стороны.

– Не учи меня, молокосос! На что надеешься? Ты хоть знаешь, чья она дочь? Ну, дружок, ты зря стараешься. У тебя руки коротки, чтобы тягаться со мной. Говорят же: "По одежке протягивай ножки",– сказал Асрор и ударил Кабыла кулаком в лицо.

Кабыл на какое-то время потерял равновесие и упал в арык. Асрор подбежал к Кабылу, поднял его за шиворот, и правым коленом ударил в живот. Когда парень согнулся, схватившись за живот, Асрор ударил его по шее, подставив при этом левое колено под челюсть.

У Кабыла кровь шла из носа. Несмотря на это он не спасовал, не уступил, не проявил слабость, а, наоборот, еще больше разозлился. Собрав всю силу в оба кулака, решил проучить подонка. Он был каратистом. Подняв наотмашь правую ногу, он сильно ударил своего соперника в правое ухо.

Асрор не заметил, как слетел на обочину. Он стонал от боли и собирался встать, когда Кабыл еще несколько раз нанес сильные удары ногой. Асрор был избит до крови.

В это время откуда-то примчалась милицейская машина. Милиционеры, схватив обоих, увезли в опорный пункт…

***

Когда зазвенел телефон, Максуд смотрел телевизор. Он, не спеша, поднял трубку. На другом конце провода был участковый инспектор, который попросил срочно послать в участок кого-нибудь из семьи Алимовых. Максуд в начале растерялся от неожиданности. Но не стал тревожить домашних, сообщив им о полученном известии. Просто незаметно сел на свою машину, и приехал в участок.

Войдя в небольшой кабинет, он увидел Асрора в крови, сидевшего в углу. А в противоположном сидел Кабыл, тоже с окровавленным лицом. Максуд, конечно, его не знал.

После затянувшегося допроса Максуд все-таки уговорил защитников правопорядка отпустить парней и забрал их с собой. Асрор приехал на своей машине. Кабыл долго не соглашался ехать с ними. Хотел из участка поехать прямо в общежитие. Но Максуд не отпустил его… Когда "забияки" вошли в дом с опухшими лицами, Камила со своей бабушкой – Василой-апой сидела на диване в прихожей. Девушка старалась вспомнить "нежданных гостей". Ей все казалось, что она с ними недавно где-то встречалась, и с удивлением смотрела на их избитые лица. Потом подошла поближе к ребятам. Она хотела спросить, что же все-таки случилось с ними. Но оба стояли, опустив головы вниз.

Глава 10

Камила словно окаменела, узнав Кабыла с Асрором. У одного были синяки под глазами, а у другого – разбито лицо.

– Что с вами случилось? Вы же полчаса назад уезжали вместе? С кем вы это успели подраться за это короткое время?

Парни все еще не могли поднять головы от земли, и не смели смотреть в глаза Камилы.

– Доченька, эти забияки между собой подрались,– пояснил Максуд. – Не знаю, чего не поделили между собой эти драчуны. Тем более, больше всего этого не ожидал от вас, Асрорбек. Его-то я не знаю. Может, он один из уличных бродяг.

– Дядя, пожалуйста, выбирайте выражения, – сказал Кабыл, глядя на Максуда исподлобья.

– Папа, пожалуйста, не отзывайтесь о нем плохо. Этот парень мой односельчанин. Его зовут Кабыл. Мы жили с ним в одной махалле,– сказала Камила, заступившись за своего школьного товарища.

– Ах, так? Почему ты раньше не сказала мне об этом,– произнес Максуд. Затем, подойдя поближе к Кабылу, протянул ему руку:

– Будем знакомы, сынок.

Асрор в это время сожалел о своем поступке. Ведь он хотел отдалять, разъединить Кабыла с Камилой. А вышло наоборот. Поближе познакомил его с ее отцом.

Чуть позже хозяин позвал одного из слуг, попросил проводить ребят в ванную и приготовить ужин для них.

***

После переезда родственников к Айбарчин-апе, безлюдный двор Садыка – арбакеша вновь стал в какой-то степени приобретать былой облик. Айбарчин-апа хлопочет, занимается домашними заботами, нянчится с ребенком. Но часто тоскует по дочери, хотя Камила приезжает каждую неделю. Сэкономив деньги, данные ей отцом на дорогу и на карманные расходы, она привозит в подарок то платок, то комбинашку, то тапочки, иногда и сладости. Приезжает в кишлак и уезжает из кишлака на отцовском белом «Лимузине». Каждый раз, кода она приезжает в село, и стар, и млад, выбегает на улицу, чтобы поглядеть на нее. Ее красивая прическа так идет ей. А искусно сделанный макияж еще раз подчеркивает ее естественную красоту. Если ее приталенная одежда словно повторяет ее стройный стан, то изящные туфли на высоких каблуках будто бы дублируют ее длинные, прекрасные ноги. Селяне, глядя на Камилу, превратившуюся в настоящую принцессу, не верили своим глазам.

***

Все собрались за ужином. За дастарханом сидят и Асрор с Кабылом. В хрустальную вазу, поставленную на хонтахту, положены душистые цветы. В дорогих, расписных блюдах были поданы разнообразные сладости, кондитерские изделия, салаты. О фруктах и напитках лучше не говорить. Кабыл впервые за свою жизнь сидел за дастарханом с таким обильным угощением. Может, от этого он чувствовал себя не в своей тарелке. От смущения пил только чай и ничего не ел.

Они с Асрором время от времени обменивались враждебными взглядами.

– Берите, сынок, угощайтесь. Ваша еда остывает, – говорила Васила-апа, обращаясь к Кабылу.

– Я кушаю, ем, спасибо за угощение,– отвечал Кабыл, с благодарностью прижимая руку к сердцу.

Кабылу за столом хотелось сквозь землю провалиться от стыда. Он изо всех сил старался прятать от окружающих свои покрасневшие от ударов глаза. Тем не менее, они при комнатном свете казались еще более покрасневшими. Встать и уйти было бы не прилично. Что же делать? К тому же время было позднее. Ему еще нужно добраться до общежития…

После ужина все перешли в комнату отдыха. На столе стоял большущий телевизор. Комната напоминала, скорее всего, большой зрительный зал.

Надевая свой костюм, Кабыл прощался с хозяевами. Он, было, собрался уйти. Но в это время по лестнице с узорчатыми перилами, спустился Максуд:

– Куда вы, паренек, в такой поздний час? – спросил он у Кабыла.

– Спасибо вам за гостеприимство, дядя. За прием и за угощения. Но, мне пора в общагу. Утром должен пойти на занятия.

– Вам что, жить надоело? Вас недостаточно разукрасили? Куда пойдете по такой темноте? В ночное время на улице бродят всякие. И жулье, и пьянчуги… К тому же до студенческого городка километров восемь-десять… Наверное, давно перестал ходить общественный транспорт…

Максуд позвал Шахруха и приказал ему:

– Помести гостя в своей комнате. Он сегодня переночует у нас. Если сейчас в таком виде выйдет на улицу, его точно заберет милиция. Видишь, какие у него синяки…

Глава 11

Шахрух помылся в ванной, побрился. Надушился ароматным дезодорантом. Намазал лицо благоухающим кремом после бритья, замазал волосы заграничным гелем.…В спальне из шкафа достал одежду и начал одеваться. Сегодня – суббота. Должен пойти на зияфат – пир, где собираются джуры – так называют друг друга участники традиционной вечеринки. Причесавшись перед зеркалом, вышел во двор. Отворив ворота гаража, сел за руль «Мерседеса», подаренного отцом в день его рождения…

Когда Шахрух приехал к приятелю, у которого друзья должны были собираться, было около полуночи. Молодые долго сидели за угощением. После полуночи женатые потихоньку начали разбегаться по домам. Остались одни холостяки.

Гостиная была наполнена сигаретным дымом. Ребята играли в карты, разделившись на несколько групп. Кто-то крепко спал в углу, уткнувшись головой в подушку. Шахрух же со своим близким другом Муталом завязал разговор о девушках:

– Шахрух, на прошлой неделе мы с тобой здорово «погуляли», правда? Помнишь, какие «клевые» девчонки были? А как звали твою? Фатима? Просто «обалденная», настоящая русалка, да? Хочется верить, что ты ее не «проглотил»…

– А твоя девушка была не хуже моей. Ее коротенькая юбчонка была выше ее бедер. Наверное, вы крепко-накрепко сплелись между собой. А сколько раз спаривались? Скажи, если не секрет?

– А ты не забыл, как мы с ними танцевали в баре «Мотеля», что по Араванской трассе, – оба хохотали, вспомнив вечеринку, где они гуляли во всю.

– Сегодня выйдем на «охоту»? – спросил Мутал у друга.

– А как же? – ответил Шахрух.

– Тогда удираем?

– Удираем…

***

«Мерседес» ехал по трассе. На обочине стояли длинноногие сексапильные девушки в обтянутых брюках и кофтах, с тугими, как спелое яблоко, щеками. Девчонки махали руками, чтобы остановить хозяев иномарок. Шахрух остановил машину у остановки, где пара стильно одетых девушек стояла в ожидании клиентов. Мутал, приоткрыв дверь машины, обратился к ним:

– Ну, как, сладкие, прокатимся?

– С удовольствием, милые. Девушки, не задумываясь ни на минуту, залезли в машину. Сначала договорились, – согласились на сто долларов…

***

Наступило долгожданное утро. Кабыл, проснувшись спозаранку, вышел на улицу и удрал, не оглядываясь назад. Приехав в общежитие, вошел в свою комнату, где, раздевшись, бросил тело на кровать. Черт! Теперь он несколько дней вынужден пропускать занятия. А как иначе? Синяки под глазами еще не прошли. Да, не хорошо получилось…

***

Рано утром Камила собралась в университет. В тот миг ей навстречу вышла Дильфуза:

– Камилахон, где вы зацепили вчерашнего парня?

Лицо Камилы побледнело от неожиданного вопроса мачехи.

– Говорят же: «Каждая птица летит в свое гнездо». Будьте поосторожнее. Не дай Бог, чтобы на вашу долю выпала участь вашей матери. Опомнитесь, пока не поздно…



скачать книгу бесплатно

страницы: 1 2 3 4 5 6